Нидейла Нэльте №2

Второе дыхание

Второе дыхание
Работа №131
Автор: Кандалинцева Дарья Алексеевна

— Я схожу с ума.

— Вы не представляете, как часто психологу приходится слышать подобное. Однако давайте не будем делать поспешные выводы. Как мне к вам обращаться?

— Ли... Любомир. Можно просто Лир.

— Интересное имя.

— Не думаю.

— Как скажите. Так что же вас беспокоит, Лир?

9 августа

Изначально это показалось отличной идеей — всё записать. Я думал, мысли, облачённые в слова, помогут мне разобраться с видениями. Помогут разложить по полочкам хаотичные воспоминания. Восстановить последовательность бессвязных кадров.

Получилось? Вряд ли. Хотя... Судите сами.

10 октября прошлого года

Тер миновал этаж тектонофизических исследований и, спустившись по лестнице, оказался в отсеке по ремонту межматериковых джетов.

Он не мог заставить себя перестать зевать, хотя жаловаться на бурные выходные не приходилось. Не давала покоя странная мысль. Даже, скорее, чувство — будто он ещё спит, и всё происходящее вокруг лишь далёкий, полузабытый разумом сон.

— Ячейка 3Z, помехи в системе инерциальной навигации и посторонние шумы под левым двигателем, — отчеканил мужчина, протягивая Теру бумагу с перечнем неполадок.

— Причина поломки?

— Не ясна. Механики всё посмотрели, но двигатель в норме, и в кодировке бортового компьютера никаких сбоев. — Мужчина сделал паузу, а затем, усмехнувшись, добавил: — Хотя Заула сказала, что поцарапала крыло, когда парковалась в горах. Однако вряд ли это повлияло бы на навигацию.

— Разберёмся, — кивнул Тер и, стараясь не заснуть на ходу, направился к указанному летательному аппарату.

С электроникой действительно всё было в порядке, только процессор немного перегревался. Тер открыл заслонку генератора, и его тут же окатило облаком сажи. Среди проводов что-то слегка дымилось, и оттуда доносилось режущее ухо потрескивание. Как он и предполагал, виной всему послужила трещина в энергетическом кристалле.

Выкинув ставший бесполезным кристалл и аккуратно заменив его на новый, Тер закручивал винты крышки люка, когда услышал чьи-то приближающиеся шаги, сопровождаемы ритмичным постукиванием каблуков по каменному полу.

— Я понимаю, что в тебе нашла Даф, — раздался знакомый женский голос за его спиной. — Высокий, светловолосый, голубоглазый... К тому же настоящий джентльмен и мастер на все руки.

— И тебе привет, Заула, — отозвался Тер, не оборачиваясь.

Девушка поправила накидку на плечах и, смахнув со лба прядь рыжих волос, кокетливо подошла ближе.

— Вчера на Южных островах был праздник Кристальных Вод, почему я тебя там не видела?

— Был занят новым проектом.

— Этот проект как-то связан с последним нападением паталийцев на наши земли?

Заула наклонилась, наблюдая за проделываемой работой, и случайно задела локтем плечо Тера. Его рука дрогнула, и недокрученный винт коснулся края кристалла. Взбунтовавшийся камень выдал столп искр, в пальцы ударило разрядом тока. По нервным клеткам прокатилась волна едкого покалывания, которая быстро растворилась в районе предплечья.

— Прости, — девушка отскочила назад, заметив, как Тер поморщился от боли.

— Ничего. И да, это связано с нападением. У меня появилась одна идея по созданию защитного поля на границе, так что праздником я пренебрёг.

Он наконец разделался с винтами и, обогнув джет, остановился у того, что, по мнению Заулы, называлось царапиной. На крыле красовалась огромная вмятина, по всему периметру которой была ободрана краска. Ещё доля миллиметра, и кусок корпуса снесло бы напрочь.

— Навигация не работала, и мне пришлось парковаться вслепую, — рыжеволосая приятельница проследовала за Тером и встала рядом. — Экзамен по вождению я сдала неважно, поэтому, как видишь...

— Вижу, — усмехнулся Тер. — Поэтому ты старалась, как могла. Попроси кого-нибудь из свободных механиков заняться крылом, тут дело несложное. У меня нет на это времени.

— Хорошо. Спасибо, что починил генератор, а то остальные не могли понять, что не так, — Заула улыбнулась и, хлопая ресницами, подняла глаза на парня. — Я же говорила, ты мастер на все руки. Ещё увидимся?

— Обязательно. Только в следующий раз не бейся для этого джетом о скалы, — Тер закатал рукава перепачканной теперь в саже рубахи и направился к выходу.

— Вот, и с чувством юмора всё в порядке! — Бросила ему вслед Заула.

— И глаза у меня синие, — удаляясь, пробурчал себе под нос Тер.

***

— Ну что ж, по-моему, это отличный сон, Лир. Не каждый может похвастаться столь ярким воображением. Что вас не устраивает?

— Меня не устраивает, что ощущалось это абсолютно реально. Во снах я всегда отдаю себе отчёт, что сплю. Здесь же... Я словно очнулся в чужом теле. В глубине сознания помнил, что я Лир, но в то же время был уже не собой. Или... ещё не собой.

— Считаете, вы видели глазами другого человека?

— Такое возможно?

— Парапсихология признает подобные явления, однако научных обоснований им нет, поэтому нет смысла им доверять.

— То есть мои видения теоритически не могу быть правдой?

— Межматериковые джеты, энергетические кристаллы, война с мифическим народом...

— С паталийцами.

— Именно. Нет, конечно, это не может быть правдой. Это лишь фантазии вашего мозга.

— И я не схожу с ума?

— Бывали случаи, что образы, возникающие в голове, сводили людей с ума, но вам не стоит переживать, пока вы можете чётко разграничить сон и действительность.

— В том-то и дело, что не могу.

— Хм... Что конкретно не даёт вам покоя? Тот фантомный мир, его люди или, может, эта девушка?

— Девушка. Но не эта.

2 апреля

Я видел, как человек, сидящий передо мной за столом с табличкой «Психолог — Усович Петр Иванович» напрягся после фразы о том, что я не могу разграничить сон и действительность.

Естественно, его комментарии мне ни капли не помогли. Да я этого и не ждал. Моей целью было лишь выяснить, есть ли другие, кто испытывал подобное.

Есть.

Но никто никогда не жаловался на то, что ведёт две жизни в разных телах, что живёт в двух параллельных мирах одновременно.

***

Тер проснулся оттого, что почувствовал морозный озноб, и кожа в ответ на это моментально покрылась мурашками.

Он нехотя открыл глаза. Окутывающий спальню полумрак разбавляла единственная полоска лунного света, из приоткрытой балконной двери дул холодный ночной ветер. Рядом с ним мирно спала Даф, стянув на себя одеяло.

Как прекрасна была она в этой безмятежности сновидений. Её длинные белые волосы отливали перламутром, обрамляя нежные, тонкие черты лица. Но ещё прекраснее Даф была, когда её глубокие, как Вселенная, глаза смотрели на него...

На него? На Тера? Или на Лира?

Чёрт.

Он потер замерзшими руками глаза и поднялся с постели. Выйдя на балкон, он сделал глубокий вдох, чтобы привести в порядок мысли. Ледяной воздух бодрил тело, но не дух.

На небе в обрамлении звёзд сияли три полумесяца. Вдали простирался бескрайний лес, растворяющийся на туманном горизонте. Слева сверкала металлическая крыша института по исследованию и производству кристаллов, где когда-то Тер начинал свою карьеру.

Тер. Да, без сомнений, это он. Тер знал этот мир до мельчайших подробностей. Вот внизу тропинка, ведущая к берегу реки. А вон там, через дорогу, есть парк, где он резвился, будучи ребёнком.

Наверно, это просто дурной сон. Сон, в котором его звали Лиром, где он ходил по планете со странным наименованием Земля. Где и слышать не слышали об энергетических кристаллах. Бред. Да как бы люди существовали без них? Откуда бы брали энергию?..

— Тер? А ты чего не спишь? — Даф, кутаясь в одеяло, вышла на балкон. — Ужас, какой холод. Что ты здесь делаешь?

— Не могу спать.

— Работа?

— Нет, меня уже который раз мучает одно и то же видение.

— Ох, это всё из-за набегов паталийцев на западные границы. Эти дикари совсем потеряли страх.

— Нет, тут другое.

— Другое? — Глаза возлюбленной устремились на Тера. Какие знакомые, какие родные были эти глаза! Ну разве могло то чувство, что заставляло Тера мечтать о взгляде этих глаз, оказаться всего лишь иллюзией? — Тогда расскажи, что тебя беспокоит. Отдай ту мысль, что мучает тебя, мне.

Тер вздохнул, не зная, с чего начать.

— Мне порой кажется, что всё вокруг сон. Просто сон. И ты сон. Прекрасный, но всё же сон.

Даф озадачено сдвинула брови.

— Если всё это сон, то что же происходит, когда ты просыпаешься?

— Я...

Тер на минуту задумался. В лицо ему подул обжигающий ветер, пронизывающий насквозь. И правда, что происходит, когда он просыпается?

— ...я иной человек. Я нахожусь на другой планете. Веду жизнь, непохожую на нашу.

— Та, иная жизнь, тебе она нравится?

— Не уверен.

— Тогда почему же она реальна, а наша нет?

— Не знаю. Не знаю, мне кажется, я уже ничего не знаю, — Тер закрыл руками лицо, пугаясь собственных мыслей. — Как это глупо звучит, да? Я даже ходил там к психологу.

— Нет, это не глупо звучит, только... — Даф на секунду замялась. — Только что такое психолог? Что-то на той, другой планете?

Тер мрачно усмехнулся.

— Да, это человек, который помогает разобраться в своих чувствах.

— И как другой человек может помочь тебе разобраться в своих чувствах? Они ведь твои.

В самом деле, как? Как кто-то другой может решить за тебя, что есть твоя истина?

— Ты доверяешь мне? — Даф коснулась своей горячей рукой щеки любимого и снова взглянула на него.

— Во всём.

— А я доверяю тебе. И точно знаю, что в твоей душе есть правильный ответ. Отыщи его.

***

— Любопытно, очень любопытно...

— Что конкретно?

— Лир, вы всё описываете настолько живо... Скажите мне вот что, кем вы работаете?

— Курьером. Доставляю письма, посылки. Ничего интересного.

— Хорошо. А семья у вас есть? Жена, дети?

— Нет. Только друзья.

— Хм.

— Какое всё это имеет отношение к тому, что я вам сейчас рассказал?

— Знаете, Лир, я бы назвал вас гениальным фантастом или бездарным сумасшедшим.

— А я бы назвал вас так себе психологом.

— Ха, каждый имеет право на собственное мнение.

— Так что, совет не дадите? Профессиональный.

— Разумеется. В психоанализе то, что вы испытываете, называется методом компенсации: когда мы бессознательно стараемся дополнить нашу жизнь тем, чего нам не хватает. Из вашего рассказа я могу сделать вывод, что эта астральная жизнь вам нравится куда больше, чем реальная.

— Нет, меня вполне устраивала моя реальная жизнь, пока не началась астральная.

— Но теперь она вас не устраивает?

— Теперь меня не устраивает ни одна из них.

— Что ж, вот вам мой совет: в следующий раз, когда вас будут беспокоить реалистичные сны, где бы вы ни оказались, попытайтесь вспомнить, как вы туда попали. Обычно в сновидениях логическая цепочка распадается на отдельные несвязные звенья. Вспомните, скажем, что делал вчера этот... Тер. Или как зовут его лучшего друга. Вам не удастся, и вы поймёте, что всего лишь спите. И в любой момент можете проснуться.

9 августа

Неплохой совет. Как жаль, что он не сработал.

***

Тер сидел самом на краю обрыва, свесив ноги вниз и вглядываясь в бушующие чёрное море. Высота не есть страх — страх есть падение. А упасть Тер не боялся.

Итак, что он делал вчера? Легко. Починил спутниковый модуль, высидел нудное трёхчасовое совещание по безопасности, а затем до позднего вечера проводил плановую проверку систем пограничного слежения с Ирном.

Как зовут его лучшего друга? Ирн его и зовут.

Тер закрыл глаза, вслушиваясь в звук бьющихся о скалы волн. Нет, эта жизнь абсолютно реальна, если уж и есть что-то реальное в этом мире или в каком-либо из миров. Однако Лир... Лир тоже реален. Он словно неотъемлемая часть подсознания, которая сейчас просто находится глубоко внутри, но наблюдает за всем происходящим.

Ждёт своего часа.

— Эй, Тер, ты куда пропал? — Раздался в динамике рации голос Ирна. — У нас тут небольшая проблема.

— Скоро буду, — ответил Тер и поднялся на ноги.

Он быстро спустился по склону и уже хотел было выйти на дорогу, как вдруг порыв ветра донёс до его ушей странный гулкий скрип. Из зарослей неподалёку выглядывала стена полуразрушенной старой часовни. Сквозь её крышу проросло дерево, а на ступеньках господствовал мох.

Тер подошёл ближе и заглянул внутрь, но там стояла гробовая тишина.

Вдруг снова послышался скрип, на этот раз совсем рядом. Обогнув куст сорняка, Тер обнаружил под частично обвалившемся фундаментом дыру, открывающую взору коридор. У самого входа висела ржавая железная цепь, и её жалобный скрип разносился раскатистым эхом по тоннелю. Странно. Насколько не изменяет память, метро и подземные переходы были фишкой людей из другой его жизни.

Тер взглянул на рацию в руке. Если на базе случилось что-то серьёзное, Ирн бы непременно сказал. Значит, время терпит. Набрав полные лёгкие воздуха, он достал из кармана кристалл, встряхнул, зажигая свет, и двинулся вперёд.

Тер осторожно ступал по влажной земле, пытаясь вспомнить карту округи. Часовня там была. Она отмечена как подлежащие сносу развалины, чем в общем-то в настоящие дни и являлась, но подземные помещения... Нет, ничего такого на территории леса точно не упоминалось.

Пока он размышлял, коридор неожиданно сделал крутой поворот, и перед глазами предстала огромная комната. Тут было сыро, и затхлый воздух щекотал ноздри. Тер огляделся. Прогнивший пол сплошь усеян заплесневелыми бумажными книгами. Сколько же лет они здесь провалялись? Прошло уже минимум два века, как все перешли на долговечный сунклитовый сплав вместо бумажного сырья. А такие фолианты Тер видел разве что в музее.

Ну да, и Лир такие видел, тут же подсказало подсознание.

В следующую секунду из погружённого во тьму угла раздалось чьё-то приглушённое бормотание. Мышцы у Тера инстинктивно напряглись. Жаль, у него с собой нет ничего, чем можно было бы обороняться. Сжав правую руку в кулак, он поднял другую со светящимся кристаллом над головой и сделал шаг вперёд.

— Сколько лет... Сколько потерянных лет...

Тер вгляделся во мрак. Вдумчиво перебирая останки книг, над полом склонился старик в оборванном балахоне.

— ...сколько лет мы все ошибались...

— Извините, у вас всё в порядке? — Окликнул старца Тер.

Тот на мгновение замер, а затем медленно поднял глаза. Его зрачки были заволочены белёсой пеленой.

— Мы ошибались... О, как мы ошибались! — Воскликнул старик и схватил Тера за руку. — Грядёт война... Спаси нас. Спаси себя. Спаси всех, Лир!

***

Я потёр лоб и открыл глаза. Я — Лир. Голова раскалывалась от невыносимой боли.

Что случилось дальше?

Мне и самому интересно. Только видение исчезло. Рассыпалось на миллион острых осколков, впившихся в сознание. Я сидел на ступенях какого-то подъезда, куда рухнул, когда нахлынувшая волна воспоминаний, как обычно, неожиданно застала меня врасплох.

Нужно как-то вернуться назад. Всё узнать. Но как? Нет, больше никаких психологов. Эта затея всё равно оказалась бесполезной.

Я встал и направился вдоль дороги, откинув со лба прядь чёрных волос и надев на голову капюшон. Ужасные у меня, должно быть, сейчас синяки под глазами. Кто увидит, точно примет за наркомана. Хорошо, в такую рань улицы почти пусты.

Нужно вернуться назад. Привести в порядок мысли и сосредоточиться на одной единственной, содержащей ответ.

— Пачку Winston, — попросил я у женщины в киоске.

Закурив, уселся на остановке. Фанатом горького сигаретного дыма меня нельзя назвать, однако надо чем-то отвлечься, чтобы перезагрузить мозг.

Что было дальше? Не помню.

Нет.

Помню.

Старик больше не проронил ни слова. Тер вернулся на базу к Ирну. Друг сказал, что возникла проблема с защитным полем. Небольшая пробоина на границы. Необходимо заменить кристалл. Тер пошёл туда и...

Опять удар по вискам. Мысль рассыпалась.

Вспоминай.

Тер пошёл на границу, и там поджидали они. Паталийцы. Грудь сковало огнём. Сложно дышать. Ледяное лезвие клинка попало в самое сердце.

В глазах потемнело.

— Те-е-ер! — Отчаянный вопль Даф, бегущей к нему с подмогой.

Поздно.

Тьма. Пустота. Мир рассыпался. Исчез безвозвратно.

Тлеющая сигарета выпала из моих рук. Я вздрогнул и открыл глаза. Блондинка, проходившая мимо, недовольно взглянула на упавший ей под ноги окурок и пошла дальше, болтая по телефону.

— Я бы с радостью вернулась на родную планету, но там всё напоминает о нём... — тихо говорила в трубку девушка.

Как знаком этот голос. Это же... Я поднял на неё глаза. Её длинные белые волосы отливали перламутром, обрамляя нежные, тонкие черты лица. Даф.

— ...Как начать новую жизнь? Где найти силы на второе дыхание?

+3
689
21:50
канцеляризмы…
и его тут же окатило облаком сажи облаком сажи?
не совсем понятен смысл, но сойдет
23:08
Хороший рассказ, несмотря на большой объем недосказанностей, который слабо поддается дешифровке читательской фантазии, и тянет на отдельную книгу.
Ve
21:00
Про текст:

Написано неплохо. Есть вопросы к выбору слов и выражений, но неплохо. Мне кажется, есть смысл поработать над динамикой, потому что читать местами довольно скучно, хотя сюжет и герои у вас интересные.

Даже, скорее, чувство — будто он ещё спит, и всё происходящее вокруг лишь далёкий, полузабытый разумом сон.
— это НЕ замечание, просто вопрос: действительно ли здесь нужно это слово?

— Вчера на Южных островах был праздник Кристальных Вод, почему я тебя там не видела?
— Был занят новым проектом.
— диалог как из переводной литературы. Это не плохо, просто несколько странно для русскоязычного автора)

— Навигация не работала, и мне пришлось парковаться вслепую[,/.]рРыжеволосая приятельница проследовала за Тером и встала рядом.
— слова автора здесь — отдельное предложение, не связанное с репликой героя, поэтому ставится точка, а слова автора начинаются с заглавной буквы. Пруф: Вопрос № 294080

— Не могу спать.
— тот же самый вопрос: вы намеренно подражаете переводному стилю? Просто выглядит так, будто написали на английском, а потом перевели. Только обращаю ваше внимание на этот аспект, т.к., опять же, ничего плохого в этом нет.

— Знаете, Лир, я бы назвал вас гениальным фантастом или бездарным сумасшедшим.
— сомневаюсь, что настоящий психолог стал бы так говорить. Вряд ли бы он стал называть «сумасшедшим», даже в шутку, человека, который пришел к нему за помощью, ведь это может спровоцировать приступ или заставить клиента задуматься, а стоит ли ходить к такому психологу.

— Что ж, вот вам мой совет: в следующий раз, когда вас будут беспокоить реалистичные сны, где бы вы ни оказались, попытайтесь вспомнить, как вы туда попали. Обычно в сновидениях логическая цепочка распадается на отдельные несвязные звенья. Вспомните, скажем, что делал вчера этот… Тер. Или как зовут его лучшего друга. Вам не удастся, и вы поймёте, что всего лишь спите. И в любой момент можете проснуться.
— не уверен, но есть подозрение, что с такими рассказами героя вряд ли выпустили из кабинета психолога. Если он не может отличить реальность от фантазий, то кто знает, куда заведут его фантазии…

Насколько не изменяет память
— не хочу придираться, но, как по мне, более привычный вариант: «если мне не изменяет память» или «насколько я помню». Это просто на подумать.

— Извините, у вас всё в порядке? — Оокликнул старца Тер.
— здесь слова автора с маленькой буквы.

— Мы ошибались… О, как мы ошибались! — Ввоскликнул старик и схватил Тера за руку. — Грядёт война… Спаси нас. Спаси себя. Спаси всех, Лир!
— и здесь тоже.

Про идею и сюжет

Идея не нова, но сюжет интересный. Если поработаете над изложением, получится хороший рассказ. Вопрос смысла к этому рассказу, мне кажется, не применим, т.е. какая-то конкретная фабула здесь необязательна, но если вы ее привнесете, то рассказ станет еще более мощным.
Успеха и плодотворной работы!
21:35
Довольно сложная выбрана композиция – но интрига была явно не в ней, поскольку первый же эпизод дал понять, что рассказ будет раскрывать взаимодействие двух разных героев, живущих в разных мирах, но по каким-то причинам имеющих общее сознание (душу?). Несмотря на ограниченный объем, Автору удалось сразу же развести эти два мира: один – похожий на тот, в котором живу я, второй – фантастический мир будущего. Однако миры эти неравноценны: первый, знакомый, слишком уж обычный и скучный, в нем ничего не происходит (даже в моей ординарной жизни происходит событий гораздо больше, чем с Лиром), а герой – всего лишь безликая песчинка. Второй (фантастический, иллюзорный) мир получился у автора намного ярче – там идут какие-то войны, а герой выполняет какие-то важные социальные функции. В этом перекосе мне увиделась попытка бегства от реальности, которая разочаровала.
Разочаровала и развязка: я так и не поняла смысл перехода героя из одного мира в другой. Образ старика совершенно невнятен – кто он? Какое отношение имеет к главному герою? Выполнил ли герой (и который из них?) просьбу старца? Сложилось впечатление, что после призыва старика «спаси всех, Лир» и перед «перекуром» главного героя опущены какие-то важные события, результатом которых и стало переселение (соединение? замещение?) одного героя другим, точнее, они не совсем пропущены, а переданы телеграфным стилем в виде обрывков воспоминаний.
Общее впечатление незаконченности и непроработанности. Как будто это не законченный рассказ, а неравномерный конспект задуманного романа.
Загрузка...
Дарья Сорокина №1

Запишитесь на дуэль!