Нидейла Нэльте №2

Счастливые дни Фишера

Счастливые дни Фишера
Работа №154 Автор: Эмиль Коста

Сутулый человек стоял под козырьком больницы и смотрел на бегающих под тропическим ливнем идиотов. Мужчину звали Майкл Фишер. На этой планете он оказался впервые и сейчас удивлялся суете, вызванной непогодой. Можно подумать, что для жителей затерянного среди джунглей города тропические ливни в диковинку!

Мужчина пускал колечки дыма прямо в голограмму с надписью «Курение убивает». Какого курильщика это остановит? Сигареты убивали его намного медленней, нежели все остальное, с чем Майкл сталкивался в своей жизни. На этот раз в больнице он пролежал четыре недели. Стоя на крыльце, Майкл с благодарностью вспоминал врачей, которые вернули ему руку.

Менее теплыми словами он поминал страхового агента. Вот по чьей воле теперь приходится ждать, когда стихнет дождь. После общения с этим человеком денег не было даже на такси до космопорта. Одежду ему собирали всем отделением: на мужчине были помятые брюки, засаленная гавайская рубашка и шлепанцы на босу ногу. Самый подходящий наряд для этого проклятого места!

Заметив подъехавший к крыльцу электрокар, Майкл решил попытать счастья... Он еще не определился с направлением, однако хотел поскорее убраться с этой планеты. Попытать счастья не удалось. Стеклянные двери приемного покоя с шипением разъехались, выпустив очень упитанную женщину. За матерью прицепом следовали двое таких же упитанных детишек. Толстуха, толкнув курильщика плечом, недовольно засопела и прошмыгнула в электрокар. Один из мальчишек, когда машина тронулась, показал Майклу в окно средний палец.

Провожая наглеца взглядом, мужчина подумал, что чем старше становится он, тем отвратительней становятся дети. В старости проблема или в воспитании — кто знает. Майкл давно разменял шестой десяток и собственное детство помнил смутно. Если бы кто-нибудь сказал, что сегодня у него будет плохой день, он рассмеялся бы прорицателю в лицо. Свои хорошие дни мужчина мог легко пересчитать по пальцам новой руки.

***

Маленький Майкл появился на свет в шахтах Ганимеда, в семье оператора конвейера и учительницы. Первые семь лет жизни он не видел ничего, кроме своего жилого блока, вечно ссорящихся родителей и белесо-молочного неба. В школе Фишер узнал, что такое силовые купола. Это маленькое небо, которое казалось ему таким красивым и родным, было искусственным. Купол защищал шахту, расположенную на одном из спутников Юпитера, от мрака и холода открытого космоса.

Когда Майклу было десять, отца перевели на должность диспетчера в управлении. Вся семья гордилась им, а приятели плохо скрывали зависть. Мальчик быстро понял, что на этом спутнике его не ждет ничего хорошего. Им завладела мечта: любым способом убраться с Ганимеда.

Первой удачей в жизни парня стала война. Между корпорацией, которой принадлежал Ганимед, и независимыми колониями пояса астероидов давно назревал конфликт. В день, когда он вылился в серьезную заварушку, Майкл отметил совершеннолетие. Он впервые посетил бар и впервые напился. По пути домой парень увидел красочную голограмму, призывающую добровольцев в ряды корпоративных вооруженных сил.

Армейский контракт был куда заманчивей трудового договора, который Майкл собирался подписать на следующий день. Ноги сами принесли его на призывной пункт корпорации. Другого способа изменить свою жизнь и вырваться за пределы купола не было.

Годы спустя Фишер не раз пожалел об этом решении... Но тогда, сидя в кресле челнока и глядя в иллюминатор на льды Ганимеда, он был счастлив.

***

Окурок обжег пальцы. Фишер выругался и заметил, что дождь утих. Он покинул осточертевшее крыльцо больницы и направился по обочине в сторону центра города. Несколько небоскребов виднелись вдалеке. Джунгли подступили к самой обочине, оставив для пешеходов едва заметную тропку. На этой планете все повернуты на экологии. Если вырубить пару гектаров вдоль дороги, людям без денег будет проще передвигаться.

Из-за влажности и температуры это место вызывало у Майкла стойкое отвращение. Тяжело было дышать, а при каждом движении одежда намокала от пота. С деревьев падали крупные капли, не давая мужчине ни единого шанса просохнуть. «Здесь даже чертовы дома оплетены лианами, а пешеходную дорожку построить не могут...» — старческая привычка брюзжать под нос у него появилась после пятидесяти. Майкл не слишком-то с нею боролся.

От невеселых мыслей Фишера отвлек затормозивший рядом электрокар.

— Эй, мистер, вас подвезти?

Майкл удивился. Он, конечно, верил в удачу, но по таким пустякам эта продажная девка его не беспокоила.

— Да, спасибо! — воскликнул он и поскорее уселся в пассажирское кресло, опасаясь, что водитель передумает.

В машине изо всех сил работал кондиционер и пахло каким-то освежителем. Куда уж лучше, чем эта вездесущая сырость. Кар плавно двинулся, набирая скорость. Майкл рассмотрел водителя. Им оказался парнишка лет двадцати, коротко подстриженный, с серьезными глазами и веселой улыбкой.

— Неудачная погода для прогулок, мистер, — казалось парень не мог не улыбаться, — Куда вас подбросить?

— До офисов в центре, если не трудно, — Фишер поудобнее устроился на сиденье, — Приятно встретить воспитанного молодого человека на чужой планете. А нравы тут еще те... С полчаса назад один пацан показал мне средний палец ни с того, ни с сего.

— Вот ублюдок! — искренне удивился парнишка, — Да, воспитание сейчас не к черту. А на обочине я вас не мог бросить — куда в такие годы ковылять по жаре. Того и гляди снова дождь начнется...

По крыше кара в самом деле забарабанили капли; парень умолк, глядя на дорогу. Майкла радовала эта тишина. Он даже успел задремать, прислушиваясь к звукам ненастья снаружи. Вскоре водитель прервал его покой.

— Эй, мистер, приехали — сказал он, остановив электрокар рядом с высоким зданием.

Фишер отблагодарил парнишку самой широкой улыбкой из своего арсенала. Когда машина скрылась из вида, он огляделся. Деловой квартал оказался небольшим: всего-то восемь небоскребов возвышалось посреди океана джунглей. Мужчина без труда нашел нужное здание. Лианы добрались даже сюда и оплели высокие стены зеленой паутинкой.

Через стеклянную дверь Майкл прошел в просторный холл. У справочного робота в приемной он уточнил, в каком офисе работает мистер Фискин. Кабинет страхового агента оказался аж на семьдесят пятом этаже, поэтому мужчина направился к лифту.

Скоростная кабина беззвучно взлетела наверх. В крошечной приемной Фишер встретил препятствие в лице секретарши. Молодая леди складывала вещи в коробку и сейчас задумчиво вертела в пальцах фарфорового котика.

— Здравствуйте, я к мистеру Фискину.

— Извините, но его сейчас нет.

— Мисс… — Майкл опустил глаза на бейджик девушки, — Анабель, я друг Арчибальда. Мы с ним планировали пропустить по стаканчику после обеда...

«Хорошо, что я прочел визитку, прежде чем выбросить ее. Редкое имя у этого ублюдка,» — пронеслось в голове. Ему не впервой было врать, улыбаясь и глядя прямо в глаза. Самое главное — делать это быстро и не запинаться. Девушка явно была не в духе. Увольняться посреди рабочего дня мало кому придет в голову. Она окинула посетителя суровым взглядом.

— Миссис Анабель... Вы не можете ждать господина Фискина тут, стоя у меня над душой.

— Может, я посижу у него в кабинете?

— Да вы что, это строжайше запрещено!

— Что ж поделаешь, потопаю в холл, — понурый взгляд Фишера упал на кружку с фотопечатью — улыбающимся мальцом лет пяти, — Какой у вас славный мальчуган! У меня их, знаете ли, трое и восемь внуков. Такие потешники! Особенно старший, Петер, — недавно сам придумал песню. Сейчас я вам ее напою…

Он прокашлялся. Секретарша со смесью жалости и ужаса смотрела на Фишера.

— Извините… петь здесь тоже запрещено, — она вздохнула, — Думаю, большой беды не будет, если вы дождетесь друга в кабинете.

— О, спасибо дорогая моя, спасибо большое! — прижав обе руки к сердцу, Майкл слегка поклонился, — Я буду вести себя очень тихо. Слово старого солдата!

Женщина улыбнулась, и он вошел в дверь за ее спиной. «Эх, внучек Петер, ты своими песнями всегда мне помогаешь открывать двери. Если будет когда-нибудь внук, дам ему это имя» — подумал псевдодедушка. Обстановка кабинета поражала одновременно роскошью и отсутствием вкуса. Он сел в кресло, обтянутое тосканским сукном и кожей.

Анабель еще некоторое время возилась в приемной, но вскоре все стихло. Выглянув за дверь, Фишер убедился, что секретарша ушла вместе со своими вещами. Мужчина удовлетворенно крякнул: все складывалось как нельзя лучше. Он прикрыл дверь и решил оглядеться здесь как следует.

— Так, где я бы спрятал пистолет на месте Арчибальда? — пробормотал Майкл.

В том, что у мистера Фискина есть оружие, он не сомневался. Среди белых воротничков было модно обзавестись старинным пулевым пистолетом или же бластером последней модели. В нижнем ящике стола он нашел то что искал.

— О-го-го… — только и смог сказать мужчина.

В руке у него покоился револьвер «Смит&Вессон». Найти такое сокровище в этом захолустье Фишер не ожидал. Убедившись, что он заряжен, мужчина сел на прежнее место, положил ноги на стол и стал ждать «друга».

Прошло около часа, когда вернулся, бормоча себе под нос ругательства, хозяин кабинета. Он был так возмущен исчезновением секретарши, что не сразу заметил посетителя. Только бросив портфель на стол, старина Арчибальд поднял голову и увидел дуло револьвера, направленное ему в лицо.

— Ккк-какого хрена? — спросил мистер Фискин, — Ччч-что вы делаете в моем кабинете?

— Ты дверку-то запри. Вдруг кто-нибудь заглянет, а я испугаюсь и гостя твоими мозгами испачкаю. Непорядок будет, — голос Майкла источал саму теплоту и заботливость, — А теперь присядь, нам нужно с тобой о многом поговорить.

Рухнув в кресло для посетителей, страховщик осмелел:

— Что вы себе позволяете?! Я партнер серьезного страхового агентства! Я вас могу упечь в тюрьму до конца ваши…— его гневный монолог прервал удар рукояткой револьвера по лицу.

Мужчина со стоном скорчился в кресле, схватившись за голову. Визитер с недобрым прищуром рассматривал страхового агента.

— Наговорился? Тогда продолжим... Ты помнишь меня под именем Майкл Фишер. Две недели назад ты принес мне плохие новости по поводу моей страховки. Как назло, она истекла как раз в тот момент, когда я лежал в оперблоке. Даже доктор был готов пойти навстречу и чуть сдвинуть время операциии, но ты проявил похвальную принципиальность... Вспоминаешь?

Бледное лицо и трясущиеся руки говорили, что память у Фискина также была выше всяких похвал.

— Ты допустил одну ошибку, оставив свою визитку. Теперь все мои кредиты перекочевали на счет больницы. Я беден как церковная крыса, Арчибальд. И что прикажешь с этим делать?

— Спасите!.. — «Смит&Вессон» описал в воздухе дугу и ударил Фискина по второму виску.

— Помолчи еще чуть-чуть, я уже заканчиваю — сказал Майкл, разглядывая скулящего страховщика, — Пока ты обедал, я решил, что дам тебе выбор. Либо ты как джинн из сказки выполняешь два моих желания, либо я тебя отправляю в качестве пациента на еще более дорогостоящую операцию.

— Какие желания? — настороженно спросил Фискин, отняв руки от лица.

— Я хочу сто тысяч кредитов, а кроме того ты даешь мне информацию об одном человеке.

— С информацией проблем не будет, но с деньгами не получится. У меня нет наличных...

— Не надо кривляться, Арчибальд, — Майкл хмуро покачал головой, — На этой идиотской планете изделия из натуральной кожи запросто не купишь. Я как только увидел твой кабинет, сразу понял, что у парня с таким поганым вкусом обязательно должна быть под рукой неплохая заначка. Так где сейф, дружище?

Злобный взгляд подтвердил его догадку. Через полчаса пожилой человек спустился на подземную стоянку электрокаров. Револьвер Майкл пристроил в кармане рубашки; Арчибальда он оставил в кабинете. Связанный страховщик с кляпом во рту привлечет чье-либо внимание не раньше, чем завтра. Перед уходом Майкл вылил на дисплей видеосвязи бутылку воды, закоротив его.

На стоянке было пустынно. Фишер нажал кнопку на брелке и зашагал на писк разблокированной двери, донесшийся издалека. Машина удивительно напоминала кабинет Фискина: такой же сутенерский стиль. Майкл включил двигатель и нашел на дисплее навигатора бар, расположенный неподалеку от космопорта.

Выведя машину на дорогу, он вздохнул. Пусть все и шло по плану, а он стал богаче на сто тысяч кредитов и револьвер, — такие поступки были Майклу не по нутру. Сам себя он называл наемным курьером. Среди вещей, которые Фишер перевозил по обжитым мирам, были и легальные, и не очень. В целом он был законопослушным гражданином, просто любил такую жизнь.

***

Пока сержант Фишер защищал интересы корпорации на Поясе Астероидов, шахты Ганимеда работали на износ. Война требовала много ресурсов. В один выходной день, из-за поломки, прекратилась подача энергии на силовое поле купола шахты № 21. Маленькое молочное небо Фишера отключилось, пропустив холод и тьму космоса к людям. Больше у него не было места, куда можно вернуться, и людей, которые могли его ждать.

Получив отставку, Майкл отправился на Землю. Там, тратя заработанные деньги на алкоголь и проституток, он провел несколько лет. Не раз приходила в голову идея раздобыть свой собственный космический корабль. Но «развлечения» стоили недешево, накопления таяли, и мечта оставалась мечтой. Фишер проводил вечера в пьяном угаре, утомляя барменов рассказами о своих несостоявшихся планах.

Судьба иногда благоволит тем, кто жаждет чего-то так же сильно, как хотел вновь увидеть звезды Майкл Фишер. В один холодный и пасмурный день, протирая штаны в баре, он увидел девушку. Красотка с золотыми волосами о чем-то спрашивала бармена, а потом обернулась в его сторону. Майкл не мог отвести от нее глаз. Девушка подошла и сказала:

— Ты Фишер? Говорят, тебе нужен космический корабль подешевке? А мне бы пригодился на борту опытный боец без претензий… Я Элен.

Она уселась напротив, заказала себе текилы… Майкл, как в тумане, слушал ее, кивал и кивал. Он был согласен на все, что предложит ему Элен. Свою никчемную печень отдал бы, потребуй она только. Через пару часов Фишер вышел из бара совладельцем маленького космического клипера. Корабль еще нуждался в ремонте, да и черт с ним. Это был второй счастливый день жизни Майкла.

***

Фишер затормозил, не доезжая до бара с полкилометра. Перед тем как выйти он выставил на навигаторе координаты заповедника «Болота Крона» и включил автопилот. Мужчина проводил взглядом электрокар, уносящийся в сторону реликтовых болот. Большого ущерба экологической обстановке одна утонувшая машина не нанесет.

Майкл решил, что перед отлетом ему необходимо выпить. Космопорт находился в пятнадцати минутах на электрокаре. Времени, чтобы пропустить пару рюмок, было в избытке, а после вызвать такси — и прочь с этой планеты! Он зашагал по обочине к одинокому зданию под заветной вывеской, видневшемуся вдали.

За все время, пока его мотало по обитаемым мирам, Майкл повидал много разных баров. Для себя он выделял три типа: «Надраться», «Посидеть» и «Нужен галстук». Первых мужчина избегал, однако любовь к питейным заведениям второго типа у него была стабильной. Приличные забегаловки в Галактике можно было пересчитать по пальцам; Фишера обычно туда не пускали.

Подойдя ближе, он убедился, что бар определенно следует отнести к первому типу. Желание выпить и закурить было сильнее чувства брезгливости. Майкл плечом толкнул дверь и прошел мимо криво наклеенных постеров с забытыми фильмами. Полутемный холл отделял бар от влажного и затхлого внешнего мира.

Внутри никого не было, кроме темнокожего бармена средних лет, протиравшего стаканы за стойкой. Время близилось к четырем. На другой планете бар оказался бы битком набит посетителями, а тут никого… Майкл уселся на высокий стул и окликнул бармена.

— Инопланетник? Недавно у нас, да? — спросил тот, подойдя.

— Так заметно?

— Да, заметно. Любой местный знает, что если на такую штуку придет сообщение, что будет дождь, то лучше сидеть дома, — он поднял руку и показал черный браслет с крошечным дисплеем.

— С каких это пор люди боятся попасть под дождь? — удивился гость, — Сегодня заливало уже несколько раз — что-то никто и не почесался.

— Это не простой ливень, а натурально стена воды с химикатами. Поверь, ты не захочешь через… — он взглянул на часы, — сорок минут оказаться на улице.

— Все же многие предпочли бы переждать такое событие в баре...

— В жилых блоках крыша не обвалится, а здесь может. Здание-то старое, еще до «восстановления» построено.

— Что еще за восстановление?

— Тот знаменательный год, когда наше чертово правительство решило возродить джунгли. Этот «дождик» тоже из-за высоколобых ублюдков. Каждый месяц поливают, иначе вся эта зараза не растет…

— А что ж ты не уходишь если все может рухнуть?

— Потому что некуда идти, это мой дом. Если рухнет, то и я вместе с ним.

— Ну, мне тоже идти некуда, так что рискнем. Меня зовут Майкл. Налей нам обоим по паре бокалов чего-нибудь бодрящего.

— А я Бобо, или Старый Бобо, — бармен достал бутылку без этикетки и разлил по стаканам, — Чего ж не выпить с хорошим человеком… Это самогон по рецепту дедушки. Я его сам делаю и редко кому наливаю.

— Кому верить, как не бармену, в выборе напитка... За прочную крышу над головой!

Жидкость слегка обожгла горло, в груди потеплело. Про себя Майкл признал, что дед Бобо действительно смыслил в выпивке… Вечер намечался приятный. Неожиданно хлопнула дверь, и в бар вошли трое мужчин: два бугая хмуро озирались, а коротышка болтал по телефону:

— Нам повезло, босс, здесь только старый пердун Бобо и какой-то забулдыга.

Бармен побледнел и как завороженный смотрел на визитеров. Знакомый чертенок, дремавший внутри Майкла, поднял голову. Чувствуя, что в очередной раз влипает в историю, он поинтересовался:

— А вы, собственно, кто, такие наглые?

— А ты еще и не местный… — протянул коротышка, — Я Карло, человек дона Бертини.

— И почему ты, Карло, человек дона Бертини, не здороваешься, входя в чужое помещение? И что меня должно напугать: то, что ты Карло, или то, что ты — человек дона Бертини?

С каждой фразой лицо человечка краснело все больше. Майкл уже догадался, что имеет дело с бандитами. Он знал, что им лучше не показывать страха.

Подавив гнев, Карло вначале решил разобраться с основным делом и обернулся к Бобо.

— Босс предлагал приличные деньги за твое заведение, но ты отказался. Теперь я принес его последнее предложение. Не примешь его — тебя ждут неприятности; эти мальчики... — он указал на громил, — их обеспечат. За эту развалюху дон Бертини даст тебе 2 тысячи кредитов.

— Раньше разговор шел о двадцати тысячах…

— Не нужно было отказываться. Своей заносчивостью ты оскорбил босса, — ухмыльнулся Карло.

— А зачем дону этот твой бар? — Майкл обратился к хозяину, игнорируя остальных. — Ты же сам сказал, что тут крыша на честном слове держится.

— Да не бар ему нужен, а земля, на которой он стоит. Место хорошее и на выезде из города. Дон Бертини хочет здесь стриптиз-клуб открыть, а управлять им будет вот этот шкет, — бармен мотнул головой в сторону вновь побагровевшего Карло, — Ты ж понимаешь, что он не просто так тут подпрыгивает…

— Ты зарываешься старикан!

— Меня не напугал бы и сам дон Бертини, где уж тебе, обезьяна… Когда у старого человека отбирают самое дорогое, жизнь не кажется особо ценной. Я прав, Майкл? — устало проговорил Бобо.

— Точно, — Фишер вынул револьвер и выстрелил ближайшему громиле в голову.

Карло взвизгнул, как ушибленный щенок. Майкл повернулся к бандитам, держа его на мушке.

— Итак, шансы выровнены. Оружие и телефоны выкладывайте на барную стойку... Молодой человек, — обратился он к уцелевшему бугаю, — дергаться не советую, иначе приляжете отдохнуть рядом с вашим другом

К бутылке с самогоном на стойке присоединились два пистолета и телефон.

— Можно ведь договориться… Зачем сразу стрелять? — пробормотал Карло.

— Ну ведь сам же сказал, что предложение окончательное и торг не уместен. Бобо, я ведь правильно расслышал? — когда бармен кивнул, Фишер продолжил — Налей нам всем по стаканчику твоего фирменного, а то как-то некультурно получается.

Бобо, ни слова не говоря, достал из-под прилавка еще два стакана и разлил остатки из бутылки всем присутствующим. Стороны выпили, и Карло, прокашлявшись, сказал:

— Ну, это я, конечно, погорячился… возможно, мы сможем вернуться к прошлой сумме.

— Но, босс… — протестующее забормотал громила.

— Тихо! Вроде упоминалась сумма в двадцать тысяч? — обернулся к бармену помощник дона Бертини.

— В связи с новыми обстоятельствами мы решили поднять ее до ста, — ответил за нового друга Майкл.

— Кхм... кхм… Почему столько? Поймите и вы: я ни в коем случае не сомневаюсь в вашем праве на эти деньги, но они не лежат у меня в карманах...

— Такая сумма замечательно совпадает с крепостью любимого напитка нашего хозяина и так же хорошо делится на два. И не надо мне вешать лапшу на уши. Уверен, что сотня тысяч кредитов у помощника самого дона Бертини точно найдется, — Майкл сделал глоток из стакана, выразительно глядя на коротышку, — Опасаться нечего, у нас же легальная сделка. Вы переводите Бобо всю сумму на счет, он подписывает бумаги... После вы останетесь здесь любоваться новыми владениями, а мы отвалим, воспользовавшись вашей тачкой… Полагаю, такой вариант устроит всех?

Карло угрюмо кивнул.

— А ты как, Бобо? — спросил Майкл у бармена.

— Пятьдесят тысяч — честная сделка, — сказал тот после недолгого раздумья, — Признаться, эта планета надоела мне до чертиков.

— Тогда приступим… давайте сюда ваш договор. Сами усаживайтесь за стойку, руки держите на виду. Бобо, продиктуй человеку дона Бертини номер своего счета. Мы продолжим, когда я увижу, что деньги у нас…

Карло возился с голотерминалом на запястье, вводя четырнадцатизначный номер счета. Держа бандитов на мушке, Майкл подтянул к себе блюдце с сухариками и рассеянно принялся их грызть. После скудного больничного завтрака, который он наскоро проглотил в восемь часов утра, во рту крошки не было.

Коротышка закончил и переглянулся с охранником. Фишер не придавал этому значения: в любом случае стреляет он быстрее, чем эти двое думают. Браслет Бобо запищал, оповестив хозяина о новом зачислении на счет. Старик быстро подписал договор и выжидающе поглядел на Майкла.

— Сколько там времени до вашего дождя осталось?

— Около двадцати минут.

— Бобо, у тебя найдется веревка или что-то в этом роде?

Старик кивнул и нырнул под прилавок. Через секунду он протянул Фишеру моток крепкой бечевки.

— Держи… Если мы собираемся отсюда валить, то лучше поторопиться.

— А где ключ от машины? — спросил Майкл, смотря сверху вниз на сидящего бандита.

Громила вынул из кармана и положил на стойку небольшой магнитный ключ.

— А теперь заведи руки за спину. Бобо, свяжи ему запястья как следует.

Бармен скрутил амбала и мстительно заткнул ему рот грязной тряпкой, лежавшей рядом. Майкл протянул старику ключи от машины и отправил на улицу заводить мотор. Оставшись наедине с бандитами, он вздохнул, повернулся к перепуганному Карло и выстрелил ему в висок. Он не собирался оставлять коротышку в живых. Мстительный помощник дона мог доставить в будущем кучу проблем. Карло свалился на пол; сидящий рядом бандит дернулся и замычал. Фишер спрятал револьвер и направился к выходу, обронив:

— Бумаги на столе. Передай дону Бертини, чтобы в следующий раз выбирал помощников повежливей.

На улице Майкл почувствовал, как изменилась погода за короткий срок. Ветер пробирал до костей, а небо заволокли тучи. Он пошел к одинокой машине, из которой выглядывал старый бармен. Усевшись в пассажирское кресло, Фишер сказал приятелю:

— Теперь гони до отеля при космопорте на полной скорости!

Электрокар рванул вперед, и вид за окном слился в одну темно-зеленую полосу. Майкл вкратце объяснил старику план дальнейших действий.

— Высадишь меня, а сам дуй к космопорту... как дождь кончится, на первом же рейсе сваливай с этой планеты. Когда твои гости свяжутся с боссом, искать начнут меня.

— Как-то некрасиво оставлять тебя одного, после этого… — нерешительно ответил Бобо.

— Ну, справедливости ради, ты меня о помощи не просил… Я по жизни ищу приключений на свою задницу. Улетай со спокойной совестью, не забудь перевести мне пятьдесят тысяч, — он протянул бармену бумажку с номером своего счета, — Одно условие предъявлю: если я когда-нибудь попаду в твой новый бар — пью бесплатно!

Машина затормозила перед типовым отелем. Серая коробка здания, оплетенная вездесущими лианами, гордо демонстрировала вывеску «Рич-отель». Мужчины попрощались, и электрокар поехала в сторону космопорта, а Майкл пошел ко входу. Вестибюль встретил его шумной толпой народа. Пробившись через это сборище «потерявшихся утят» к стойке регистрации, он поинтересовался у молодого портье, кто эти люди.

— Это гости отеля на время дождя. Закон нас обязывает пускать всех — во избежание жертв, так сказать.

— Ну, я не из таких. Мне нужен номер до завтра. Доставку ужина, надеюсь, можно заказать?

— Конечно, у нас все по высшему разряду, — обрадованный администратор протянул Фишеру терминал для подписи, — Благодарю! Ваш номер 455.

Через несколько минут Майкл осматривал свое убежище на ближайшую ночь. В комнате была двуспальная кровать, небольшой столик со стулом, визор на стене и еще одна дверь, ведущая либо в шкаф, либо в санузел. «Надеюсь, они их не совместили. Мыться и облегчаться в шкафу — как-то неправильно», — подумал Фишер. Он запер дверь, лег на кровать прямо в ботинках и через секунду задремал.

Звук открывшейся двери, заставил мужчину открыть один глаз. Шуршание колесиков по ковру из искусственной шерсти убедило его в том, что привезли ужин. Он подождал, пока робот оставит поднос на столике и выкатится за дверь. После этого Майкл снова заперся и только тогда смог сесть и насладиться едой.

В стандартный ужин входил стейк из говядины и салат. Судя по виду и по вкусу, говядиной мясо называлось только из-за дальних коровьих предков, поделившихся ДНК для искусственного выращивания. А уж про салат из псевдоовощей и упоминать было нечего. Майкл съел все и лишь слегка поморщился, увидев сумму на помятом чеке. Цены отеля вполне оправдывали его название.

Фишер вновь улегся на кровать и прикрыл глаза.

***

С трудом уговорив Элен поужинать в лучшем ресторане Земли в тот день, Майкл никогда больше не посещал такие заведения. Но тогда, только что завершив крупный заказ, они сидели за столиком и наслаждались жизнью. Он уже не помнил, о чем они говорили или что пили, но Майкл запомнил момент, когда им принесли счет. Элен спросила тогда:

— Ну как будем делить? Пополам или как всегда, каждый за себя?

То ли вино придало Майклу храбрости, то ли просто пришло время, но тогда ответ вырвался из него быстрее чем он сообразил, что произнес:

— Эл, давай поженимся?

На что она смогла ответить только:

— Хорошо, но тогда за ужин платишь ты.

А дальше была поездка на такси до их корабля, и ночь, скрывшая все, что произошло.

Наутро, когда Майкл поднял голову с подушки и хотел обнять свою будущую невесту, рядом никого не оказалось. На тумбочке лежала записка, в которой говорилось: «Корабль твой, и прости меня». Майкл еще долго сидел и смотрел на эту записку. Он хотел бежать и искать Элен, но что-то его остановило тогда. Фишер понимал, что у каждого человека своя жизнь, и нельзя заставить его следовать чужому пути.

Спору нет, то было не самое счастливое утро, особенно по сравнению с вечером накануне.

***

Майкл проспал обещанный ливень. Наутро он выглянул из окна и ничего особенного не увидел: мокрый асфальт и все. По крайней мере, о водоотведении местные власти позаботились как надо. Мужчина решил принять душ и прошел в санузел. Возясь с непривычной застежкой инопланетных брюк, он услышал, как кто-то возится у входной двери. Фишер тихонько включил воду в душевой кабине, вытащил револьвер и притаился.

— Э, это точно тот номер? — просипел мужской голос.

— Да, он. Не видел табличку на двери? Портье же говорил про четыреста пятьдесят пятый...

— О, слышь, да, похоже, он моется.

— Ну, раз ты, сопля, такой умный, то иди и вытащи его из душа.

Майкл прижался к стене. Когда из-за двери показался незнакомый амбал, он упер ему в висок дуло револьвера и шепнул:

— Не дергайся, и повернись.

Он медленно вышел из уборной, держа перед собой бандита, как щит. Напарник при виде этой картины осуждающе посмотрел на своего неудачливого молодого коллегу.

— Вот черт, похоже, не видать мне премиальных… — произнес он.

— Это точно. Теперь бросай пушку.

Майкл старался не засмеяться. То ли эта планета была не пуганая, то ли приняли его — это при двух-то трупах! — за какого-то простака с оружием. Но ситуация с этими недоумками была для него очень потешной.

— Какую? — спросил бандит.

— А ту, которая оттягивает твой карман, и которую ты должен был достать, как только я показался в двери с твоим подозрительно молчаливым напарником.

— Я н-ничего, я не молчу, — пробормотал молодой.

— Заткнись, — поморщился старший.

Он медленно достал лазерный пистолет и бросил его на пол. Следом, по приказу Фишера, на ковер полетели телефоны бандитов. Старший хмуро глядел на Майкла.

— Что собираешься делать? Если бы ты нас хотел убить, то палить начал бы сразу.

— Да, ты прав. — усмехнулся Майкл, — Не собираюсь я вас, идиотов, убивать, если не начнете дергаться. А теперь ты со своим напарником идешь в сортир и сидите там тихо-тихо. Услышу звук, и в этом номере живым останусь только я. Понятно?

Фишер оттолкнул молодого бандита от себя, не переставая держать его на мушке. Дождавшись, когда они скроются в ванной комнате, он щелкнул замком, а после для надежности подвинул столик и прижал им дверь. Перед тем как покинуть номер, мужчина подобрал с ковра лазерный пистолет.

До космопорта Майкл добрался без проблем. Внутри он увидел шумные толпы туристов, приехавших искупаться в знаменитых источниках и обмазаться не менее известным лечебным илом. В этом муравейнике из людей, роботов-слуг и всяческой домашней живности Майкл чувствовал себя как дома.

Выделяя тренированным взглядом полицейских в толпе, он ненавязчиво и осторожно пробивал себе дорогу через мельтешащих людей к билетному терминалу. Майкл недолго раздумывал, куда отправиться. Он достал из кармана рубашки записку с адресом, который несколько часов назад дал ему насмерть перепуганный страховщик.

— Черт, в эту дыру практически ничего и не летает, — пробормотал мужчина, набрав название нужной планеты. Сельскохозяйственная планета на дальнем краю Галактики привлекала куда меньше туристов, чем эта тропическая здравница.

Через час Майкл поднялся на борт пассажирского лайнера. Коротая время в кафе, он успел продать револьвер безмозглому туристу и выручил десять тысяч кредитов наличными. Теперь о деньгах беспокоиться было не нужно. Полет займет неделю; Фишер решил лететь с комфортом и выкупил двухместную каюту полностью.

Перед стартом он убедился, что Бобо не подвел: сумма на счету увеличилась еще на пятьдесят тысяч. Довольно крякнув, Майкл вызвал робота-стюарда и заказал выпивку. Через пару часов после отлета он отключился на кровати, не успев толком раздеться.

Фишер проснулся оттого, что лайнер чувствительно тряхнуло. «Выстрел уменьшенной мощности по силовому полю. Предупредительный. Значит, либо полиция, либо пираты... не военные точно. Эти бы разнесли корабль в щепки и не почесались,» — пронеслось в голове у Майкла. На ходу натягивая проклятые штаны, он выбежал в коридор. Сейчас только бы добраться до спасательного бота.

В дальнем конце коридора мужчина увидел одетых в броню людей. Они медленно приближались, прикладами загоняя любопытных пассажиров обратно в каюты. Человек в отливающем бронзой шлеме заметил пятящегося по коридору Майкла и вскинул винтовку к плечу.

Очередь выбила искры из переборки над головой. Пригнувшись, Майкл дернул на себя дверь соседней каюты, молясь, чтобы она оказалась не заперта. Дверь открылась, и вместе с ней в коридор вылетел пухлый молодой человек. С этим парнем знакомство быстро закончилось: пули, предназначавшиеся для Майкла, достались ему. Молодой человек упал, привалившись к открытой двери. Осознав, что лучшего момента не будет, Майкл сорвался с места.

— Вот черт! А это, кажется, пираты, — пробормотал он на бегу.

Такой старик даже для злостных рабовладельцев — фигура не слишком привлекательная. Значит, церемониться они не будут. Это маленькое открытие придало ему сил. Добежав до спасательного бота, Майкл запрыгнул в него и дернул рычаг. Люк с лязгом захлопнулся. Ускорение впечатало мужчину в стенку капсулы.

Когда стало возможно двигаться и бортовой компьютер решил, что прыжок на достаточно далекое расстояние спас пассажира, Майкл протянул руку и включил аварийный маяк.

Теперь остается только ждать. Болтаясь в невесомости и пытаясь устроиться поудобней, мужчина не думал о плохом. По крайней мере, старался.

***

Первое что человек обычно видит, приходя в сознание в больнице, это белый потолок или лица испуганных родственников. Пациента Фишера встретил удивленный взгляд молодого врача.

— Вы очнулись?

— А что, не стоило? — попытался улыбнуться Майкл, но боль в восстановленной руке превратила улыбку в гримасу.

— Извините, — покраснел доктор, — Я не хотел ничего такого сказать. Просто с вашими повреждениями так быстро не приходят в себя. Вам восстановили руку, восстановили часть черепа, и, по нашим прогнозам, вы должны еще дней пять быть еще в коме.

— Рад, что смог вас разочаровать… Сдается мне: увидев счет на лечение, я снова вернусь в кому.

— Как замечательно что вы не теряете чувства юмора. Ну, раз вы очнулись, мне нужно прояснить ситуацию…

Кивая и слушая доктора вполуха, Майкл вспоминал о том, как его клипер заходил на посадку. Бескрайнее море джунглей внизу, серый островок космопорта… На планете его ждала короткая встреча со страховым агентом. Но не сложилось…

Корабль превратился в груду железа. И как умудрился он сам не превратиться в фарш... «И не пьян ведь был, вот что стыдно!» — подумал Майкл, когда болтовня врача привлекла его внимание.

— Доктор, о каких родственниках речь? Все мои родственники мертвы.

— Неужели? Но о смерти вашего сына в глобальном инфобанке ничего нет.

— О ком!? — сердце у Майкла забилось с частотой пулеметной очереди, что не замедлило отразиться на показаниях медицинских приборов.

— О вашем сыне. Вот тут у нас есть запись, сделанная на Земле — доктор заглянул в планшет, — Терри Хиниган, рожденный Элен Хиниган. Отцом с ее слов записан Майкл Фишер… с отцом установить связь не удалось по причине его отсутствия... Где ж вы были? В наше время — и чтобы связаться не могли!

— Такая у меня работа... да и обитал я в таких местах, где не то что со связью, а с мылом проблемы, — пробормотал Фишер, — Скажите, доктор, а, быть может, получится связаться с Элен Хиниган?

— Увы, нет. Она умерла десять лет назад — сердечный приступ, — врач поднял глаза от экрана планшета, — Я вас оставлю, такие вести нужно переварить…

Он вышел из палаты. Майкл изумленно провел новой рукой по остаткам волос на голове. Новость о смерти Элен принесла ему лишь легкую грусть. За без малого двадцать лет эмоции улеглись, и старая любовь казалась не более чем приятным воспоминанием. Но сын… Его собственный сын!

К реальности Майкла вернул стук в дверь... Стареющий хлыщ вошел в палату, снял шляпу и представился:

— Меня зовут Арчибальд Фискин, я страховой агент. Боюсь, сегодня не самый ваш счастливый день, мистер Фишер.

1237
О, а это что-то!
Не жалко поставить плюс.
Правда маленький, чтобы вы, автор, не расслаблялись))))))
Рассказ читается на удивление легко и даже очень интересно.
На «удивление» это на примере других рассказов которые только что читал.
Сюжет продуман, выписан, закончен.
Язык нормальный. По-крайней мере у меня не возникло дискомфорта.
Я бы оценил этот рассказ в твердую 5.
02:08
+1
сказ про супермена без единой проблемы. бах, выстрел в голову, стаканчик виски, все убиты, все довольны, the end.
Спасибо автору за рассказ, рассказ прочитался легко и с интересом. Местами улыбнуло ) Поставлю плюс… хотя тут скорее рассказ о супермене, как выше высказались. Но было интересно.
21:46
+1
Нет, почему о супермене. Просто четкий старикан) такой в стиле сороковых американский герой в шляпе с полями, нуарный)) Довольно атмосферно, мне понравилось!

Пс: извините, случайно с телефона поставила минус вчера, написала в техподдержку, мне ответили, что вернули отнятый балл.
15:10
+1
Чем-то напомнило Гаррисона и его эпопею о Железной Крысе: проблемы решаются на раз-два, приключения находят персонажа сами собой, а он слишком крут, чтобы «смотреть на взрыв». Впрочем, бог с ним, законы жанра.

Как по мне, есть проблемы с миром. Он слишком шаблонный. Война с некой «корпорацией» (почему бы не придумать говорящее название), телефоны наряду с лазерным оружием (в эпоху космических перелётов так и не придумали ничего лучше?), номера счетов, вместо… я даже не знаю, хотя бы QR-кодов, а то и чего-то более интересного. Смени декорации на какой-нибудь Чикаго, с небольшими правками, история ничего не потеряет. Зачем нужен был химический дождь, если он не играл никакой роли в сюжете?

Неплохой ритм и бодрое повествование разбиваются о нежелание (или, быть может, не хватало времени) придумать мир, что рассказ очень портит.
Demetra
22:17
Диалоги выглядят непродуманными, структура тоже местами сбоит, но в целом рассказ оставляет положительное впечатление.
чем старше становится он, тем отвратительней становятся дети
— ПЕРВЫЙ перл! Зачетно!
Он, конечно, верил в удачу, но по таким пустякам эта продажная девка его не беспокоила.
— ВТОРОЙ перл! Браво!
а я испугаюсь и гостя твоими мозгами испачкаю
— ТРЕТИЙ!
еще одна дверь, ведущая либо в шкаф, либо в санузел. «Надеюсь, они их не совместили
— ЧЕТВЕРТЫЙ! Ну, автор! Вы жжете!
И не пьян ведь был, вот что стыдно!
— ПЯТЬ!..
Как?! И все?! А дальше? Ему же надо найти сына, встретиться с ним и т.д
Даю вам, автор, 10 баллов. Это задаток. Допишите — дам еще столько же.
14:19
Рассказ на твердую пятерку, но есть несколько провисших сюжетных нитей.

Непонятно, почему сбежала Элен — потому что не хотела другой жизни? Это что-то с чем-то…
Непонятно, зачем придуман эпизод со спасательным ботом, для того, чтобы показать, что герой опять не встретится с сыном?
Неясно, почему секретарша уволилась – вероятно, чтобы обеспечить свободную встречу Фишера и агентом. Неясно, зачем герой остался на планете, а не улетел в тот же день.
12:33
Опять кто-то вынул кусочек из чего-то большего ради отправки его на конкурс? Автор, ваш рассказище болтается с незаконченным финалом, как это самое в проруби, уж не обессудьте. Что там произошло с этим Майклом после того, как он героически впрыгнул в спасательный бот?

В целом, — очень скучный, шаблонно выстроенный текст о сферическом американнизированном супермене в вакууме. Ни ярких сюжетных линий, ни чётко прописанных характеров, ни диалогов, ничего тут нет. Одна водичка, приправленная логическими провисами и ненужными сценами, деталями.

Поставлю 3 балла из 10-ти, пожалуй.
12:31
+1
Автор настолько обиделся на мою безобидную в сущности рецку, что аж влепил минус в репку?=). Ути-пути.
12:17
+1
Вот зря вы обижались, автор, ибо ваш-то рассказ прошёл дальше, а мой из этой группы, увы, нет=)).
21:42
-1
засаленная гавайская рубашка на другой планете? так она бешеных денег будет стоить
много лишних слов, вроде Первые семь лет жизни он не видел ничего, кроме своего жилого блока, вечно ссорящихся родителей и белесо-молочного неба
Смит&Вессон в тексте символ неудобоварим
его гневный монолог прервал удар рукояткой револьвера по лицу.

Мужчина со стоном скорчился в кресле, схватившись за голову. Визитер с недобрым прищуром рассматривал страхового агента.

— Наговорился? Тогда продолжим… Ты помнишь меня под именем Майкл Фишер. Две недели назад ты принес мне плохие новости по поводу моей страховки. Как назло, она истекла как раз в тот момент, когда я лежал в оперблоке. Даже доктор был готов пойти навстречу и чуть сдвинуть время операциии, но ты проявил похвальную принципиальность… Вспоминаешь?

Бледное лицо и трясущиеся руки говорили, что память у Фискина также была выше всяких похвал.

— Ты допустил одну ошибку, оставив свою визитку. Теперь все мои кредиты перекочевали на счет больницы. Я беден как церковная крыса, Арчибальд. И что прикажешь с этим делать?

— Спасите!.. — «Смит&Вессон» описал в воздухе дугу и ударил Фискина по второму виску.
висок это лицо?
Револьвер Майкл пристроил в кармане рубашки нагрудном? у гавайских рубах вообще есть карманы?
банально, на уровне комиксов 60-х годов
Иванова Полина
09:13
Текст интересен, но не доделан. У героя ощущается ненависть к миру и он это выражает.Я ставлю 7
Загрузка...
Book24

Запишитесь на дуэль!