Ольга Силаева №1

Наше будущее

Наше будущее
Работа №143 Автор: Мытькова Мария Георгиевна

Письмо первое. Букет

Говорят, «блаженство в неведении». И для многих, наверное, это правда, но не для меня. Ведь я всю жизнь боролась за те истины, которые дают человеку свободу выбора, действия и мысли! По сути, это ценности, которые есть у нас рождения и которые у нас в этом мире отбирают. Зачем? Наверное, все дело во власти — над человеком, обществом, миром... Одни правят другими. Сильное меньшинство правит слабым большинством. Так? Я не знаю... Но единственное, что я поняла в этом мире, то, что все относительно! И сила может оказаться, наоборот, слабой стороной. Забавная мысль! Но что же, теперь я знаю больше о нашем мире, и уже не забуду этого.

В недалеком будущем была создана особая программа, которую поддержало правительство большинства стран. Со временем, и остальные страны присоединились к ней. В итоге, программа «Наше будущее» охватила весь земной шар. Она включила в себя три направления — безопасность, удобство и здоровье. Три кита, которые должны были облегчить жизнь любого человека, будь то президент или учитель в школе, депутат или рабочий на стройке... Все были под ее «защитой».

Я посмотрела в окно. Ранним субботним утром в глаза падал слоган именно этой программы. «Строим наше будущее вместе» — он был везде, казалось, его впитывал ребенок уже с молоком матери и до последней секунды жизни человек был под крылом этой кампании. И от людей требовалось лишь одно — под кожу вводили особый пин-код, который идентифицировал человека, он сразу «попадал» в глобальную систему связей и других таких лиц.

Благодаря этому пин-коду программа «Наше будущее» сразу обеспечивала безопасность каждого, что свело преступность почти к нулю. Вторым пунктом было «удобство» — в любой точке планеты можно было связаться с кем угодно и когда угодно, и услуги связи почти ничего не стоили... Так же программа подбирала оптимальную базу для лечения заболеваний, предупреждая их с самого начала!

«Развитие! Вершина!» — так считали многие, редкие держали нейтралитет, и сопротивляться такому напору было практически бесполезно — программа была повсеместна, как некоторое невидимое информационное поле, загруженное в базу.

«Наверное, это к лучшему, спокойный и счастливый мир — не это ли наши идеалы и цели? Не к этому ли стремится каждая страна на грани и в эпоху мировой войны? Пожалуй, программа „Наше будущее“ и была создана для нас и нами? Только не все так просто и очевидно, и теперь я, пожалуй — единственный человек, который это знает и понимает...»

Это началось пять дней назад — я ни о чем не догадывалась. Я была счастлива в этом новом мире, я была одной из многих, которые верили — МЫ под защитой! Хотя «началось» ли? Оказывается, это было не начало, да и разве я могла об этом догадываться?

Все, что происходило потом (то есть той отправной точки!) был результат «Нашего будущего», я была не просто в этой программе, я стала ее результатом, или еще одним звеном «нужной системы».

Но, знаете, все бы так и было, только у любой системы есть свои изъяны... Любая система не совершенна, по одной простой причине — ее создаем МЫ. Человек совершенствует свои деяния — но идеал не достижим, как не преодолимо это желание — создать ЕГО, нечто сверх совершенное и способное стать нас на голову выше.

Кажется, кто-то один раз сказал мне, что «Человек полон изъянов, которые и способен повернуть в положительную сторону. Система же, не способна на это. Это и отличает человека и его созданные „идеальные“ модели, именно это и придает человеку то желанное совершенство». Когда-то я верила в обратное, а сейчас... сейчас я допивала свой ранний кофе.

Надо сказать, что моя квартирка находилась в одном из тесных кварталов большого города, одного из многих нашего мира. Я была на девятнадцатом этаже — выше всех в этом квартале, и мой кофе с открытого балкона была превосходен. Я не боялась высоты, редкая способность стоять устойчиво там, где каждый шаг граничит с возможностью падения — раз и навсегда. Наверное, мой врожденный дар. Но несмотря на это, я смотрела не наверх, меня занимало вовсе не грустное небо...

Серые облака мегаполиса стали столь привычны. Да что там? Люди даже не думали об этом, они бежали по домам огромными потоками, смотря под ноги. Их «Небом» стала эта реклама «Нашего будущего».

Теперь я знаю — настоящее небо истинно голубого цвета, прозрачного, воодушевляющего, светлого и чистого. Теперь я знаю это. И теперь смотрю вверх!

Но тогда с высоты птичьего полета мой взгляд занимал этот серый город, серые потоки, серая реальность.

Это был мой единственный выходной день — ведь я работала медицинской сестрой в одной из больниц, вернее... заведения, куда приходили лишь предотвращать болезни. Программа заботилась о нашем здоровье. И как я уже писала, все болезни блокировали уже с самого малейшего развития.

Моя работа была ассистировать врачу во время процедур и ведения учета этих самых вакцин. Все! Но этого было достаточно — я была желанным и нужным элементом общества и системы.

«Здоровой» ячейкой, которая выполняла свои обязанности верно и грамотно. Да и других действий не надо было — программа уже позаботилась о нежелательных элементах, в спокойном и счастливом мире их быть не могло! Иначе элемент «безопасность» был придуман зря. Так что все нежелательные элементы «лечились» так же как и заболевания — на ранней стадии.

Не знаю, почему я взяла именно сегодня себе выходной, это уже потерялось за чередой странных событий, но я почему-то верю — это все те же изъяны программы... Все имеет свои сильные стороны, да — как и слабые. И создание идеального проекта в нашем обществе означает лишь одно — рано или поздно он обречен на поражение!

В свой единственный выходной день я не спешила, да и мои планы никто не мог нарушить — в свои двадцать пять я не обзавелась ни семьей, ни близкими подругами. Что касается родных, что же... их тоже не было, именно «родных»! А не пьющих биологических родителей, которых лишили прав на меня еще в начале ввода «Нашего будущего» в действие! Но меня это не особо волновало, ведь я обеспечивала программе нужную функцию, а что до личной жизни... то это было дело каждого... Ведь в системность программы это не входило.

Время показывало почти десять, и мой безмятежный отдых никто не мог нарушить. По крайней мере, я так думала.

Когда позвонили в дверь, я немного удивилась, но все так же продолжала попивать кофе. Но звонки повторились, и я подошла к двери.

— Кто? — не громко спросила я, а потом чуть громче добавила, — Пожалуйста, просканируйте свой код!

— Доставка цветов! Вам букет! — раздался спокойный мужской голос, — Да, конечно!

Некоторые секунды — только разве это что-то решало? И мой подарок был уже в руках.

«Мда уж — абсолютная безвкусица!»

«Мда уж — если бы я знала свои настоящие вкусы на тот момент, а не вкусы, внушенные мне это системой! Да и что говорить? Но в то утро этот букет полевых ромашек значил лишь одно — непонятную ошибку! Да и кто мог знать, что еще один человек был наверняка в курсе о моем Дне?»

— У Вас День рождения? — молодой парень все еще стоял на пороге моей квартирки, и явно не ожидал такой реакции. Он то и дело поправлял рабочую кепку с надписью фирмы «Красная роза», — так что?

— Нет, нет, — я замотала головой, — это должно быть ошибка?

— Сара Мэлс? — снова переспорил парень, и, увидев мой одобрительный взгляд, добавил, — тогда все верно!

Курьер сказал что-то еще, но я, не расслышав, просто снова мотнула головой — полевые ромашки все еще занимали мое внимание. Да и кто мог знать про мой День рождения? Но ведь я не соврала — он был вчера!

«Запоздалые приветы! Ужасные ромашки! И что бы это ни было — надо спровадить курьера побыстрее!»

Я снова посмотрела на молодого парня. Он мне улыбнулся, но лишь в знак учтивости и пихнул мне лист, попросив расписаться за доставку.

Когда курьер ушел, я лишь думала о том, что могло сповигнуть в этот самый обычный день прислать мне «этот букет».

Хе! — наивная затуманненость сознания самого рядового человека на Земле! Рядовая настолько, что каждая последующая секунда могла лишь предвещать еще одну такую же рядовую! Нравилось ли мне это? Я не знаю — скорее, время просто шло!

Никогда не знаешь, где тебя найдет новый поворот твоей жизни, особенно если их ты наверняка пропускаешь и гонишь по прямой. Да, и моей прямой было двадцать пять лет и один день! Время что-то менять? Но ведь так оказалось, что менять-то и не нужно было — просто почувствовать!

Письмо второе. Входящий

Еще один серый день, да и эти ромашки, убившие остатки моего утра. И нет — я не была занудой и прагматиком, наверное, серость будней и городской жизни накладывала свой отпечаток. А может, мне просто не с кем было делиться.

Я почти не помнила свою настоящую семью, скорее, настоящей семьей стали опекуны — дядя и тетя, которые и дали мне все, что могли дать. По крайней мере, мне не пришлось быть в детском доме, и уже за это я была им благодарна. Не сказать, что я их не любила — нет! Я любила, и люблю! Опять же — у нас не было связи, той самой связи душ, которой мне не хватало, как и сейчас. А без нее человек иссякает... и вянет... как цветы без благодарной влаги!

Подаренный букет лежал у меня на столе — светлый, даже робкий. Если бы я могла собрать все частичкам и вернуть их, нет — только в памяти! Наверное, самый важный подарок моей жизни, который, как я узнала позже, был именно душевный!

Забавная мысль — но в любой другой день, я бы не обратила на это внимание, скорее, я бы просто поставила букет в воду, а когда листья этих цветов бы опустились вниз, я бы просто выкинула его... как любой человек выкидывает бездушный мусор... И не вспомнить! И не понять, зачем? Но совпадений было слишком много — программа играла во мне!

Я взяла в руки живые цветы. Мне никогда раньше не дарили таких цветов — полевые ромашки, так просто, так честно и по-настоящему. Мое внимание приковал небольшой листок внутри. И надпись «С Днем Рождения, Сара!», за которой шел номер.

Я не решалась позвонить, но природное любопытство взыграло во мне. Почему бы и нет? Почему бы и да? Просто услышать голос того «ненормального»! И кто сказал, что это парень?

— Да! — отозвался на другом конце неизвестный мне голос, — слушаю!

— Привет! Эм... Это Сара! Если тебе, конечно, это о чем-то говорит...

— Привет!

— Хе, да глупо вышло, просто... просто звонок! Что же, приятного Вам дня!

Я резко нажала на сброс звонка.

«Ученая! Много раз жизнью!»

Но мой телефон показал входящий, с недавнего номера.

«Да что вообще за день такой? И можно ли меня оставить в покое в этот новый двадцатипятилетний год?»

— Слушаю!..

Наверно, этот звонок был слишком прост — просто пара фраз, просто объяснения, просто знакомство. И даже то обстоятельство, что он тоже не знал моего номера, не сыграли с нами злую шутку. Так бывает? Наверно, нет... Сказок нет! И я твердо это знала! Знала, что глупо к тому же встречаться с парнем, о котором только знала имя — его звали Милан, но мы сошлись на Мэл. Знала, что эта встреча, скорее, понесет разочарование. К тому же, так и произошло... НО...

«Ох! Бывают встречи, меняющие тебя! Бывают встречи, которые начинают новые этап твоей жизни... а бывает то, когда начинаешь верить в сказки».

Не думаю, что именно эта ТА сказка, о которой кто-то сейчас подумал. Нет! Наша не о любви. Хотя может быть, совсем немного...

Письмо третье. Пара

На следующий день после стандартных рабочих часов для меня был приготовлен нестандартный интересный вечер. По крайней мере, кто-то на это рассчитывал.

Странная мысль — люди, не верящие в сказку или верящие, все равно с замиранием сердца ожидают ее «вход» в свою жизнь. Так или иначе. Но для всех сказка разная. Кто-то ждет, что она влетит парящей бабочкой, кто-то, что внезапный ураган взорвет их жизнь до неузнаваемости. Моя сказка, скорее, была просто в приятном время провождении и ожидании той самой связи.

Что ж — она удалась. Мэлу была двадцать семь, он работал переводчиком в одной из крупных фирм города. И такая как я не могла заинтересовать его внимание. Не могла. Если бы не этот странный случай. До поры мы называли его таким. Кто-то отправил с его счета поздравление в виде букета цветов — как будто я была одним из его «дорогих» контактов. Все — теперь наша связь состоялась.

И, возможно, мы так бы и разошлись в череде наших дней, просто забыв друг о друге, но... произошло то, что может каждого заставить поверить в не случайность всего происходящего.

В этот рабочий понедельник было несколько запланированных процедур вакцинации. Не сказать, что мне не нравилась моя работа — многие бы ее назвали рутиной. Но для меня вполне сходило. Я знала то, что я делала, и мне нравилось помогать людям. Конечно, насколько хватало моей компетенции в этом деле, но свою лепту я вносила в это дело. Да, мне хотелось так думать.

Подошла очередь последней записи. Я, как всегда, вышла в приемную и спокойно огласила имя, чтобы позвать на вакцинацию.

Верите ли Вы в случайности? И до какой степени это можно назвать совпадением?

Так или иначе, в приемной сидел Милан. Он был записан на сегодня.

Когда он уходил, мы обменялись приятными взглядами — «перезвоню», читалось в его глазах. Но я лишь думала о том, что написано в его «диагнозе».

Программа «наше будущее» была совершенна. Так говорили, когда она только начинала свою работу, так говорили и сейчас, и она продолжала развиваться и совершенствоваться. Но если это предел? Как и куда можно расти дальше?

Работая медсестрой, я в совершенности знала эти механизмы — пункт «Здоровье» программы «Наше будущее» не просто предупреждал все заболевания. Естественно, медицина шагнула вперед, чтобы диагностировать что-то на ранней стадии, но лечить? Нет! Все было не совсем так. Благодаря введенным пин-кодам каждое заболевание «находило» аналог своих антител у другого человека, совершенно не предрасположенного к этой болезни, и на основе этих данных, анализов и проб продолжали успешное лечение.

Некоторые медики даже шутили, что это «медицинская пара» — кто хочет найти свою?

Знаете, я болела несколько раз — это были «несложные» заболевания, но моя пара всегда также быстро находилась. Я помню, опекуны на мой детский вопрос «Кого я должна благодарить?» растянулись в улыбке, а тетя добавила «Благодари случайность!». Но я выросла, и нас учили, что случайностей не бывает — «Всего лишь медицинская предрасположенность»!

После обработки анализов Милана я одна из первых узнала о его «паре» — и это была я. Нужно ли говорить о том, что новый входящий последовал незамедлительно — система «Нашего будущего» работала безупречно.

Слишком много совпадений, слишком много того, что можно назвать случайностью. И мои мысли работали с огромной скоростью. Только ответить на «входящий» я все равно не решалась... Еще и еще!

«А что если это игра?»

Наверное, каждый бы задумался об этом!

«А что если это случай?»

Наверное, каждый бы сомневался в правильности своих догадок!

Каждый! Пока сами бы не дошли до части паранойи!

— Да, Мэл, слушаю! — ответ сорвался с губ, — ты тоже в курсе?

После некоторых разговоров в этот поздний понедельник мы так и не могли придти к единому мнению. Мэл что-то говорил о части совпадений и даже карме мира. У меня стучала мысль о всемирном заговоре. Но так или иначе мы не нашли единого ответа. Зато посмеялись от души — странные!

Мэлу грозила болезнь не из «лучших», а он лишь шутил, что «Спасти его может только Случай»!

Хе... Случай! Так он назвал меня! Назвал, когда еще сутки назад наверняка думал о другой кареглазой девице!

А сейчас?

Мэл много шутил, с ним было легко и весело, не так как сутки назад! Его свет поражали, и он действительно многое знал — только теперь это были не занудные факты. О работе и доме. Это было то, что можно назвать «Светом души» — тем самым, как и тот букет, который и свел нас. Хотя кто об это знает наверняка?

Я же чувствовала себя не как на первой встрече — да и понятно, это незапланированное свидание в одной из забегалок города меняло всю картину. У меня никогда так не было — просто встреча изменившая отношение двух людей.

Забавные — смеялись над тем, что уже давно не видели отпуска и светлого небо! Представляете? Он тоже смотрел лишь на серые массы со своей высотки и лишь иногда поднимал взгляд на серое небо.

«А что если просто сорвать маски?»

Моя странная мысль — только они уже были сорваны. Сорваны навсегда.

Дерзкие — наши глаза горели, тот самый день, когда все может начаться и продолжиться. По крайней мере, мы так думали.

Счастливые — мы еще не знали всей сути и уготованной нам «Системной мысли».

Что есть человек? По отношению к чему-то глобальному — Земле и мировым задумкам? Лишь одна крупица! Но стоит, как бы ни звучало до этого опускаться? Именно опускаться! Когда некоторый десяток человеческих жизни система просто «спускает» ради счастливой жизни еще одного такого десятка! Не это ли обесценивание самой системы? И ее крах? Не это ли стоит менять? И светлое будущее лишь в том, что можно назвать «истинно мирное время».

Оказывается, я — человек «широкой мысли и философии». Я хочу мира, я... не хочу войн.

Письмо четвертое. «Мне не страшно!»

Серое небо нового вторника говорило «Еще один день». А я стояла на своем девятнадцатом этаже, по привычке смотря вниз. Накрапывал дождь, серое смешивалось с серым. Мое настроение было тоже серым, дождливым... хотя, больше подходили слова «печаль» и «задумчивость».

Странная мысль, тоже странно, что они посещали меня все чаще — я хотела посмотреть вверх. Просто. Вверх. Я уже говорила о той врожденной устойчивости, которая была дарована мне с рождения. Я никогда не задумывалась о высоте, смотря привычно вниз — но в этот первый раз, когда мой взгляд устремился навстречу льющемуся дождю, я поймала себя на мысли — мне страшно!

Что изменилось — мои привычки или угол зрения?

«Я боюсь...»

Неужели новое всегда порождает мысли о страхе? И когда «перемены» переходят в разряд «привычки»?

«Я боюсь!..»

Что если поддаться этому желанию и прекратить испытывать себя? Зачем себя пытать? Привычка — великое дело! Она ведь выработана многими такими моментами — и отвечает за самосохранение?.. Но ведь не испытав что-то новое, человек вряд ли бы шагнул за рамки привычных вещей и мнений! Да и вообще дальше каменного века!

«Я боюсь! Но... мне нравится!»

Новая мысль — мне нравится! И я ведь раньше не смотрела туда — облака, или то, что можно назвать ими, серые массы промышленного города. В нашем будущем человечество шагнуло далеко вперед в развитии собственного интеллекта и связи с такими же по развитию. Но утратило другую немаловажную нить — душевность, умение слушать собственное сердце и, конечно, связь с собственной природой происхождения... Стоит ли это развитие таких лишений?

«Хе! Замечаю, я задаю много вопросов! А нахожу ли ответы — еще один вопрос? Так много? Ведь стоит лишь посмотреть по сторонам и вопросы не заставят себя долго ждать! А ответы? Неужели они у каждого свои? И как у нескольких людей нет единого мнения — нельзя и здесь найти точного ответа... Только для себя!.. А что для „массы“? Толпы? Большого количества? Неужели „Если бы действительно масса что-то решала, ей бы не предоставили такого выбора“? Вот мой страшный вопрос!»

Страшный вопрос. А я ведь отвлеклась — мой взгляд был устремлен на серое небо, падающий дождь и я даже не держалась за перила!

Получилось!

«Я НЕ боюсь!»

«Мне НЕ страшно!»

Неужели только так?

Неужели так и «закаляется сталь»?

После таких обдумываний не хотелось идти на работу, заставляла лишь одна мысль о Мэле. Сегодня была его вакцинация. Вчера у меня взяли пробы нужных веществ, сделали анализы — я действительно была его «парой», сделали аналоговую вакцину. Скорее, так ее называли — просто небольшая поддержка организму после проведенных процедур. Вот и все.

А я ведь даже не думала связывать все это — особенно роль того самого обычного укола с этими мыслями...

А пока дождь. Самый обычный серый дождь. Пока я шла на работу, я несколько раз поднимала голову наверх, иногда сталкиваясь при этом с некоторыми прохожими. Они толкали меня, никто из них даже не думал о том, что я просто любовалась дождем!

«Серая масса! Теперь я точно не из их числа!»

Правда, пока я даже не знала об этом, просто чувствовала... ведь во мне просыпались природные чувства! Чувствовала — такое странное слово! Субъективное. Важное. Необходимое.

«...только я чувствую всей кожей!»

«...только мои ощущения могут оказаться субъективной правдой!»

Еще с детства нас учили, что «Чувства не приводят ни к чему хорошему. Только сухой расчет и продуманность действий, отточенных за время учебы. Только следуя определенной инструкции можно избежать ошибок. Только идя по пути точных и механических действий, человек поддержит „Наше будущее“. А чувства могут привести к необдуманным и спонтанным действиям. Это не подобает „Естественной“ ячейке „Нашего“ общества».

Нам часто задавали вопрос — «Как быть желанным элементом «Нашего будущего»? Нам часто приходилось слышать другой «Как кто-то стал ненужным элементов все той же программы»? И ответ был почти один — этот человек выбивался из общества, толпы, массы... Вероятно, он что-то познавал? Вероятно, он что-то чувствовал? И мог иметь силы это выражать... И... имел силы это показывать...

Мэл, как всегда, был записан на последнюю вакцинацию. Что же, будет мотивация отработать день.

«А ведь меня первый раз посетила именно такая мысль! Да что это со мной? Витаю в облаках? И эти мысли? Да и работа в тягость?.. Когда это она стала для меня нудной?»

— Сара, что с тобой? — спросил мой напарник, когда время показывало примерно три часа дня, — все нормально?

— Да, все хорошо — дождь попал в глаза, — отшутилась я, но, похоже, он не понял шутки! Да и вообще когда это я стала отшучиваться с ним? С напарником? Мы были знакомы около пяти лет, но все, что нас связывало, была работа... Тонна рутины... И нас это вполне устраивало. Еще бы — людей, которые за этим сюда и пришли! Два одиноких (забавно, я ведь задумалась об этом только в этот день!), два работящих, два свободных... про интеллект и интересы по жизни я вообще молчу! И мы общались ТОЛЬКО о пробирках! — А ты как?

Я попыталась продолжить разговор, но Тэдд, так звали напарника, лишь изобразил, что не расслышал. А я не стала переспрашивать. И так все было понятно — я не протяну здесь и не недели.

Как обычно я вышла в приемную, чтобы огласить имя. Как обычно. Только это стало время «перелома». Почти уже по привычке — Мэл сидел там. Его скромная улыбка — не такая как раньше. Неужели он тоже чувствовал? Неужели он тоже видел небо?

Вот такие мысли — и что еще надо было на тот момент? Почти счастливый! И счастливые.

Мэлу быстро сделали вакцину, почти все было готово. Теперь он был здоров. И я не боялась!

Письмо пятое. Невидимая

В эту ночь я долго не могла уснуть. После вечерней прогулки с Мэлом что-то происходило во мне, что-то менялось, преобразовывалось. Я чувствовала — что-то было не так, но выразить это пока не могла. Я ощущала — снова странно, опять и опять, что я уже вижу по-другому, словно зрение, повернувшее свой угол. Вернее, мое зрение было как раз основой, а весь мир был повернут. Только разве я могла это сказать кому-то? Кто-то бы поверил?

Мэл смотрел на меня — та самая улыбка.

«Может, он поверит? Может, стоит?»

Но я, молча, улыбалась.

А теперь этой ночью все вставало на свои места. Это была память изнутри, меня будили — жестко. Меня приводили в чувства — не менее больно. Кто они? Кто сделал этот замысел?

Только я уже знала ответы. Они были внутри меня, с каждой секундой всплывало внутреннее ощущение того, что мир не таков, что я не такая.

Я прислонилась ладонью к стеклу. Будоражащие капли дождя, но мне они показались светлыми и очищающими. Я открыла дверь на балкон. Снова то место, где пять дней назад я пила свой утренний кофе. Только теперь все было по-другому. Такая странность — разница нескольких дней, а перемены на лицо! Вернее, на душу и память. И стоило ли все рассказать? И было ли страшно?

Я решилась писать эти письма.

Когда программа «Наше будущее» только разрабатывалась, когда была проведена пробная версия, ее создатели разделились на два лагеря. Даже не так. Вернее сказать, были те, кто не разделял эффекта программы — полное порабощение над чувствами, полная механизация сознания. Как я уже писала, эта программа полностью подчиняла разум людей, разделяя на «до» и «после». Верное большинство разработчиков считали — этого не избежать, только стопроцентная верность программе, ведь смысла иначе не будет... Только полное следование системе, ведь любые исключения из правил губительны для программы. Что же — она была создана, запущена, внедрена... Идеальная, сложная, повсеместная...

И я, наверно, не знала ничего бы — наверняка! Если бы не один пункт. В уже запущенную программу часть разработчиков внесла изменения — небольшие, но значащие. Иногда программа выбирает небольшую часть людей, тех, кого сама и «разбудит» — вернет им возможность свободы выбора, действия, мысли. Они станут новым звоном этой системы. Невидимые. Они станут новым элементом программы. Чувствующие.

Я уже знала — программа неукоснительно вливала в меня все знания, почему это произошло? Как произошло? Что будет?

Единственным пунктом, которым до сих пор не могу объяснить был именно «выбор меня». Мне не у кого спросить и узнать. Никто не поможет мне в этом вопросе. И, наверное, знания уже утрачены. Но не чувства. Я почему-то верю в случайность всего происходящего, и одновременно, в не случайность. Возможно, всему виною мой врожденный перфекционизм и истинные движения души за чистоту и мир во всем мире. А, может, и та самая способность устойчиво стоять там, где возможность падения очень велика.

В любом случае, выбор пал на меня. Стоило лишь разбудить. А произошло это один простым способом — я получила букет. Букет ромашек, который был отправлен из прошлого, тем самым меньшинством разработчиков, борющихся за тех, кем стала и я. Сложная мысль. Но если сказать проще, они всего лишь запрограммировали в систему возможность знакомства меня и еще одного самого обычного человека. Чтобы убить одного, и дать возможность жить полной грудью другому.

Да, я поняла это сразу. Та самая вакцинация была придумана за тем, чтобы на самом деле ввести именно мне то самое вещество, которое и даст физическим процессам начать работать во мне.

«Хе! Случай! Я не. НЕ случай — я убийство! Самое настоящее!»

Я взяла в руки телефон, хотела все рассказать, но поняла, что за этим последует. Программа на самом деле была не чиста на руку.

А элементы? Что же — безопасность, удобство и здоровье. Всего лишь часть системы, сковывающей людей. Тот самый пин-код, введенный в руку, всего лишь давал еще одну возможность контроля над людьми. Той самой массой.

Этой ночью были сильные дождь и порывы ветра, и я все так же стояла на своем девятнадцатом и смотрела на небо. Сильные мысли, сильные ощущения. Стала ли я тем, кем явлюсь сейчас без Мэла? А ведь его скоро не станет. Не станет! И получается, мой мир начнется с убийства? И получается, мой взлет начнется с падения? Так всегда? Хочу ли я жить в такой реальности?

Я посмотрела вниз. Но отвела взгляд и снова посмотрела на небо.

Я не знаю, что будет дальше, я не знаю, зачем я и что я. Вернее, не знаю — чувствую. Я буду искать таких же, как я, я буду бороться. Медленно, невидимо и действенно. Ведь я есть. Ведь я — невидимая. И в этом мое предназначение.

0
576
Гость
22:16
Наше будущее, какое? Я читала, и не могла его найти.В рассказе я не увидела описание этого будущего. Оценка 0
20:27
С самого начала звучало обещание показать мир и будущее, суть программы. Но всё свелось к каким-то описанием чувств с тучей ошибок.
17:12
Жуткое количество лексических, грамматических, стилистических и других ошибок. Понять, о чем, блин, речь вообще практически невозможно. Невозможно, во-первых, из-за ошибок — это не какие-то мелкие опечатки, за ними объективно теряется смысл фраз. Во-вторых, автор хотел передать какие-то смутные обрывки чего-то, каких-то эмоций о том, что кругом серая масса и контроль, а героиня пробужденная, особо тонко чувствующая и прочие сумерки, но внятно, нормальными полными предложениями изъясняться не захотел. Но черт с ней, с героиней. Текст почти непригоден к чтению, ни хрена непонятно, корова через ять unknown
Гость
14:43
Попытка осмыслить закодированный мир, где все одинаковые, но есть толчок, который может вернуть человеку чувства (букет ромашек). Но кому? На ошибки не обращал внимания. Читал, перечитывал, но ход мыслей автора для меня недоступен. Неплохой, даже талантливый сумбур.
20:13
канцеляризмы, препинаки, невнятные многословные рассуждения
В недалеком будущем была создана особая программа, которую поддержало правительство большинства стран. столько раз слышал эту фразу. что уже тошнит от нее
под кожу вводили особый пин-код куда под кожу? как? чем он считывался?
Благодаря этому пин-коду программа «Наше будущее» сразу обеспечивала безопасность каждого, что свело преступность почти к нулю. как?
как некоторое невидимое информационное поле некоторое?
не громко спросила негромко
Пожалуйста, просканируйте свой код! где просканировать?
и пихнул мне лист, попросив расписаться за доставку. зачем, если есть пин-коды и сразу понятно, кто получил?
— Привет! Эм… Это Сара! Если тебе, конечно, это о чем-то говорит... опять же, все сосчитаны
штампы, штампы…
Загрузка...
Мартин Эйле №1