Лидия Ситникова №3

Западня Запада

Западня Запада
Работа № 181

Западня Запада. Непогрешимая демократия

«В племени азанде знают, что древесина, из которой строят амбары, подтачивается термитами. Со временем она станет трухлявой, что в конечном итоге приведёт к разрушению амбара. Но. Если амбар разрушится, когда в нём будут находиться люди, то это - прихоть сверхъестественных сил, а не вина самого племени, не поменявшего вовремя сгнившую, изъеденную древесину».

Вольное воспроизведение свидетельства Эдварда Эванса-Притчарда

Сплошным фронтом опускались сумерки. Не по времени года холодный дождь зернистыми каплями падал на пешеходную дорогу с изломанными, частыми поворотами. В стороне, за сохранившими природный облик змеистыми холмами, тянулась прибрежная полоса оставленного людьми океана. Солнечный город растворялся в солёной влаге небес.

Одинокая фигура человека показалась из-за поворота. Мэтью спешил. Он только что покинул госпиталь, где в него проинсталлировали живую реальность Соцсети, многократно расширившую его базовую, физическую жизнь. С сегодняшнего дня, и он прекрасно это осознавал, небывалая свобода проникла в повседневность будней. Ведь именно он стал тем первым - на целый день опередив всех остальных! - соединившим базовую, ограниченную жизнь с невероятными возможностями Соцсети!

С гордостью он прошествовал мимо завидующих взглядов остальных людей, разбивших палаточный город у госпиталя в ожидании начала официального запуска сервиса. «Сделай свою жизнь полноценной!» - гласил проецируемый на стену рекламный слоган.

Предшествовало его душевному взлёту серьёзная работа, за которую он, помимо прочего, получил семь тысяч бонусов для своего аватара. «Для себя!» - тут же выскочила на первый план ликующая мысль.

- Для себя, – повторил Мэтью вслух, привыкая к новому мироощущению. Ведь отныне он и его аватар – это одно целое!

Три месяца бессонных ночей перед тусклым экраном смартви, заботливо берегущим глаза пользователя, в течение которых он принимал участие во флэш-мобе. Устроен он был Создателем Соцсети, давно подменившей собою отживший своё интернет. Кирпичик за кирпичиком, подбадриваемый болеющим за него Фрэндом – инсталлированным в смартви незаменимым помощником каждого жителя, - Мэтью разбирал стену огромного куба, одномоментно появившегося у каждого жителя ЮША Inc. на личной стене. Все аватары присутствовали «…в исторический момент начала новой Эпохи!», как совершенно верно окрестил событие бессмертный Создатель Соцсети - Марберг.

Каждый внёс свой вклад. Но именно Мэтью спустя девяносто четыре дня невероятных трудов, полностью использованного отпуска за тринадцать лет вперёд и истраченных на отгулы последней кредитной линии – первым добрался до сердца куба, с чем лично на его стене поздравил Марберг: «Выдающийся результат, отныне каждый будет равняться на тебя. Ты – первый аватар объединивший две реальности!». Сто восемь символов. Так просто, но именно эта простота мгновенно стала новым стандартом для сообщений, тут же закреплённым в новой редакции Устава «О подобающем поведении аватаров». Поздравления Марберга, ликование радеющего за него Фрэнда – всё это вызвало небывалый душевный подъём, ощущение причастности к истории – Мэтью упивался чувствами ставшими центром его существа.

Достойным подарком стала для него новая жизнь: Живая Соцсеть инсталлированная непосредственно в него. Углубившись в неё, Мэтью просматривал все доступные функции. Взгляд его остановился на плитке «Анимированные обои для окружения». Однако зайти он не успел – поверх дождя базового мира высветилось предупреждающее окошко с мелким текстом, забравшее фокус на себя.

Мэтью не стал вчитываться. Привычным жестом поставил галочку согласия снимающую всякую ответственность за возможный вред с Соцсети - с корпорации «Фэйкбук». Окошко, продемонстрировав забавную анимацию, исчезло. Всё было легко. Никаких излишних сложностей. Команда Марберга изобрела интерфейс приятно отличавшейся максимальной дружелюбностью.

- О! – удивился Мэтью. Ощущение было новым: те же самые жесты управления смартви работали и здесь, - Круто!

Благодаря стандарту воспитания принятому директивой Министерства детского развития после многочисленных исследований направленных на упрощение жизни, убедительно доказавших избыточность и, более того, опасность «любопытства», Мэтью был практически лишён этого, общепризнанного вредным, чувства. Проявлялось оно лишь при виде красочных, призывающих окошек сулящих новые ощущения.

Наконец, сложный выбор по подбору обоев был сделан. Исчез дождь, уступив место блестящему водопаду солнечных лучей; пропало ощущение зябкости от пронизывающего ветра, запах сырости сменился приятными благовониями. Хоть капли не переставали падать на остановившегося в изумлении Мэтью, а промозглый холод никуда ни делся - чувства говорили об обратном. Живая Соцсеть перехватила на себя все тактильные, осязательные, зрительные и обонятельные ощущения пользователя, заменяя реальные - подходящими в соответствии с выбранными обоями.

Вместо привычного окружения Солнечного Города - стеклянно-металлических строений, - перед восторженным потребителем предстало фэнтезийное поселение. Дома окрасились в небывалые цвета, причудливо изменили формы; деревья набрались сочной зелени, невозможной в ущербности базового мира; солнце весело подмигнуло аватару, а окружающий воздух оказался пронзён осеребрившимися воздушными струнами: при прикосновении к ним звучала удивительно тонкая, психологически подобранная, умиротворяющая мелодия. Душа устремилась ввысь, запела. И сам Марберг показался вдали, приветствуя Мэтью... Идиллическая картина совершенно точно совпала с ранимым душевным устройством первого счастливого подписчика Живой Соцсети. Чувство свершившегося блаженства сладкой истомой накрыло его. Наконец-то наступила настоящая жизнь.

В базовом мире из-за угла дома вышел растрёпанный человек. В руках, точно ребёнка, он бережно нёс увесистый камень. Завидев остолбеневшего и оглядывающегося по сторонам первого в ЮША Inc. живого аватара, он сам на миг замер.

То был официально зарегистрированный креативник — режиссёр реальных ситуаций. Уже несколько часов он шатался по Солнечному Городу, постепенно погружаясь в пучины художественного отчаяния. Взглядом одурманенного он выискивал нужную ему натуру. И сейчас, в самом центре города, наконец, смог найти требуемое. Все члены его задрожали и более не минуты не сомневаясь - кинулся на Мэтью, занеся орудие творчества над головой.

Живая Соцсеть, тем временем, заметив нежелательный элемент для установленных анимированных обоев попыталась это исправить, заменив искажённое музой лицо креативника на более подходящее идиллическому пейзажу генерируемого ею. В силу критического бага, что должен был быть исправлен в ближайшие часы, ей не удалось это сделать. И вопреки её желанию Мэтью увидел бегущего к нему человека: выработанным в школе на уроках физкультуры рефлексом попытался выхватить пистолет, но трёхсекундная задержка картинки, требуемая для прорисовки обоев, действовала на опережение. Ещё до того как Мэтью увидел удивлённо-непонимающее лицо поскользнувшегося на ровном месте человека, камень, превращённый Живой Соцсетью в волшебную палочку, опустился на его плечо, не достигнув цели – приглянувшегося фактурного лба.

От острой боли Мэтью потерял сознание. Рядом рухнул креативник, разбив голову об асфальт.

- Согласно юридическим нормам, пострадавший имел право совершить на вас ненамеренное покушение. К тому же есть свидетельства, говорящие о том, что всего за несколько часов до встречи с вами, он не помышлял об этом, находясь в креативных поисках. Значит, идея возникла в нём спонтанно, что допускается Законом «О творчестве».

Судебный обвинитель вышагивал в пространстве между Мэтью, скамьёй присяжных и судьёй, имея самый скромный вид монаха-францисканца: широкие одеяния угольного цвета, поминутное заламывание рук, рефлекторные движения пальцами восхваляющие Демократию и Соцсеть. Он был примерным выпускником Федеральной Демократической Школы Обвинителей. Вся его фигура выражала ропотное раболепие перед Уставом Соцсети и основным законом ЮША Inc. - Законом Демократии.

Обвинительное дело «Демократия ЮША Inc. против потерявшего статус потенциального гражданина ЮША Inc. и прочие другие сертификаты, статусы и рейтинги мистера Мэтью Д.» началось сразу, как были завершены все демократические процедуры. На следующее утро после известных событий.

- Помимо прочего, - смиренно продолжал обвинитель, - ввиду прочих заслуг пострадавшего есть все основания утверждать, что мы лишились шедевра в мире искусств, ведь предыдущая работа мастера целых пять месяцев продержалась в топе просмотров в Музее современного искусства в Новом Городе, удостоившись наивысшего рейтинга!

- Да, но…, - попытался вставить Мэтью. Сидел он на крае неудобного, жёсткого табурета, не дающего возможности комфортно разместиться на нём.

- Между тем! - ровно на пол тона, возвысил голос обвинитель, чем вызвал одобрительный кивок судьи и заставил замолчать обвиняемого, - Закон призывает быть гуманным и смягчать моральное давление на подсудимого. Потому рад сообщить вам, обвиняемый, что если бы пострадавший довершил действие, как задумывал, то в тот же миг оно было бы переквалифицировано в преднамеренно осуществлённое покушение. В таком случае суду подвергся бы уже пострадавший. Стоит заметить, что сертификат креативника, выданный ему после гениальной прошлой работы, оградил бы его от преследования, но и вы в таком случае, не понесли бы никакого наказания. Естественно, в случаи сохранения вами жизни.

- Однако! - обвинитель выделил это «однако» ровно на столько, чтобы придать ему соответствующее убедительное ударение, - пострадавший ударил вас непреднамеренно, ведь уже не имел намерения и падал, всеми силами стараясь сохранить равновесие.

- Подождите! Всё это не то! - плаксиво попросил Мэтью. Вопреки разработанным стандартам обязательное успокоение, произнесённое обвинителем, не повлияло на него. Грозный же зал суда действовал на его неразвившееся, детское восприятие окружающего, культивированное в нём в школе и университете, крайне подавляюще.

- Что именно не то? Вы можете объяснить суду?

- Да... Нет, могу, но... не знаю! Не получается! Я.. Стойте! Да! Чувствую, что всё должно быть иначе!

- Простите, - холодно заметил обвинитель, - ваши чувства не могут быть приняты во внимание. Уставом Соцсети такое поведение, какое демонстрируете сейчас вы — не поощряется, к тому же все необходимые скрипты для выражения мыслей прописаны в приложение к Уставу Соцсети «О подобающем поведении аватаров».

- Как же! Почему аватаров? То Соцсеть, а это… другое.… Ведь я.… И так не должно быть… как? Ведь, человек… я, – уже шёпотом закончил он. Вся его фигурка сжалась. Подтянув колени к подбородку, уставившись куда-то в пол, Мэтью что-то шептал, что-то пытался сформулировать, но не мог. Речи обвинителя были ясны и убедительны, нельзя было не согласиться с ними, с их стройностью. Но что-то неуловимое….

Обвинитель не обратил ни малейшего внимания на выступившие слёзы обвиняемого. Процесс шёл уже полчаса и должен был быть завершён в ближайшее время, как предписывали инструкции. Докончив речь, обогащённую всхлипываниями Мэтью, он обратился к суду:

- Уважаемый Суд, - с поклоном обвинитель обратился к судье.

С вершины рейтинговой пирамиды судья благосклонно посмотрел на обвинителя, наслаждаясь его выучкой, покорными манерами и безупречным знанием Устава и Закона.

- Уважаемые присяжные, - не разгибаясь и держа руки сложенными перед собой в широких рукавах, повернулся он к скамье заполненной двенадцатью людьми. Все они были погружены в Живую Соцсеть, успев до начала процесса проинсталлировать её в себя. Рядом с ними сидел официальный летсплеер Суда, широкими взмахами электронного пера делающий скетчи. Они тут же отправлялись в iQстрим-шоу «Демократия против…», где по его картинкам, составленным в форме красочного, анимированного комикса, пользователи могли ознакомиться с настоящим делом.

- Есть неопровержимые свидетельства, подтверждающие непреднамеренность совершённых действий пострадавшим.

- Прошу предоставить, - величественно позволил судья с недосягаемой вышины занимаемого им пьедестала.

В зал суда ввели сотрудника Естественного музея, из низшего, технического персонала - пейзажиста базового мира пятой категории. После проведения формальных процедур установления личности и приведения к присяге над Уставом Соцсети и Демократией ЮША Inc., обвинитель начал допрос свидетеля:

- Вы можете рассказать Суду, что вы видели?

- Да, - возбуждённо, подскакивая с мягкого кресла, звонко выкрикнул пейзажист, - мы сняли слепок памяти бедного пострадавшего. Пришлось выпотрошить...

- Технические подробности нас не интересуют, к тому же, если я верно помню, то не подлежит разглашению информация о том, каким образом музей получает записи памяти.

- Простите, простите! Я немного возбуждён, но это от того, что мир... Да, Мир, весь Мир! Потерял такого гения! И всё из-за этого! - указал он пальцем на Мэтью. Тот сжался ещё сильнее, став похожим на вздрагивающую под проливным дождём дворнягу.

- То есть вы утверждаете, что виновником преждевременной гибели сертифицированного креативника был подсудимый?

- Да, утверждаю!

Победоносно развернувшись на каблуках обвинитель, в то же время придав лицу регламентированные скорбь и покорность, обратился к судье и присяжным:

- Я думаю, что данные показания можно считать исчерпывающими и достаточными для подтверждения обвинения в преднамеренном убийстве. И всё же, для реконструкции всей полноты постигшей нас трагедии, считаю возможным выслушать мнение пейзажиста о пострадавшем. Я говорю «пострадавший», хотя он и погиб, был убит! Просто я - да и никто! - не сможет смириться с такой потерей, - с нужным оттенком горечи произнёс обвинитель, сообщив и фигуре всей надлежащую форму. Столь драматический момент незамедлительно запечатлел летсплеер, мигом добавив нужной мрачности. Очередная страница комикса ушла в iQстрим.

- Хорошо, - кивнул судья, не меняя озабоченного и сурового выражения, но с удовольствием отметив, что экзамен в школе по обвинительной психологии и мимики тот наверняка сдал с первого раза. Такие сложные эмоции, приписываемые к обязательному использованию инструкциями, даже ему в молодости давались с меньшей лёгкостью.

- Расскажите Суду и присяжным, что показала память?

- О! – ещё сильнее оживился свидетель, - Это было незабываемо! Настоящее искусство с такой драматической развязкой! Великая работа! Мы готовимся выложить запись в Естественном музее Солнечного города и уже подали заявку в Музей современного искусства Нового города для придания официального статуса шедевра с рейтингом, ни как ни меньше наивысшего!

Пострадавший хотел показать всю... Всю скоротечность нашей жизни, весь тот маленький миг, что мы существуем в масштабе Вселенной! И как он хрупок, как хрупок этот миг! С каким бережным вниманием нужно - нужно! - с ним обращаться. Хранить от грубости, от порочности - символом чего служил безобразный камень в руках творца! И только он нашёл, только ему удалось найти! – тут свидетель схватился за лицо, - Найти подходящую фактуру, только мы уловили возбуждение в его стенограмме, обычно предшествующее созданию шедевра из топовых строчек творческого рейтинга, как однозначно спланированное, злонамеренное бездействие подсудимого разрушило всю работу!

В порыве негодования свидетель вздулся, как рыбёшка выброшенная на берег быстрой реки.

- Но, будучи настоящим искусством... я бы сказал Высочайшим Искусством нашего времени! Гениальная работа, этот шедевр не сгнил в агонии, не пропал в темноте веков. Он преобразился! Путём нечеловеческой жертвы возвысился на недосягаемую высоту!

Живописцем седьмой категории восторженно описывался результат смерти, обречённый стать хитом. Результат, полученный ночью, когда изуродованное до красно-бурой каши тело пострадавшего, пропустив через себя сверхтекучие токи — новейшее изобретение ксенобиологов для изъятия трупной памяти — открыло последние минуты жизни.

- Всё ради искусства! – пламенно закончил он.

Обвинитель смахнул слезу именно в то время, что и следовало; судья быстро моргал, показывая своё негодование жгучей влагой в глазах. Они оба были самыми ярыми ценителями современного искусства и именно поэтому им поручили вести это дело, как предвзятым и стремящимся довести его до самого строгого конца.

Новая часть комикса опубликовалась в iQстриме подогревая ажиотаж перед премьерой шедевральной работы.

После столь страстной речи был сделан перерыв, дабы судья и обвинитель справились с обуревающими их чувствами. Пятнадцать минут спустя, всё таким же скромным служителем-монахом, обвинитель показался в зале Суда.

- Вы всё слышали, уважаемые присяжные..., - начал он речь, впечатывая слога в воздух.

Выражение лиц присяжных не изменилось, по-прежнему выражая отстранённость от событий базового мира и концентрированность на Живой Соцсети. И всё же воспалённые от пролитых слёз глаза обвинителя не остались не замеченными летсплеером. Он тут же перенёс их в понятную плоскость iQстрима, откуда и предпочитали наблюдать за происходящим присяжные.

- …слышали каждое слово свидетеля. Обвиняемый, вы подтверждаете данные показания?

Удивительная переменна произошла: Мэтью не казался теперь подавленным. Наоборот всё лицо его приобрело здоровый оттенок, а глаза сверкали наполнившимся знанием. Хотя речь была так же сбивчива. Речь человека привыкшего к удобной простоте общения в Соцсети.

- Нет! Нюанс, уважаемый Суд, да! В руке! В руке у него уже был камень! Значит, он! Он спланировал нападение на меня! Хотел намеренно! Намеренно, уважаемый Суд! К тому же, я это проверил, свидетель всего лишь пейзажист и не является сертифицированным сотрудником музея! Как же он сумел увидеть память пострадавшего? А? Есть договор о неразглашении, запрещающий! Я посмотрел в Соцсети! Посмотрел точно! Его подписывают все сертифицированные сотрудники музея! Свидетельства эти не могут быть приняты во внимание. И, и! Да! Пострадавший на самом деле всё замышлял заранее, он планировал! Я докажу....

Мэтью продолжал говорить и говорить, даже приводил убедительные доводы. Но его слова как будто не вызывали никакого интереса ни со стороны откровенно скучающего судьи, отрабатывающего свою спокойную пенсию — когда-то и он был обвинителем! Одним из лучших! Ни у присяжных - смотрящих на процесс через Живую Соцсеть, где обвиняемый, стараниями летсплеера, был изображён с посеревшей кожей, выпученными от натуги глазами - настоящим сумасшедшим в приступе горячки. Сразу становилось понятно, что невиновный таким быть не может. Вся его многогранная коварность была тщательно выписана в комиксе iQстрима.

Обвиняемый не видел себя со стороны общества аватаров Соцсети. Он продолжал говорить, теряя плюсы на личной стене.

Под конец речи, необычайно длиной и неслыханно оскорбительной, перед судьёй появился толстые фолианты Закона «О Демократии ЮША Inc.» и «О демократическом судопроизводстве», отгородившие его от источника демохульства. Обвинитель же, слушающий «обличительные» слова его, поминутно совершал восхваляющие движения пальцами Уставу и Закону. Дождавшись окончания, с видом рыбака, хватающего крепко севшую на крючок рыбу, с должным негодованием парировал:

- Обвиняемый, ваши слова ничего не доказывают, кроме того что камень в руке пострадавшего оказался случайно. Ваше же замечание о несертифицированности главного свидетеля обвинения и прочее – не является существенным.

- Как? Как несущественно? Как случайно? Я же только что всё сказал, привёл... доводы! Доводы! И доказательства! Со ссылками на статьи и За...

Обвинитель поспешно прервал Мэтью:

- Всё просто. Несущественно по решению Суда.

Мэтью уставился на величественную фигуру судью. Тот, отодвинув в сторону толстый фолиант Закона, важно кивнул, подтверждая слова обвинителя.

- Не существенно, - добавил он, соблюдая формальность, когда решение Суда принятое обвинителем должно проговорить судье. Достойная пенсия требовала некоторых усилий.

Мэтью осел на табурет. Обвинитель облегчённо вздохнул. Только что он виртуозно преодолел опасный край. С новым вдохновением продолжил:

- Была случайность. В процессе креативного поиска, не отдавая себе отчёта, пострадавший схватил камень в руку, как средство самовыражения, как инструмент создания шедевра! У него был исключительно творческий порыв! Как вы... Вы! Как можете быть таким жестокосердным?! Умоляю вас! – в секунду оставив прежнюю скромность, обвинитель заполыхал заученным праведным гневом, переходя в наступление, - Вы же не можете допустить того, что он поднял его преднамеренно, чтобы ударить вас, если его действия, а это уже не подлежит сомнению, были непреднамеренны?!

- А для чего же?! - с детской наивностью воскликнул Мэтью. В его простой логике, всё это укладывалось как мозаика. Всё было очевидным. Но Демократия вещь сложная, она не терпит простоты.

- Исключительно из художественного порыва! Именно с такой малости рождаются шедевры для нашего будущего! К тому же пострадавший был крайне впечатлительной натурой, подверженной всплескам креативности! Это ясно - абсолютно чётко и ясно - читается в его характеристике с работы.

Обвинитель вскинул руки и потряс электронным документом, как решающим аргументом, после которого даже обвиняемый убедится в несомненности совершённого им преступления. Свежеписанная характеристика была зачитана вслух:

«....неуёмная художественность вкупе с неукротимым творческим вымыслом.... Подтверждено несколькими неудачными поджогами офиса (огонь замечен и локализован, тушители пожара привлечены к соответствующей ответственности)..... Самой яркой и последней на сегодня работой является ретроспективный взрыв бомбы на остановке общественного транспорта, унёсший жизни пятнадцати человек..... ещё семь пострадали.... блестяще показавший варварство и дикость прошлого века.

В виду признанных творческих заслуг, а также….... безоговорочно оправдан по решению Демократического суда присяжных, состоявший из родственников принявших участие в созидательной постановке.... помимо прочего, признавших, что он находился в состоянии креативного аффекта.

…......

Зачислен в сертифицированные креативники с присвоением номерного сертификата и наделением всех необходимых бонусов и прав для свободы творчества».

- Да плевать… - вне себя воскликнул Мэтью, но тут же испугался и поторопился раскаяться, - вернее... простите уважаемый судья и господа присяжные, я принижаю, точнее «не»! Не принижаю художественных достоинств пос... пострадавшего! Я толерантен! Да! Толерантен ко всем, меня нельзя в этом… в этом…

- Упрекнуть, - снисходительно подсказал обвинитель, присяжные усмехнулись над неуклюжестью обвиняемого.

- Да! Упрекнуть! Но, пострадал тут не только он, но ведь и я! Я! Рука! Вы же видите!

Мэтью покинули все правила приличия привитые со школы на уроках Устава Соцсети. Очевидные вещи он перевирал доверяясь обрушившимся эмоциям. Обвинитель это понял и решил терпеливо разъяснить обвиняемому его невежество и довести дело до логического завершения. Он торопился, в ячейке его ждал обновлённый Фрэнд с новыми функциями.

- Если бы вы умерли, мы бы признали вас пострадавшим с последующей переквалификацией в натурный материал креативного процесса, с дальнейшим закрытием обвинительного дела против креативника. Но важно то, что умер он — всеми признанный пострадавшим! Вследствие хладнокровного убийства совершённого вами. И мой долг доказать вам это!

- Он сам поскользнулся! Шёл дождь! Он размахнулся и…, - продолжал упрямиться Мэтью. Когда уже каждый зритель iQстрима понимал его вину, кроме него самого. Минусы под его аватаром стали перевешивать плюсы. Присяжные это отметили.

- Вам нельзя было уворачиваться, Закон предписывает не совершать никаких противодействий, пока вы не убедитесь в их абсолютной необходимости.

- Да, но он бежал на меня с камнем в руках! И я не успел!

- Очевидцы...

- Там не было очевидцев!

- Вы не можете ставить под сомнения слова обвинителя, мои слова. Очевидцы были. В интересах справедливого решения суда мы не можем их вызвать, но они были. К тому же, согласно пункту 7114 пользовательского соглашения Живой Соцсети, инсталлированной в вас вчера, она имеет право, на своё усмотрение, блокировать входящий трафик базового мира, если посчитает его нежелательным, дабы избежать у пользователя ненужного психологического и морального потрясения. К такому трафику относятся, в том числе, и люди способные нанести вещественный вред здоровью.

- Как! - сокрушался Мэтью. Дальше второго пункта соглашения вручённого ему перед операцией он не читал, но милая медсестра заверила его школьной истинной: «два пункта прочитал — соглашение подписал, скука дальше лишь одна — никому она не нужна».

- И очевидцы утверждают обратное. Они, действительно видели, как пострадавший бежал, но приближались к нему и вы. Пусть и стоя на месте. Если бы вы убегали…

- Хорошо, да, но... но ведь тогда это было бы противодействием! А оно незаконно! - в совершеннейшем приступе отчаяния крикнул обвиняемый.

- Совершенно верно. Не законно в том случае, если бы вы не смоги убежать. Если бы смогли, то всё было бы в рамках Закона, так как мы бы не узнали что было бы, если бы вы не побежали. Конечно, если бы пострадавший не подал на вас в суд за незаконное изменение будущего. Что так же является тяжким преступлением.

- Не побежал, не успел, но я выхватывал оружие! Хотел застрелить его!

- На это вы имеете полное право! - одобрительно поддержал подсудимого обвинитель, - согласно вашему досье, в школе вы его уже применяли и знаете, что оружие используется исключительно в условиях самообороны и по выданной полицией лицензии. В вашем случае - сам факт выстрела означал бы самооборону именно в тот момент времени. Что не могло бы считаться незаконным противодействием. Конечно, сертификат кретаивника защищает обладателя от любых средств обороны, но, имея в виду, что вам он продемонстрирован не был, что видно из показаний пейзажиста, то вы бы ограничились несколькими годами тюрьмы и потерей всех рейтингов.

- Да как же… Поймите, я не успел! Всё из-за обоев, что я установил! Если бы не они, я бы успел!

- Уважаемый обвиняемый, держите себя в руках, - проявляя похвальную выдержку пытался вразумить его судебный обвинитель, - Голословные утверждения навлекут на вас дополнительные обвинения. Вам было показано предупреждающее сообщение после инсталлирования, в котором оговаривалась и трёхсекундная задержка в том числе. К тому же корпорация «Фэйкбук» - создатель и владелица Соцсети - посчитала данный баг несущественным, за день до событий перенеся его из критических во второстепенные. В объяснении она указала, что этим багом не затрагивается основной функционал Живой Соцсети, так как первоочередной задачей сервиса является полное ассоциирование пользователя с реальным миром Соцсети и со своим аватаром, а не взаимодействие с окружающим базовым миром. Суд данные объяснения считает удовлетворительными.

Судья степенно кивнул:

- Да.

Мэтью лихорадочно искал хоть какой-нибудь неопровержимый довод в свою пользу. Минуса на его стене перевалили за критическую отметку. Пользователи iQстрима негодовали затянутостью процесса, превысившего стандартное время трансляции, от чего начали списываться дополнительные бонусы с их счетов. Начала образовываться инициативная группа неравнодушных потребителей для подготовки иска к мистеру Мэтью Д., своими действиями затягивающему положительного окончание обвинительного процесса.

- Он, он поскользнулся! Сам же и рухнул затылком на бордюр, я его не трогал! А в падении успел ударить меня!

- Вы сами подтвердили, уважаемый обвиняемый!

- Да… стойте, подтвердил? Что, что подтвердил?!

- Это самая главная улика! Он вас ударил, следы удара есть на вас, плечо сломано. Значит, там были вы и никто иной. А так как вы совершили не акт самообороны, абсолютно вам разрешённый и законный, а незаконный, более того – преступный, в данном контексте, - акт противодействия перед гением креатива, то суд признает вас виновным в совершённом предумышленном убийстве с отягчающими обстоятельствами.

- Какими отягчающими??! - Мэтью вскочил с табуретки. К нему придвинулись охранники. Вердикт был оглашён.

- Вы не использовали право на самооборону! Наша Демократия позволяет это делать. И вы обязаны использовать это право, в противном случае – уголовно наказуемое бездеяние.

- Но я не виноват, всё тот баг! И этот…

- Попрошу не оскорблять усопшего, а также воздержитесь от оскорбительных нападков на Соцсеть. Держите себя в руках, в конце концов! Иначе корпорация «Фэйкбук» будет вынуждена подать на вас в суд, за порочащую имидж клевету, - в последний раз предостерёг обвинитель, - Опомнитесь! Вам писал лично Марберг, а вы!

Заключённый вновь опустился на табурет. Он начал понимать свою вину, всё же она была очевидна, но никак не мог взять в толк, что же он мог сделать иначе?

Почти ласково обвинитель приступил к окончательной формальности:

- Вы согласны с моими утверждениями? С каждым по отдельности.

- С каждым... не помню… да, наверное, да, - растерянно ответил Мэтью, глядя под ноги.

- Вы продолжаете утверждать, что не виновны?

- Да.. Нет...! В целом… Я виновен, наверное... Но вы всё выворачиваете, всё было не так, какая-то ошибка....!

- Минутку, заключённый, минутку! Если вы сомневаетесь, хотя ваш статус в Соцсети согласно результатом голосования уже сменился на «признан виновным», - у аватаров сомнений нет! Прошу обратить на это пристальное внимание Суду - выходит, что неверны мои утверждения, с которыми вы ранее согласились, а значит - неверен Демократический Закон ЮША Inc., основанный на презумпции виновности заочно доказывающей вашу вину. В таком случае можно утверждать, что виновата Демократия ЮША Inc. Вы ЭТО утверждаете?

Испуг сродни религиозному отразился в глазах заключённого. Даже присяжные на время вернулись в базовый мир с суеверным страхом смотря на Мэтью.

- Я, я нет! Как могу! – судорожно сглотнул он и тут же совершил восхваляющие Устав и Закон знаки пальцами.

Обвинитель достойно принял в копилку ещё один процесс, выигранный им. Процесс – добавивший прочный кирпич в уверенность непогрешимости выстроенного Демократического строя.

- В таком случае… Господа многоуважаемые присяжные, вы всё видели и слышали…..

Простота мировосприятия, когда с раннего детства жителей ЮША Inc. учат быть податливыми, не любопытными, без определённого мнения для безболезненного вливания в здоровое Демократическое общество – эта полезная простота иногда идёт вразрез с желаниями самой Демократии. Потребуются дополнительные исследования, чтобы искоренить непрогнозируемые результаты.

Обвинитель стоял на месте, с укоризной он глядел на полученные результаты голосования.

- Я разочарован, - громогласно начал он, - вся преступная натура заключённого была красочно проиллюстрирована и всё же.… Фундаментальная основа Демократического общества ЮША Inc. была сегодня подвергнута сомнению. Хорошо, что Демократия ЮША Inc. защищает нас от ошибок иногда ещё совершаемых нами! Слава Соцсети, и её создателю Марбергу, внесшему поправку «О допустимом небольшенстве». Итак: трое за наказание, девять - воздержались. Виновен!

«Виновен, ви-но-вен! – крутилось в голове у Мэтью, когда судья и обвинитель поспешно покинули зал, - всё так… так ли? Хотя всё сложилось именно так: я переступил нормы, права – самое главное, что права, что не воспользовался ими и… как, почему? Ведь всё так ясно, сейчас, всё понятно. Что я сочинял? На Демократию! Есть Закон! Суд пытался донести до меня…помочь мне… а я… ведь с отличием окончил школу….И Марберг! А я.… Но не то… ведь ещё его права, я их… притеснил. Да. Да. Его права. Вот что, как мог на его? На Демократию!… Вот главное».

К закованному в кандалы заключённому поспешил подойти выхолощенный человек в клубах дорогого аромата здоровой успешности. Щёлкнув каблуками, он представился:

- Адвокат первой категории, к вашим услугам.

- Где же вы были раньше? - бесцветным голосом спросил Мэтью, - я подписал с вами договор ещё ночью.

- Прошу прощение, прошу прощение, - приятно улыбаясь, ответил тот, - но у меня нет допуска в судебные помещения во время процесса.

- Как нет? Я же вас нанял защищать, хотя уже всё равно… я виновен, понял это… не воспользовался сам и притеснил его права... Почему я так поступил?

Адвокат радостно ухватился за каверзный вопрос, пропустив праведные изобличения мимо. Ведь это его работа! Отвечать на такие вопросы максимально убедительно. Не зря же ему месяц назад присвоили первою категорию за отличную службу!

- Совершенно верно, вы виновны, но если бы я защищал вас непосредственно во время процесса, то судебный обвинитель мог бы проиграть, а значит признать ошибочным обвинение, предъявленное согласно всем демократическим процедурам! А такого не может быть! Согласно закону «О Демократии», пункту… Неважно! Демократия в ЮША Inc. непогрешима. Но вы были великолепны, какая игра! Я смотрел iQстрим! А музыка! Музыка! Продюсер хорош! Когда вы всхлипывали, звучала такая пронзительная мелодия! – адвокат ударил себя кулаком в грудь и закусил губу, чтобы передать свои впечатления.

Пустым взглядом заключённый посмотрел на него. Он был виновен, и осознанная истина этого опустошила его.

- Ещё минутку! – обратился он к охране, готовой вывести Мэтью. - Я пришлю вам счёт за только что предоставленные услуги и направлю дополнительное соглашение, чтобы я представлял ваши интересы в тюрьме. В противном случае мне придётся подать на вас в суд, за предвзятое ко мне отношение! Не забывайте, вы имеете право на лучшие условия содержания!

Мэтью ссутулил плечи и последовал за охраной. Поздравление Марберга навсегда исчезло с его стены.

+1
537
17:37
+1
Спасибо, автор, за хороший рассказ и сарказм к нашему бренному миру)
это не сарказм, а сатира
15:10
Теперь могу писать. Спасибо, Александр, большое за поддержку и доброе слово!
00:30
Ну классно же!!! Автор — этакий современный Льюис Кэррол, а рассказ — словно суд Червонного валета из «Алиса в стране чудес». Лёгкий, интересный слог, тонкий юмор. Не очень поняла идею с названием рассказа, но это мелочи… Я хотела бы увидеть этот рассказ в финале! А уж Сборнику без него точно не обойтись wink
15:13
К сожалению, до финала не дошёл, не приглянулся жюри, но огромное спасибо за такой приятный, для меня, отзыв и добрые пожелания.
15:29
+1
Я думаю у вас всё впереди! Я тоже вхождения в тройку совсем немного недотянула))) Но это повод идти дальше, а не унывать)
17:19
Куда-нибудь да придём обязательно )
19:15
Довольно забавно. Мне показалось слегка растянуто но забавно. Видимо мы к этому и идем, как ни печально. Автор, спасибо за Западные имена. Отдохнули глаза, оскомину уже набили Коли, Борисы и Павлики. Так держать.
20:11
Как интересно! В жизни вы тоже нос воротите от Павликов?
А как насчёт Махмуда? Я так думаю, большинство живёт на Запад от вас.
15:12
Arty Fox, спасибо за ваш отзыв. Надеюсь, что не придём к такому. Очень надеюсь
21:45
-4
перегруженные путанные описания, излишне сложные предложения
С гордостью он прошествовал мимо завидующих взглядов остальных людей они откуда знают, кому завидовать?
ПредшествовалоА его душевному взлёту
глаза пользователя, в течение которых он принимал участие во флэш-мобе eyes
стену огромного куба, одномоментно появившегося у каждого жителя ЮША Inc. на личной стене стену на стене…
истраченныхОЙ на отгулы последней кредитной линии
до сердца куба у куба было сердце?
Ты – первый аватар зпт
Живая Соцсеть инсталлированная после Соцсесть зпт
непосредственно в него. Углубившись в неё корявые фразы
вообще с запятыми беда
канцеляризмы
про Солнечный город это вы зря, Носов совершенно не при чем
с настоящим делом. а могли и с ненастоящим?
Удивительная переменна
режьте вполовину
рассказ тягомотный
опять ничего нового
3
20:21
+1
Поржал от души…
Классный рассказ.
Сатира выше всх похвал…
15:13
Для этого пишу, чтобы было интересно читать, чтобы развивать своим мысли и делиться ими с другими. Спасибо, Джек-Попрыгунчик!
Загрузка...
Дарья Сорокина №1

Запишитесь на дуэль!