Ирис Ленская №1

Потерянная колония

Потерянная колония
Работа №163 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования Автор: Бородинова Виктория Александровна

— Роа! Проснись! Просыпайся же!!! — колонианец «Малой Эмуры» грубо вытащил био-инженера из маточной капсулы.

— Что случилось? Автоматическое рождение не работает? — мозговые нейроциты, разбуженные раньше времени, ускоренно, в аварийном режиме устанавливали связи между собой, нейрофибриллы оживали с фантастической скоростью, органеллы и нейромедиаторы начинали движение.

— Колония мертва! Мы потеряли колонию! — худая особь мужского пола с полудлинными вьющимися волосами трясла новорождённого биолога.

Быстро осознав смысл этих слов, Роа выхватил из вспомогательного отсека под личной маточной капсулой служебную форму. На покорителе пространства и тёмной материи «Северный Аголис» не возбранялось носить личные вещи собственного дизайна и производства. Но все новорождённые обязаны надеть служебную форму в первые недели своей жизни, для их распознавания и привыкания других обитателей Северного Аголиса. Заложенная методом жребия индивидуальная и первоначальная программа частного развития в Роа знала это и выполняла все установки в необходимом порядке. Так экономилось время и финансирование на обучение и взросление полноценнофункционирующей и правильно размышляющей особи вида Homo sapiens, подвида Anatomically modern humans 4500.

— Как? — Роа всё ещё приходил в норму.

— Я борт-энер. Меня зовут Давио. Главный полётный робот Терра экстренно разбудила меня и сообщила об ошибке. Все капсулы с живым веществом людей, эмбрионами, зародышами мета-стадии, стволовыми клетками... из-за неопознанного сбоя Северный Аголис сбросил в космос, как отработанный материал и мусор. Все ювенальные колонизаторы Малой Эмуры мертвы! — Давио кричал, словно стараясь заглушить громкий инородный шум, которого не существовало, его руки с утончёнными кистями и длинными пальцами дрожали от волнения и шока.

— Это невозможно! А как же взрослые особи технического и научного отдела? — Роа сильно побледнел.

— Они погибли от переохлаждения... Два месяца назад. В некоторых секторах почти год периодически не хватало энергии.

Роа ошеломлённо посмотрел на Давио, запустил руки в рыжевато-каштановые волосы и зарыдал, медленно направляясь по тоннелю прочь. Давио не стал его догонять. Он перепроверил сбой и все данные, больше никаких подтверждений ему не требовалось. Очевидно — Роа захватил синдром Галлифрея, временной прострации, впоследствии несчастного рождения и угнетения глии после потери братьев и сестёр в космическом пространстве или в мини-системе галактического покорителя. Новорождённый био-инженер шаг за шагом побрёл в лабораторный корпус.

— Как ты? — Давио осмелился зайти в жилую зону Роа.

— В стадии забвения... — не сразу откликнулся его ботликтор.

Прошло двенадцать Аголис-дней с момента болезненного появления на свет их обоих. Терра и оставшиеся без владельцев ботликторы утилизировали тела погибших взрослых особей. Давио нашёл причину поломки — в М-долю реактора случайно попал крохотный обломок олимос-сплава из-за усталости незначительного крепления. Он и вывел его из рабочего состояния. Терра не могла пробудить взрослых особей — в столь раннем появлении на свет они обреченны на гибель из-за недоразвитости всех важных органов, в том числе и мозга.

Терра — специальная виртуальная программа-философ с физическими бот-телами, душа и сердце Северного Аголиса. Именно она отвечает за колонизацию Малой Эмуры, доставку к пустынной планете колонизаторов, их домашних и диких животных, необходимых растений и оборудования. Терра отключала энергию в маловажных секторах и надеялась успеть взрастить из капсул с эмбрионами новых взрослых особей в случае их гибели. Но программа дала неправильные расчёты, на несколько дней отключалось даже её собственное аварийное питание. Контролирование всех жизненоважных и побочных систем Северного Аголиса без Терры происходило хаотично, что и привело к трагичным последствиям.

Покоритель пространства и тёмной материи слишком долго находился в естественной температуре открытого космоса: минус 454.8 градуса по Фаренгейту. Отсеки и корпуса промерзали и отмерзали вновь. Удивительно, что маточным капсулам Роа и Давио удалось сохранить все свои самые важные функции и продолжить построение их био-аэробов.

Он впустил Давио в свою жилую зону. На последних моделях покорителей, подобных Северному Аголису личные апартаменты не заканчивались крохотным боксом с минимумом удобств. Для каждой взрослой особи разработчики предусмотрели несколько этажей, которые хозяева могли распределить по собственному усмотрению: под личную лабораторию, производственный цех или ботанический сад. Присутствовал свой ресторан с бот-обслуживанием, индивидуальный бассейн, развлекательный блок.

— Мы внешне немного похожи... Мы близкородственные братья, у нас общие гены? — предположил Роа, предложив Давио присесть за барную стойку и выпить анти-угасающий коктейль.

Его пили ежедневно. Специальным составом в базовой части продлевалась жизнь. Кто не хотел жить — просто не принимал Рексел.

— Да. Именно так указанно на наших маточных боксах, — подтвердил борт-энер.

— Терра придумала, как нам заселять теперь Малую Эмуру?

— Нет. Услышит — обидится.

— Здесь глушилки, не узнает, — ответил Роа.

— Клонирование? — спросил Давио.

— Вряд ли. Не выдержит Предел Хейфлика. В космосе его лимит ещё меньше, чем на Земле. Да и лишних носителей для переноса ядра нет. У меня рука не поднимется умертвить потенциальную популяцию птиц или обезьян для Эмуры. О расщеплениях эмбрионов мечтать тоже не получится — их просто нет ни одного. Да и они затем дают крайне малоразнообразное и жизнеспособное потомство. А ведь Малая Эмура — строгая и жестокая мать.

Отвлечься от безрассветной реальности, проваленной миссии, случайного предательства всего человечества и убитого будущего оказалось трудновыполнимой задачей. Только через несколько сотен лет жители Земли могли отправить повторный колониальный покоритель.

Давио старался видеть друга и брата каждый Аголис-день. Иногда один, иногда с Террой. Он рассказывал о воспоминаниях матери о Земле и жизни на ней, которые дала первоначальная программа частного развития. А Роа — о прошлом отца. Давио работал над левитационым транспортом для них, с учётом физических и магнитных планетарных параметров Эмуры. Роа лабораторно увеличивал дем и мутационное многообразие разных видов животных, которыми Земля намеревалась заселить Малую Эмуру. Время шло быстро, а анти-угасающие коктейли Рексел не позволяли ему заканчиваться. Их жизнь на покорителе длилась более десяти Аголис-лет.

— Мне кажется, что я люблю тебя, — однажды признался Давио, — и уже давно.

Вместе они смотрели старую земную кинотеку, документальные фильмы и панорамные онлайн-трансляции космических разведчиков, следовавших задолго перед Северным Аголисом.

— Насколько давно? — не удивился Роа, но не смог прямо посмотреть в светло-зелёные глаза Давио.

Кажущееся абсолютно пустым воздушное пространство блока становилось более ощутимым и физическим... и растворялось вновь.

— Наиболее вероятно с той минуты, как впервые увидел тебя и вытащил из маточной капсулы. Просто увидел и знал, что полюбил. Я увидел тебя — и знал, что ты — моя любовь.

Программа развлечений приглашала на игру в Кроп Тор и рекламировала новую разработку — просмотр фильмов по технологии Миджориа.

Касание губ не заставило долго ждать. Романтичная связь развивались стремительно. Роа поражался, как долго он не замечал спокойное и трепетное к себе отношение и не решался признаться первым. От Терры свои чувства они не стали скрывать. Кибер-платформа-философ к новым событиям отнеслась сдержанно, мирно и рассудительно.

— Как думаешь, почему мы полюбили друг друга? Могли возненавидеть и стать врагами... Мы одного пола, это так скучно. К тому же друзья и кровные родственники, — спросил Роа через несколько Аголис-месяцев, когда они отдыхали на визуальной площадке над виртуальными горами Чогори, после рабочих часов.

Облака вокруг вершины Чогори быстро меняли форму, казались белыми, сюрреалистичными волнами. Безмятежность.

— Мне часто снится — это нормально. Человек — общественное существо. Чувство любви — врожденное генетически и даже запрограммированное в нас психологами Земли. Это закономерно. Мы потянулись друг к другу, несмотря на все запреты и блокировку обучающей индивидуальной первоначальной базы... — ответил ему, сомневающейся Терре и обязательному записывающему архиву на покорителе пространства, Давио.

Возвышенность из системы Каракорум в Китае или «гора убийца» холодная и безлюдная закуталась в мерцание сумрака. Звёзды, мимо которых пролетал Северный Аголис показались на ночном небе за её спиной.

— Мне нелегко было понять и распознать это чувство, странные ощущения физического и эмоционального желания, — пояснил био-инженер, — оно не похоже на чувства, которые я испытываю к родителям, Земле и созданным мною новым подвидам примитивных организмов, отцом которых себя считаю.

— Ты же видишь... это не грязно, а прекрасно.

Несколько лет длился их колониальный брак. Роа и Давио ощущали себя самыми счастливыми во Вселенной. Они никогда не ссорились и не надоедали друг другу. Каждое Аголис-утро нежно касались губами, а каждый Аголис-вечер наслаждались любовью, мягко и огненно обхватывая высокие гибкие и тонкие тела с нежной полупрозрачной кожей, за которой виднелись вены и властные мышцы. В такие моменты не только их физика, но и камма сливались в единое целое, общую мощную энергию, силу, подсознание, способные изменить законы Мироздания...

Удачный день сменялся новым безмятежным днём. Равновесие. Тишина. Сбалансированность. Итиго итиэ. Дзадзэн. Мэйсо.

— Я знаю как нам выполнить изначальные обязанности и восстановить колонию! — Роа, отчаянно взволнованный, проник в мастерскую Давио раньше времени, сбивая оборудование с креплений и роняя детали, попавшиеся на его экстренноважном пути.

Давио насторожился, он давно не видел Роа в настолько сильном трепете, эмоциональной лихорадке и шоковом состоянии. Он наблюдал, как тот еле держался на ногах, не чувствовал опоры и горизонтальной поверхности, застывал на секунды. Его руки ледяные. Давио медленно отложил в сторону датчики-манипуляторы управляющие громоздким фабричным оборудованием и снял распорядительно-мотонейронные очки с лица. Партнёр улыбнулся, обнял его и прижал к себе. Через несколько минут Роа успокоился и смягчился.

— Так как нам вернуть долг родной планете? — с озорной усмешкой переспросил борт-энер и межгалактический изобретатель.

— Мои помощники, микророботы-биологи, не могут воссоздать ДНК человека из ничего или по чертежам и сформировать из них полноценное жизнеспособное существо с ясным перспективным будущим. Могут сделать гибрид из обезьяны и крокодила на основе живых особей, но нового колонианца из ничего сделать не смогут. Я понял! Я догадался! Требуется так называемый первичный клеточный бульон с генами нашего вида... — каждое новое слово всё больше и больше настораживало.

— Допустим. И как нам получить этот бульон? — недоверчиво спросил Давио, — почему мы раньше не сдали образцы? Терра не знает о таком методе?

— Нет, не знает и никогда не сможет разработать и осознать нечто подобное. Это моя идея. Конечно же, пока только теория, — серые радужные оболочки Роа ярко сверкали победой, словно взрывающиеся звёзды.

— Нужно много живого материала. Живые человеческие клетки. Потребуются все клетки моего организма. Многие пойдут на отбраковку и ложные вариации. Микроботы тщательно их перебирут. Понадобятся десятки или больше лет на получение положительных результатов... Излучение Вотаг-Лока легко и безболезненно расщепит моё дело в первичный бульон, без сжигания, разложения или угнетения клеток всех видов, — плодотворно рассуждая, Роа нервно ходил из стороны в сторону.

— Ты хочешь пожертвовать своей жизнью ради теории? — настала очередь Давио испытать на собственной душе глубокое потрясение.

— А подождать... такие эксперименты... не смогут? — он понимал, объективной надежды отговорить супруга ничтожно мало.

— Необходимо! Пока организм относительно молод! Чем дальше, тем меньше процентов на действительный исход мероприятия.

— Ты готов пожертвовать собой, но тогда и моя жизнь не имеет никакого смысла, — Давио схватил его за плечо, остановив хаотичное перемещение друга.

— Нет, тебе нужно остаться! Заботиться о наших детях. Ими станут наши собственные и новые дети планеты Земля, — он то замирал, то проникался новой свежей мыслью и всё больше походил на человека, на глазах теряющего разум, — должны быть эмбрионы и мужского, и женского пола...

Давио присел на технический выступ на стене, совсем не предназначенный для этих целей. Он чувствовал себя опустошённым, умирающим, задыхающимся. Син. Уммэй. Синдзю. Он боялся остаться совсем одним на бездушном покорителе с простой Террой и бесконечными роботами. Он боялся проснуться и никогда больше не увидеть любимого Роа. Он боялся безызвестности и пустой печальной эмоциональной бесконечности. Он чувствовал, как разум начинает покидать и его. Он ощущал, как с фатальной скоростью теряет единственную жизненную ниточку, ради которой ещё стоит существовать в бескрайней, равнодушной, ледяной и безжалостной Вселенной.

— У тебя тоже возьмут образцы и модификации. Да, наш генном не сильно отличается, ведь мы братья. Но это хоть как-то привнесёт необходимое разнообразие в потомков. Нужна колония без мутаций и максимально дальнеродственными существами в пределах одного вида. В первичный бульон можно подмешать клетки высших гоминидов...

— Роа, остановись! Не нужно этого делать! Теория не надёжна, спаси меня! Сохрани себя... — не выдержал Давио со слезами, крупными линиями, стекающими по скулам.

— Ты же знаешь, я не могу поступить по-другому... Это неправильно, не достойно колонианца Малой Эмуры, наследника Земли...

Роа не отступил ни на долю шага от своих идей и замыслов. Подробно разработал проект спасения колонии для редкой, пригодной для жизни экзопланеты.

Давио постепенно согласился со своей будущностью и самоотверженно помогал ему закончить практопию. Через год программа спасения Роа Тироли 452 была успешно запущенна Террой и Давио.

Через семнадцать Аголис-лет проект добился первых положительных результатов. Через три года на покорителе зародились эмбрионы. Через пять лет были восстановлены все его взрослые особи технического и научного отдела.

Давио прижизненно и Роа посмертно получили звания Первых Маршалов Малой Эмуры.

По последним данным, поступившим на Землю, Северный Аголис с новыми потомками Anatomically modern humans 4500 и живой полноценной колонией вошёл в ZX-галактику и приближается к заданной системе экзопланеты.

0
555
Я прониклась. Спасибо!
Красочно, атмосферно.
Есть недочеты по сюжету. Один из этих говорит про чувства к родителям. Так они же из маточного бокса? И температура в космосе, если верить официальной науке скорее отсутствует.
06:52
И температура в космосе, если верить официальной науке скорее отсутствует.
Не отсутствует, но близка к абсолютному нулю — в районе 2-3 градусов по Кельвину. Упоямянутые в рассказе -454.8 — это как раз оно.
02:48
Температура есть всегда. Даже когда её НОЛЬ))))))))))
Сюжет неуникален. Вспомнила фильм «Через терни к звездам». Но там хоть про гомосексуальные отношения ничего не было. Я ПРОТИВ такого чтива категорически.
Техническая оценка тоже невысока. Очень много новых слов. Перенасыщено. Трудно читается.
И не вычитано. Увы.
21:35
полудлинными вьющимися это сколько в миллиметрах?
канцеляризмы…
не сразу откликнулся его ботликтор. кто такой ботликтор?
Покоритель пространства и тёмной материи слишком долго тавтология
Отсеки и корпуса промерзали и отмерзали вновь. промерзали и отмерзали?
Мне кажется, что я люблю тебя, — однажды признался Давио, — и уже давно. нормальная гомотема, хоть что-то свежее на конкурсе
правда, фантастическая составляющая не раскрыта

06:42
Тоже читал с трудом из-за большого количества неологизмов и жутких конструкций.
Поначалу напомнило фильм «Пассажиры», но только началом.
Почему у гуманоидов серая кожа? Полагаю, это такая модификация.
И о каком износе организма идёт речь в конце, если они ежедневно пьют этот свой эликсир молодости?
Гей-тема появилась неожиданно, но вполне обоснованно.
Но вот начало — первые абзацы… Очень перегружены терминами, хочется сразу прекратить чтение.
Гость
16:41
Рассказ интересный, но с большим количеством непонятных конструкций и терминов, который приходится читать и понимать с помощью гугла.
Яой тут тоже по-моему не уместен. Переделай и станет намного интереснее и захватывающие.
Думаю поставить 5 из 10 баллов
12:24
Вот смотрите, автор, идея-то у вас хорошая, даже гомосексуальная провокация вполне обоснована с моей точки зрения, но всё это впустую. И только лишь потому, что вы совершенно не умеете писать, ни на грамм не чувствуете богатство и красоту русского языка. Начинаете с нагромождения каких-то наукообразных специальных терминов, которые то ли реально существуют, то ли это ваши неологизмы — так нельзя, среднестатистический читатель такое осиливать не будет, бросит рассказ на самом старте.

Но и это было бы полбеды, если бы вы дальше хотя бы сумели расцветить текст хоть чем-то. Но нет же, — вы продолжаете галопировать с картонно выписанной, задуманной вами идейной схемой, которая ни шатко, ни валко крепится на дурацких, графоманских по форме конструкциях и выражениях. Это всё плохо, очень плохо.

Поставлю 3 балла из 10-ти, так как текст с точки зрения изложения абсолютно мёртв. Хотя, повторюсь, идея (и хорошая идея, плодотворная идея, тут даже вашу провокацию развернуть можно было огого как) хорошая.
Загрузка...
Ekaterina Romanova №1