Светлана Ледовская

Нечто человеческое

Нечто человеческое
Работа № 178 Автор: Осипов Денис Александрович

Владимир нехотя втискивался в скафандр. Справившись с застёжками и нацепив шлем, капитан прошёлся по отсеку, привыкая к ощущениям. Перед глазами мельтешили шкалы с показателями, и это раздражало Владимира. Мужчина уже в который раз проклял землян, из-за которых ему пришлось сорваться на дозорную базу.

Как только шкалы перестали носиться перед глазами и расселись мелкими иконками по периметру забрала, Владимир глубоко вздохнул и надавил ладонью на грибок кнопки открытия шлюза. Остававшийся в камере воздух моментом вытянуло в чёрное ничто. Мужчина зашагал по трапу, остановившись лишь когда перед носком тяжёлого ботинка появился бархан белой пыли. Он вздохнул ещё раз и шагнул на поверхность спутника.

- Добро пожаловать, Владимир Алексеевич, - раздался из динамика хрипловатый голос.

Капитан оглянулся в поисках встречающего и увидел неподалёку человека, облачённого в скафандр старого образца. Мужчина стоял в десятке метров, опираясь на луноход. Незнакомец привычным широким шагом двинулся на встречу капитану, неуклюже пробиравшемуся в его сторону. Они поравнялись, едва только Владимир успел осилить треть расстояния, и обменялись традиционным рукопожатием.

- Старший инженер Фролов, - послышался в гермошлеме голос собеседника. - Отвечаю за станцию до прибытия нового руководства.

- Имя-то у тебя есть, старший инженер Фролов? - гулко пробасил Владимир.

- Евгений... Евгений Алексеевич, капитан-советник, - немного смутившись отозвался нечаянный руководитель станции.

- Ну, давай, Евгений Алексеевич, начальник Луны, вези меня на свою станцию.

Старший инженер пошёл рядом с капитаном, старательно подстраиваясь под меняющийся темп его шагов.

- Как добрались? - Евгений прервал пыхтение Быкова в эфире.

Капитан, не желая отвечать, лишь неопределённо махнул рукой, от чего сбил набранный было темп.

- А как дела там? - с плохо скрываемым волнением продолжил пытать Фролов, - На Большой земле?

Быков молчал. Все свои силы он сейчас положил на то, чтобы не свалиться.

- Говорят, терраформирование Марса уже почти закончили, - не унимался старший инженер, мечтательно добавив: - Вот бы посмотреть. Сады на Марсе...

- На Марсе, на Венере... - отмахнулся Владимир, наконец добравшись до лунохода. - Посмотришь ещё, какие твои годы.

- Что, уже и на Венере? - недоверчиво переспросил инженер.

- Экспедиционный корпус, - отдуваясь, подтвердил Быков. - Пока. Но и Марсианская ССР с пары модулей начиналась.

Фролов притих, крепко задумавшись о чём-то своём. Капитан был не против - настроение не располагало к пустой болтовне.

Старший инженер вдавил педаль, и луноход не спеша тронулся в сторону обломков купола.

- Почти ничего не осталось. Ужасно. Просто ужасно, - прошептал Евгений. - А сколько людей погибло. Хороших людей.

- Почему так близко подпустили?

Евгений молчал.

- Раньше с Земли не было шаттлов. Никогда, - наконец, почти шепотом произнёс старший инженер.

Быков скептически хмыкнул, но Фролов пропустил это мимо ушей - он был слишком молод, чтобы помнить о нападении на Ковчег.

- А тут, нате, - взволнованно продолжил Евгений. - Выплыл из пояса космического мусора и завис. На связь не выходит, не движется, словно к приклеили. А мы и что делать не знаем, замерли на месте рты открыв.

Евгений перевёл дух и выпалил:

- А он как жахнет! - инженер подкрепил свои слова ударом по разбитой панели. - ПАО справилась на ура - сбила большинство снарядов ещё в рое. Только... вы, Владимир Алексеевич, не смейтесь, струхнул я здорово. Одно дело, когда противоастероидная космические тела или мусор разбивает, а другое, когда у тебя под носом ракеты взрываются. Ракеты! Владимир Алексеевич, да большинство из нас оружия в жизни не видели, а тут сразу ракеты! Прямо в нас!

Луноход затормозил возле пустой арки шлюза и мужчины покинули кабину: Евгений ловко и непринуждённо, Быков - с особой осторожностью. Ощутив под ногами твердь, капитан спокойно осмотрелся. Там, где ещё недавно стоял нерушимый купол научно-исследовательской станции, из Луны торчали изломанные рёбра полимерного остова, лишь местами прикрытые плотью солнечных панелей. Комплекс, некогда служивший домом сбежавшим из разрушенного Ковчега, а после оставленный дозорным пунктом, теперь был полностью разрушен. Твердыня, которая должна была отбивать атаки агрессоров с Земли, не смогла уберечь даже себя. Быков устало опустил взгляд и тут же наткнулся на каркас и обшивку из металла, разительно выделявшиеся на фоне полимерных развалин.

- А это что?

- Шаттл, - буркнул Евгений. - Остатки.

- Так значит, сбили? - с надеждой и тревогой в голосе произнёс Быков.

- Сам, - коротко бросил старший инженер.

Быков тихо выругался, а Евгений продолжил:

- Иван Сергеевич, начальник... бывший начальник станции, только опомнился и велел срочно связываться с вашими, как вдруг шаттл тронулся с места и стал резво набирать скорость. Он врезался в самую середину купола, а когда проломил обшивку и воткнулся в нижние уровни, то рванул так... да что говорить, Владимир Алексеевич, вы и сами всё видите.

- Почему не стреляли? ПАО не отработала? - предположил капитан.

- Что вы?! - ошеломлённо выпалил Фролов. - Как можно?! Там же были люди!

Быков вымученно застонал - они добились чего хотели - взрастили поколение, не способное поступиться с человеческой жизнью, не понимающее как можно причинить вред другому высокоразвитому существу. Проблема нового космического порядка была лишь в том, что явившиеся земляне не относились к виду высокоразвитых существ.

- Глупые, алчные дикари с ядерной булавой в руках, - сквозь зубы процедил Быков.

- Что вы сказали? - переспросил старший инженер.

- Ничего, Евгений. Ничего.

Капитан прошёл через пролом вывороченных ворот шлюза и стал медленно пробираться через обломки ближе к центру разрушенного купола. Уже через несколько десятков метров ему встретились первые жители станции. Они не были похожи на работников Луны: на скафандрах нового образца ещё не успели появиться царапины и потёртости.

- Это практиканты, - тут же отозвался Евгений. - По направлению участвовали в работах по разборке Ковчега, но ваши их перебросили сюда, как только узнали об инциденте. Теперь вот ребята тут без дела слоняются.

Быков остановился и вопросительно посмотрел на старшего инженера.

- МинЧС ещё не решили, что делать, - пояснил с тяжелым вздохом Фролов. - Думают, разбирать остатки или же отстраивать заново.

Владимир лишь понимающе кивнул и направился было дальше, но заметил, что старший инженер не торопится следовать за ним. Быков обернулся и внимательно посмотрел на Фролова. Невольного начальника станции явно тревожило что-то ещё.

- Владимир Алексеевич, это не всё, - наконец, сдался он. - У нас тут ещё нештатная ситуация... один из студентов...

Евгений замолчал, неловко попытавшись сцепить пальцы в замок. Толстые перчатки устаревшего скафандра не давали такой свободы, потому мужчина смог лишь вложить кулак в ладонь.

- Ну, чего ты, как девочка на первом свидании? - нетерпеливо надавил капитан.

- Студент... - неловко бросил Евгений. - Один из студентов сбежал. Взял нашу капсулу и сбежал.

- Эка невидаль, - отмахнулся Владимир. - Покатается и вернётся.

- Нет, - шёпотом ответил Фролов. - Он на Землю полетел.

В эфире на несколько минут повисло тяжелое молчание. Старший инженер явно был готов провалиться под землю, но стоически выдерживал испытующий взгляд капитана.

- Таак... - нарушил звенящую тишину Быков.

Даже сквозь одутловатый комбинезон скафандра было видно, как Евгений втянул шею и сгорбился, словно ожидая хорошей затрещины.

- Таак... - снова протянул Владимир. - Давно?

- Несколько часов назад, - с готовностью отозвался старший инженер. - Должно быть уже на поверхности. Мы не знаем. Мусор здорово экранирует и не получается отследить.

Быков поднял взгляд вверх, туда, где за поясом стальных обломков виднелась макушка сине-зелёного шарика.

- И что ему понадобилось в странах победившего капитализма? - задумчиво протянул Владимир.

- Победившего кого?

- Людей, Евгений Алексеевич. Людей, - тем же тоном ответил капитан.

И вновь динамики наполнились тишиной.

Спустя мгновение Быков решительно зашагал обратно к шлюзу.

- Вы куда? - только и успел бросить ему в спину ошарашенный старший инженер.

- За ним.

- За ней...

Быков запнулся, на секунду сбавил темп, но тут же, чертыхнувшись, пошел ещё быстрее.

- За ней.

***

Вход в стратосферу получился тяжелым и довольно болезненным - шаттл, не сбавляя скорости врезался в рой космического мусора и уткнулся носом в невидимую преграду. Быков зло, в полный голос выругался. В горле капитана застыл тошнотворный ком, а во рту появился неприятный металлический привкус. Приборная панель озарилась светом красных мигающих диодов, а из динамиков донёсся механический женский голос, предупреждавший об опасности перегрузок. Электроника, сбитая с толку экранировавшим мусором, не справлялась, и Быков схватился за штурвал. Заложив вираж, он выровнял шаттл и тот стал быстро снижаться. Падать.

Управляемого падения не вышло - иконки двигателей погасли и тут же сменили привычный зелёный цвет на вызывающе-красный. Шаттл закрутило, ввинчивая в атмосферу, и он на бешенной скорости понёсся на холмы тяжёлых свинцовых туч. Быков, с трудом сдерживая рвотные позывы и тяжело дыша, уткнулся взглядом в одну точку. Он ждал. Смотрел на пустой монитор радара. В самый центр сетки.

Кричащий гулким воем тревожного сигнала шаттл пропорол иссиня-чёрное покрывало туч. В несколько мгновений на корпус обрушился град ударов электрических разрядов. Бичи молний безжалостно хлестали по обшивке корабля, расползаясь по ней паутиной искр. Шаттл прошил свинцовый занавес и на мониторах появилась серая пустошь горного хребта.

Женщина механическим монотонным голосом повторяла предупреждение о необходимости эвакуации. Быков щёлкнул тумблером, отключая автоматику, и коснулся красного грибка кнопки ручного управления катапультированием. Он ждал. Женский голос уже потонул в рёве сигнала тревоги, но капитан не слушал, обратив остатки тающего внимания на сетку радара.

Зелёная вспышка. Цифры координат. Судорожно надавившие на пластик пальцы. Рывок. Непривычная лёгкость. Ощущение падения. Рокот включившейся реактивной тяги, и снова рывок. Тьма. Блаженное забвенье.

Быков потерял сознание всего на несколько секунд - годы давали о себе знать. На этот раз автоматика отработала без отказа, бережно опустив кресло с пилотом на приличном расстоянии от места крушения шаттла.

Едва открыв глаза и бегло осмотревшись вокруг, Владимир коснулся экрана закреплённого на предплечье компьютера и ввёл координаты. Компьютер тихо пикнул, подтвердив ввод, и тут же высветил точку на карте, а спустя мгновение проложил маршрут.

Быков надавил на кнопку и ремни с щелчком отлетели в стороны, а сам капитан тяжело вывалился из кресла. Отдышавшись, он поднялся, снова огляделся. Вокруг, на сколько хватало глаз, были только холодные каменные глыбы, увенчанные снежными шапками и редко утыканные болезненного вида деревьями. Горы. Владимир, не теряя больше времени, быстрым шагом направился по прямой, игнорируя извилистую траекторию безопасного маршрута. У девушки и так была слишком большая фора.

Преодолевая очередной хребет, Быков оглянулся в сторону столба чёрного дыма, поднимающегося от места крушения его шаттла. Он замер и, присмотревшись, увидел пару вертолётов - крушение не осталось незамеченным, а значит можно было рассчитывать на погоню. Насколько Быков помнил землян - это была любимая забава кровожадных собратьев. Владимир решительно ускорил шаг.

Время от времени до капитана долетал приглушенный вой лопастей, причудливым эхом настигая мужчину то с одной, то с другой стороны. Вскоре в спину капитана ударил треск автоматной очереди. Затем ещё и ещё. Через несколько секунд всё плато заполнилось сплошным многоголосым клёкотом: земляне бились за право утащить обломки в свой муравейник. Теперь Владимир уже не страшился погони.

***

Капсула торчала, зарывшись в землю посреди разбросанных трупов. Увидев залитые кровью камни и лежащие в неестественных позах тела, Быков забыв об осторожности помчался к месту крушения. Капсула при приближении превратилась в скелет с содранной обшивкой - победившая в схватке сторона постаралась унести всё. Владимир нарезал не один десяток кругов возле места крушения, прежде чем понял, что девушки нет среди погибших. Тогда капитан подумал, что беглянку посетила та же участь, что и аппаратуру спасательной капсулы. Мысль эта встревожила Быкова едва ли не больше подозрений о трагической гибели девушки.

Страхи развеяла цепочка следов. Девушка ушла с места крушения раньше, чем к нему слетелись голодные до новых технологий стервятники. И снова враждующие меж собой земляне были слишком заняты, чтобы устраивать погоню за пришельцем.

Владимир вновь ускорил шаг, а затем и вовсе перешёл на бег. По следам Быков заметил, что девушка удивительно быстро освоилась с притяжением неизвестной планеты и двигалась бегом. Но она не скрывалась от погони, напротив, студентка спокойно и монотонно перепрыгивала с одного припорошенного снегом валуна на другой, словно желая сохранить силы для длительного броска. Похоже, она знала куда и зачем направляется. Быков же не мог даже предположить, что взбрело в голову спятившей девчонке и это злило капитана больше всего.

Мужчина на ходу дал компьютеру задание прослеживать координаты значимых точек, относительно маршрута его движения. Динамик под экраном пикнул и наступила тишина. Только хруст снега под ногами, тяжелое дыхание, да редкие завывания попавшего в расселины ветра нарушали царящий над каменной пустошью покой. Владимир чуть сбавил темп, приготовившись к длительной изнуряющей погоне.

***

Когда укутанный толстым свинцовым покрывалом мир окончательно погрузился во тьму, Быков остановился на небольшом уступе. Мужчина присел, всматриваясь в мигающие огоньки костров. Впереди, укрывшись навесами утёсов, лежало поселение из наспех сколоченных бараков. Ютящиеся в ночлежках люди явно собирались отходить ко сну, потому как вооружённые бандиты, которых бродило по улице предостаточно, во всю горлопанили об отбое, разбавляя свою речь обилием брани. Быков с удивлением отметил, что надзиратели говорили на чистейшем французском.

- Далеко же вы забрались.

Отсидев на камне около получаса и бросив затею с попыткой вычислить маршруты обхода пьяных надзирателей, Владимир осторожно спустился к подножию ущелья. Бесшумно скользя в тенях каменных сводов, он без труда добрался до первой ветхой постройки и замер, вслушиваясь в ночь.

Французские колонисты всё больше несли пьяный бред, время от времени отпуская совершенно идиотские шуточки и во весь голос гогоча над ответами товарищей. Капитан послушал ещё несколько минут, прежде чем понял, что ему не удастся извлечь никакой полезной информации из потока невнятного бормотания. Он хотел было двинуться дальше, но тут его внимание привлёк попавший в динамики звук. Сначала капитан принял его за помехи, но теперь, прислушавшись, понял, что тот шел из щелей барака, к которому мужчина припал спиной.

Быков прислонился забралом шлема к одной из многочисленных щелей развалюхи и заметил женщину, лежащую ничком на нарах. Она старательно давила кашель подушкой. Стоящий подле неё на коленях мужчина при каждом новом приступе опасливо поглядывал в небольшое оконце и вздрагивал под раскатами недружного хохота надзирателей. Владимир отвернулся. На душе скребли кошки.

"Всех не спасти."

Мысль обжигала холодом рассудительности. Она в корне отличалась от того, что сами пионеры Исхода прививали новому поколению космической цивилизации. Она была чужда идеологии нового порядка. Там. Выше испаханной снарядами земли и свинцового неба. Но здесь эти слова лишь обличали одну из непреложных истин. Быков знал это не понаслышке.

"И, всё-таки, попробовать стоит."

Владимир дёрнул клипсу и стащил шлем. Несколько секунд потратил на то, чтобы привыкнуть к морозному воздуху, а затем без стука вошёл.

Мужчина, насмерть перепуганный неожиданно взлетевшим пологом, взвился на ноги и замер у кровати, заслоняя собой женщину. Но, вместо ожидаемого патруля, на пороге показался седовласый пришелец в скафандре. Незнакомец от удивления приоткрыл рот и отступил на шаг назад, затем вспомнил, что ему есть кого защищать, и решительно шагнул на встречу Быкову. Капитан лишь примиряюще поднял руку.

- Спокойно. Я здесь, чтобы помочь, - медленно произнёс Быков, тщательно подбирая слова позабытого языка.

Мужчина в лохмотьях оглянулся на подругу, зашедшуюся в новом приступе кашля, затем встревоженно посмотрел на оконце, и снова вцепился взглядом в пришельца.

- С чего бы? - яростно прошипел защитник.

- Потому что я могу, - спокойно ответил Быков.

Мужчина снова взглянул на возлюбленную, затрясшуюся теперь уже в беззвучном плаче, подозрительно покосился на капитана и, несколько секунд поколебавшись, отступил на шаг. Владимир нарочито медленно подошел к нарам и склонился над больной. Женщина затаила дыхание. Быков положил руку на спину землянки и взглянул на показатели, всплывшие на забрале шлема. Тяжело вздохнул. Оставив шлем лежать на полу, он медленно вытащил из клипсы шприц и поднёс иглу к шее больной. Ему в спину уткнулось холодное жало заточки.

- Не дури, - спокойно отозвался Владимир.

- Что это?

- Лекарство.

- Если ты...

- Ей станет легче.

Мужчина за спиной капитана с минуту колебался, но всё же убрал оружие. Быков тихо перевёл дух и вогнал тонкую иглу под кожу женщины. Та едва заметно вздрогнула от неожиданности, затем обмякла, а через несколько секунд надсадно засопела. Капитан осторожно поднялся и хотел было убрать шприц на место, но не успел - землянин выхватил колбу из его рук и спрятал за спиной, выставив перед собой трёхгранный заострённый пруток.

- Он пуст, - обернувшись, спокойно резюмировал Быков.

Оборванец взглянул на шприц, для верности потряс и разочарованно отшвырнул в сторону. Он хищно посмотрел на пришельца и зло выпалил:

- Давай ещё!

Быков лишь тихо покачал головой.

- Больше нет.

Землянин долго сверлил капитана взглядом, а затем враз осунулся и, тяжело осев на пол, обречённо схватил голову руками. В тишине коротко звякнула упавшая на землю заточка.

- Ей нужно к доктору, - переходя на шепот, произнёс Владимир. - У вас есть врач?

- Нельзя, - тихо бросил землянин. - Они заберут её. Выбросят. В Яму.

Быков замолчал. Молчал и землянин. Они оба смотрели на лицо спящей женщины. Морщины, прорезанные гримасой страданий и годами лишений, словно по волшебству разгладились, и капитан с ужасом осознал, что за маской старухи скрывается девчонка, которой едва ли стукнуло двадцать. Он украдкой посмотрел на землянина и увидел не битого жизнью старика, а измученного голодом и изнурительной работой растерянного мальчишку. Они выглядели ровесниками: землянин и прибывший из космоса капитан, но виной тому была жизнь на отравленной планете, превращавшая мальчиков в болезненных стариков. Быков же, напротив, был обязан шагнувшей далеко вперёд медицине нового мира. Старик снова взглянул на девушку, а потом на её любимого. На её губах застыла тень улыбки, в его глазах - слёзы.

Капитан попытался проглотить ком. Не получилось. Он слишком размяк под влиянием новой идеологии. Проклятый гуманизм медленно, но верно вытеснил из мужчины всё то, что помогало ему выживать в тяжёлые годы возрождения. Быков зашуршал молниями и застёжками. Он стянул с себя костюм и протянул землянину. Тот непонимающе посмотрел на капитана.

- Будешь одевать на неё по ночам. Пока никто не видит, - спокойно проговаривал Владимир каждое слово. - Когда индикатор станет жёлтым, уходите отсюда. Она тут погибнет.

- Куда? Тут только камень. Некуда идти, - взволнованно затараторил двадцатилетний старик.

- На юг, - коротко отозвался Быков. - К морю.

Землянин поднялся и, настороженно глядя на Владимира, принял костюм.

- Спасибо... - неуверенно протянул оборванец.

Быков лишь кивнул в ответ.

"Попробовать стоит. Любой цены."

Капитан прислушался к долетавшим из щелей воплям, а затем спросил:

- Была здесь молодая, чистая девушка? Возможно, в такой же одежде.

Землянин коротко мотнул головой. Затем задумался и ответил:

- Недавно привозили новых рабов... может там. Я ещё не видел.

Быков поморщился, но смолчал. Землянин тоже не проронил ни слова, с благоговением глядя на переливающуюся полимерную ткань.

- Как туда попасть? - наконец, разорвал молчание капитан.

Землянин вздрогнул и, нехотя оторвавшись от обретённого сокровища, прошептал:

- Большой сарай. Туда всех новых ведут.

Быков кивнул.

- Тебе нельзя, - прошептал двадцатилетний старик. - Так убьют.

Землянин осторожно разложил спецкостюм на земле и вытащил из-под кровати ворох драного тряпья. Он ткнул в кучу грязным пальцем и тихо бросил:

- Одевай.

Быков, оставив брезгливость, стал рыться в лохмотьях и натягивать то, что более или менее подходило по размеру.

- Откуда столько? - тихо спросил капитан.

- Из Ямы, - буднично ответил землянин.

Владимир, уже предвкушая ответ, всё же произнёс:

- Что за Яма?

- Ну, Яма... туда трупы сбрасывают. И тех, кто работать не может.

Быков снова ограничился коротким кивком.

- Давно на Урале? - продолжил пытать капитан.

- Где? - озадаченно переспросил юный старик.

- Здесь.

- Месяцы. Годы. Может больше.

- А что во Франции?

Землянин вздрогнул, как от удара плетью. Его лицо обезобразила гримаса боли и отвращения. Старик нехотя выдавил:

- Нет её. Только полумесяц.

Быков сочувственно поджал губы. Снова наступило долгое молчание. Пришелец уже двинулся было в сторону выхода, когда старый юнец решился и наконец выпалил:

- А это правда?

- Что правда? - на этот раз капитан непонимающе взглянул на него.

- Ну, ты ведь оттуда? - показал на дырявый потолок землянин.

Быков кивнул.

- Правда, что говорят? Все хорошие туда попадают? После смерти?

Капитан ошарашенно смотрел на юного старика, не зная, что ответить.

- Врут, - обиженно бросил землянин. - Все врут. Тогда скажи мне, вознёсшийся, зачем жить?

Быков внимательно посмотрел на мужчину, затем перевёл взгляд на мирно спящую женщину.

- Ради неё.

Землянин придвинулся к возлюбленной и молча попрощался с пришельцем. Быков с тяжелым сердцем покинул хижину молодых стариков, обречённых на смерть.

Капитан не успел далеко уйти - один из патрулей наткнулся на Владимира, и тут же пьяные надзиратели набросились на него, повалили на землю и принялись с задором пинать его ногами. Быков лежал, закрыв голову руками и поджав ноги, терпеливо понося побои, пока очередной удар не отправил его во тьму. Сквозь пелену беспамятства он услышал отданный кем-то приказ тащить раба в общий барак.

***

Из тьмы Быкова вырвал поток ледяных помоев, криков и пьяного хохота. Капитан вскочил, жадно хватая ртом воздух, поскользнулся на коричнево-зелёной слизи и рухнул на недвижно лежащих невольников. Те не издали ни звука. Они были мертвы.

Стоящие с пустыми вёдрами надзиратели принялись пинками и тычками поднимать рабов, подбадривая их отборной бранью. Невольники вставали и отстранённо шли к выходу, оставляя лежать тех, кто уже не способен был держаться на ногах или вовсе не пережил эту ночь. Быков внимательно вглядывался в лица тех, что остались лежать на полу и тех, что отрешённо плелись рядом. Грязные измученные восковые маски со стеклянными глазами, в которых уже не отражалась даже самая слабая искорка сознания. И тех, и других уже давно покинула жизнь, оставив слабую плоть гнить в этом пропащем мире. Беглянки здесь не было.

Их всех выгнали под свинцовое небо, выстроив возле стены. Покачивающийся от усталости и выпитого надзиратель пересчитал переживших ночь и, сделав пометку в грязном блокноте, удалился, махнув рукой более трезвым и злым надсмотрщикам. Те тут же набросились на рабов, палками сбивая их в неровный строй. Вымещая на невольниках злобу трезвого утра, надзиратели погнали толпу в бездонное жерло шахты. Подле зёва бандиты зажгли факелы и строй стал долго спускаться во тьму.

Через несколько минут невольников вытолкнули в просторную пещеру, залитую неверным светом костров. Им всучили кирки и распихали по забоям, подгоняя тумаками и бранью. Быков, внимательно всматривавшийся в проплывавшие мимо лица, принялся без особого усердия молотить по породе, поглядывая на прогуливающихся меж невольников надзирателей. Ни в одном пойманном взгляде он не увидел того, что обязательно отличило бы беглянку от остальных, всюду он встречал лишь глаза мертвецов. Нужно было как можно скорее уходить и продолжать поиски в другом месте.

- Здравствуй.

Быков вздрогнул. Знакомый голос вырвал его из размышлений слишком резко. Капитан обернулся и не без труда различил знакомые черты за чёрной маской угольной пыли. Юный старик едва заметно улыбнулся.

- Здравствуй, - коротко прошептал Владимир в ответ, а после добавил: - Как она?

Невольник вместо ответа кивнул в сторону и Быков увидел исправно молотящую киркой женщину. Рабыня, почувствовав на себе взгляд, обернулась и тихо улыбнулась капитану. Тот поприветствовал её кивком и вернулся к работе.

- Я... - прошептал землянин и, замявшись, закончил: - Спасибо.

Владимир лишь коротко кивнул.

Они несколько минут монотонно высекали искры из породы, прежде чем капитан снова заговорил.

- Куда увозят уголь?

Невольник замер на мгновение задумавшись и тут же принялся с новыми силами колотить по камням, стоило только позади замаячить силуэту надсмотрщика.

- В корпорацию? - неуверенно предположил он.

- Точнее. Страна какая? - нетерпеливо бросил Быков.

- Страна? - снова озадаченно переспросил землянин. - Нет страны. Только корпорация.

- На запад везут, - догадавшись что от него хотят, тут же поправился невольник. - Поездами. На заводы. А оттуда рабов сюда гонят.

- Недавно прислали новых... рабочих, - не смог пересилить себя Быков, - значит скоро обратно отправят составы с углём?

Землянин молча кивнул в ответ.

Их разговор прервал раздавшийся от входа скрежет и грохот. Из проёма показалось несколько разбитых тележек, доверху набитых чёрным обугленным, но всё же плохо прожаренным мясом. Невольники тут же побросали кирки и ринулись к еде, распихивая друг друга. Надсмотрщики с наслаждением наблюдали за тем, как более выносливые рвали тех, что послабее. Возле куч мяса образовалась свалка из ревущих и вгрызающихся друг другу в глотки обезумевших животных, мало походивших теперь на венец творения.

- Не голодный? - с интересом спросил Быков, бросая кирку и ища пути к бегству.

Землянин болезненно скривился и отвернулся.

- Сегодня мясо из Ямы.

Быков почувствовал, как волна прокатившегося к желудку отвращения возвращается мерзким комом рвотного позыва. Он в сердцах сплюнул себе под ноги.

- С утра говорили о чистой девушке, - неуверенно озираясь по сторонам, зашептал юный старик. - Её поймали вчера. Отвели к коменданту.

Владимир осмотрелся и, удостоверившись, что надзиратели слишком заняты зрелищем всеобщей свалки, коротко прошипел:

- Где?

- За общим бараком, - поспешно зашептал невольник. - В здании станции. Точнее не знаю, я там не был.

Владимир благодарно кивнул и присел на холодный камень. Землянин опустился рядом.

- Что дальше? - неуверенно произнёс он.

Быков не слушал его, он внимательно всматривался в пляшущие по полу отсветы костров. Владимиру мерещилось, что прозрачное марево медленно растекается по чёрному камню, постепенно подбираясь к пляшущим языкам пламени. Он несколько раз сильно зажмурился, пытаясь сбросить наваждение, но стелящиеся по земле клубы воздуха были куда более, чем реальными. Владимир взвился на ноги и взволнованно бросил невольнику:

- Уходите. Сейчас же!

Землянин, ощутив звучащую в голосе капитана угрозу, поднялся и поспешил к своей возлюбленной. Быков же, не теряя времени, направился к ближайшему стражнику.

- Куда прёшься, пёс?! - зло гаркнул тот, заметив приближающегося невольника.

- Газ, - коротко сказал капитан, указав себе за спину. - Там идёт газ, нужно уходить.

Надсмотрщик глянул ему за спину и, не увидев ничего необычного, отмахнулся от Владимира палкой.

- Здесь скоро всё вспыхнет. Если не вывести людей, то все погибнут, - не унимался Быков.

- Людей? Где ты тут людей видел? Одни рабы. Новых пришлют.

Владимир недвижно стоял, продолжая с вызовом смотреть в глаза надсмотрщика. Тот отреагировал, как умел. Надзиратель широко замахнулся, метя палкой дерзкому невольнику в голову. Владимир лёгким движением ушёл из-под удара, поднырнув под руку стражника и со всех сил саданул ему кулаком в грудь. Тот упал и принялся судорожно хватать воздух ртом. Капитан зло осклабился, довольный тем, что годы в просвещённом гуманном обществе не вычеркнули из памяти уроков прошлой жизни.

Быков не стал дожидаться, пока увлечённые зрелищем надсмотрщики обратят на него внимание. Капитан больше не пытался спасти ни сгрудившихся вокруг поджаренной человечины, ни потешавшихся диким пиром. Владимир, будучи человеком старого мира, был свободен от гуманистической идеологии мира нового. Только потому капитан успел вступить в полумрак туннеля до того, как пещеру поглотило ревущее пламя. В спину выжившего ещё несколько мгновений летели крики, полные нестерпимой боли, но вскоре торжествующий рёв высвободившейся стихии заглушил и их.

Воспользовавшись неразберихой, он бегом добрался до зева шахты. На одного из выживших невольников никто не обращал внимания, ни в самой шахте, ни уже около бараков. Владимир без труда добрался до вереницы груженых углём вагонов, в конце которой возвышалась постройка полуразрушенной станции. Быков, прижимаясь к составу, бегом добрался до входа, около которого дежурил надзиратель. Постовой был явно напуган всеобщим переполохом и предпочитал отсиживаться вдали от основной суматохи. Капитан воспользовался замешательством надсмотрщика и, подобравшись сбоку, ударом в висок свалил того с ног, успев перехватить оружие. Переломив ствол и убедившись, что ружьё заряжено, Быков приоткрыл дверь и нырнул в проём.

Внутри пахло сыростью, грязным бельём и брагой. Смрад зло резанул по глазам, выбивая слёзы. Капитан, отираясь предплечьем, двинулся по коридору, ориентируясь по старым потускневшим медным табличкам, ища комнату начальника станции. Он был уже в нескольких метрах от цели, когда из-за заветной двери послышался звон разбитого стекла. Быков, позабыв об осторожности, бросился вперёд, на ходу вышибая прогнившее деревянное полотно.

На грязном, залитом кровью постельном белье корчился седой мужчина. Одну руку он прижимал к бурому пятну на животе, а другой судорожно дёргал, пытаясь освободить её от оков. Он бросил взгляд на вломившегося капитана. Страх, боль и смерть. Тут же забыв про умирающего, Быков кинулся к разбитому окну как раз в тот момент, когда на уходящую в ущелье колею вылетел дико ревущий внедорожник. В окне автомобиля Владимир различил обезображенное яростью лицо рыжеволосой девушки. Внедорожник взревел ещё громче и, вспахав шинами колею, помчался прочь от станции.

Быков прыгнул в окно, оттолкнул одного из прибежавших на шум надсмотрщиков и вскочил на припаркованный мотоцикл. Капитану хватило нескольких секунд замешательства надзирателей. Спустя полминуты Быкова догнали раскаты выстрелов, но было уже поздно - капитан успел уйти достаточно далеко.

Владимир, не смотря на все старания, слишком медленно приближался к маячившему из стороны в сторону бамперу внедорожника - беглянка лихо входила в виражи. В добавок ко всему, образовавшаяся погоня резво догоняла их, радостно сигналя и время от времени постреливая в сторону беглецов. Капитан то и дело бросал взгляд в треснувшее зеркало заднего вида, чтобы в очередной раз убедиться в неотвратимости скорой встречи с преследователями.

Когда фигуры в зеркале стали отчётливо различимыми, Быков перекинул перевязь ружья, сбавил обороты и обернулся, метя стволами в сторону погони. Капитан не спеша прицелился и надавил на крючок, сначала спустив один курок, а следом и другой. Он отбросил бесполезное оружие как раз, чтобы успеть войти в новый поворот. Уже мельком в зеркале он увидел мотоциклы с выбитыми седоками.

Впереди показалось ровное, как стрела, ущелье. Быков ухмыльнулся и крутанул ручку до упора, заставляя мотор бешено реветь от ярости, хлынувшей в стальные жилы. Он резво нагнал внедорожник и со всей силы влетел в бампер. Стальной конь выбросил наездника из седла. Капитан сгруппировался и рухнул меж скамеек багажника, сильно приложившись спиной о кабину. Через залепленное грязью стекло в отражении зеркала заднего вида он увидел разъярённые зелёные глаза. Владимир покрепче ухватился за скамейки и, саданув кулаком по стеклу, прокричал:

- Остановись, дура! Убьёмся!

Вместо ответа девушка принялась бросать машину из стороны в сторону, пытаясь скинуть капитана, но тот вцепился в стальной панцирь внедорожника и лишь скрежетал зубами. Вскоре беглянка потеряла всякий интерес к притихшему в багажнике Быкову - на горизонте появилась куда более насущная проблема. Прореженный Владимиром отряд даже не думал бросать преследования. Теперь, почуяв запах крови, они ринулись в погоню с новыми силами.

Быков лежал, распластавшись в багажнике внедорожника. Капитан что есть сил сжимал ножки скамеек, пытаясь удержаться на каждом новом вираже и не вылететь на очередном ухабе. Там, за бортами, ревели двигатели и грохотали выстрелы. Несколько раз пули, пробив тонкий металл кузова, проносились совсем рядом с мужчиной, но тому оставалось только тихо поливать бранью и преследователей, и студентку, продолжавшую исправно бросать автомобиль из стороны в сторону. Когда, казалось, смертельной гонке не будет конца, Быков услышал страшный рокот. Звук заставил его подняться и, забыв про свистящие над головой пули, взглянуть через плечо беглянки. Им наперерез шёл танк. Медленно. Спокойно. Неотвратимо.

Грохот гусениц заглушил рёв мотоциклетных моторов, а после и он потонул в клёкоте пулемёта. Очередь вспахала землю перед капотом автомобиля, но внедорожник вновь бросило в сторону и пули ушли дальше, разрывая металл мотоциклов. Пулемёт строчил без остановки, поливая ущелье свинцовым градом, а девушка только успевала выворачивать руки, посылая автомобиль прочь с линии огня. Когда до танка оставалось несколько десятков метров, беглянка выровняла внедорожник и вдавила педаль в пол, словно собираясь пойти на таран. Смертоносная машина невозмутимо продолжала двигаться в их направлении. Быков со всей силы замолотил в стекло. Девушка не отреагировала. Она резко крутанула руль за секунду до того, как пушка выплюнула снаряд. Внедорожник промчался мимо танка, слегка задев его бортом и не сбавляя скорости устремился к бреши в проявившейся стальной стене.

Они не доехали. Выскочившие из колонн турели мгновенно поймали цель. Внедорожник подкинуло, будто он налетел на невидимую преграду и автомобиль раздробленным куском металла кувыркаясь влетел в проём.

Быкова выбросило в тот момент, когда машина взбрыкнула. Капитан пролетел несколько метров, попытался сгруппироваться, но не успел. Мужчина со всего маха рухнул на каменистую землю. Последним, что он услышал, был зловещий хруст ломающихся костей.

***

Она очнулась от страшной боли в груди. Схватила ртом воздух. Взвыла от новой вспышки боли, тихо зашипела разъярённой кошкой. Ирина медленно открыла глаза и со страхом посмотрела вниз. Ничего. Девушка не увидела ни распаханной свинцом плоти, ни пронзившего тело металла, ничего такого, что она уже успела представить. Беглянка осторожно покосилась на небольшой монитор, закреплённый на левом предплечье спецкостюма. Руки дрожали после бешеной гонки, и она не сразу смогла поймать взглядом нужный сектор. Увидев спокойное зеленоватое мерцание, Ирина облегчённо вздохнула - обошлось без серьёзных повреждений.

Девушка расслабленно откинулась в кресле, погрузившись в негу, вызванную тёплым пощипыванием разрядов спецкостюма, усердно трудящегося над синяками и ссадинами. И тут она вспомнила про танк, турели, запрыгнувшего в кузов незнакомца.

"Граница. Ещё ничего не закончилось."

Ирина судорожно вцепилась в защёлку ремня безопасности, терзая непослушную кнопку и дёргая за грязные широкие ленты. Замок с громким щелчком открылся, и девушка рухнула на дверь со стороны пассажира. Чертыхаясь, она поспешно выползла через брешь разбитого лобового стекла и продолжила спешное бегство на четвереньках, пока не оказалась около растущего на кочке деревца. Перекатившись по мшистому холмику, Ирина долго переводила дух, вслушиваясь в тишину, но до её ушей долетало только мирное жужжание сервоприводов турелей и бряцанье гусениц оставшегося за стеной танка. Девушка осторожно выглянула из-за обнажённого корня, но увидела лишь стальную стену, и изувеченный кузов внедорожника. Погоня прекратилась. Это успокаивало.

Девушка встрепенулась, сбрасывая с себя путы ложного спокойствия.

"Ещё ничего не закончилось." - подумала она, загнанно озираясь по сторонам, - "Это граница. Они вышлют патруль. Уже выслали. Будут искать. Надо уходить."

Ирина поднялась на ноги и, согнувшись, двинулась по проложенному маршруту. Ей везло - путь лежал через чащу.

***

Над кронами время от времени проносились хищно ревущие вертолёты, но плотно стоящие деревья прекрасно скрывали мчащуюся меж ними беглянку. Нечто сильнее страха подгоняло девушку, с трудом отгонявшую настойчивые видения недавнего прошлого.

Изнуряюще-монотонный бег оборвался, когда Ирина выскочила из-под сени деревьев в сумерки плато. Девушка замерла, с удивлением вглядываясь в сотни прозрачных угловатых куполов, усеявших заснеженную равнину. Там, за толстым стеклом, зеленели поля с рвущимися прямо из воды стеблями, меж которых то и дело бродили низкорослые люди в серых робах с закатанными до колена штанами. Дальше, над грибами ферм возвышались чадящие трубы и жмущиеся к ним шапки стальных модульных строений. Навигационная система указывала в самый центр этого железного улья.

Сверху послышался рокот винтов и рядом с девушкой скользнул луч прожектора. Ирина из последних сил бросилась к стеклянным фермам. Внезапно сумерки перед ней прорезались белым холодным светом, сверху раздался писк оживающего динамика, а затем и резкие окрики на пронзительном, не знакомом ей языке. Она не собиралась останавливаться, но и бежать ещё быстрее тоже не могла.

Рокот пулемёта догнал девушку, когда она уже приблизилась к первому куполу. Горячий свинец вспахал землю правее от неё и врезался в стеклянный свод. Послышался звон, а вслед за ним и человеческие крики. Вопреки ожиданиям Ирины, люди не бросились от свинцового града, напротив - выскочили и принялись затыкать бреши. Очередь проложила новую борозду, растерзав на этот раз не только стекло, но и плоть. Несколько работников свалились замертво, а их ещё тёплые тела послужили материалом для заделки пробоины купола. Поняв, что укрытия среди ферм ей не добиться, Ирина принялась петлять меж полусферами.

Сквозь доносившийся сверху рокот постоянно кричали, но оружие в ход больше не пускали. Вскоре гул усилился и Ирина, бросив взгляд назад, увидела второй вертолёт. Они вели её. Ждали, когда девушка выберется из кольца стеклянных ферм. Поняв это, беглянка сбавила темп, оттягивая этот момент. Сквозь призмы стёкол Ирина пыталась разглядеть что ждало её там, вне территории куполов, но видела лишь сгущавшийся за фермами сумрак.

Вскоре Ирина услышала приближающийся топот тяжёлых сапог, а затем, сквозь призму куполов, увидела изломанные силуэты бегущих за ней людей. Они потрясали оружием, но не торопились пускать его в ход. Ирина снова бежала что было сил, петляя загнанным зайцем. Если бы не навигатор, она бы точно давно уже заблудилась среди одинаковых полусфер и фигур в серых робах, продолжавших свой монотонный труд, словно бы гремевшей криками и рёвом двигателей погони не существовало вовсе.

Она не успела заметить, как вынырнула из-под укрытия ферм и почти сразу налетела на брошенный погоней джип. Ирина заскочила в кабину как раз в тот момент, когда в воздухе прогремели раскаты первых выстрелов. Девушка успела, вдавила педаль до отказа, посылая мирно дремавшее стальное чудовище с места в галоп. Позади гулко застрочил пулемёт.

На улицу стального города она влетела уже на спущенных колёсах и круто задирая вправо. Затормозив о стену модульного дома, Ирина выскочила из кабины и ринулась дальше, следуя прорисованному электроникой маршруту. Рокот винтов потерялся среди плотной застройки - вертолёты зависли перед частоколом зданий, не в силах продолжать преследование. Зато рёв моторов автомобилей с каждым мгновением становился всё ближе. Девушка выскочила на залитую светом и музыкой площадь. На сером бетоне плотными шеренгами стояли низкорослые люди, дружным хором поющие гимн в такт тяжелой бравурной мелодии. Она, обрадовавшись неожиданной удаче, ринулась сквозь толпу. Ни один из поющих не шелохнулся. В недвижных широко распахнутых раскосых глазах застыло безумие.

Ирина поняла, что ошиблась, когда выскочившие на площадь джипы без промедления врезались в толпу, проредив несколько шеренг. Автомобили подминали под себя завороженных гимном людей, а те до последнего продолжали петь с вожделением взирая на огромный портрет вождя. Девушка завязла в толпе, не в силах пробиться сквозь плотные строи фанатиков. Преследователи нагнали её, схватили, бросили на холодный бетон. Сверху дико верещали. Что-то ударило девушке в затылок, высекая из глаз искры. Сознание медленно погрузилось во тьму.

***

Тихий щелчок магнитного замка заставил Ирину очнуться. Девушка со страхом посмотрела на дверь, но та осталась недвижной. Ирина, словно в тумане, поднялась и пошла к проёму. Она не помнила сколько времени находилась в плену, а воспоминания метались в сознании девушки рваным бредом. Её пытали. Долго. Изощрённо. В памяти всплывали размытые очертания лиц, обрывки фраз на незнакомом языке, её собственный голос. Что она говорила? Девушка помнила только свой голос, безвольный и тихий.

Выставленные вперёд ладони коснулись холодного металла и створка, поддавшись лёгкому касанию, отворилась, выпуская заложницу из камеры. Перед глазами всплыла схема комплекса. Она тряхнула головой, пытаясь избавиться от поволоки, отыскала символы, начертанные на стене белой краской. Вспомнила. Побрела дальше уже более осознанно.

Ирина довольно быстро добралась до нужного щита управления, ловко избегая встречи с редкими патрулями. Дрожащими руками девушка вскрыла щит и принялась стучать по клавишам. Чем больше Ирина погружалась в систему, тем спокойнее и чётче становились её движения - она была в своей стихии. С поражающей воображение виртуозностью обойдя защиту, она отрезала базу от окружающего мира, после заблокировала двери, а в конце сфокусировалась на единственной комнате. Закрыла замки, обесточила, перенаправила потоки вентиляционных систем. Вытянула из помещения весь воздух. Девушка подождала около трёх минут, спокойно постукивая обломанным ногтем по краю панели ввода, а потом отменила все операции в обратном порядке. Путь был свободен.

Она уже спокойно шла по пустому коридору, не обращая внимания на глухие удары, изредка доносившиеся с той стороны дверей. Остановилась у последних ворот. Тяжело вздохнула. Вошла.

В пультовой царил полумрак. На полу, среди сметённых со стола бумаг, лежало трое человек в военной форме.

"Ещё трое. Ещё три человеческих жизни, отнятых мною..." - судорожно вздохнув, подумала Ирина.

Она устало облокотилась на пульт. Прикрыла глаза.

"Скоро всё закончится."

Ирина нагнулась и осторожно обыскала мертвецов, словно боясь, что те могут проснуться. Девушка положила оба найденных ключа на панель и принялась за работу. Защитная система пуска была куда сложнее той, что охраняла доступ к питанию комплекса, но Ирина и не рассчитывала, что будет легко. Она снова полностью погрузилась в мир символов языка машин, основательно и без спешки обходя и подминая одну преграду за другой.

Девушка поспешно ввела координаты целей. Затем, помедлив, откинула защитные крышки, вставила ключи.

- Хватит.

Голос, наполненный спокойной силы, заставил Ирину вздрогнуть от неожиданности. Она обернулась. В проёме стоял облачённый в окровавленные лохмотья седовласый мужчина.

- Хватит, - повторил он хрипловатым голосом. - Это уже слишком. Даже для них.

- Ты... ты ничего не понимаешь... - запинаясь, пролепетала девушка.

- Я вижу достаточно, - незнакомец указал на монитор за спиной Ирины. - Вашингтон, Исламабад, Пхеньян. Решила устроить ядерную войну?

- Они это заслужили, - процедила сквозь зубы Ирина.

Мужчина молчал. Смотрел на неё своими поблекшими глазами, заглянув в которые, девушка поняла на сколько он стар, смутилась и отвела взгляд. Она почувствовала себя виноватой, но юношеский мятежный дух заставил её вновь взбунтоваться и, отринув смятение, с вызовом посмотреть в глаза старика.

- Из-за них нам пришлось покинуть Землю. Мы оставили свою родную планету только потому, что они не дали нам жить в мире. Только потому, что не хотели участвовать в их крысиной возне. И что? Они достали нас и в космосе! Мало им было нашей... нашей Родины! Мы не сможем жить спокойно, пока существуют они!

Ирина замолчала, тяжело дыша от клокотавшей в груди ярости. Девушка продолжала сверлить незнакомца взглядом. Он довольно долго смотрел в её налитые кровью глаза, а затем спокойно произнёс:

- Всё так. Но, это не выход. Уничтожать всё живое на Земле только потому, что горстка её жителей сделала выпад в нашу сторону - это верх безрассудства даже по их меркам. Ты забываешь о главном, чему тебя учили. Ты забыла о гуманизме...

- Гуманно будет стереть с лица планеты этих грызущихся меж собой тварей! - зло оборвала мужчину Ирина. - Ты же знаешь всё сам! Они способны нести только боль и страдание. Думают только о своей наживе. Для них твой гуманизм приравнивается к слабости. Все свои силы и ресурсы они тратят только на совершенствование способов самоубийства!

Мужчина прошёл в комнату и устало опустился на стул. Ирина только теперь заметила, что одно из пятен на его лохмотьях постепенно увеличивается.

- Хватит, - коротко сказал незнакомец. - Хватит смертей. Чего ты добиваешься? Превзойти их? Встать на пьедестал убийц? Мы - не они. Мы отказались от всего этого. Земляне погрязли в бесконечных стычках. Их глаза слишком привыкли видеть окровавленную грязь под ногами, чтобы поднимать взор к небу. То, что произошло на Луне - случайность, акт бессильной агрессии. Они слишком истощают себя в стычках и войнах, чтобы пытаться атаковать ещё и космос.

- А если?.. - начала было Ирина.

- А, если они всё же решатся, то мы поступим как прежде, - спокойно перебил незнакомец. - Мы уйдём осваивать другие миры. Уйдём как можно дальше от дикарей. Космос достаточно велик, чтобы оставить землян и никогда больше с ними не встретиться. Мы добились этого. Кровью и потом добились становления просвещённого общества, а в просвещённом обществе нет места насилию и убийству. А ты... что сделаешь ты, уничтожив жизнь на Земле? Какой пример ты подашь своим современникам? Межпланетные войны, вместо освоения дальнего космоса? Закулисная резня вместо всеобщего развития науки и морали? Чем ты будешь лучше их?

Девушка выпустила из рук ключи и тихо опустилась на край пульта. Она с ужасом смотрела на свои руки, чёрные от въевшейся в кожу спёкшейся крови. Словно только теперь она заметила на ладонях кровь человека, которого проткнула ножом в порыве ярости и страха. Она убила. Четверых. А могла бы убить больше. Куда больше. Настоящий ужас сковал Ирину, когда она окончательно осознала, что действительно была готова выжечь поверхность планеты ядерным пламенем.

- И... что теперь? - робко спросила она.

Мужчина тяжело вздохнул и поднялся со стула.

- Идём домой.

+3
01:01
777
21:38
Самое начало вызвало некоторые сомнения. На Луне гравитация в четыре раза меньше, чем на земле. Чего это мужики так зауставали, запыхались, дыхание посбивали?
Сюжет боевой.
19:37
За-меч-та-тель-но)
Хотя насчет идеи я б и поспорил
Гость
11:03
Написанное не плохо. Читается легко. Есть мелкие недочёты по техники, которые сглаживаются лёгкостью повествования и динамикой развития сюжета.
19:50
Прикольно. А КАК они вернутся домой? Их транспорт, вроде, разбился, а местным варварам далеко до космических технологий — или я что-то упустила?
19:45
-1
шкалы перестали носиться перед глазами и расселись мелкими иконками шкалы иконками?
на встречу капитану навстречу
с зпт проблема
словно к приклеили к чему?
поступиться с человеческой жизнью
не понимающее как можно причинить вред другому высокоразвитому существу. а откуда там высокоразвитые существа?
Он на Землю полетел.

В эфире на несколько минут повисло тяжелое молчание. Старший инженер явно был готов провалиться под землю
на Землю, под землю
и как он под землю на Луне провалится?
но стоически выдерживал испытующий взгляд капитана. через шлем?
Приборная панель озарилась светом красных мигающих диодов, а из динамиков донёсся механический женский голос, предупреждавший об опасности перегрузок. у него же все на стекло шлемы выводится. какие диоды, какой голос?
Он ждал. Смотрел на пустой монитор радара. В самый центр сетки. то же самое
Едва открыв глаза и бегло осмотревшись вокруг, Владимир коснулся экрана закреплённого на предплечье компьютера и ввёл координаты. тем более, зачем панель? и зачем на компе экран, если вывод на шлем?
дальше начинается не совсем связный рассказ про рабов-углекопов
Владимир лёгким движением ушёл из-под удара, поднырнув под руку стражника и со всех сил саданул ему кулаком в грудь. почему не вырубить надежно?
опять ничего нового, все это тысячи раз написано
откуда у тех, кто живет на Венере и Марсе такие ресурсы?
удивительно нелогично поведение героев
Илона Левина