Нидейла Нэльте №1

Дети леса

Дети леса
Работа №119 Автор: Дмитрий Дин

Мы не успели.

Хлопнула старая, едва державшаяся на петлях дверь, и мы оказались под крышей. Но было уже поздно. За окном стеной лил дождь. Как будто не мог он начаться на каких-нибудь полчаса позже? Тогда бы мы добрались до лесного домика вовремя. Но нет, вопреки всему, кристально чистое небо в считанные минуты потемнело, и на нас обрушились просто тонны воды. Я даже не знал, что так бывает.

И теперь мы сидели в глуши, на полу в пустом доме насквозь мокрые. Я чувствовал, как всё моё тело мелко трясётся от холода, и ничего не мог с этим поделать. Лин сидела, поджав колени к груди, рядом со мной и стучала зубами. Казалось, что этот звук слышно на всю округу. Ну, может, хоть зверей распугает. Хотя про хищников в этих лесах уже лет двадцать не было слышно. Собственно, почему мы и выбрались в нашу вылазку именно сюда. И еще, потому что тут есть заброшенный охотничий домик, неплохое место для ночёвки. Если бы не он, нам бы пришлось совсем туго.

Хотя и сейчас не скажешь, что всё здорово.

Зато как всё красиво выглядело на бумаге. Ну, в смысле, когда мы всё задумали. Лесная прогулка, пикник на берегу реки, ночёвка в лесном домике. И все выходные больше никого кроме нас. Никаких звонков по работе, срочных и неотложных дел, внезапно нагрянувших друзей и родственников. Только мы вдвоём. Для Лин это было просто очередным приключением. Для меня же… хорошая возможность провести время с ней.

И всё шло просто отлично, пока этому чёртовому дождю не приспичило залить всё вокруг.

- Ч-ч-что ты д-делаешь? – Пробивающийся сквозь стук зубов оклик настиг меня уже почти у противоположной стены, где валялись наши рюкзаки.

- Попробую поискать что-нибудь полезное. Заодно согреюсь хоть немного. – Я старался добавить уверенности в свой голос, но получалось, прямо скажем, плохо.

Наши дешёвые туристические рюкзаки не были приспособлены к условиям затопления. Наверняка они сопротивлялись сколько могли, но в итоге проиграли в неравном бою, о чём свидетельствовала немаленькая такая лужа натёкшей с них воды. Запасные вещи, еда, спички – всё наверняка промокло. Но просто сидеть и ничего не делать было выше моих сил.

- Н-ну как? – Снова подала голос Лин, когда я начал разбрасывать вокруг себя содержимое рюкзака.

Одежда. Насквозь сырая. Если постараться, можно выжать из неё пару стаканов воды. Надо бы её развесить посушиться, но попросту не на чем. В доме нет даже лавок. Можно было бы наломать веток и соорудить что-то вроде сушилки для белья, но для этого надо выйти на улицу под ливень. Даже думать не хочется. И я бросаю вещи прямо на пол.

Хлеб размок и превратился в разбухшее месиво. Крупа, из которой мы вечером собирались приготовить ужин, тоже нахватала воды. В принципе не так страшно, если не считать того, у нас теперь нет огня, чтобы её приготовить.

- Есть кое-что! – И с торжествующим видом я достал из рюкзака банку тушёнки.

Вот ей уж точно нипочём никакой ливень, не то, что нам. Ещё одна такая же должна быть в рюкзаке Лин. Итого, две банки на двоих. Не густо, но с голоду не помрём. И уж точно нам не грозит жажда.

В отличие от холода.

За окном становилось всё темнее, а ночи, несмотря на лето, довольно прохладные. Спальные мешки лежат в куче других мокрых тряпок и толку от них нет.

- Может п-п-пойдём д-домой? – Кажется, стук зубов стал чуть громче.

Я лишь сокрушённо помотал головой.

- Мы добирались сюда целый день. – Видя, как Лин собирается мне возразить, быстро поправился. – Ну, хорошо, с учётом нашей остановки на реке, полдня. Но это ничего не меняет. Уже почти стемнело. Ночью в лесу мы точно заблудимся. А ещё этот дождь…

С каждой секундой становилось только темнее. Из-за стены дождя практически не было света. Да и ближайшие к дому деревья было видно уже с трудом. Через полчаса будет вообще полная тьма.

Покопавшись ещё немного в рюкзаке, я вытащил из него «светляка». Небольшой химический светильник. Полностью непромокаемый, независящий от батареек и пожаробезопасный. А также одноразовый и совершенно не дающий тепла. Таскал его с собой, как водится, «на всякий случай», вот, кажется, и пригодился. Сжав его в руке до лёгкого хруста, сломал внутреннюю перегородку и запустил реакцию. «Светляк» начал тускло светиться. Аккуратно положил его на пол в паре шагов от Лин, и сам сел рядом с ней.

Слабый свет частично освещал её лицо, делая его ещё более загадочным. И печальным.

- Прости, но нам придётся дождаться утра. Надеюсь, к тому времени дождь закончится.

Как бы я ни старался, утешить подругу мне было особо нечем.

Попробую хотя бы отвлечь её разговорами.

- К тому же, разве это не самое настоящее приключение, совсем как ты хотела?

Лин посмотрела на меня, всем своим видом говоря, что именно она думает о подобных приключениях. Там были только матерные слова и предлоги.

Разговор как-то сам собой заглох.

Ещё минут пять или около того мы сидели в тишине, разбавляемой только шумом дождя на улице и непрекращающимся стуком зубов Лин. Холод тем временем пробирался всё глубже и глубже в тело, явно намереваясь прочно там обосноваться.

Одним быстрым движением – надеюсь, никто не понял, каких усилий мне это стоило – я встал в полный рост.

Девушка лишь вопросительно посмотрела на меня снизу вверх.

- Нельзя сидеть просто так, иначе совсем замёрзнем. Надо как-то согреться.

- Инт-т-тересно к-как же? Огня у нас нет, тёплой одежды тоже. Даже сухой одежды нет…

Одежда, ну, конечно же. Мокрая футболка противно прилипала к телу, вытягивая последние крохи тепла.

Я попытался стянуть её с себя. Это, оказалось, не так и просто. Выглядело довольно неуклюже.

- Ч-что ты д-делаешь?

- Надо избавиться от мокрой одежды. Хорошо бы её хоть немного высушить.

Легко сказать, конечно. Вот только как? Следующие несколько минут мы пытались развесить мокрые вещи на стенах, цепляя их за всевозможные выступы, щели и неровности. Худо-бедно то, что было надето на нас, перекочевало на импровизированные сушилки.

Лин осталась в одном белье и майке. Она стояла передо мной и мелко тряслась всем телом.

«Ей же намного холоднее, чем мне».

Она стройная, даже скорее худенькая девушка. Я же… ну, скажем так, карьера фитнес-модели мне пока не грозит.

Она собиралась снова сесть обратно на пол, но я легонько придержал её за руку.

- Погоди. Я порастираю тебя. – И отвечая на невысказанный вопрос. – Это должно помочь согреться.

Должно быть, у неё не осталось сил спорить. Не припомню случая, чтобы раньше Лин так быстро соглашалась со мной. Или просто поняла, что я прав, и других вариантов всё равно нет.

Я встал за спиной подруги и аккуратно положил руки на её плечи. Лин едва заметно вздрогнула, на этот раз уже не от холода. Стараясь не думать ни о чём, кроме того как согреться, провёл ладонями по плечам. Они были холодными и липкими на ощупь. Двигая руками вверх и вниз, я старался согреть Лин, и через некоторое время мои усилия увенчались успехом. В местах, которых я касался, кожа постепенно становилась более сухой и тёплой. Решив, что здесь дела обстоят уже более-менее, мои руки двинулись дальше. Шея и неприкрытая майкой верхняя часть спины сдались относительно быстро, и холод немного отступил.

Немного осмелев от успехов, я медленно потянул низ майки, намереваясь задрать её до уровня лопаток, чтобы приоткрыть спину, но Лин, как обычно, сделала всё по-своему. Скрестив руки, она взялась за майку и стянула её через голову. Мокрый шлепок раздался где-то у наших ног. Замерев на секунду, Лин расстегнула лифчик, и он тоже отправился на пол.

Я громко сглотнул.

Казалось, что руки сами по себе, без моего участия продолжили движение по её телу, пытаясь согреть каждый миллиметр кожи. Спина, бока, живот – мои ладони пустились в безумно увлекательное путешествие, аккуратно обходя «опасные зоны», но украдкой подбираясь к ним всё ближе с каждым новым заходом. Рука скользнула по груди сначала мимоходом и осторожно замерла в районе живота. Но нет, никто по ней не собирался бить, не разразился гневными криками. Убедившись, что опасности нет, теперь уже обе ладони устремились к идеальным полушариям. Не очень большим, но упругим и таким приятным на ощупь. Вдоволь погладив, помяв их, и решив, что достаточно их согрели, руки сами собой опустились вниз. Соскользнув с боков, большими пальцами зацепили трусики и продолжили движение вниз по бёдрам, голеням…

Лин стояла прямо передо мной. Совершенно голая, но при этом больше не дрожащая от холода. Каждый изгиб её тела был прекрасен, притягивал взгляд и тянул его в бесконечное путешествие по родинкам, впадинкам и прочим укромным местам.

Я положил ладони ей на бёдра, ожидая реакции, но девушка словно зависла. Мы стояли, замерев, долгих несколько секунд, как вдруг она неожиданно присела, что-то подняла с пола и бросила в сторону.

Мокрая майка закрыла «светляка» почти полностью лишив нас света. Лин повернулась ко мне, и наши лица оказались на расстоянии всего пары сантиметров. Было очень темно, но я видел её глаза.

В них можно было утонуть.

И я утонул…

***

Солнце светило мне прямо в лицо, и, пробиваясь сквозь закрытые веки, обжигало глаза. Никаких сил терпеть это далее не было, поэтому пришлось всё-таки просыпаться. Только попытавшись встать, я понял, что всё тело ломит, как будто меня засунули в гигантский промышленный пресс. Ночь на деревянном полу, пускай и удалось поспать всего несколько жалких часов, давала о себе знать. Жесть. Лин теперь целую вечность будет припоминать мне этот наш «поход».

- Лин?

Её не было. Ни рядом со мной на этих «уютных» досках, ни вообще в доме.

Корчась от боли, я кое-как натянул штаны и, слегка прихрамывая на затёкшую ногу, выбрался на улицу. Тут совершенно ничего не напоминало о ночном стихийном бедствии. Я ожидал увидеть болото вокруг дома, но вся вода ушла. То ли впиталась в землю, то ли испарилась, что немудрено на таком-то солнце, но итог один – даже луж не осталось.

- Лин?! – Я выкрикнул её имя и прислушался.

Тишина. Точнее, не совсем тишина. Щебетание птиц, шум деревьев, тихое эхо моего окрика, но ничего больше. Куда же ты подевалась?

Перебирая босыми ногами по траве, я не торопясь обошёл дом. Он оказался меньше, чем я думал. Совсем крохотный, если уж совсем начистоту. Сам я раньше здесь никогда не бывал, а вчера было, откровенно говоря, некогда рассматривать, что к чему.

- Лин! Где ты?

- Эй, парень! Чего ты тут разорался?

Я аж подпрыгнул. На крыльце нашего убежища сидел неожиданный гость. Как будто специально ждал, чтобы эффектно появиться и напугать меня до чёртиков.

- Подружка что ли сбежала? – Он усмехнулся и окинул меня взглядом с ног до головы. – Чего молчишь? Или язык проглотил.

Вот же самодовольный урод. Точнее, как раз уродом он точно не был. Девчонки, скорее всего, находили его красавчиком. Высокий, с идеальной причёской и без единого прыщика на лице. Наверняка ещё и играет в футбольной команде. Почему-то они все обязательно играют в футбол. Типичный засранец. И без остановки крутил в руках зажигалку.

- Нет, она просто вышла прогуляться.

По сравнению с ним я казался мямлей. Так и было. Я пребывал в полной растерянности. «Футболист» свалился как снег на голову. И куда, чёрт возьми, подевалась моя подруга?

- Я, кстати, Мик.

Одним движением он поднялся и оказался прямо передо мной. Точно футболист. За его широченными плечами можно было бы не напрягаясь спрятать пару доходяг вроде меня.

- А вы отчаянные, раз решились заночевать тут. – Продолжил Мик, не дожидаясь, пока я представлюсь.

В этот момент он взял многозначительную паузу, и достал сигарету. Щёлкнул зажигалкой и наконец-то убрал её в карман. Бесит просто, как он её без остановки крутит. Я, кстати, успел рассмотреть её вблизи. Такие в магазинах уже не продаются, только в лавках старьёвщиков. Бензиновая. Раритет. С обеих сторон выгравированы буквы «ZD». Семейная реликвия?

Мик с видимым удовольствием выдохнул дым и, видя, что я не собираюсь его ни о чём расспрашивать, сам продолжил.

- Вы разве не слышали, что здесь пропадали люди? – Тут он снова затянулся сигаретой.

Какие ещё люди? В новостях ничего подобного не было, я точно помню. Да и город у нас маленький совсем. Случись что-то подобное, все были бы в курсе.

Наверно, что-то из этого потока мыслей, пронесшегося у меня в голове, я произнёс вслух, потому как Мик решил уточнить.

- Лет десять назад пропала пара подростков. И вроде бы до этого ещё раньше случаи были. Говорят, они ушли в поход и остановились на ночь в этом самом охотничьем домике. Больше их никто не видел.

Последнюю фразу он произнёс таким замогильным голосом, что я не выдержал.

- Не думал, что такой большой парень до сих пор верит в страшилки, которые бойскауты рассказывают ночью у костра.

- Глупо не верить в правду. И глупо испытывать судьбу. Однажды может не повезти. – Вдруг его тон изменился, моментально превратившись из предельно серьёзного в насмешливый. – Так куда всё-таки подевалась твоя подружка?

Как у него получается бить по самому больному месту? Лин. История о пропавших подростках мгновенно перестала казаться глупой страшилкой. А что если она действительно пропала? Я ведь на самом деле понятия не имею, где она сейчас.

- Лин?

- Да, если так её… - Начал было Мик, но заметив, что я смотрю мимо него, резко замолчал и обернулся. – Воу…

Тлеющая сигарета чуть было не выпала из его пальцев.

Позади Мика стояла Лин, собственной персоной. И как только она умудрилась так незаметно подойти к нам? Да плевать. Главное, что с ней всё в порядке. Я был зол на себя, что повёлся на эту дурацкую историю о пропавших людях, но ничего не мог с собой поделать. Я и правда безумно о ней волновался.

Видимо, совершенно напрасно.

Сама Лин, похоже, совсем не переживала о том, что могла потеряться, и всем своим видом показывала, что вполне в состоянии постоять за себя. Во всяком случае, на это недвусмысленно намекал топор, который она держала в руке.

Если кто-то в этом лесу и правда похищает подростков, то от моей подруги ему стоило держаться как можно дальше.

- Ты где пропадала? И зачем тебе… откуда вообще у тебя топор?

С собой ничего такого мы точно не брали, всё-таки наша вылазка больше планировалась как пикник на природе, а не настоящий поход. Да и не стали бы мы тащить огромный топор лесоруба, слишком тяжёлый. Тем не менее, в руках у Лин был именно такой. На фоне хрупкой девушки, он казался поистине чудовищным. Как она вообще его держит?

- Так это твоя подружка, парень? – Мик аж присвистнул. – Жаркая наверно у тебя ночка выдалась.

Стоило посоветовать ему заткнуться, но я залюбовался девушкой и совершенно забыл, как разговаривать. Она была прекрасна. Растрёпанные волосы и ни малейшего намёка на косметику (она ей ни к чему). С топором в руках, одетая лишь в короткие шорты и верх от купальника, Лин была похожа на амазонку, вышедшую из леса. Сильную, дикую и безумно…

- Эй, хватит пялиться! – Это она явно Мику. – Вы оба!

А нет, не только ему. Кажется, мы бы весь день так могли бы простоять, заворожённые видом, но окрик Лин моментально вывел нас из оцепенения.

- Лучше бы занялись чем-нибудь полезным, а то слабая девушка вынуждена сама добывать дрова для костра.

- Я, кстати, Мик. – Пришёл в себя «футболист».

Он дёрнулся было в сторону Лин, но покосившись на топор в её руках, замер на месте и просто помахал рукой.

- Ты заблудился, Мик? – Судя по тону, парень совсем ей не нравился.

Кажется, он это понял.

- Нет, просто проходил мимо. Увидел, что в доме кто-то есть, решил узнать, не нужна ли помощь, а то, знаете ли… - Тут он посмотрел на меня и решил не продолжать мысль. – Но раз у вас всё в порядке, пора двигаться дальше.

Одним движением он закинул себе на плечи рюкзак и зашагал прочь.

- Мик! Постой! – Я окликнул его через несколько шагов.

Он обернулся и вопросительно посмотрел на меня.

- Мы вчера попали под ливень, все наши спички промокли и…

Не дослушав, Мик сунул руку в карман, а затем чем-то бросил в меня. Коробок спичек.

- Не благодари! – Неожиданный знакомый снова шагал в сторону леса, и на самом краю, не оборачиваясь, махнул нам рукой.

- Спасибо! – Запоздало крикнул ему вслед, но Мик уже скрылся.

***

Мы сидели на бревне рядом с костром. В котелке готовился наш обед. Рядом, на импровизированных сушилках, собранных из валяющихся повсюду палок, сохли наши вещи. Наших ночных усилий оказалось явно недостаточно, так что большая часть всё ещё была сырой. Лин настояла, чтобы костёр развели подальше от дома, поэтому мы сидели почти у самого леса, на краю поляны и наслаждались теплом. День, конечно, выдался тёплым и солнечным, как и положено приличному летнему дню, но после безумного ливня и ночи на холодных досках, было просто необходимо погреться у костра. И вот сейчас, я каждой клеткой своего тела впитывал тепло сгорающих в огне дров. Рядом прижавшись к моему плечу, сидела Лин, и в этот самый момент я понял, что хотел бы остаться здесь навсегда. В этом доме, неважно на самом деле, хоть в лесу в палатке. Остаться с ней.

Жаль, что это невозможно. Уже сегодня нам придётся вернуться. Обратно к нашим жизням, рутине и суете. Не знаю, что будет с нашими отношениями, после того, что случилось сегодня ночью. Да и не хочу сейчас об этом думать. Сейчас мне хорошо. Пусть так будет ещё хотя бы пару часов.

- Давай останемся здесь ещё на ночь? – Голос Лин прозвучал так неожиданно, что я вздрогнул.

А через мгновение я осознал, что именно она сказала. Мысли она читает, что ли? Всякие глупости вроде ненавистной работы, кучи запланированных никому не нужных дел, волнующихся родителей, которые до сих пор не могут осознать, что их сын вполне взрослый, отошли на второй план. Вот только честно, вы бы смогли отказаться?

Вот и я не смог.

Весь день мы занимались всякой ерундой. Сушили и раскладывали вещи, готовили еду, просто дурачились. А когда мы разгорячённые, раскрасневшиеся, оторвавшись друг от друга, валялись на разложенных прямо на полу спальных мешках, солнце уже скрылось, уступив место звёздам. Было так тихо, что я слышал, как часто бьётся её сердце.

Лин заползла под мою руку, прижалась всем телом и положила голову мне на грудь.

- Я бы хотела остаться здесь насовсем. – Еле слышным шёпотом сказала.

Почти дословно повторила мои недавние мысли.

- Жаль, что мы не можем.

В этом месте любой, не потерявший связь с реальностью, сказал бы что-то вроде: «Да, жаль…», и мы бы просто продолжили лежать, обнявшись, до самого утра.

- Почему? Ты не хочешь этого?

- Это единственное, чего я хочу. – Все подростки мечтают о побеге, я не собирался быть тем, кто убьёт эту мечту. Главное понимать, где заканчиваются мечты, и начинается реальность.

- Так давай останемся? – На секунду я даже поверил, что она это всерьёз.

- А чем мы будем питаться? Наши запасы почти закончились. – Как и любого мужчину, вопросы «Когда обед?» и «Чем сегодня кормят?» беспокоили меня в первую очередь.

- Лес нас прокормит. – Совершенно серьёзно ответила Лин.

- Не знал, что ты, оказывается, гёрлскаут. – Тут я не выдержал и рассмеялся, до того нелепо это звучало.

Но Лин не засмеялась в ответ.

- Гёрл… кто? – Она так внимательно посмотрела прямо в мои глаза, что даже стало немного не по себе.

- А?.. Прости, совсем забыл, что ты выросла в большом городе. – Смех сам собой заглох, и вообще, я посчитал самым умным в данной ситуации просто молчать, чтобы не ляпнуть чего-нибудь лишнего. А то кто этих женщин разберёт.

В тишине, разбавленной только нашим дыханием и ритмичным стуком сердец, хруст сломанной ветки прозвучал словно выстрел.

Сна, который уже плавно подбирался к моему сознанию, как не бывало. Адреналин, заботливо впрыснутый в кровь надпочечниками, мгновенно разогнал сердечную мышцу так, что в груди словно бригада кузнецов вкалывала.

Кто здесь?

Мгновенно в голову полезли, отогнанные было, мысли о пропавших здесь людях. Детская страшилка. А если нет? Мы одни в лесу. На несколько миль вокруг ни души. В этот момент идея с походом и ночёвкой в лесу уже не выглядела такой удачной.

Быстро натянув штаны, я выглянул в окно. Ночь выдалась светлая, никакой кромешной тьмы за окном не было и в помине. Поляна перед домом отлично просматривалась. Ожидаемо, никого. Но вот даже самая кромка леса, в своей тени могла уже скрывать что угодно. А если забраться чуть дальше в глушь…

- Я схожу, посмотрю. – Не самая правильная, наверное, мысль.

В фильмах ужасов такие смельчаки обычно погибают первыми, как-то некстати подумалось. Логичнее было бы запереться в доме и дождаться рассвета. Но логика пасует, когда мужчина должен защитить свою женщину. Я должен защитить Лин. Эта мысль жгла мне мозг. Даже представлять не хотелось, что она подумает, если я предложу отсиживаться до утра.

Я вышел на крыльцо, сжимая в руке тот самый огромный топор. Тяжеленный, зараза. Не то что бы я планировал им воспользоваться, но так как-то спокойнее. В конце концов, хищников здесь не должно быть. А людям зачем шататься по лесу ночью? Да ещё и без фонариков? Темнота леса оставалась ненарушенной светом.

Я остановился и прислушался. Ничего. Только обычный шум деревьев и ночных насекомых. На секунду подумалось, насколько мужественно я сейчас со стороны выгляжу. Ночью, посреди лесной поляны, с голым торсом и огромным топором в руке, в бледных лучах лунного света. Лин должна быть впечатлена. А та сломанная ветка? Да мало ли из-за чего она могла сломаться. Просто я сам себя накручиваю. Постоял ещё несколько секунд, вслушиваясь в ночную тишину. Ни шороха. Ритм сердца постепенно возвращался к нормальному состоянию. Значит, ложная тревога. Враги не обнаружены, миледи, можете спать спокойно. Ваш верный рыцарь с топором наперевес будет на страже.

Я усмехнулся сам себе и вернулся в дом.

Тихо скрипнула, закрываясь, дверь.

- Лин?

Её не было на спальниках.

В этот миг в глазах потемнело, и я провалился в пустоту.

***

Боль.

Адская боль просто разрывала затылок. Рука сама собой потянулась к голове.

Точнее, попыталась потянуться.

На самом деле я не смог даже пошевелить рукой. Или ногой. Всё тело было стянуто какими-то верёвками. Руки примотаны к туловищу, ноги связаны вместе. Как будто мумию начали бинтовать.

Постепенно в глазах прояснялось, и я смог наконец-то хоть немного осмотреться.

Я, привычным уже образом, валялся на полу нашего охотничьего домика. Вот только сам дом отличался от того, что я видел прошлые пару дней. Вместо пусть и заброшенного, но чистого и ухоженного, он выглядел покинутым как минимум лет двадцать назад. Стены поросли мхом, какие-то растения свисали с потолка, а весь пол был устлан листьями.

Что за ерунда здесь творится?!

Дальняя стена была сплошь покрыта какими-то уродливыми древовидными наростами. От каждого из них к полу тянулись корни. Часть корней уходила куда-то под дом через щели между досками, часть стелилась прямо по полу. А ещё, либо у меня просто глюки, либо они бледно светятся в темноте мертвенно-зелёным светом. Как и мои верёвки.

Как будто услышав мои мысли, «верёвки» пришли в движение, и я почувствовал, как меня протащило по полу. Недалеко, всего на несколько сантиметров. Чуть ближе к тем самым наростам.

И совсем это даже не жутко.

Лин, надеюсь, ты успела убежать, может даже позвать на помощь. Хотя, кого я обманываю, специально же хотел забраться подальше от людей, чтобы нам никто не помешал. Получите и распишитесь.

Корни снова шевельнулись, и моя тушка стала ещё на пару сантиметров ближе к той жуткой стене. Как будто рыбак тянет сеть с уловом. Мне кажется, или наросты тоже светятся? Нет, скорее ритмично мерцают, как.. как будто пульс.

Эта дрянь живая!

В подтверждение моим мыслям, один из корней зашевелился в районе шеи, и, подобно щупальцу потянулся к моему лицу. Живой отросток коснулся щеки. Я поморщился в ожидании чего-то мерзкого, но корень оказался совсем не склизким на ощупь, как я боялся. И само касание было, если так можно выразиться, аккуратным, что ли. Едва касаясь кожи, щупальце скользнуло по щеке и…

…Твою же!.. Эта хрень попыталась залезть мне в рот!

Крепко сжав зубы и губы, как будто на приёме у дантиста, я мужественно выдерживал осаду. Сначала лёгкими касаниями, потом всё более и более агрессивными, щупальце пыталось протолкнуть себя внутрь на манер инкубационной трубки. Только бы оно не решило забраться в меня через нос. От этой мысли я весь похолодел.

- Всегда борись до конца. – Зазвучал в голове голос отца, как будто мне снова двенадцать, и он впервые учит меня драться. – Даже, если противник сильнее тебя. Сдаться просто. Трудно потом с этим жить.

- Даже если меня побьют?

- Да, сын. Даже если побьют. Зато в следующий раз они триста раз подумают, прежде чем связываться с тобой. Поверь мне. – И тут он заговорщицки подмигнул, что я сразу поверил, так и будет.

Щупальце продолжало настойчиво копошиться у моего рта, и я слегка разжал зубы. Почувствовав слабину, корень протиснулся между губами и попытался залезть мне в глотку. Ещё до конца не осознавая, что я творю, я сделал единственное, что оставалось. Что было сил, со всей злостью вцепился зубами в отросток, пытаясь его перекусить.

Спасибо, отец! Я никогда не дрался в школе, но я не забыл твоих уроков. Подумать даже не мог, что придётся ими воспользоваться в подобной ситуации.

Рот мгновенно наполнился горькой слизью, а щупальце дёрнулось с такой силой, что чуть не выломало мне зубы, но я вцепился в него словно клещ. Между тем, свечение стало на порядок сильнее. Это существо, чем бы оно ни было, чувствует, что я пытаюсь отгрызть от него кусок. Надеюсь ему сейчас больно.

В усилившемся свечении стало хорошо видно наросты на стене, и у меня сжалось сердце.

Лин не успела убежать, как я надеялся. Спеленатая корнями, примотанная к стене, словно муха в паутине, она была одним из этих «наростов». Из её рта и носа тянулись корни, как тот, с которым я боролся. Выходя из её тела, они терялись в хитросплетениях, опутавших дом. Огромная хищная грибница. Или всё-таки паутина, в которую мы попались? А где же тогда паук? Щупальце, в которое я вгрызся, билось как ненормальное, я не мог отвести взгляда от лица Лин, такого бледного и безжизненного.

«Тварь, что сделала это с тобой, ещё сильно пожалеет».

Злость, страх, чувство собственной беспомощности – всё смешалось в безумном коктейле в моей голове.

- Ну, уж нет, ещё посмотрим, кто кого сожрёт. – Подумал я и, что было силы, рванул зубами домогавшийся меня отросток.

Корень хрустнул, и его кусок остался у меня во рту, в то время как другая его часть продолжала бешено дёргаться, разбрызгивая бледно светящуюся слизь. Похоже, это существо не ожидало такого отпора от своей жертвы, и на мгновение я почувствовал, как стягивающие меня путы немного ослабли.

- Получи, сволочь! – Я выплюнул огрызок щупальца на пол и резко дёрнул руку в попытке высвободить её.

Мышцы напряглись так, что казалось, будто сейчас лопнут. Корни, обмотавшие меня со всех сторон, стянулись в попытке удержать, но чувствовал, что они поддаются. Медленно, миллиметр за миллиметром, надрывая связки, но рука двигалась. Они не могли меня удержать. Когда уже казалось, сустав готов сломаться от напряжения, с хрустом лопнул один из связывающих меня корней-верёвок.

- А-а-а-а-а!!! – Дикий звериный рык вырвался из моей глотки, и одним последним усилием я высвободил руку из опутавшего меня кокона, разрывая сразу десяток корней.

Путы мгновенно ослабли. Свободной рукой я отрывал от себя обмякшие щупальца, пытаясь, наконец, высвободиться.

Я так сосредоточился на выпутывании из живых верёвок, что не сразу заметил как один из наростов, не тот, где была Лин, пришёл в движение.

Пока я судорожно отрывал от себя корни, кокон начал преобразовываться. Бесформенный мешок, приклеенный к стене, постепенно принимал очертания человеческого тела. Нарост вытягивался в высоту, начали проявляться конечности и голова. Чем больше он становился похож на человека, тем сильнее светился. К тому времени, когда у меня остались опутанными одни только ноги, силуэт оформился полностью и вдруг погас.

С жутким хрустом существо отделилось от стены и сделало шаг в мою сторону. Общего с человеком в нём было только количество конечностей. Бесформенная «голова», «руки» напоминающие крючья, «ноги» без ступней. Как оно вообще может ходить? Больше всего это создание напоминало ожившую корягу, по странному стечению обстоятельств обладающую человеческими чертами. И сейчас эта коряга идёт прямо на меня.

Оставив позади все сомнения в том, что можно ходить без ступней, существо сделало ещё один шаг. Неуверенный, как будто боялось упасть. Словно маленькие дети, когда учатся ходить, оно пыталось привыкнуть к своим возможностям.

Вот только дети учатся гораздо медленнее. Следующий шаг дался существу заметно проще. На «голове» же появились «глаза» - две светящиеся бледно-зелёным светом точки. И они уставились прямо на меня.

Ноги я распутал за несколько секунд. Корни окончательно перестали сопротивляться. И последние ошмётки полетели на пол. Монстр за это время успел сделать три или четыре шага ко мне. Ох, зря я подумал про пауков.

Не вставая, я рефлекторно начал отползать в сторону двери, всё время держа существо в поле зрения. Мысли беспорядочно скакали в голове вокруг единственного вопроса «Что же делать?» раскалённой иглой впившегося мне в мозг. Я отползал всё дальше, пытаясь выиграть немного времени, но ответ всё не находился. С каждым шагом монстр становился ближе и ближе.

Уже у самой двери моя рука на что-то наткнулась, и в мгновение всё стало просто и понятно. Топор, обронённый, когда меня вырубили, так и остался на месте. Сейчас же он удобно лежал в моей руке, давая просто тонну уверенности. Оживший пень надвигался на меня, но больше я не отступал.

Что делают с мешающими деревьями? Правильно, их срубают.

Размахнувшись как следует, я со всей силы наотмашь ударил существо в бок. В моих мыслях уже вокруг летели щепки, пол был залит светящейся зелёной слизью, а враг был повержен. Я ожидал чего угодно, кроме того, что топор со звоном отскочит от монстра, не причинив ему вреда. Отдача была настолько сильной, что я еле удержал своё оружие в руках. Существо даже не покачнулось. Только в месте удара мерцала тонкая полоска рубца.

Значит, тебя можно ранить. Может нужно бить в голову? Я снова размахнулся и рубанул сверху прямо туда, где светились зелёные «глаза».

Удар не долетел до цели совсем немного, каких-то несчастных пару дюймов. Монстр отмахнулся своей рукой-корягой, и топор чудовищной силой вырвало из моих рук. Другая коряга ударила меня в живот так, что ноги оторвались от пола, и меня просто вышвырнуло через дверь на улицу.

Скорчившись на земле, я пытался вдохнуть. Лёгкие горели огнём. Этот пень чертовски силён, без топора мне его не завалить, а он остался в доме. Монстр тем временем показался в дверном проёме.

Бежать. Голос разума стыдливо поддакивал инстинкту самосохранения. Больше ничего не остаётся. С трудом разогнувшись, спотыкаясь на каждом шагу и постоянно оглядываясь через плечо, я побежал. В лес, подальше от дома, превратившегося в смертельную ловушку.

Монстр пошёл за мной, с каждым шагом двигаясь всё быстрее. Я перебирал ногами со всех сил. В животе при каждом шаге всё отдавало болью, но я упрямо бежал в лес. Может, получится увести его подальше в лес, а потом, сделав крюк вернуться за Лин. О том, что, скорее всего, я просто заблужусь в темноте и не смогу найти дорогу обратно, я в тот момент не думал. Иначе впору было бы просто остановиться, сесть на землю и дать себя сожрать.

Далеко, впрочем, убежать я не смог. Зацепился босой ногой за какую-то корягу. Ну вот, даже обычные деревья против меня. Кубарем прокатился по земле, перевернулся на спину. Монстр нависал прямо надо мной.

Вот и всё. Рука существа уже занесена для удара. Я выставляю какую-то подобранную с земли палку перед собой. Разум говорит, что это бесполезно, но всё равно, рефлекторно пытаюсь защититься хоть как-то.

Хочется закрыть глаза, но вместо этого упрямо пялюсь в зелёные глаза монстра, как будто боюсь что-то пропустить.

Прости, Лин…

Громкий хлопок разорвал тишину ночного леса. Выстрел? Рука монстра так и не опустилась. В его груди расцвёл небольшой огненный цветок, прожигая живую древесину всё глубже. Существо качнулось и рухнуло наземь.

- Эй, парень, ты живой? – Надо мной показалось обеспокоенное лицо.

- Мик, какого хрена?.. – Всё, что я смог из себя выдавить.

***

Я сидел на земле и пытался прийти в себя. В животе всё отдавало болью при каждом вдохе. Рядом валялись останки монстра с прожжённой в груди дырой. Вокруг них крутился Мик с фонариком в руках и, похоже, до сих пор не мог поверить собственным глазам.

- Чем это ты его так? – Слова давались с трудом.

- Вот этой малышкой. – Он покрутил в руках оранжевый пистолет.

- Ракетница? Ты серьёзно?

- Огнестрел не смог достать. – Помрачнел Мик.

- Не думаю, что пули возьмут его. – Кивок в сторону трупа существа, надеюсь, оно и правда сдохло, но вроде не шевелится. – Я врезал ему топором, оно даже не поморщилось.

- Топором? Ну, ты даёшь! Что это за…

- Ты как здесь оказался? – Не дал я договорить Мику.

Не верю я в совпадения.

- Следил за домом. – Почти шёпотом ответил мой спаситель.

- Так и знал! Ты маньяк чёртов! Следил за нами! Подглядывал, пока мы…

- Я выслеживал тварь. – Он пнул останки ногой.

Слова застряли в горле.

- То есть ты знал, что монстр придёт за нами? И ничего не сказал? Мы тебе приманка что ли? – Я снова начал закипать.

- Только догадывался. К тому же я не знал, кто именно похищает людей. Я ведь предупреждал тебя. Ты сам мне не поверил. – Он так пристально посмотрел в мои глаза, что я стушевался.

И, правда, предупреждал. А я отмахнулся. Только поэтому мы сейчас по уши в этом дерьме.

Стиснув зубы от боли, я с трудом поднялся.

- Идём. Надо вытащить Лин. Есть ещё ракетница?

- Нет, только одна. Но ведь тварь мертва? – Мик на секунду замолк что-то обдумывая. – Думаешь, есть ещё?

- Наверняка.

Тварь вылезла из кокона на стене. Таких там ещё пять или шесть, кроме того, в котором находится Лин. А это означает, что ничего хорошего нас не ждёт.

- Похоже, они боятся огня. – С этими словами Мик обмотал тряпкой поднятую с земли палку, слегка полил её бензином из небольшой бутылки и поджёг. – Держи.

Так мы и выдвинулись в сторону дома. Я с импровизированным факелом, а Мик с ракетницей наперевес.

- Зачем тебе это?

- Нужно же спасти твою подружку.

- Я не об этом. Зачем тебе вообще ВСЁ это? Зачем ты охотился на монстра?

Мик несколько секунд медлил с ответом. Я уже решил, что он просто промолчит.

- Те подростки, что пропали десять лет назад. Это был брат моего отца. С подружкой. Он был крутой. Единственный, кто ко мне серьёзно относился. Не считал меня мелким, понимаешь. Их искали несколько дней. Сказали, что они скорее всего заблудились в лесу и их.. Ну, ты понял.

Парень шумно выдохнул. Видно, что даже спустя столько времени, слова даются ему нелегко.

- Он научил меня, как ставить палатку, находить дорогу по солнцу, какие ягоды можно есть, а какие нет. Он знал этот лес как свои пять пальцев. Он не мог просто так потеряться. Но никто мне не поверил. Даже мой отец. Как-то так.

Мик не стал дальше вдаваться в подробности, а я расспрашивать. В принципе, и так всё понятно. Я сам его сначала принял за сумасшедшего. Мелкого пацана, которым он был десять лет назад, никто бы не воспринял всерьёз, все просто отмахнулись. Посмотрим, что они скажут, когда увидят останки деревянных монстров.

- Нужно спалить этот дом к чертям.

- Сначала спасём Лин.

- Если она ещё жива… - Пробормотал Мик.

- Я тебя сам спалю, слышишь? – С трудом сдерживаясь, процедил я.

- Извини. Мы вытащим её. Но надо сжечь это гнездо дотла.

- Да. – Тут глупо было спорить. – Есть ещё бенз?

- Нет, только тот, что в бутылке. – И отвечая на мой вопросительный взгляд, продолжил.- Я как-то не собирался сегодня устраивать пожар.

- Этого не хватит. – Уже начинало казаться, что ничего не получится, но, как водится, решение пришло внезапно. – Знаю. «Светляк».

- Чего? – Не понял Мик.

- Химический светильник. Производитель заявляет, что он полностью пожаробезопасен. Мы как-то с парнями бросили отработанного «светляка» в костёр. Полыхнуло так, что Сэм месяц ходил без бровей. Ох, и прилетело же тогда нам. Он должен быть где-то в доме.

- И ты таскаешь такую штуку с собой?

- Но я же не кидаю его в костёр. Всё, идём.

Мы на секунду задержались перед дверью, коротко кивнули друг другу и вломились в дом.

Внутри особо ничего не изменилось. Бледное свечение. Стены и пол увиты живой паутиной. Монстров не видно. Уже неплохо.

- Лин!

Увидев её, я позабыл обо всём. В два прыжка оказался рядом с коконом, в котором была запечатана моя подруга. Нет, не так. Моя девушка.

Лин была без сознания и выглядела очень плохо. Я не врач, тут не надо медицинский заканчивать, чтобы понять. Кожа мертвенно бледная, пульс еле прощупывается, а ещё эти щупальца во рту и носу, высасывающие из неё все соки. Держись, сейчас освобожу тебя, только держись.

Ножом Мика (у него их оказалась целая куча) отсекаю удерживающие Лин корни. Одной рукой орудовать неудобно, но выпустить факел из рук, значит остаться без моего единственного оружия против монстров, которые могут появиться в любой момент. Почему-то мне кажется, что они не дадут просто так забрать свою жертву.

Одну за другой перерезаю нити кокона, и в какой-то момент оставшиеся не выдерживают. Мешок раскрывается и Лин плавно сползает на пол. Остаются только щупальца, страшной пуповиной тянущиеся от её лица. Здравый смысл в этот момент отказывает. Факел падает на пол, я же хватаюсь за отростки и одним движением ножа отсекаю все три. Они поддались на удивление легко. Во все стороны полетела зелёная слизь, но мне было уже плевать.

Лин открыла глаза.

Не успел я обрадоваться, что с ней всё в порядке, как её тело начала бить судорога. Зрачки расширились до предела, а лицо исказила гримаса ужаса. Да она же задыхается. Похоже, эта пуповина не только вытягивала из девушки жизнь, но и не давала ей умереть раньше времени. Подчиняясь скорее рефлексам, чем рассудку, я положил ладонь на лоб Лин, а другой рукой ухватился за торчащие остатки щупалец.

- Господи, только всё получилось. – Пробормотал я и с силой потянул отростки.

Если бы Лин могла сейчас кричать, она бы кричала без остановки. Должно быть, боль была невыносимой. Прости, но другого выхода нет.

- Потерпи, осталось совсем немного.

Щупальца выходили медленно, с трудом, сантиметр за сантиметром, перепачканные кровью. Но выходили, а я не собирался останавливаться. Когда, наконец, я отбросил извлечённые отростки в сторону, Лин шумно вдохнула и закашлялась, сплёвывая кровь на пол.

Я был полностью поглощён спасением девушки, и никак не мог заметить, что от стены позади меня от стены отделился монстр. За спиной скрипнула половая доска, и рука сама потянулась за лежащим рядом факелом. Существо опередило меня всего на несколько секунд. Когда я схватился за факел, оно уже придавило его к полу, наступив своей «ногой».

Хлопок. Ракета попала монстру в «голову», туда, где светились зелёные огоньки. Мик уже вытряхнул стреляную гильзу и заряжал новый патрон.

- Быстрее, у меня всё готово.

Только сейчас я заметил, что в воздухе стоял сильный запах бензина. Пустая бутылка валялась на наших спальниках. Там же был отживший своё «светляк». Да, пока я спасал Лин, Мик тоже времени зря не терял.

- Давай же! - Видимо, по мнению Мика, я слишком медленно всё делал. – Вытаскивай её на улицу.

Сам он достал из кармана зажигалку. Ту самую, с гравировкой. Вот только зажечь её не успел.

Монстр появился прямо за его спиной.

- Привет, Микки. – Ничего человеческого в этом голосе не было. – Зачем ты убил Лору?

Мик мгновенно обернулся и вскинул руку с ракетницей, нацелив её прямо в «лицо» существа.

- Стреляй! – Я крикнул, разрывая голосовые связки, но парень как будто не услышал меня.

- Дядя Зак? Но…

Острый деревянный шип вылез из спины Мика в районе лопатки. Изо рта брызнула кровь. Чудовище потянуло «руку» назад и тело парня рухнуло на пол.

Что было сил, я ударил «дядю Зака» поднятым факелом. Существо отступило на шаг, скорее рефлекторно, нежели потому что я нанёс ему какой-то вред. Но большего мне и не надо. Подхваченная с пола ракетница уже была в моей руке. Боковым зрением я видел, что из остальных коконов уже появились новые монстры. Темные силуэты стояли позади убийцы Мика. Секунду мы смотрели друг на друга. Я, боясь отвести взгляд хотя бы на мгновение. Он, ожидая, как же я поступлю.

Нет, мне не убить их всех. Или всё-таки да? Короткий вдох, и я выстрелил.

В залитый бензином пол.

***

В себя я пришёл на больничной койке. Белые стены. Ритмичное попискивание монитора жизненных показателей. Трубки, тянущиеся к моим рукам. Лоб сразу покрылся холодной испариной.

Спокойно, всё в порядке, это просто капельница.

- Ты проснулся.

От неожиданности я вздрогнул, и живот моментально пронзило острой болью.

- Тише. Не шевелись. – Голос Лин мягко обволакивал моё сознание, как бы говоря, что нет ничего страшного. – Тебе сделали операцию. У тебя было внутреннее кровотечение, ушибы органов. Врачи сказали, что тебе удалили селезёнку. Повезло, что нас быстро нашли, иначе… иначе…

Тут она замолчала.

- Ты сама как? – Говорить получалось с трудом, голос хриплый, в горле пересохло.

Лин поднялась из кресла и села на край моей кровати. Выглядела она, наверно, куда лучше, чем я. Бледность ещё не до конца ушла, но не сравнить с тем, что было, когда я вытащил её из кокона.

- Ничего. Меня практически кормят лекарствами, но, в целом, неплохо.

Сейчас, в совершенно нормальной обстановке больничной палаты, всё, что произошло в охотничьем доме, казалось лишь страшным сном. Вот только боль от каждого вздоха говорила, что это не так. Всё случилось на самом деле.

- Как я… как мы здесь оказались?

Последнее, что я помню, как выволок бесчувственное тело Лин из дома. Через несколько секунд внутри полыхнуло так, что языки пламени на несколько метров высунулись из двери и окна. А потом… потом ничего.

Вместо ответа девушка щёлкнула пультом от висевшего в палате телевизора, включая звук.

«В ходе поисково-спасательной операции были найдены, ранее объявленные пропавшими Джейк Келли и Эвелин Харп».

- Когда мы не вернулись в воскресенье, твоя мать заявила, что ты пропал. Ей сказали ждать сорок восемь часов, но ты же её знаешь. – Лин едва заметно улыбнулась.

- Да, она поставила всех на уши и заставила начать поиски немедленно.

- Именно. Дым было видно издалека, так что найти нас было не сложно.

«Так же было обнаружено тело Майкла Доггерти, предположительно погибшего в результате несчастного случая. Детали расследования не разглашаются».

Лин снова выключила звук.

- Тот парень…

- Мик. – Перебил я подругу. – Его звали Мик. Он спас мне жизнь.

Даже дважды.

- А ты спас жизнь мне.

Лин наклонилась и коснулась губами моего лба.

Они были ледяными.

Дверь в палату открылась и вошла медсестра.

- Молодой человек, вы уже проснулись. Очень хорошо. – Начала трещать она без остановки. - Я скажу доктору, чтобы заглянул к вам чуть позже. А сейчас время принимать лекарства.

Медсестра впрыснула содержимое шприца в мою капельницу, и боль постепенно начала утихать. Звуки стали приглушёнными, а в глазах всё поплыло.

- Я пойду, поищу Джоан, кажется, она ушла за кофе. Скажу, что её сын пришёл в себя. – Голос девушки был таким мягким, как будто звучал из другой галактики.

Сознание постепенно растворялось в коктейле обезболивающих, успокоительных и прочих препаратах, которыми меня накачали. Веки становились всё тяжелее и перед тем как они сомкнулись окончательно, взгляд зацепился за зеркало на стене. Точнее говоря, за отражение Лин, выходящей из палаты. Я знаю каждую чёрточку этого лица, но всё равно не могу отвести взгляд.

Какая же она всё-таки красивая.

Как будто услышав мои мысли, Лин задержалась у зеркала, давая мне пару лишних секунд полюбоваться. С трудом удерживая смыкающиеся веки, я поймал её взгляд в отражении. Зелёные глаза, казалось, заглянули мне в самую душу.

Лин вышла из палаты, а я, проваливаясь в сон, пытался поймать за хвост ускользающую мысль.

Как странно. Мне казалось, они серые…

+1
573
Гость
12:41
-1
Вроде начиналось не плохо, но потом начался пересказ типичного малобюджетного фильма ужасов 70тых. Для ужастика важную роль играет атмосфера. Вы, автор, не позаботились о ее создании. По этому все последовавшее действие читается без интереса. Мы все это уже много раз видели в тех же Зловещих Мертвецах, только там атмосфера была за счет эффектов видеоряда и музыки. Для примера возьмите какой либо из рассказов Эдгара По, или Роберта Говарда, или Говарда Филипса Лавкрафта. Классический рассказ ужасов: Музыка Эриха Зана полностью построен исключительно на атмосфере. Нам даже не показывают, какого ужаса боялся старик. Рассказ пронизан страхом. У вас же только экшен построенный на не прописанном лесном монстре, которого особо не боятся даже герои вашего рассказа.
Гость
02:23
Если еще кто-нибудь напишет «не плохо» я сойду сума. В значении хорошо надо писать НЕПЛОХО!!!
20:32
+1
Неплохой подростковый ужастик. Чтиво, что бы отвлечься от мрачных мыслей и ничего более.
15:46
много лишних слов, канцеляризмы
независящий от батареек не зависящий
надеюсь, никто не понял там еще и никто был с ними?
Спеленатая корнями спеленатая?
Мик и ракетницу и бензин и ножи и огнестрел таскал с собой в рюкзаке?
тема опять не новая
штампов много
логики мало (например, а кто тогда построил дом?)

Загрузка...
Константин Кузнецов №2