Ольга Силаева №1

Капустник

Капустник
Работа №155 Автор: Нагорняк Анастасия Александровна

«Капустник - самодеятельное представление, 

комические сценки на местные злободневные темы».

(Википедия)

Когда все закончилось, Кристина чувствовала, что умерла вместе с ними, но осталась в живых по одной простой причине – она была спусковым крючком, даже не осознавая этого.

Спустя три года после трагедии, Кристина задавалась единственным вопросом: «Случилось бы все это, если бы она не купила их?».

Ребята сняться ей. Каждую ночь. Бывает по одному, бывает, что сразу все вместе. И в каждом сне, неизменно, к ней приходит Денис. Его на миг испуганное, но все еще смелое лицо и глаза - живые, полные тепла и света. Когда он перестанет сниться…. Быть может еще через три года? Но скорее всего навещать он ее будет, пока они не встретятся где-то там, в другом мире.

Помнится, она долго думала, что принести на капустник в качестве «частички себя». Такая была задумка ее курса. Она рылась в шкафу и в шкафчиках посменного стола. Даже заглянула под кровать, хотя знала, что кроме клубов пыли там ничего нет. Ей давно стоило заняться уборкой, учась на актерском курсе никогда нет времени, но уборка подождет. Сегодня главной задачей было найти «частичку себя».

Свободный день, последний после зимних каникул, погнал ее со школьной подругой в центр города, развеется. Аня была тем другом, с которым общаешься какое-то время после окончания школы, но потом несомненно общение прекращается. Возможно, поэтому Кристина не пригласила ее на капустник, знала, что она откажется. И это чувство зыбкой дружбы, рассыпающейся песком в разведенных пальцах, спасло Ане жизнь. В первый год после случившегося подруга старалась навещать Кристину, но дружба в конце концов иссякла.

Они вышли из метро, прошли по Садовой улице и хотели свернуть на Гороховую, где был магазин для танцоров. Кристина собиралась купить новые чешки (ее уже изрядно потрепались), но передумала. Кристина ощутила резкое желание, граничащее с жаждой или голодом, идти именно вперед.

Подруги шли под навесом, справа располагались двери в различные магазины. На улице гулял зимний ветер. Кристина не носила шапку и капюшона на куртке не было. Уши покраснели и онемели, но это ее не волновало. Кристина шла быстро, целенаправленно и молча. Что-то внутри нее знало, куда надо идти.

И тут она услышала… Это было похоже на призыв, словно мысли подцепили крючком и дернули.

Ее повело к ближайшему входу. Звон колокольчика входной двери, далекий голос подруги, оставленной на улице, и глаза женщины в чешуйчатой зеленой кофте. На секунду Кристина увидела продолговатые зрачки. Быть может из-за освещения, подумала она (свет был слишком резкий) и не придала этому никакого значения. Тем более мало ли на свете людей, творящих «бог знает что» со своим телом.

Это был магазинчик со всякой всячиной. Десять квадратных метров барахла. Сувениры, статуэтки, открытки, бусы, кружки, ложки, шарфы, благовония, веера, книги, картины, игры, старые туфли, лекарственные травы, дверные ручки, зеркала, игрушки, украшения, косметика, шкатулки…

И прикроватные часы-будильник.

- Пусть они будут нужны хотя бы еще один день, - добродушно подмигивая, сказала женщина в чешуйчатой кофте и вручила Кристине часы.

Она заплатила за них восемьсот шестьдесят рублей. От тех денег, что были даны родителями на чешки, осталось пятьсот сорок. Хватит еще на кусочек торта и кофе.

Мысль, что часы идеально послужат в качестве «частички души» на капустнике, казалась неоспоримой.

Часы-будильник были тяжелее, чем положено быть таким вещам. И они не ходили, не было батарейки. А если бы и была, часам, наверняка, лет «тысяча» и они давно свое отжили. Краска на них отлупилась, а металл из которого они были сделаны, поржавел. Круглое стекло, за которым был циферблат, толстое, но удивительно прозрачное, без единой трещины. Цифр на циферблате было всего четыре, по четверти на каждый отрезок. «1,2,3,4» и всего одна стрелка, черная блестящая, словно только что покрытая краской. Под цифрой «1» была жирная извилистая царапина.

Выйдя из магазинчика, Кристина не услышала звон колокольчика над дверью.

Из тридцати трех выжило девять человек. Пять из них по сей день лежат в психиатрических больницах. Трое зрителей были тяжело ранены и сейчас живут в других городах. Как можно дальше отсюда.

Кристина единственная из выживших, кто помнит, что действительно произошло.

Это случилось 25 января 2014 года. Долгожданный снег выпал щедрыми хлопьями и кружил вокруг университета. Сопротивляться ветру было бесполезно, но преодолевая путь к обители знаний, студенты неистово сражались с морозной стихией.

Прошло почти пять месяцев с начало обучения и первый курс Громова Рудольфа Ибрагимовича сблизился, стал почти семьей. Ребята учились бок о бок двадцать четыре на семь. Нельзя лучше узнать друг друга, чем на курсах актерского мастерства. Перед Новым годом все вместе они покрасили аудиторию в черный цвет. Она им досталась с голубыми стенами и, как заметил Женя, один из ведущих на курсе начинающих актеров - «играть серьезные спектакли в ней было невозможно». Единым курсом они ходили в клубы после трудного учебного дня, вместе боролись со сном на парах после веселой ночи, вместе жили в общежитиях, обедали в столовой, репетировали и выступали.

Они были «зеленые», разношерстные, каждый «царь» в голове. Все в черном трико и бадлоне, копии друг друга. Но иногда кто-то накидывал кофту или надевал на плечо сумку и тогда выделялся из общей массы, словно попугай залетевший в стаю лысух. Лица студентов были уличными, еще не актерскими, но у всех до единого глаза блестели искоркой баловства и рвения.

Начало учебного полугодия, Новый год и долгожданную встречу с мастером надо было как-то отпраздновать.

Студенты решили сделать капустник и пригласили на него старшие курсы. Распечатали программки и разослали по всему этажу. Но как же хорошо, что пришло так мало людей. Перед капустником ребята расстроились, но они же не знали, как много жизней это спасло. Хорошо, что кого-то не отпустили с пар или танцев, а кто-то просто не захотел смотреть на баловство малышей.

В аудитории на хорах, в ожидании представления, сидело всего на всего десять человек. Один из актеров, который в этом году должен был выпускаться, Сергей Белкин, сидел по-турецки на полу и готовил губы для смеха, а ладони для аплодисментов.

- Ребята, ребята! Тише, пожалуйста, - говорила «мамочка курса» Оля, кружа по предбаннику аудитории.

Олеся в костюме принцессы, пухленькая, но до крайности забавная девчушка, висла на шее ее партнера по сцене Максима, в костюме принца. Олеся сразу зажала рот рукой, извиняясь за созданный шум, но не прекращала смеяться. Максим, не без усилий, снял девочку с шеи, чмокнул по-дружески в щеку и подошел к Денису. На Денисе был костюм из фольги (надо заметить ужасно не прочный) и игрушечный меч. Кристина считала, что роль рыцаря не подошла бы никому, кроме Дениса. Несмотря на то, что черты лица у него были грубые и угловатые, он был очень обаятелен, особенно на сцене. Наверное, из него вышел бы талантливый актер.

Предбанник был завален реквизитом: шкафы, стулья, платья, тряпки, посуда, разного рода вещи старые и для обычной жизни совершенно не пригодные. Был даже самовар с баранками, лежали ковры и грязные куклы, а еще множество вещей из папье маше, которые давным-давно стоило выбросить. Коробки с хламом, служившие на площадке сокровищем для начинающего артиста, были наставлены друг на друга по всему периметру предбанника.

В аудитории стало шумно, зрители хлопали и скандировали к началу капустника. Мастер запаздывал на десять минут.

Первый курс мастерской Громова сгруппировался перед закрытыми дверьми. Они перешептывались и предано ждали, когда придет любимый мастер вместе с помощницей, которую они любили не так сильно, точнее сказать недолюбливали, как и всех людей, пытающихся насильно внедрить свои идеи в чужие головы. В отличие от Рудольфа Ибрагимовича – вот эталон настоящего человека. Эталон мужчины. Высокий, седовласый и обаятельный режиссер камерного театра.

Влад, поджидавший мастера за поворотом коридора, выглянул и помахал рукой. На нем был костюм водяного, довольно неплохо выкроенный на скорую руку.

Все с нетерпением вытянулись.

- Ребята, все оставили «частички» в аудитории? Никто не забыл? – спросила Оля, встречаясь взглядом с каждым. Несмотря на свою хлопотливость и заботливость, она выбрала роль ведьмы и была разукрашена подобающе. Такое амплуа ей очень шло и выглядела она вызывающе.

Ребята закивали.

На столе, по углам и на хорах располагалась двадцать одна вещь. «Частички себя» студенты собирались подарить любимому мастеру после капустника. У кого-то это была книга, у кого-то статуэтка, был даже большой плюшевый медведь и красное платье. Часы-будильник стояли в правом углу стола преподавателя, рядом с альбомом для фотографий и портсигаром. Сейчас почему-то идея с часами не казалась Кристине такой уж удачной. Она вообще не понимала, как могла выбрать для подарка старые разваливающиеся часы. Кристина попыталась списать это на волнение перед выступлением. Актерское начало в ней все еще дремало и сегодня она исполняла всего лишь роль ведущей. Текст она могла читать по листку, вложенному в черную папку, а играть там и вовсе было нечего. Просто озвучивать некоторые действия и события.

- Рудольф Ибрагимович сейчас придет, не уходите далеко, - снова заволновалась Оля.

Мальчишки и девчонки были в самодельных костюмах персонажей из сказок или животных. Лица они разрисовали красками, наклеили искусственные клоки шерсти, налепили носы…

- Идет, идет – полушепотом прокричал Влад и начал сбегать по лестнице к аудитории, его рыхлый живот трясся под костюмом, а лицо счастливо улыбалось. Он был в чешках и заскользил по полу до одногрупников.

Все, кто был одет в яркий костюм, стоял позади тех, кто костюмом не отличался. Но, конечно же, всех было прекрасно видно.

Практически сразу появился Рудольф Ибрагимович, в руках он держал тетрадь в твердой обложке. Чуть позади него шла молодая выпускница прошлого года – Юлия Владимировна, маленькая, полная и с искоркой безумия в глазах. «Учить, учить, учить,» - кричали они.

Преподаватели прошествовали к заворожённой толпе мальчишек и девчонок. Мастер улыбнулся благоговейной улыбкой заботливого отца, пожал пару рук, пожелал удачи и вошел в аудиторию. Юлия Владимировна, как и он, приветствуя и желая удачи «зеленым» актерам, скрылась в аудитории.

Дверь захлопнулась за преподавателями, и актеры вывалились в коридор. Оля и Женя вытащили руки вперед. Ребята образовали тесный круг, который обычно предшествует объятиям. Все протянули руки и положили ладошки друг на дружку. Руки раскачались три раза.

- Раз, два, три – с Богом! – прокричали они хором.

Денис подошел к Кристине. Он аккуратно приподнял шлем.

- Волнуешься?

- Немного, - Кристина улыбнулась. Ладошки вмиг вспотели. Теперь она и вправду волновалась.

Денис коснулся ее плеча и тоже улыбнулся. Искренне, красиво и как ей всегда казалось влюбленно. Он улыбался так только ей. Может он предложил бы ей встречаться. Хотя такие парни, как Денис, не предлагают, а просто приглашают на свидания снова и снова, а потом неожиданно целуют и вот вы уже встречаетесь.

Да Денис был такой. И он все чаще заговаривал с ней и все чаще подсаживался в столовой за столик, где сидела она. Денис жил в общежитии университета, а Кристина с родителями на другом конце города, и он пару раз провожал ее до остановки автобуса. И кто знает, быть может, он позвал бы ее в кафе, если бы все это не произошло.

- Не волнуйся, ты справишься, - сказал Денис.

Кристина была в платье ниже колен. В черном конечно же, но с белым поясом в виде банта и выглядела привлекательно. Ей нравилось, как он смотрел на нее. Пару мгновений Денис не отводил взгляд, потом в последний раз улыбнулся и протянул руку, приглашая Кристину пройти вперед. Она сжала его ладонь и пошла к двери.

Представление начиналось с нее.

Кристину похлопали по плечу, и она вошла в аудиторию с папочкой в руках, ну прям Рудольф Ибрагимович в юбке.

Взгляд Кристины сразу упал на стол преподавателя. И не на самого преподавателя, а на круглые часы-будильник, которые она принесла.

Они тикали.

То, что часы ожили показалось Кристине ненормальным. В них не было батареек, она специально проверила это сегодня утром.

- О, дорогой наш мастер Рудольф Ибрагимович и наше дорогое подмастерье Юлия Владимировна, - начала она. Сердце со скоростью света, колотилось в груди. - Как же долго мы ждали встречи с вами. Мы прошли долгий путь и хотим поведать вам о нем. Через что же мы прошли и какие знания приобрели, расскажем вам сейчас! И вы не удивляйтесь, что мы стали старше и опытнее. Мы прошли опасный путь, чтобы добраться к вам. Итак, давайте начнем!

Кристина села на стул рядом со столом преподавателей.

На стене перед зрительным залом, мелками, начинающие актеры нарисовали горы, извилистую тропу и солнце.

Из проема двери показались студенты. Они выплывали друг за другом и быстро заполнили всю площадку. Каждый пытался вжиться в роль персонажа, как можно правдоподобнее.

Сначала зашел Пашка в костюме дракона, хотя костюмом это назвать было трудно. Лицо и руки он халтурно разукрасил зеленой краской, поверх нарисовал черные полукруги - чешую. На нем была зеленая футболка и зеленые ласины, которые он взял у девчонок. За ним вышла ведьма и водяной. Следом прошествовало дерево и огромные цветы, за ними рыцарь и всевозможные животные с трусливым львом, а потом принц с принцессой.

- Жил был путник Рудольф, - сказала Кристина. Мастер курса улыбнулся, - и он очень хотел попасть в страну Первокурсию. Рудольф выдвинулся в путь после великих празднеств на родине, наевшись и напившись вдоволь.

В дверях появился путник Рудольф, в исполнении Жени. Он был в льняных шортах и белой майке, босиком и с мешком за плечами. В зубах он держал самокрутку, а на голове были взбиты волосы.

Он подошел к принцу и принцессе.

Часы-будильник ударили один раз, стрелка изогнулась волной и направилась вниз.

Кристина вздрогнула, мурашки прошли по ее спине, сбежали не хуже стада разгневанных животных. Волна страха нависла над ней. Кристина замерла, не глядя на ожившие часы. «Ничего плохого не случится, - думала она. – Просто воображение разыгралось».

- Кто пожаловал к нам в королевство? – с выражением спросил принц Максим.

- Это я – Рудольф. Позвольте мне пройти через ваше царство.

- Ты добрый путник? – спросила принцесса Олеся.

- Ты работящий путник? – спросил принц.

- Да, дорогие принц и принцесса, я добрый и работящий.

- Куда ты держишь путь? – спросил принц и корона на голове отразила свет солнца.

- В замечательную страну Первокурсию.

- Слышали мы о такой стране, хорошая и красивая она. Ну, в добрый путь, но будь осторожен на пути тебя поджидают опасности.

- Как же мне быть?

- Сразу за нашим царством ты встретишь зверей, есть там и добрые, и злые. Ты возьми с собой трусливого льва, он тебе службу сослужит.

Они поцеловали путника, и пропустили к животным

Часы-будильник зазвенели. Теперь громче и мастер с Юлей Владимировной синхронно развернулись на звук. Они не понимали - это часть представления или кто-то забыл, что на капустнике должна быть тишина в зале.

Кристина почувствовала, как волна страха накрывает ее. Это было нечто большее, чем ее воображение. Она подалась вперед и взглянула на табло часов, изогнутая стрелка медленно двигалась к цифре три. Под единицей царапина напоминала улыбку.

- Здравствуйте животные, - сказал путник Женя.

Каждое животное издало характерный рык. Играли студены превосходно. Волк, кошка, трусливый лев, птицы, собака, лошадь были поразительно похожи на настоящих. Кажется, даже костюмы преобразились. Гордость для преподавателя актерского мастерства наблюдать, как правдоподобно играют его студенты. Но если бы Рудольф Ибрагимович присмотрелся повнимательнее, то увидел бы в глазах ребят не отражение персонажей, а тот самый страх, что навис над Кристиной. И он грозился обрушится на них с минуты на минуту.

- Привет путник, - гаркнул волк. – Куда путь держишь?

Волк, в исполнении худощавого Вовы, получился задиристый. Он шагал очень даже уверенно и встал вплотную к путнику. Волк улыбнулся и Жене показалось, что зубы у него не человеческие.

Часы издали звон.

Стрелка двинулась к цифре четыре. Теперь никто из зрителей и преподавателей не сомневался, что это часть представления. Актеры же не слышали судьбоносный бой. Они чувствовали его, но ничего не могли изменить. Только Кристина понимала, что часы не должны ходить. Они сломаны. Они реквизит без батареек. Волна страха обрушилась на нее. С одной стороны - это просто часы, которые для того и нужны, чтобы оглашать время. С другой же, это была самая невероятная и ненормальная вещь на свете – звон этих часов.

- Я иду в замечательную страну Первокурсию, пропустите меня, - ответил путник Рудольф.

- А что ты мне дашь за это?

- Доброе слово «спасибо», добрый волк.

- А я не добрый, - зарычал волк и оскалил нечеловеческие зубы. Мимолетно, искра Вовиной души мелькнула в его зеленых глазах и погасла. – Я выпотрошу тебя, как курицу и сожру.

Насупила тишина. Зрительный зал напрягся в ожидании развязки.

Женя не сразу сообразил, что ответить. По сценарию, волк должен был попросить его забрать с собой трусливого льва, а не пригрозить сожрать его самого. Да еще эти острые желтые зубы, которые Вова зачем-то засунул себе в рот.

- Ой, не ешь меня серый волк, - подыграл Женя. – Я освобожу вас от забот и заберу с собой льва, он у вас трусоват малость, не так ли? Я научу его смелости и доброте. Хочешь лев?

Лев, которого играл Костя, светловолосый обожатель танцев, рыкнул, толи да, толи нет. Рык был натуральный, львиный.

Кристина, пересилив себя, снова посмотрела на часы. Стрелка подбиралась к цифре один, вместо извилистой царапины, ухмыляющиеся рожица. Такая живая и озорная. Рожица подмигнула ей, как старому другу и Кристину прошиб холодный пот. Сердце екнуло и дыхание на пару секунд пропало.

Путник Рудольф обошел группу зверей, поведением напоминавших настоящих животных в естественной среде обитания, а не сценических. Да что там повадки, костюмы были выше всех похвал. Оказалось, у лошади были надеты копыта, а у волка на теле приклеена натуральная шерсть. Костя где-то достал пышный рыжий парик до плеч. У собаки оказывается был хвост. Руки девочек с курса, что играли птиц, подергивались удивительно по-птичьи и они как-то умудрились прицепить к ним перья. Кошка в исполнении Регины извивалась и мурлыкала, на щеках у нее прорезались усы. Даже дракон дышал горячим воздухом, а искусно нарисованная чешуя загрубела. Деревья и цветы не двигались и словно не дышали. Пятеро начинающих актеров, которые всю ночь вырезали из цветной бумаги листья и лепестки, умерли сразу, превратившись в то, что играли.

Путник взял трусливого льва под руку и удивился тому, как тяжела его лапа-рука. Они как раз хотел пойти к рыцарю, как раздался удар часов.

Кристина вздрогнула и отшатнулась назад, стул заскрипел ножками по паркету.

Часы заискрились.

Лицо льва заиграло рябью. В Костиных глазах застыл страх, по щекам катились слезы. Рука, которая секунду назад еще напоминала руку, превратилась в огромную лапу с когтями. Когти врезались в кожу Жениной руки. Он закричал и начал дергаться, оглушая аудиторию криком. Теплые струйки крови стекали на пол. А потом лев рванул лапу к Жениному плечу, рассекая кожу, словно серпом.

Если это можно назвать «вжился в роль», то да, Костя играл безупречно. Он даже немного переиграл. Одежда на теле разорвалась и из нее повылезала короткая львиная шерсть, шикарная грива венчала плечи. Лев стоял на четырех лапах, все еще не отпуская когтями плечо путника.

Рудольф Ибрагимович спустил очки на кончик носа и внимательно всмотрелся в своих студентов. Взрослый разум никак не мог поверить в происходящее. Вокруг него раздались крики зрителей и Юлии Владимировны.

В одно мгновение ребята на площадке (как обычно, все вместе) пошли рябью и превратились в своих персонажей.

Корона принца стала золотой, а одеяния бархатными, доспехи Дениса потяжелели и из фольги выковался металл, а меч стал острее Экскалибура. Звери обросли шерстью, ведьма завизжала и взлетела к потолку столбом зеленого дыма, водяной покрылся слизкой тиной, выпучил глаза, отрастил хвост и пополз к преподавательскому столу. Дракон вырос на пять метров в высоту (хорошо, что потолки в аудитории были высокие) и ударился чешуйчатой головой, издал рык и выплюнул огненное дыхание.

Вот тут-то и началась паника.

Те зрители, что пришли посмотреть на капустник, бросились к двери. Их ряды пополнила Юлия Владимировна, которая вылезая из-за стола, столкнула Кристину на пол.

Кристина, упала, ударилась коленом и выронила папку, которую все это время, напряженно, сжимала. Она почувствовала жар от загоревшейся изоленты, которой одногрупники заклеили окна. Отдаленно слышались удары рук по двери. Кристина повернула голову на звук. Студенты старших курсов, столпились у выхода. Они кричали, задние совсем вдавили тех, кто стоял ближе к двери. Но она не открывалась.

К ним подбирались звери.

Кристина хотела закричать им, чтобы они обернулись, но услышала мерзкий звук совсем близко от себя. Она посмотрела вперед и увидела Влада, но он был совсем не похож на себя, на добродушного мальчика с севера. Это был настоящий водяной из страшилки. Он хихикал и полз к ней. Глаза голубо-прозрачные, как чистейший источник, а зубы острые, как источенные водой камни. Он полз по окрашенному в черный цвет полу, загребая руками, словно пловец и равномерно издавал довольное хихиканье.

Если бы Кристина посмотрела налево, то увидела бы большого темно-зеленого дракона и Рудольфа Ибрагимовича в объятиях ведьмы. Она обвила его шею корявой рукой и, запрокинув голову назад, колдовала свободной над его макушкой. Мастер не мог ничего сделать, даже закричать. Верхняя и нижняя губа срослись. Горло стонало. Он с ужасом глядел на Олю – отличницу, красавицу, будущую артистку, что восседала на нем средневековой ведьмой и чья кожа, ранее упругая и молодая, покрылась старческой коркой и бородавками. Мгновение и ведьма впилась в него взглядом, завизжала, развела пальцы над его головой, словно посыпала суп специями и в туже секунду Рудольф Ибрагимович лопнул мыльным кровавым пузырем. Капли попали Кристине на лицо, на руки и на белый бант.

Пока Кристина, задыхаясь, поднималась на ноги, по правую сторону от нее десять студентов уже не пытались вырваться из аудитории. Если лошадь, птицы, кошка и собака не трогали их, а сами пытались выжить, то волк и лев делали именно то, что велела им природа и охотились. Одним большим прыжком, бросив мертвого путника, лев накинулся на толпу, тем самым и разогнал ее и поймал в лапы одного из студентов. Лев повалил его на пол и принялся за трапезу. Волк же погнался за Сережей Белкиным, что сиганул в сторону дракона. Он прыжком нагнал его, повалил и занялся тем же, чем и лев.

Принц с принцессой, которая визжала похлеще ведьмы, прятались за хорами, корона блестела в лучах нарисованного мелками солнца. К ним присоединились те студенты, что смогли спастись от хищников и не попасться ведьме или под хвост дракона.

Юлия Владимировна тоже не попалась в лапы льва или волка, но до нее добралась ведьма. Теперь юная преподавательница стояла, неестественно согнувши назад спину, а Оля сидела на ее животе и колдовала.

Водяной был совсем рядом, когда Кристина смогла встать. Ноги плохо слушались, к горлу подкатывал крик. Она быстро огляделась по сторонам. Куда же ей бежать? Она увидела людей, сгруппировавшихся между и внутри хоров. Возможно, там можно спрятаться. Возможно, для нее еще есть место. И когда она решила повернуть и бежать мимо мокрого красного пятна, стекающего со стула на пол и образовывающее новое красное пятно, водяной прыгнул и устремился на нее, разинув скалистый рот.

Кристина не успела подумать о чем-то еще, испугаться или сожалеть, что купила часы-будильник. (Сомнений в том, что всему виной были именно эти часы, у нее не было). Сердце в секунду бухнуло к пяткам, внутри образовалась пустота, и это было все, что она почувствовала, а потом пришло великое облегчение.

Рыцарь преградил путь водяному и ударил его увесистой рукой в железной броне. В другой руке он держал меч. Рыцарь уже зарубил им волка, с лезвия меча капала кровь. Защитник явился Кристине на помощь. В обличье своего персонажа, Денис не забыл о ней.

Рыцарь, одним ударом, отрубил голову водяному. Мысль, что это был Влад, а не чудовище, взорвалась острой вспышкой боли в сердце Кристины. Денис обернулся к ней, снимая с головы шлем. Это было его лицо, его голос, но все же это был не он. Как порой играя роль, актер перестаем быть собой, так сейчас Денис был настоящим рыцарем из сказок и былин. Взрослый, крепкий и бесстрашный мужчина, прошедший сотни войн, а не семнадцатилетний юноша, полгода назад съехавший от родителей в общежитие.

Он улыбнулся очаровательно, беззаботно и протянул Кристине руку.

- Доверься мне, - сказал рыцарь Денис, швырнул шлем в сторону и повел ее за собой. - Ворота забаррикадированы. Будем обороняться со стороны хоров.

Они побежали перед столом, пригибая головы от летающей ведьмы.

Кристина бросила взгляд на часы-будильник. Ухмыляющийся рот растянулся по всему циферблату. Рядом мигали глазки с продолговатыми зрачками. Рожица что-то шептала и смеялась, и Кристина поняла, что пока в аудитории бьется хотя бы одно сердце, это не закончится.

Или нет?

Она резко затормозила и пригляделась. Стрелка сдвинулась на четверть. Возможно, когда она снова вернется к единице, все кончится. Но смогут ли они продержаться так долго? И сколько именно времени извилистый хвост существа будет идти по кругу?

И тогда рот исказил в зловещем беззвучном смехе.

Именно в этот момент Денис перестал тащить Кристину за собой и замер. Дракон извергнулся пламенем и пустил его в сторону студентов, забившихся в хоры. Все мгновенно загорелось. Студенты разбежались в разные стороны, как тараканы из подожженного гнезда. Они пытались избавиться от вспыхнувшей одежды, но пламени было слишком много и уже через пару секунд студенты катались по полу, а огонь не умолял своей мощи.

Горели хоры, пламя высоко взвилось вверх по стене и обняло боковые стены.

Огонь уничтожал не только людей, но и перевоплотившихся актеров. Они завыли в унисон и стали беспорядочно набрасываться на каждого, кто был еще жив. Лев, поедавший в спокойствии тело мальчика с третьего курса, вскочил, словно ему наступили на хвост и накинулся на лошадь, топочущую копытами по полу. Ведьма отпустила тело Юлии Владимировны и завертелась над самым потолком. Дракон разбил окно и попытался вылезти, но застрял в вываленной головой. Послышался хлопок и тотчас огонь заиграл с новой силой. Один из осколков вонзился дракону в морду. Он болтал хвостом, разбрасывая горящих студентов из стороны в сторону.

Стало невыносимо жарко. Дым резал глаза и горло.

Белый туман, как над озером в сказке, застилал собой пространство аудитории.

Ведьма спикировала к полу и вцепилась взглядом в Кристину.

- Денис, - сказала Кристина. – Как нам выбраться?

Ее глаза встретились с ведьмой. Довольные зрачки Оли-ведьмы расширились.

- Встань за мной, - приказал рыцарь. – Я спасу тебя.

- Мы задохнемся, если не выберемся отсюда.

Кто-то снова пытался пробиться через дверь. Но Кристина уже не видела, кто это был. Судя по ударам, дверь пытались выломать чем-то тяжелым.

- Дракона надо убить, - сказал Денис. – Но сначала надо спасти тебя.

Он посмотрел на нее, отважно улыбнулся и помчался на встречу ведьме.

Психологам, Кристина не смогла доказать, что это часы-будильник были венцом всех смертей. «Дракона надо убить». А настоящим драконом, злом, были часы.

Усмехающийся будильник.

Кристина встала напротив часов (лишь мгновение собираясь с духом) взяла их в руку и швырнула в огонь.

Послышалось шипение, тонкий скрежет, писк. Кристина приблизилась к горящим хорам. Горло першило. Воздух становился невыносим, дым с каждой секундой густел.

Часов нигде не было. Но на месте, куда они должны были упасть, лежало какое-то существо. Оно корчилось в огне.

Оно было маленьким, темно-зеленым, почти черным и голым, тело покрывали острые иголки, на макушке торчали редкие, но очень толстые волоски. Оно извивалось и шипело. Но оно все еще ухмылялось, словно знало, что не умрет.

Огонь взвился вверх, шипение затихло и существо исчезло.

В аудиторию пробился солнечный свет и свежий ветер. Вместо дракона на полу лежал Пашка, на его лице была глубокая царапина, на теле множество ссадин и порезов.

Огонь продолжал полыхать.

Дверь резко открылась и вбежали спасатели.

Кристину они подхватили сразу. Она стояла посреди властвующего хаоса и мертвых тел. Ее увели из аудитории.

Потом ей сказали, что Денис умер. Фольга сплавилась с его одеждой и кожей. Из живота торчал игрушечный меч. Объяснить, как можно было так вогнать игрушку в тело человека, никто из специалистов не смог.

Кристина стояла и смотрела как былой белый туман, черным дымом вырывается из двери аудитории, как он со временем редеет и, как слажено, работают спасатели и пожарные.

Рассказу о перевоплощении, конечно же, никто не поверил. Так обычно и бывает. Даже когда происходит что-то немыслимое, волшебное или мистическое, никто не хочет в это верить. «Не поддается объяснению» - говорят они. – «Это несчастный случай» или «смерть при необъяснимых обстоятельствах». А еще излюбленное – «посттравматический синдром». Такой диагноз поставили Кристине, единственному человеку, кто мог дать показания.

Но остался один невероятный факт, который нельзя было отрицать. Были фотографии и видео, сделанные свидетелями на улице. Что за огромная зеленая голова торчала из окна третьего этажа?

Но через пару месяцев споры утихли и об этом забыли. Как и о трагедии, унесшей двадцать четыре жизни.

Несколько дней спустя Кристина вернулась туда, где купила часы. Направляясь к этому месту, она вспомнила, что, выходя из магазина три дня назад, с прикроватными часами-будильником в руке, она не услышала звонка колокольчика над дверью. Но он должен был прозвенеть.

0
784
16:26
Когда все закончилось, Кристина чувствовала,
— не согласовано по времени. И дальше подобные ляпы встречаются.
Принц с принцессой, которая визжала похлеще ведьмы
— получилось, что визжал принц…
Тяжело читается. 5
14:03
Ляпы встречаются, но рассказ очень хорош. Если бы этот рассказ переписал мастер, получился бы шедевр. Да, довольно много погрешностей в предложениях, неидеальна психология, не до конца понятно, что за существо такое вылезло из часов, но саспенс есть, интрига есть, переживания есть.

Успехов вам, автор, в дальнейшем.

Последние предложения непонятны — ну и что, что не прозвенел колокольчик?..

Уже надоело читать советы про то, что рассказ надо вычитывать и править, но ёшкин кот, так оно и есть. Проходить и взвешивать каждое предложение. Тогда не получится такого, как

Кристина, упала, ударилась коленом и выронила папку, которую все это время, напряженно, сжимала.

Здесь по меньшей мере лишние запятые вокруг упала и напряженно, а вообще стоило бы уменьшить количество глаголов.

Кристина упала, ударившись коленом и выронив папку, которую все это время напряженно сжимала. Хотя бы так.

И таких предложений довольно много. Повторюсь, текст не вызывает ощущения бездарности, есть ощущение недоработанности, а это две огромные разницы.
20:31
да, вы правы
06:25
шкафчиках посменного стола что за стол такой?
погнал ее со школьной подругой в центр города, развеетЯТЬся
Аня была тем другом, с которым общаешься какое-то время после окончания школы, но потом несомненно общение прекращается eyes
канцедяризмы, путанные громоздкие фразы
Кристина ощутила резкое желание, граничащее с жаждой или голодом, идти именно вперед. а могла пойти пятясь?
в чешуйчатой зеленой кофте что за кофта такая?
Долгожданный снег выпал щедрыми хлопьями и кружил вокруг университета. Сопротивляться ветру было бесполезно, но преодолевая путь к обители знаний, студенты неистово сражались с морозной стихией. когда такой снег идет, мороза сильного нет. если снег кружил, то ветер был не сильный
В черном конечно же откуда вытекает это «конечно же»?
и из фольги выковался металл это как?
Несколько дней спустя Кристина вернулась туда, где купила часы. Направляясь к этому месту, она вспомнила, что, выходя из магазина три дня назад, с прикроватными часами-будильником в руке, она не услышала звонка колокольчика над дверью. Но он должен был прозвенеть. это финал?
сумбурный рассказ, с кучей ошибок
основная идея непонятна
Гость
18:04
Текст интересный, идея и тема тоже, но есть ляпы, ошибки в временах и неправильные конструкции предложений, а так всё в порядке.
Я думаю поставить 6 из 10 баллов.
Загрузка...
Илона Левина №1