Нидейла Нэльте №1

Трудно быть наладчиком

Трудно быть наладчиком
Работа №109 Автор: Панченко Сергей Анатольевич

Нельзя взять и дать отсталой цивилизации в руки технологии, до которых она дорастет еще не скоро. Прогресс заключается не столько в технологиях, сколько в образе мышления. Были времена, когда всерьез считали, что цивилизация не хочет технологий, потому что у нее мягкий климат и еда растет на деревьях. Им, как бы и незачем их иметь, но вот образ мыслей они имеют довольно таки продвинутый и чем-то даже превосходящий технологически развитых цивилизаций, ибо созерцательны и ближе к естеству. Что получилось в итоге? Галактика горела несколько столетий в огне непрекращающихся звездных войн. Желание сорвать плод с дерева, не прилагая усилий, было настолько основополагающей особенностью дикарей, что им не приходило на ум вырастить его, только отобрать.

С тех пор, когда с огромным трудом удалось затушить пожар войны, умные головы решили, что будет лучше, если внедрять в отсталые цивилизации своих людей, которые будут тянуть их медленно, в течение нескольких столетий, к общему среднегалактическому уровню. От людей в качестве агентов вскоре пришлось отказаться, из-за почти стопроцентной гибели. На смену им пришли андроиды, великолепные роботы, с заложенными в электронные мозги планами развития народов. Идея дала результат. Андроиды имели массу органов чувств, которых не имели люди. Их нельзя было отравить, напасть внезапно, застать спящим, очаровать женщиной, и много еще чего нельзя было сделать с ними. «Неубиваемая» слава часто делала их богоподобными, и это тоже шло на пользу делу. Но, как и всякие сложные механизмы, у них случались сбои. И тогда в дело вступали наладчики.

Наладчики, помимо умения отремонтировать «консервную банку», должны были обладать несравненным умением актерской импровизации. В отличие от андроидов, их голову можно было сохранить, только заморозив в жидком азоте вместе с телом. Но в тех мирах, в которых приходилось работать и слыхом не слыхивали о таких диковинках. Так что приходилось идти на разные ухищрения, чтобы сохранить ее на плечах и отремонтировать заглючившего андроида.

— Торопыгин! — Меня аж передернуло, когда я услышал свою фамилию по громкой связи. Рюмка коньяка в этот момент была у моего носа, и я блаженно вдыхал его аромат, настраиваясь отлично провести вечер. — Торопыгин, на твоем участке ЧП. Пройди в диспетчерскую.

Меня снова передернуло. На этот раз от злости. Я хлопнул рюмку без всякого удовольствия.

— Лучше бы я заболел. — Ноги сделались ватными. Все мое естество протестовало против похода в диспетчерскую.

— Алексей, прости, что вытянул тебя из отдыхающей смены, но больше некого.

— Какая планета и какой участок? — Лишние слова только злили меня.

— «Ж» шесть, княжество маркосских рыцарей.

— Князь?

— Ну, а кто же еще?

— Там был священник наш?

— Нет, его же Семихлюдов поменял по гарантии.

— А где он? Что-то я его не видел уже недели две?

— Когда пытался вывезти тело сломанного андроида, во время погони, неловко свалился с лошади. Сейчас на реабилитации.

— Теперь прибавку получит.

— Мы сделали разбор полетов, у него все прошло идеально, кроме маленькой помарки в самом конце.

— Какой же? — Мне стало интересно.

— Он должен был сделать вид, что вывозит покойника из крепости, но поленился ставить гроб с телом и включил андроида, чтобы он сам залез. Ну, и... народ его не понял.

Мне стало смешно, когда я представил себе эту картину.

— Прибавки не будет. — Понял я.

— Нет. Теперь о твоем случае. Наш князь был на охоте, когда разразилась гроза. Так как в нем полно металла, то молния ударила в него. Никакие уровни защиты не смогли выдержать разряд.

— Он погиб? — Я поправился. — Он полностью вышел из строя?

— Лучше бы вышел. У него погорела память. В оперативе висит кусок кода, который заставляет его повторять одну фразу: «Ласточки низко, видать к дождю». И всё. Можешь себе представить?

— Блин. Я думал отделаться восстановлением системы, на крайний случай, загрузкой новой.

— Нет, работы будет много. Надо сделать полную диагностику и поменять все, что погорело.

— Проще привезти нового князя, чем восстановить пришибленного молнией.

— Тише, не кипятись. Лучше, оно конечно лучше, но тут такое дело, фирма... — Диспетчер заговорщически понизил голос, — просила не оглашать факта плохой защиты от поражения молнией, понимаешь?

— Я понимаю. То есть вы договорились, а исполнять мне?

— Алексей, никому другому я бы не доверил эту работу. От фирмы тебе придет шесть звезд, если все пройдет как надо.

«Звезды» это рейтинг от людей или организаций, вовлеченных в общую трудовую деятельность. Звезды давали возможность уйти раньше на пенсию и получать хорошую прибавку.

— Шесть? — Не поверил я.

— Шесть. Дело-то серьезное. — Диспетчер потянул носом в мою сторону. — Коньяк?

— Ты сам-то, не андроид часом? Готовь корабль.

Корабль выплюнул меня прямо в шикарную лужу в разбитой телегами колее. Я оглянулся по сторонам. Вроде, без свидетелей. С одной стороны, даже хорошо, что меня окатило грязью, буду натуральнее выглядеть, как человек прошедший сотни километров пешком. Впереди, в туманной утренней дымке маячил мрачный средневековый замок. Над серыми каменными стенами курились печные дымы. Под стенами, у маленьких избушек, колготился народ и домашние животные. Основная масса людей собралась у больших ворот, ожидая разрешения войти за стены крепости.

На мне была накидка, похожая на мешковину из конопляных или крапивных тканей. На самом деле, это была очень высокотехнологичная вещь, способная отразить любое средневековое оружие. Но самой ее главной особенностью, была способность пригнуть, развернуть или еще каким-нибудь образом, имитирующим мое собственное движение, уйти из-под удара. Крайне важно было долго сохранять у туземцев уверенность в том, что я один из них.

За спиной висел ранец на десять моментальных перемещений. Это средство крайнего использования. Например, на костре. Главное, чтобы не захотели сжечь голышом. Но снятие рюкзака с плеч автоматически запускало телепортацию. Ранец дарил мне спокойствие и уверенность.

Мои штаны грубого покроя поддерживал ремень-шлейф, выполненный под кожаную тесемку. На ногах были надеты настолько безобразные башмаки, что даже законченный пьянчужка побрезговал бы их стащить с моих ног. Особенностью обуви была способность проникать в вены стоп и прогревать кровь, в случае наступления переохлаждения, что с нашим братом в диких мирах случалось довольно часто.

В котомке лежала похожая на ломти черного хлеба аппаратура, для восстановления андроидов. Паяльник, похожий на куриную кость, роговая гребенка для вычесывания вшей и гнид, служившая антенной для получения информации от корабля и много чего еще, визуально относящегося к данной эпохе.

На меня не обратили ровно никакого внимания. Я встал в конце шумной очереди из крестьян с корзинами, бродяг и калек-побирушек. Тут же чьи-то ловкие руки полезли прощупать содержимое моей котомки. Для таких случаев у меня имелся встроенный в ухо зуммер, а в самой котомке лежал автоматический шип, содержащий жидкость, вызывающую ломоту суставов. Бродяга с тяжелым запахом перегара вякнул за моей спиной. Я и ухом не повел. Поделом жулику.

— Ты кто? — Безразлично спросил меня охранник.

Взять за проход в крепость с меня было нечего, поэтому я его особо не интересовал.

— Знахарь, травник, лечу сглазы, отливаю испуги...

— Заливаешь за воротник. — Закончил за меня фразу охранник. — Один медяк с тебя.

Я сделал вид, что копаюсь в котомке, дабы не вызвать подозрение в том, что обладаю запасом свежеотлитых и искусственно состаренных медяков в избытке. Наконец, я вынул его и грязными заскорузлыми пальцами подал охраннику. Тот не стал брать из моих рук, протянул раскрытый кожаный кошель. Я бросил в его бездонное нутро свой медяк, тот отозвался характерным звонким стуком металла о металл. Наиприятнейший звук для ушей любого человека, склонного к накоплению богатства.

— Иди уже. — Охранник взялся за мою накидку и зашвырнул за ворота.

— Добра вам и здоровья, хороший человек. — Поблагодарил я его подобострастно.

В этом замке я бывал впервые. Застройка его была типичной архитектурой того времени с незначительными нюансами, вызванными особенностями рельефа, вокруг которого возводились крепостные стены. В центре, как всегда, было шумно. Крестьяне сбывали товар, нередко живой, в виде кур, гусей и уток. На меня, слава богу, никто не обращал внимания. Мой бродяжий вид выглядел слишком нищенски. Я решил, что если у меня все пойдет, как надо, на обратном пути обязательно возьму десятка три яиц, и возможно, тушку гуся. Здешняя еда не шла ни в какое сравнение с той, что продавалась в «цивилизованных» магазинах галактики.

Пока мой путь лежал сквозь площадь, дважды воришки пытались проверить мою котомку, но всякий раз их ждал колющий сюрприз. Ворье не пугали даже свежие дымящиеся обгорелые трупы на столбах вокруг площади. Впрочем, на них никто не обращал внимания. Чья-то корова, лягнула меня, но накидка загасила удар. Хозяева кинулись извиняться, и сунули мне в руки крынку с молоком.

— Да вы что, разве она лягнула, так, прикоснулась немного. Бог с вами, добрые люди, не надо мне ничего. — Я вернул крынку, хотя моя душа протестовала. — Покажите мне лучше, как пройти к князю.

Хозяева скотины озадачились такой просьбой, слишком я не подходил к категории людей, которым князь дает аудиенцию, но после моего представления, направили в нужную сторону. Народ что-то слышал о немощи князя, но как и во все времена, дела государственные всегда были покрыты печатью секретности. Оказывается, хоромы князя начинались рядом, сразу за первым рядом домов после площади.

На каменной мостовой, у входа в княжеский дом, стояли несколько карет, разной степени богатства, от двуколок, запряженных мохнатыми кобылами, до дилижансов, запряженных ухоженными холеными двойками. Я обошел средневековую «пробку» и направился к двери, охраняемую цветасто одетым охранником. Модный покрой одежды его явно был не из этих мест.

— Чего надо? — Спросил охранник строго и многозначительно положил правую кисть на рукоять сабли.

— Знахарь я. Слыхал о том, что князь наш захворал после охоты, решил узнать, не требуется ли ему помощь. Не гоже пускать княжество на самотек. Оно ведь, как и болезнь, может навредить.

— Откуда ты? — Спросил он подозрительно.

— Из-под Дубнара, но живу в лесу, собираю травы, целительствую в тех краях.

— Имя?

С языка чуть не слетело: «Алексей Торопыгин».

— Аньен Грок. — Это было настоящее имя целителя из тех мест.

— Подожди. — Охранник исчез за дверью на несколько секунд. — Лицом к двери. — Приказал после того, как снова появился.

Он обыскал меня. Шип к тому времени я уже отключил. Не найдя ничего предосудительного, он открыл дверь и я вошел в темное помещение. В большом холле горели факелы. На стенах висели полотнища с гербами, а в каменных нишах скалились охотничьи трофеи хозяина дома. В неровном свете факелов их отражения зловеще двигались на стенах.

Меня взяла под руки незаметно вынырнувшая из тени работница дома.

— Ох, и не знаем, что думать? Наш князь очень плох и говорит и говорит одно и тоже. Никто не знает, как подступиться к нему и Господь не спешит прибрать. — Последнюю часть предложения она прошептала. За это можно было и головы лишиться. — Дай бог ему здоровья. — Громко произнесла она.

Думаю, что мой простецкий вид вызвал у нее доверие, или уверенность в том, что меня никто не станет слушать. Женщина открыла большую тяжелую дверь в мрачное помещение, наполненное удушливым ароматом всевозможных лекарств, примочек, отворотов и прочей бесполезной средневековой ерунды. С высокого ложа, окруженного толпой врачевателей, доносился здоровый мужской голос:

— Ласточки низко летают, видать к дождю! — Раз за разом, без всякого перерыва.

Домработница подошла к какому-то мужчине с большой бородой и в колпаке и указала на меня пальцем. Тот сразу направился в мою сторону.

— Чего умеешь? — Зло спросил он. Видать, нервы у него были на пределе. Лечить андроида примочками, что могло быть бесполезнее.

— Лечить. — Простодушно ответил я. — Только атмосфера у вас тут тяжелая и не способствует излечению молнянки.

— Ты это, вообще радуйся, что тебя запустили. Что за молнянка?

— А вы что, не слышали? Молнянка, это когда мозги пригорают от удара молнией. — Я заранее придумал название и историю болезни. — Вот и заклинивает человека на одном месте. Может бессмыслицу повторять, а если дрова рубил, то так и будет топором махать, пока не вылечится, или не умрет от изнеможения.

— Не слышал ни разу. — Мужчина в колпаке подозрительно на меня посмотрел. — Чем лечить будешь?

— Во-первых, мне надо остаться наедине с больным и прежде проветрить помещение. Здесь и здоровому дышать нечем. Во-вторых, больному молнянкой нужно произвести заземление через палец ноги. Молния еще в нем и она не дает ему оклематься. — Шлейф подключался через большой палец правой ноги. — В третьих, может понадобиться вскрытие, если первоначальные манипуляции не помогут.

— Кто?

— Манипуляции. — Я понял, что мой бродяжий вид шел вразрез с заумными словечками.

— И даже не думай, знахарь, вскрывать тело князя никто не разрешит тебе. Никто, кроме Господа не имеет право знать, что внутри нашего князя, ибо он между нами и богом поставлен. Ослушаешься, вон, на площади тебе быстро новый столб поставят.

Теперь я понял, откуда там было столько свежезажаренных трупов.

— В таком случае, могу ли я попросить вас покинуть помещение для проведения лечебных процедур?

— Я тут главный врачеватель, назначенный князем, и я решаю, кому и как лечить. Ты не слишком-то смахиваешь на целителя, чтобы я осмелился оставить тебя наедине с князем. Тебя обыскали? — Он смотрел на меня надменно, хотя в его положении надо было цепляться за любую возможность поставить босса на ноги. В их-то времена одними увольнениями не ограничивались.

— Обыскали, а как же. Да и что у меня можно найти? В лесу живу, зайцы, белки, вороны мой народ. Можете сами обыскать?

— Фу, не стоит. — Губы главного лекаря брезгливо скривило вместе с бородой. — Я останусь и посмотрю, что за лечение ты хочешь использовать. И если мне покажется, что ты очередной жулик, прикидывающийся знахарем, чтобы наскрести себе еще на один обед, то знай, что тебя ждет очищающее пламя справедливости.

— Можете не беспокоиться, господин главный лекарь. Я подниму князя на ноги. — Понизил голос до шепота. — И вы можете полностью взять эту славу себе.

Суровый взгляд лекаря отмяк, но подозрительность в нем осталась. Еще бы, интриги в таких кругах никто не отменял, и только осторожные могли дожить до старости. Но и это было уже хорошо. Лекарь был тщеславным, как и все окружение князя.

— Я прошу вас покинуть помещение. — Главный лекарь настойчиво подвинул в сторону выхода кучку целителей.

Седовласые бородатые работники псевдомедицины косились на меня. В их взглядах можно было прочитать удивление, презрение и насмешку. Я одарил их тем же взглядом, а мои губы беззвучно произнесли понятное им ругательство.

Главный лекарь стоял рядом и внимательно наблюдал за мной. Все, что мне нужно было сделать, это свинтить кончик большого пальца и вставить в него шлейф, соединенный с диагностическим аппаратом. Как вы думаете, мог я сделать это под таким тщательным наблюдением? Разумеется, нет. Лекарь решил бы, что меня пора сжигать и мне пришлось бы давать деру, не выполнив работу. И прощайте шесть звезд и надежда уйти на пенсию пораньше. Это если бы мне удалось убежать. При всех технологиях защиты, смертельные случаи среди наладчиков иногда случались.

Лекаря надо было отключить, и я не придумал ничего лучше, чем ткнуть в него шприцем с обезболивающим наркотиком. Он захотел возмутиться, но вещество быстро достигло мозга. Лекарь отмяк, и стал похож на морского котика с влажными добрыми глазами. Он сел на стул и уставился в одну точку. Теперь надо было успеть все сделать до того, как он придет в себя.

Информация побежала по проводам. На экране показались коды ошибок и повреждений. Я знал их наизусть и проговаривал про себя понятным языком названия поврежденных модулей. Не так страшна была проблема, как я думал. Повреждена несущественная периферия и код операционной системы. Я решил начать с восстановления «оси» и запустил процесс. Это было не быстро, потому что, первоначально требовалось восстановить память, а затем интегрировать ее в новую «операционку». Кому был нужен князь, с памятью, как у новорожденного?

Пока происходило восстановление, я вскрыл грудную клетку, чтобы добраться до блоков, симулирующих человеческие органы чувств. Блок кожных рецепторов и обоняния выглядели сгоревшими. Я вынул их и понюхал. Точно, от них несло едким дымом. Внутри моей хлебной краюхи таких блоков было достаточно на несколько андроидов.

Главный лекарь зашевелился и начал пускать ртом пузыри.

— И как же ты получил эту должность, дитятя?

Мой вопрос остался без ответа. Я вынул нужные блоки, сдул с них хлебные крошки и вставил в тело андроида-князя. Неожиданно, под дверью раздался подозрительный шум. Я едва успел накинуть на князя одеяло, как жуткий удар отворил двери, жестко хлобыстнув их о косяки.

— Колдун! — Вскрикнул человек религиозной наружности, в черной рясе и направил палец с большим перстнем в мою сторону.

Двое мощных военных, со звериными лицами, вооруженные алебардами кинулись на меня. Бежать или драться? Целую секунду я не мог выбрать из двух вариантов, но выбрал в итоге второй. Работу надо было доделать. Все-таки поощрение было стоящим риска. Военный выпустил в мою сторону алебарду. Он целил в голову. Накидка выполнила свою работу как надо, отвернула мою голову. Поэтому удар пришелся не в лицо, а в ухо. Часть удара накидка погасила, но мне все равно показалось, что я упал на голову с третьего этажа.

В моем арсенале не было летальных средств. Гуманизм и человеколюбие царили в развитой части галактики. Я упал на пол от удара, но смог добраться до котомки и вынуть из нее светошумовой генератор. Бухнуло и вспыхнуло для всех, кроме меня. Накидка автоматически активировала глушитель. Военные замерли с полоумными лицами. Священник религиозного культа сидел на заднице и глупо лупился в никуда. Правда, я и сам чувствовал себя не намного лучше. Удар алебардой здорово оглушил меня. В ушах свистело, и на лицо были признаки сотрясения мозга.

— Шесть звезд. — Произнес я вслух. — Семь!

Штаны больше не держались на мне из-за вынутого из них шлейфа. В пылу схватки я не заметил, как они сползли до колен. Первый же мой рывок в сторону князя завершился феерическим падением со всего размаха. Пришлось оперативно скрутить штаны на поясе в узелок.

Я откинул одеяло и взял в руки прибор, заливающий в тело князя операционную систему. «Сорок пять процентов. До окончания процесса четырнадцать минут». О, боже, за четырнадцать минут я смогу пролететь расстояние в десятки световых лет. Сейчас на шум сбежится вся округа.

Так и случилось, в дверях показалось лицо домработницы. Из-за сотрясения что ли, но мне показалось ее лицо не сильно удивленным. Может быть, она пережила уже не первый случай ремонта своего начальника?

— Какого дьявола ты впустила их? — Спросил я ее грозно.

Она ничего не ответила, просто исчезла.

— Князь одержим дьяволом. — Как контуженный произнес священник.

Хотя он и так был контужен. Несмотря на свое состояние, в голове сложился некоторый пазл. Святые отцы решили свергнуть князя, пользуясь его состоянием, и мое появление могло сломать их планы. Кто-то вовремя стуканул о человеке, способном вылечить князя и это заставило святых отцов поторопиться. Во всей этой картине, неясна была роль нашего священника-андроида, как так получилось, что у него под боком случился заговор. Видать, коллега мой не только с ходячим трупом накосячил. Я подошел к священнику и грубо стянул с его пальца перстень.

— Это за то, что ты напал на меня. — Камешек можно было хорошо сдать, не декларируя в доходах.

На улице раздался шум и звон железа. Я выглянул в окно и увидел, как толпа военных с алебардами сцепилась с пестрой охраной князя, вооруженной саблями.

— Мое дело восстановить. — Успокоил я сам себя. — Дворцовые перевороты меня не касаются.

«Семьдесят процентов и девять минут до окончания процесса»

Толпа тяжеловооруженных военных давила попугайскую охрану князя. Главный лекарь начал делать попытки прочистить себе мозги. Вертел головой и фыркал, как индюк. Наверняка, прошлая реинкарнация давала о себе знать. Он и в этой жизни был таким же индюком. Я снова оглушил и ослепил всех, кто был в комнате князя. Священник опал и уронил голову на массу подбородков. Военные беспомощно замахали конечностями, как жуки, перевернутые на спину.

Звон оружия слышался уже под окнами. Шум, гам, крики, ругательства и предсмертные хрипы доносились с улицы, а время будто встало.

— Ласточки низко летают, видать к дождю. — Твердил безумный князь.

И ведь никому в голову не приходило, что лежит он здесь уже который день и ни разу не сходил под себя. Я решил, что этот момент надо обязательно занести в отчет. Модуль симуляции жизненных процессов надо обязательно дублировать отдельным блоком, чтобы заглючивший князь опорожнялся регулярно, несмотря на состояние операционной системы.

Полоса загрузки дразнила меня своей медлительностью. «Восемьдесят два процента» за целую вечность времени. Еще пару минут и в комнате окажется полно тяжелой пехоты, науськанной священнослужителями. Вместо них в проеме появилась домработница. «Вот ведь бесстрашная тетка» — Подумал я про нее. — «Ее и саму в горячке могут на столб подвесить, бежала бы уже, куда подальше».

Страха в ее лице не было и в помине. Мне даже показалось, что она на меня как-то хищно смотрит. Через мгновение мне перестало казаться. Она надвигалась на меня, не сводя глаз, как одержимая дьяволом. В ее глазах мелькнул красный отсвет, когда она прошла через тень. Женщина наступила на голову военному и мне показалось, что у того хрустнули позвонки. Домработница как будто и не заметила этого.

— Отключить загрузку. — Произнесла она и наклонилась к ногам «больного».

— Ты кто такая? — Это был настоящий сюрприз, домработница-андроид.

Зачем она здесь? Разве мы начали программу по внедрению домработниц?

— Кто тебя сюда прислал? Кто твой наладчик?

Она не откликнулась, хотя по кодексу поведения обязана была это сделать. Андроиды всегда должны были общаться с наладчиками, так как это входило в сервисную программу. Она не могла этого не знать, потому что видела, что я провожу загрузку «оси» в князя. Тут до меня дошло, что шесть звезд мне обещали не только за восстановление князя, начальство что-то знало о нестандартной ситуации. Сдается мне, это была самая настоящая конкурентная война, на битву в которой я не записывался.

— А ну пошла вон! — Крикнул я и бросился к домработнице.

Я налетел на нее со всего маха, и столкнул в сторону.

— Я наладчик, и ты обязана подчиняться мне. — Крикнул я ей в ухо.

Правой рукой я пытался нашарить кнопку под ее щиколоткой, ответственную за принудительную перезагрузку системы. Меня, как маленького котенка подняли за одежду и швырнули в сторону.

— В наладчиках не значишься. — Ответила липовая домработница.

— Два, семнадцать, сорок пять, ноль, три! — Выкрикнул я пароль для входа любого андроида в сервисный режим.

Ноль внимания. Свои коды на чужих андроидов не действовали. Домработница потянулась к пальцу князя. Я ничего не мог поделать. Я никак не успевал.

Пучок стеклянных брызг вылетел из окна в сторону домработницы. Глухой удар и наконечник стрелы вылезл из виска домработницы. Фигура замерла. Это включилась диагностика. Я кинулся к прибору, перекачивающему в князя живительный код. «Девяносто семь», и одна минута до окончания.

Домработница ожила, сломала стрелу у острия и вынула ее из головы. Примяла пальцами раны на имитации человеческой кожи.

— Тебя вычислят. — Произнес я спокойно. — Стрелок видел, как стрела пробила тебе голову. Этого не скроешь.

«Женщина» посмотрела на меня. Левый глаз ее без остановки моргал. Стрела задела что-то важное.

— А еще я могу добавить в отчет факт о недобросовестной конкуренции. А могу и не добавить. Соединись со своими.

— Ласточки низко летают... — Князь наконец-то заткнулся и ушел в перезагрузку.

Домработница вынула из кармана тряпицу, махнула ею резко и та сразу превратилась в плотный материал направленной антенны. Подняла ее вверх, в направлении пролетающего по орбите спутника.

— Алексей, вам предлагают поменять место работы. У нас для вас есть специальные условия. — Произнесла андроид милым голосом. — Десять звезд, два отпуска в год и такси. За счет фирмы.

Князь поднялся и сел, хлопая глазами, как настоящий. Сказать, что предложение было шикарным, ничего не сказать. Я о таком и не мечтал никогда. Десять звезд, это все равно, что быть в штате у президента, да еще и два отпуска в год. Конечно, за такие условия могут сослать наладчиком и на негуманоидные планеты, но я не из тех, кто станет бояться до того, как поймет опасность.

— Чего ты сразу молчала? Чего нам делать с этим? Два, семнадцать, сорок пять, ноль, три! — Князь перестал моргать. — Передай начальству, что я увольняюсь. За трудовой книжкой заеду позже.

В коридоре раздался грохот тяжелых сапог. Моя семья думает, что я работаю космическим дальнобойщиком, потому что правда о моей работе шокировала бы их. Как объяснить жене, за что дальнобойщикам могут дать десять звезд я еще не придумал. Домработница вывела меня черным ходом из дома князя. Мне оставалось покинуть стены замка, не привлекая внимания, и идти к точке телепортации.

— Эй, да это же тот колдун! — Раздался возглас за моей спиной.

Тут же в спину ударило что-то тяжелое. Это было только начало рабочего дня на новую компанию, и когда и чем он закончится, я не знал. Сам виноват, меня предупреждали, как трудно быть наладчиком.

0
586
19:53
+1
Хах!) А ничего так, легко, позитивно, с юмором. Сисадмины правят миром)) Или мирами)
11:20
Я не понимаю, зачем писать такой яркий фанфик на «Трудно быть богом»? Это просто нелепица.
12:15
+1
Написано чертовски здорово. Но это и правда фанфик.
Я не в курсе — фанфики здесь канают?
Автор несомненно обладает умением красиво писать.
Оценивать работку с точки зрения конкурса я не могу, потому что не знаю положения насчет фанфиков. А с другой стороны рассказ полностью соответствует всем законам жанра.
И финал довольно интересный.
Сюжет построен просто, но это не уменьшает интерес и желание прочитать.
Мне понравилось.
14:26
-1
что цивилизация не хочет технологий, потому что у нее мягкий климат у цивилизации климат?
еда растет на деревьях. Им, как бы и незачем их иметь, но вот образ мыслей они имеют довольно таки продвинутый кому «Им»? деревьям? «они» это кто?
чем-то даже превосходящий технологически развитыхУ цивилизацийИ
в течение нескольких столетий, к общему среднегалактическому уровню. может, тысячелетий?
очаровать женщиной, а мужчиной?
сколько же канцеляризмов и до чего неповоротливый язык у автора
изучить передачу прямой речи
Но самой ее главной особенностью, была способность пригнуть, развернуть или еще каким-нибудь образом, имитирующим мое собственное движение, уйти из-под удара. Крайне важно было долго сохранять у туземцев уверенность в том, что я один из них. точно, без пригибающей накидки трудно сойти за своего
Особенностью обуви была способность проникать в вены стоп обувь, проникающая в вены стоп… ботинки-вампиры!!!
Я решил, что если у меня все пойдет, как надо, на обратном пути обязательно возьму десятка три яиц, и возможно, тушку гуся. Здешняя еда не шла ни в какое сравнение с той, что продавалась в «цивилизованных» магазинах галактики. угу, не видел автор больных птиц
Хозяева кинулись извиняться, и сунули мне в руки крынку с молоком. скорее бы вломили, чтобы к корове не лез
но как и во все времена, дела государственные всегда тавтология
до дилижансов, запряженных ухоженными холеными двойками дилижансам там явно не место
положил правую кисть на рукоять сабли. угу, левой рукой отрубленную правую кисть
Не гоже пускать княжество на самотек. Оно ведь, как и болезнь, может навредить. княжество может навредить?
Военный выпустил в мою сторону алебарду. Он целил в голову. швырнул что ли? или открыл дверь для гуляющей алебарды
попытка глупого юмора? до чего уже бесит эта т.н. «юмористическая фантастика»
19:35
+1
Ну, Вы уж тут самого себя переплюнули)))
в чем же?
19:37
Например: "… дилижансам там явно не место" — почему, это же другой мир, не обязательно, что Земля.
Ну много таких перегибов…
19:43
-1
тогда это не дилижанс
перегибы? а писать типа юмористическую ху чушь поделку — это не перегибы?
20:54
+1
Возможно Вы слишком сердитый)))
не спорю, так, таки, и есть
19:34
+2
Множество недочетиков, недочетов и недочетищей не повлияли на чудовищный ржач, вызванный прочтением этого рассказика. Тут пытались сравнить его с «Трудно быть богом»? Это профанация, как если бы сравнивать фельетон Зощенко с эпопеей Толстого! Но тем не менее, автору жирный +
21:44
+1
Отличный рассказ, поднял настроение. Много разных недочетов в тексте, но читается легко. Хороший юмор, пародия на «Трудно быть богом». Не шедевр, но хорошее легенькое чтиво.
Автору от меня также плюс. Спасибо за рассказ!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1