Эрато Нуар №2

Спасибо тебе за тебя

Спасибо тебе за тебя
Работа № 186 Автор: Борислава Хибинова

Глава 1

Без друзей в этом мире не выжить. Это многие знают. Удивительно, как всё-таки друзья необходимы человеческой душе. Всегда, что бы ни случилось, она продолжает их искать. Она ищет той настоящей любви, которая порождает настоящую дружбу; того тепла, которое может дать такая любовь. Всегда…

Мы познакомились в июле, в последнее для меня беззаботное лето – лето перед одиннадцатым классом. Тогда я и встретила человека, перевернувшего мою дальнейшую жизнь.

Нашу историю я в подробностях вспомнила недавно, когда нашла свой дневник за то лето. Ее я сейчас и расскажу.

Для начала представлю вам мою героиню – меня в то время. Итак, зовут меня Ирма, мне 17 лет. Я выросла из того возраста, когда, не отдавая себе в том отчета, человек ищет приключений на свою… понятно что. Во что-то паранормальное уже не верю. Больше всего меня сейчас интересует, какие экзамены мне сдавать и куда поступать. Единственное необычное во мне – моё имя. Уже порядком надоело отвечать на постоянные вопросы о его происхождении.

На каникулы в то лето меня решили отправить к моей тёте в деревню. В детстве я там бывала. За тётиным домом, прямо за забором, лес. Только очень влажно, а над речкой, находящейся по другую сторону леса, всё время поднимаются туманы. Население небольшое, мирное, воровство и то раз в десять лет встречается. Все друг с другом знакомы, все друзья-товарищи.

Еще кое-что обо мне. У меня частенько бывает бессонница, в такие ночи я засыпаю только к утру, когда уже занимается рассвет.

А ночью… Чего только ночью я не творю. И стихи пишу, и книги, с двоюродным братом на крышу выбирались раньше, гулять ходили… Обычно после такого легко заснуть.

Вот и теперь, приехав в эту деревню, я собиралась оторваться по полной программе. Заборчик у тёти маленький, перелезть через него и ребенку труда не составит, чего говорить обо мне, обладательнице коричневого пояса по карате.

Собственно, это предыстория к первой ночи, проведённой в этой деревне. Приехала я вечером, тётя представила меня половине деревни, то есть её близким друзьям, потом мы вместе приводили в порядок отведенную мне комнату, вечером опять же вместе готовили ужин. Ещё только приехав, я обратила внимание на лес, такой милый и уютный (люблю я лес), который так удобно и соблазнительно начинался сразу за забором. Туда-то я и решила отправиться ночью.

После того, как тётя легла спать, я потихоньку оделась и вылезла через окно на улицу. Ночь была удивительно тёплой, даже жаркой от нагревшегося за день воздуха. Перемахнув через забор, я вошла в лес, сразу окруживший меня запахами, звуками, легким, едва ощутимым ветерком и своей полной, чистой жизнью.

Я, конечно, наслышана о том, что ночью опасно слоняться молодым девушкам по безлюдным улицам. Но я на самом деле очень осторожная и чувствительная, опасность едва ли не за километр чую и всегда ношу с собой электрошокер. К тому же у меня всё-таки коричневый пояс, это что-то да значит. Я никогда не боялась темноты, и, если честно, всегда любила ночь, ночной воздух, любила погулять по темноте.

Невероятно приятно гулять ночью, особенно в лесу, особенно когда ночь лунная и светлая, как сейчас, и всё прекрасно видно даже далеко впереди. И всё-таки, несмотря на то, что было светло как днем, несмотря на мою чувствительность, его появление стало для меня неожиданностью.

Он окликнул меня сзади, заставив вздрогнуть.

-Опасно молодым девушкам гулять ночью по лесу.

Я обернулась. На полянке между деревьями сидел мужчина неопределенного возраста. Лет, может быть, тридцати четырех или старше. Он производил странное впечатление: обычно лес чувствует, когда его тревожит человек. Но незнакомец казался чем-то привычным для леса, будто сидел так с начала времен. Лес будто не замечал его, хотя как лес, казалось бы, может не замечать чужака, который с начала своей истории всегда его тревожил, губил, нарушая самое важное и драгоценное в природе – гармонию?..

Тем не менее этот мужчина, казалось, слился с лесом… И я совершенно не почувствовала, что кто-то, кроме меня, здесь ещё есть, хотя как раз это и чувствовала бы в первую очередь.

-У меня коричневый пояс по карате,- улыбнулась я на его реплику.

Ночь и погода располагали к беседе, да и от моего собеседника тянуло чем-то уютным, мирным, безобидным. Он внушал доверие. Опять же, опасность я сразу чувствую, а от него исходили колебания, совершенно противоположные тем горьковато-напряженным волнам, которые заставляют нервничать каждую клетку тела. Наверное, лес тоже чувствует дружелюбие гостя, и потому не боится его.

-Всё равно. Даже чёрный пояс иногда не спасает, - отозвался мужчина, получше застёгивая куртку.

Я подошла поближе.

-Это да,- согласилась я.

-Присаживайся,- сказал он, похлопав по бревну рядом с собой.

Я, немного подумав, села. Конечно, я не так глупа, чтобы общаться с малознакомыми людьми, которых я встречаю в такие нестандартные моменты, но… он был хорошо освещён луной, и я заметила в глазах собеседника грусть.

-Холодно, правда?- чуть погодя сказал мой собеседник, безуспешно чиркая спичками, извлеченными из складок явно большой ему куртки. Кожа у него была бледная и такая тонкая, что казалась прозрачной. Совсем не как моя – загорелая, с чуть золотистым отливом.

-Правда?- удивилась я.- А мне жарко.

-Наверное, но мне всегда холодно.

Он продолжал усердно чиркать спичками, пока, наконец, я не сказала:

-Они отсырели, возьмите лучше мои,- и протянула ему свой коробок.

-Спички детям не игрушка,- заметил мужчина с лукавой улыбкой.

-И потому я отдаю их вам,- засмеялась я.

А сама подумала, что всё-таки ужасно неудобно зажигать сигарету спичками.

Мужчина улыбнулся ещё шире. Приятная у него была улыбка. Такая искренняя, милая и детская. Вокруг глаз появились морщинки, похожие на лучики, характерные улыбчивым людям. Да и сам он был очень приятным – рыжеватые волосы, тонкие черты подвижного лица. Чем-то напоминал эльфа. Но всё-таки, несмотря на весёлый и лукавый огонёк в глазах, в глубине их затаилось всё то же выражение грусти.

-Что ты здесь делаешь?- спросил он, перестав улыбаться.

-Гуляю, у меня бессонница,- ответила я и в свою очередь поинтересовалась,- А вы?

-Жду друга,- ответил мужчина.

Я удивилась его ответу. Друг должен быть очень странным человеком, чтобы назначить встречу в час ночи, да ещё в лесу.

Спичка в руках незнакомца, наконец, загорелась, и вскоре небольшой огонёк оживил обстановку.

-А как зовут вашего друга?- поинтересовалась я, пытаясь как-то поддержать этот ставший не совсем мне понятным разговор.

На лице мужчины появилось странное, немного растерянное выражение.

-Думаю, что точно не Ильмир,- ответил он, и, заметив непонимание на моём лице, объяснил,- Потому что это довольно редкое имя, и так уже зовут меня, и было бы очень удивительно, если бы моего друга звали так же,- в его голосе был оттенок неуверенности.- Наверное, его зовут Сергей или Александр, или Андрей. Вероятнее всего встретить человека с таким именем, чем с каким-нибудь более редким, как мое, например…

-Минутку,- прервала я его несколько торопливый монолог, ещё больше удивившись,- Вы что же, не знаете, как зовут вашего друга?

-Нет,- мужчина, которого, как оказалось, звали Ильмир, рассмеялся.

-Ну а как он выглядит? Вдруг я его видела?

-Не знаю, может, и видела.

Я изумлённо уставилась на него. Через минуту ко мне пришла догадка.

-Вы с ним, что ли, в Фэйсбуке познакомились?

Ильмир недоумённо посмотрел на меня:

-Где познакомились?..

И, немного подумав, сказал:

-В любом случае, нет. Потому что мы ещё не познакомились.

-Ещё не познакомились?

Вот это поворот.

Я вдруг остро почувствовала одиночество этого человека, который неизвестно сколько времени сидит здесь, зябко кутаясь в тёплую куртку, и ждёт неизвестно кого, кого смог бы назвать другом. Теперь понятно, почему у него такие грустные глаза.

Ильмир придвинулся ближе к костру, не обращая внимания на искры. Я молча наблюдала за ним. Наверное, более странных людей я ещё не встречала. Это же надо так – ночью сидеть и ждать кого-то. Удивительно, что он вообще нашёл, с кем поговорить…

-А днём можно подождать друга? И где-нибудь не в лесу?..- неуверенно спросила я.

-Я могу только ночью и в лесу,- сразу, с готовностью, ответил Ильмир.

-Но ведь какой нормальный человек сунется в лес ночью!

-Ты же сунулась,- заметил он и, ехидно посмотрев на меня, спросил, - Или ты ненормальная?

-У меня бессонница, мне можно,- буркнула я.

Ильмир вдруг расхохотался:

-Значит, я жду того, кому можно, или ненормального! Круг значительно сужается!

-Или вы ждёте какого-нибудь хулигана или преступника,- мрачно сказала я, не разделяя его радости.

-Ещё много кто ходит по лесам ночью,- сказал Ильмир.

-И всё равно многие предпочитают сидеть дома,- отозвалась я.

Мы ещё немного посидели молча. Мне стало совсем жарко, чего нельзя сказать о моём собеседнике, который, судя по всему, совсем не согрелся.

-Вам надо теплее одеваться,- заметила я.

Он не ответил, заворачиваясь в куртку, как в кокон.

-Уже четыре часа,- сказал Ильмир после недолгого молчания,- скоро здесь совсем похолодает. Тебе лучше идти домой. Ты далеко отсюда живёшь?

Я с удивлением заметила, что уже устала. Так быстро пролетело время…

-Совсем рядом.

-Тогда я провожу тебя,- заявил Ильмир, поднимаясь,- Не отказывайся, вон уже туман поднимается, заблудишься сама.

-Хорошо,- согласилась я,- Выведете меня из леса, а дальше я сама дойду.

-Отлично.

Костёр мы тушить не стали, Ильмиру ещё понадобится. Кстати, он был прав, дорогу обратно из-за тумана различить было трудно, и вряд ли бы я сама вышла из леса.

На опушке, перед заборчиком мы распрощались.

-Спасибо,- сказала я.

-Тебе спасибо,- отозвался Ильмир,- было приятно побеседовать.

-Мне тоже,- улыбнулась я и добавила, увидев протянутый мне спичечный коробок,- Возьмите себе, вам нужнее.

-Спасибо,- улыбнулся мой спутник.

Перемахнув через забор и обернувшись, я не увидела уже никого и ничего, кроме тумана и одного дерева.

Глава 2

Проснулась я часов в двенадцать. Уж очень разморило меня вчера, как только пришла домой, легла на кровать и отключилась.

Вспомнились события прошлой ночи. Никогда ни с кем вот так не знакомилась, обычно я вообще сама по себе. Но мой новый знакомый мне понравился, хотя вряд ли я его еще увижу.

Сначала хотела сходить на пробежку, но из-за утреннего тумана так и не решилась, только сделала зарядку, а потом включила ноутбук, устроилась поудобнее, чтобы читать весь день, и углубилась в произведения Бунина. Жаль, но школу никто не отменял, так что подготовлюсь к литературе, тем более, что собираюсь сдавать по ней экзамен.

Вечером я решилась заглянуть в клуб. Уж очень мне было любопытно взглянуть, что там такое. Да и от чтения уже глаза слезились, а шея, спина и копчик болели. Собиралась я долго. Не хотелось сильно наряжаться, но и выглядеть идиоткой или замухрышкой тоже не стоило. Наконец, остановив свой выбор на чёрных джинсах и свето-голубой блузке и как следует причесав вечно растрепанные вьющиеся темные волосы, я вышла из дома.

Весь день было пасмурно, но к вечеру прояснилось, и, несмотря на прохладу, последние лучи ещё грели. Клуб был не очень большим, но чистым, и для деревни выглядел неплохо, хотя и явно косил под очень крутое и зажигательное заведение. Внутри было тепло. Музыка играла громко, как это принято в навороченных клубах, и на танцполе уже собралось достаточно народа, чтобы не чувствовать себя неуютно, когда пытаешься танцевать. Хотя, если присмотреться, молодёжи было немного. Всего несколько человек моего возраста: две девочки и три парня, с которыми я сразу и познакомилась.

Заиграла медленная мелодия. Незаметно скосила глаза на одного из парней Антона. Если я его приглашу на медленный танец? Хотя, что за глупости, никого я приглашать не буду, хватило мне уже той истории в детстве, когда я подошла к мальчику без объявления белого танца. Снова такого позора я не вынесу.

Тут Антон сам повернулся ко мне.

-Пошли?- спросил он.

Я сделала вид, что задумалась, а потом с видом снизошедшей до простого смертного княжны кивнула.

После этого медляков не включали, и приходилось довольствоваться обычными современными хитами. Вконец одурев от этой музыки и сумасшедших танцев (не моих, я более цивилизованная, во всяком случае, не болталась под потолком на балке, в отличии от некоторых), я вышла на свежий воздух.

На улице была блаженная прохлада, а над головой раскинулось чёрное небо с множеством мерцающих звёзд. Наверное, таких ярких я ещё не видела. Обожаю звёзды, планеты, я очень много об этом читала и смотрела. Ещё давно в детстве я совершенно очаровалась этой темой.

Я села прямо на землю и посмотрела на небо и довольно долго сидела там, наблюдая за звёздами и разбирая созвездия (я знала их много, и так совсем не заметила, как быстро пролетело время.

-Наконец-то вернулась,- прокомментировала тётя, когда я ввалилась в дом в полдвенадцатого.

Я смущённо протопала к себе в комнату. Спать не хотелось. Опять бессонница! Вот это я ненавижу, когда устаёшь, а поспать нельзя.

Сначала я долго пыталась заснуть, долго ворочалась, скрипела кроватью, но никак не засыпала. Потом включила свет и решила почитать, но читать не получалось. В комнате было жарко, и меня потянуло на улицу.

Незаметно выскользнув через окно, я пошла к лесу. Почему-то в это время особенно тянуло туда.

И снова, как в первую ночь я почувствовала жизнь леса, текущую независимо от жизней людей и человечества. Внезапно я подумала, что, возможно, здесь настоящий мир. Всё в мире – ложь, кроме бессмертного и чистого леса, в котором всё идёт так, как и должно идти, и царит вечная гармония… Странно, почему-то этот лес всё время навевает философские размышления. За этими размышлениями я успела пройти довольно много, как вдруг…

-Это снова ты, полуночница?

От неожиданности я подскочила и обернулась.

Немного отойдя от первого испуга, спросила как можно беззаботнее:

-А это снова вы, человек, который ждёт друга?

-Это снова я,- засмеялся Ильмир.

Увидев его, я не очень удивилась и даже обрадовалась. Кажется, он тоже был рад меня видеть. Во всяком случае, он выглядел очень оживлённым. На этот раз перед ним плясал жизнерадостный огонёк, к которому Ильмир опять жался, как к родному.

-И это снова я,- улыбнулась я в ответ и спросила,- Можно присесть?

-Да, конечно,- Ильмир подвинулся.

Я села туда же, куда села и в первый раз.

-Кстати, я вспомнила, кого вы мне напомнили в прошлый раз,- добавила я.

-Да? И кого же?- с интересом спросил Ильмир.

-Злодея из одного фильма,- сказала я.

-О, прекрасно,- сказал Ильмир,- всегда мечтал быть похожим на злодея,- и он очень по-злодейски расхохотался.

Я тоже засмеялась. Не знаю почему, но в его обществе я чувствовала себя очень спокойно, (рядом с опасностью так спокойно бы не было) и я чувствовала себя собой.

Немного помолчав, Ильмир сказал задумчиво:

-Всё-таки я никогда не встречал таких легкомысленных людей, как ты.

-Я легкомысленная?- удивлённо переспросила я.

-Да. Ты ходишь ночью по лесам и разговариваешь с незнакомыми людьми.

-Ну, я…- начала я, но сказать было нечего, и Ильмир продолжил:

-Вот ты согласилась посидеть со мной, а мало ли что у меня на уме.

Я смущённо усмехнулась:

-Ну, я бы поняла, если бы вы были опасны. Но вы не страшный. У вас глаза добрые. И немного грустные,- почему-то прибавила я.

-Да, и ещё я похож на злодея из фильма,- он в очередной раз засмеялся.

-Ну да,- я тоже неловко засмеялась.

-Но теперь-то вы не незнакомый человек, так что теперь я могу разговаривать с вами,- отсмеявшись, сказала я.

-Ну, мы знакомы-то всего ничего… Кстати, в прошлый раз ты даже не представилась,- заметил Ильмир.

-Да?- удивилась я,- Я даже не заметила. Меня зовут Ира… То есть Ирма,- торопливо представилась.

-Ирма…- повторил Ильмир,- красивое имя.

В его тоне не было того брезгливого удивления, с которым переспрашивали некоторые.

-Спасибо,- сдержанно улыбнулась я,- Но друзья называют меня Ирой.

-И ты позволяешь им?- поражённо спросил Ильмир.

-Ну да,- отозвалась я, не понимая, что его так поразило. Реакции Ильмира совершенно непредсказуемы.

-Зря,- он покачал головой,- такое красивое и необычное имя, и так его сокращать…

-Ну, так проще,- пожала я плечами и быстро перевела разговор,- вы, кстати, тоже не представились.

-Тем не менее, моё имя тебе известно.

-Да, я знаю, что вас зовут Ильмир. Тоже редкое имя. И тоже вполне ничего.

-Ну, вот, значит, мы и познакомились,- улыбнулся Ильмир, проигнорировав мой неловкий комплимент. Похоже, говорить о своём имени он не любил так же, как я о своём.

По традиции мы пожали друг другу руки (пальцы у Ильмира были ледяными), я сказала «приятно познакомиться», на что он улыбнулся со словами «мне тоже», и на том церемония знакомства была закончена.

-Тебя вчера не было,- сказал вдруг Ильмир.

-А вы были здесь?- удивилась я.

-Я всегда здесь,- он улыбнулся, но в глазах промелькнуло что-то странное.

Я не стала развивать эту тему. Видно, что моему собеседнику это неприятно.

-Я вчера очень устала и решила поспать,- сказала я.

-Значит, у тебя не всегда бессонница,- отозвался Ильмир, глядя на огонь.- Это хорошо. В твоем возрасте полезно спать.

-Вам и сегодня холодно?- спросила я.

-Как обычно,- пожал плечами он.

Точно, он же говорил, что всегда мёрзнет!

Я подняла голову. Через верхушки деревьев можно было рассмотреть звёзды.

-Как красиво,- протянула я.

-Да. Жалко, не всегда можно это увидеть,- согласился Ильмир.

Следующие полчаса прошли в обсуждении и рассматривании звёзд и поисках новых созвездий. Впервые я встретила человека, знающего эту тему не хуже меня. Вот это действительно было потрясающе.

Вдруг Ильмир спросил:

-Тебе не пора домой?

Я недоумённо посмотрела на него. Если честно, я уже успела забыть и о времени, и о том, что я в лесу, где мне, в принципе, находиться среди ночи не следует.

-Да, наверное,- ответила я,- А сколько время?

-Четыре. Нам обоим уже пора уходить,- сказал Ильмир.

Мы встали одновременно. Я потянулась, разминая затёкшие конечности.

-Я провожу,- не спрашивая, а утверждая, сказал Ильмир, зябко поёживаясь.

-Почему вы не одеваетесь потеплее, если вам всегда холодно?- спросила я.

-Не во что,- отозвался Ильмир и добавил,- Пошли?

-Да, пошли.

На этот раз туман был не таким густым, и я смогла разглядеть дорогу.

-До свидания,- улыбнулась я, когда мы уже стояли у забора.

-Пока.

-Вы где-то здесь живёте?- спросила я.

-Да, недалеко,- ответил Ильмир, повернувшись куда-то в сторону леса, будто его дом был там,- Ну, пока… Ирма,- улыбнулся он.

-До встречи,- отозвалась я и поспешила перелезть через забор. Уже у окна я, как в первый раз, оглянулась на лес и, как в первый раз, никого за забором не увидела.

Глава 3

Так и пошел мой отдых в деревне. Со сверстниками я общалась довольно много, учитывая, что одиннадцатиклассникам, даже видящим друг друга впервые, всегда есть о чем поговорить. В клуб я ходила часто, хотя медленных танцев больше не ставили, и с Антоном я вообще почти не пересекалась.

Бессонница меня мучила постоянно, и поэтому я так же часто ходила в лес. Ильмир всегда был на том же месте и всегда встречал меня с улыбкой. Чем больше мы общались, тем больше я чувствовала доверие к нему. Его мысли дополняли мои мысли, его образ мышления странно повторял мой, хотя общего у нас почти совсем ничего не было. Ночь, лес, это странное знакомство будто сближали нас. Ильмир почти ничего о себе не рассказывал…

В тот роковой вечер я возвращалась домой с дискотеки особенно поздно. Я, конечно, не «пошла в разгул», как говорит моя тётя, но так получилось, что сегодня я немного задержалась. Тётю я, конечно, предупредила, что задержусь, и заверила, что меня есть, кому проводить. Шла одна, потому что в этот вечер ребята ушли раньше.

Неприятное чувство раздражало меня всю дорогу, несколько раз я оборачивалась и внимательно вглядывалась в темноту, но никого не видела. Тогда я просто повернула на другую улицу и пошла зигзагами. Обычно это помогает, если кто-то пытается следить за мной. Вот и в этот раз я, наконец, услышала неестественные звуки. Где-то что-то зашуршало, где-то грузно захрустело.

Тогда я обернулась и громко сказала, хотя никого не могла увидеть:

-Я вижу тебя. Выходи!

То, что шумело, тут же притихло.

Как это раздражает, когда люди начинают усиленно прятаться, даже если их заметили. Идиоты.

Я мрачно сказала угрожающим тоном:

-Я жду.

В кустах снова затрещало ещё сильнее, и вскоре звуки стали стремительно удаляться.

Я хмыкнула. Так-то. Будешь знать, как шпионить за мной.

Я прошла для виду ещё немного и потом повернула назад к дому.

В тот вечер все было тихо. Больше никто за мной не следил, и я смогла спокойно посидеть за книгой (на этот раз не Бунина). Хотя я больше мечтала…

А ночью опять началась бессонница, но я знала, что делать. Почти не скрываясь, я оделась чуть теплее, чем обычно, и привычно вылезла через окно.

Уже у самого леса я опять заметила слежку. Какие настырные!

Когда я вошла в лес, это гадкое чувство усилилось, будто меня и пытались заманить сюда. Я пошла осторожнее, прислушиваясь. Да, точно, кто-то, кроме меня тут есть. Причём, как минимум, двое.

Я остановилась и резко развернулась, но ничто не пошевелилось в ответ. Ничто не выдало присутствия человека. Но я его чувствовала. Кто-то задумал гадость.

Я опять развернулась и очень медленно двинулась вперёд. Где же они? Почему они не нападают? Эх, жаль, электрошокер дома оставила… В голове была ясность, которая обычно появлялась перед боем. Я уже видела весь его ход, проигрывая весь сценарий развития событий для любых ситуаций снова и снова.

Вот только почему они ещё не нападают? Чего они ждут? Скорее бы покончить с этим…

Вдруг где-то хрустнула ветка. Я подскочила и огляделась, но никого не было видно. И тут я внезапно поняла: сзади, совсем рядом. Я хотела уже первой пойти в атаку, но тут что-то резко схватило меня за ногу, и я растянулась на земле. Запнулась о кочку. Какой позор… Махнула ногой, ударила кого-то, и судя по всему, довольно сильно, уже хотела встать, и вдруг нечто тяжёлое навалилось сверху, будто решили все вместе меня придавить. Мне хотелось закричать, но я не могла вдохнуть. Неужели меня, чемпионку по карате, так легко победили? Неужели то, чего все так боятся, произойдет именно сейчас?.. Я не могла этого допустить и стала вспоминать все приемы, какие могли помочь мне избавиться от груза. Завязалась потасовка, силы были примерно равны, и вдруг…

И вдруг стало легко. То, что навалилось сверху, убрали с меня. Вопли вокруг стихли, и кто-то рывком поднял меня на ноги и отодвинул за себя, подальше от них. Я поняла, что нахожусь за спиной какого-то мужчины.

-Прочь отсюда, выродки!- произнёс он смутно знакомым голосом. Стоп! Да это же голос Ильмира! Только я не сразу узнала его без привычной мягкости. Сейчас он звучал очень жёстко и гневно.

- Если ещё хоть раз обидите её…

Что он говорил дальше, я передавать не буду. Но от этого жуткого потока угроз и ругательств у меня уши трубочками свернулись. Наверное, у тех, кто нападал, тоже. Услышать такие выражения от него я точно не ожидала. Я посмотрела на Ильмира. Сейчас в его глазах была настоящая злость.

-Мы же ничего не де…

-Я видел, как вы не делали!- таких интонаций я у Ильмира ещё не слышала.

-Мы же не били её!

-Я ещё раз повторяю: пошли вон отсюда!- процедил Ильмир. В его голосе слышалась сталь.

Я никого не видела, только услышала, как они ушли.

Запоздало пришел страх. Ноги подкосились, и я опустилась на землю, почувствовав, что по лицу безостановочно текут слезы. Только сейчас я поняла, что чуть не произошло сейчас. Ильмир заметил это и сел рядом. Ещё долго мы так сидели. Не контролируя себя, я рыдала, вцепившись в куртку Ильмира, буквально захлебываясь слезами. Ильмиру ничего не оставалось, как снова и снова утешать меня.

Оказалось, не разбирая в темноте дорогу, я выбежала к тому месту, где мы обычно встречались.

Потом, немного придя в себя, я села к костру.

-Спасибо,- сказала я.

Нам часто хватало одного только слова, чтобы выразить свои мысли и чувства. И сейчас я знала, что больше и не требуется: Ильмир и без того понимает меня.

-Да ладно.

Я внимательно посмотрела на него. Сейчас Ильмир снова выглядел тихим и безобидным, хотя несколько минут назад производил совершенно другое впечатление.

От расстройства мне захотелось покурить. Не стесняясь Ильмира, я достала сигарету и закурила.

-Ты куришь…- произнёс он.

Я напряглась. Хотя он мало напоминал других взрослых, но всё же реакция на такие вещи у них просто хронически одинаковая.

-А что случилось?- спросил Ильмир.

Нет, всё-таки, он не как все. Все тут же начали бы рассказывать мне, как это вредно, что так нельзя делать, укорять и так далее. Но он просто спросил, что у меня случилось!

-Да так,- мрачно буркнула я,- несчастная любовь.

Звучит пафосно, но… Как я тогда переживала, просто чуть не рвала на себе волосы! Потом у меня началась жуткая депрессия, я перестала есть и очень похудела… Но сейчас всё прошло, боль утихла. Даже иногда не понимаю, из-за чего я так переживала.

-Обманул? Изменил?- спросил Ильмир, не глядя на меня.

-И то, и другое,- отозвалась я.

-Вот сволочь!- с чувством выругался он,- Поэтому ты начала курить?

-Да.

Ильмир помолчал и вдруг сказал, повернувшись ко мне:

-Бросай. Разве такое ничтожество стоит того, чтобы ты из-за него портила своё здоровье?

Я промолчала и почему-то подумала, что, наверное, больше никогда не прикоснусь к сигаретам. Хотя я изначально не была настроена слушать его.

-Мне так не везёт в личной жизни...- пробормотала я.

-Просто время ещё не пришло. Человек всегда находит то, что ищет, когда приходит время…- отозвался Ильмир, размышляя, судя по рассеянному взгляду, о чём-то своём.

Какое-то время мы ещё посидели рядышком у костра, а потом, когда стало совсем поздно (уже два часа ночи), я собралась идти домой.

-Тётя будет беспокоиться,- объяснила я Ильмиру.

-Тогда иди,- сказал он,- Хорошо, когда у тебя есть, кому о тебе побеспокоиться…- негромко добавил он.

-Что?- не поняла я.

-Пошли, я тебя отведу. А то ещё что-нибудь случится,- широко улыбнувшись, сказал Ильмир и быстро пошел вперёд.

Глава 4

Только вечером на следующий день я рассказала тете, что произошло. Потому что я вернулась домой целая и невредимая в тот вечер, откуда тете знать, что я ночью по лесам шастаю. Поэтому я выставила все так, будто это произошло днем, в самой глуши. И конечно, не стала упоминать об Ильмире.

В тот же вечер пришли мои обидчики. Оказалось, это была местная шпана, которой нравилось пугать одиноких девушек, делать всем гадости и пакостить. Ребятам не было и пятнадцати, все они были из неблагополучных семей, и я сразу поверила в искренность их извинений. Не без гордости поняла, что Ильмир сыграл в этом не последнюю роль. Наверное, подумали, что он егерь или лесник, и теперь может нажаловаться куда следует. К тому же, он так им угрожал, что даже мне не по себе было. Они принесли булочек, извинились передо мной. Но единственная причина, почему я простила – я хотела просто побыстрее от них отделаться, пока они, чего доброго, не упомянули Ильмира.

Время шло быстро. Целыми днями я купалась в речке, иногда в компании нескольких ребятишек (взрослые поручали присматривать за ними), помогала тёте, читала книги и так далее. В клуб я не ходила. Не потому что боялась людей, просто мне расхотелось общаться со своими знакомыми. Они не были виноваты в том, что я попала в ту мерзкую историю, но и понять меня не смогли бы. Как девушка, конечно, я была напугана, но больше меня почему-то задевало, что я не смогла сама дать отпор.

Зато почти каждую ночь я ходила в лес. Ильмир ждал меня у забора и провожал на наше место. Он теперь не оставлял меня одну. По его же просьбе (и тетиной, конечно) я не ходила в лес днем. Теперь Ильмир был единственной здесь компанией для меня, и только с ним можно было поговорить по душам, поэтому я непроизвольно тянулась к нему. Я заметила, что и он искал моего общества.

Странно, но всё, что с Ильмиром связано, было будто окутано тайной. Наверное, потому, что я ничего не знала о нём, но всё равно привыкала к нему.

Я заметила, что у Ильмира есть страсть к редким именам, и мы часто болтали на эту тему. И ещё он живо интересовался той жизнью, какой я живу, и он часто расспрашивал меня о ней. Он был ужасно странным, будто с другой планеты.

Как-то раз я написала на листке фразу. Ильмир долго рассматривал её, будто в ней было что-то странное, и потом неожиданно спросил:

-А что это такое?

Я недоумённо посмотрела на него:

-Что?

-Ну, что значат эти скобочки?

-Скобочки?- я тупо смотрела на него, а потом догадалась,- Смайлики, что ли?

-А, это смайлики, да?- повторил Ильмир, явно не совсем понимая, что значит это слово.

Я долго смотрела на него, пытаясь понять, всерьёз ли он не знает, что такое смайлики, но, как ни странно, в его глазах действительно была растерянность.

-Вы… не с Земли,- пробормотала я,- С какой вы планеты?

Ильмир странно посмотрел на меня, и спросил:

-А что такое смайлики? В смысле, зачем они нужны?

-Ну, для передачи эмоций,- сказала я.

Ильмир снова долго рассматривал смайлики в тексте, и потом заявил:

-Как-то мне непонятно, какие эмоции ты пыталась здесь передать.

-Это просто улыбочки.

-Ну, только если повернуть вот так… Конечно, тогда на улыбочки похоже…- с сомнением протянул Ильмир.

Я засмеялась:

-Ну, так и надо смотреть!

-То есть, надо всё время ворочать эту бумажку, чтобы понять, что такое там написано, и какие эмоции автор передаёт?.. Абсурд,- мрачно заключил Ильмир. Если он чего-то из всего этого не понимал, он мог обижаться, как ребёнок.

Я принялась объяснять ему, что это не такой уж и абсурд, а вещь очень даже полезная, посвящать в тонкости искусства использования смайликов и рассказывать, какие бывают их разновидности. В конце концов, Ильмир всё понял, но сказал, что он всё-таки никогда не подружится с ними.

После этой истории у меня ещё больше закрепилось мнение, что он очень мало знает об этом мире. Будто его мир весь замкнут здесь, на этой поляне.

Больше нигде я Ильмира не видела. Только в этом лесу и на этом месте, и почему-то только ночью. Как-то я пыталась спросить о нём жителей деревни, но никто не знал никакого Ильмира. Мне начинало казаться, что всё это сон, и что на самом деле Ильмира не существует. Но тогда откуда бралось то ощущение душевной близости и понимания, какое всегда появлялось в его компании? Как у меня мог появиться друг, которого не существует? Я же не сошла с ума?

Казалось, будто мы давно знакомы. Я всё больше и больше привязывалась к Ильмиру, сама того не замечая. Мы стали друзьями. Я заметила, что Ильмир всё реже жаловался на холод, а однажды даже заявил, что ему жарко.

Ещё через неделю зарядили сильные дожди, и три ночи подряд я не приходила в лес. На четвёртую ночь мне пришлось долго ждать, когда тётя заснёт, так что из дома я выбралась только к утру, ближе к четырём часам.

Ильмир был всё на том же месте. Сейчас огня не было, и спички он не доставал, несмотря на довольно прохладную ночь.

-А почему без огня?- спросила я.

-Спички опять отсырели,- ответил Ильмир,- Ты сегодня поздно.

-Да, задержаться пришлось.

-Тебя три ночи не было,- заметил Ильмир. Он не обвинял меня, просто сказал.

-Дожди были,- объяснила я.

-Дожди?- рассеянно переспросил Ильмир,- Они… мокрые? Нет, в смысле, я знаю, что они мокрые,- он усмехнулся. И, кажется, хотел сказать еще что-то, но промолчал.

-Ирма… мне показалось, ты скоро уедешь?- вдруг повернулся ко мне Ильмир.

Это ещё откуда? Я ничего такого не говорила. Странно, то он ведёт себя как нормальный человек, то вдруг становится не от мира сего.

-Ирма,- позвал Ильмир.

-Что?

-Ты скажешь, когда соберёшься уезжать?

-Ну, конечно, скажу,- улыбнулась я.

-Ну ладно,- успокоился Ильмир.

Чего это он так распереживался?..

Какое-то время мы сидели молча, а потом завели разговор о болотных огнях. Ильмир говорил, что однажды какой-то его знакомый пошел за этим огоньком и больше не вернулся. Мой друг был тот еще выдумщик. Рассказывал всякие страшилки, будто огни – это на самом деле духи утонувших людей, и что они горят, чтобы заманить в топи новую жертву. Я просила Ильмира не пугать меня на ночь, а он на полном серьезе уверял меня, что сам как-то видел призрака на болоте, будто он был весь белый и страшный, однако в его рассказе были явные нестыковки. Окончательно я перестала ему верить, когда он, увлекшись, заявил, что потом из воды полезли всякие чудовища. Тут уж я рассмеялась, и Ильмир засмеялся вслед за мной.

-Не могла разве подыграть мне? Повизжать, например, от ужаса?- спросил он сквозь смех.

Я не ответила, продолжая хихикать.

Отсмеявшись, мы еще посидели, и вдруг Ильмир встал.

-Уже поздно,- сказал он,- пойдём, отведу тебя.

Да, точно, уже ведь четыре, в это время мы обычно расходимся. Но ведь я пришла совсем недавно. Мне показалось, что Ильмир куда-то торопится.

Мы пошли через лес к выходу быстрее, чем обычно, но, когда дом уже показался из-за деревьев, Ильмир вдруг остановился.

-Отсюда сама дойдёшь?- спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжил,- Уже четверть пятого, мне пора уходить. Извини, что так неожиданно, но мне правда пора. Тут совсем рядом, до твоего дома рукой подать. Мы слишком засиделись с тобой…

-Всё в порядке,- успокоила я,- Вот же мой дом.

-Тогда отлично, скорее иди домой,- быстро проговорил Ильмир, уже отходя от меня,- Пока!

Я посмотрела на часы: действительно, было уже пятнадцать минут пятого.

-Вы же не смотрели на часы,- пробормотала я,- Как вы узнали, сколько время?

Я подняла голову, но рядом уже никого не было. Пару раз позвав Ильмира и не получив ответа, я пошла домой.

Глава 5

Шли дни, дни складывались в недели, и вот уже остался всего день до моего отъезда из этой деревни.

Я погуляла, искупалась, немного посидела с тётей, сделала что-то вроде коктейля из малины и молока. Даже позанималась немного, и когда настал вечер, чувствовала себя так, будто я не просто не бездельничала весь день, но совершила какой-то подвиг. С ощущением полного удовлетворения я села ужинать, и потом собралась в клуб. Надо же оторваться напоследок.

В клубе, как всегда, было немноголюдно. Грохотали известные песни известных исполнителей, и повсюду царило оживление. Я огляделась. Знакомых тут не было, зато были те ребята, которые тогда напали на меня в лесу. Увидев меня, они тут же отвернулись и поспешно ретировались, но я обратила внимание на выражение, промелькнувшее на их физиономиях. Затравленное. Неужели он меня боятся? Хотя это неудивительно.

Я злорадно ухмыльнулась. Пускай боятся. Это моя победа. Пускай маленькая, незначительная, но победа.

Уже совсем спокойная, я присоединилась к ближайшему к двери кружку, где не могла встретить неприязненных взглядов.

Это была не последняя дискотека за это лето, но последняя здесь, и я задержалась надолго. Уже в одиннадцать я вернулась домой и, закончив последние сборы, закрылась у себя.

Была мысль, которая не выходила из моей головы весь день. Хоть он был и насыщенным, и мне было не до каких-то мыслей, всё же об одном я не могла забыть ни на минуту: этой ночью я в последний раз увижу Ильмира. Что мне сказать ему? Что вообще делать? С самого утра я об этом думала. Только проснувшись, я осознала, что неизвестно, встретимся мы ещё или нет. Только теперь я поняла, насколько сильно успела к нему привязаться и привыкнуть. И только сейчас я осознала, что буду скучать.

Только тётя легла спать, я, не дожидаясь, когда она уснёт, выбралась в окно (благо, за время моего пребывания здесь я научилась делать это как призрак). Выскочив на улицу и стараясь не шуметь, я перепрыгнула через забор, и спряталась за стеной деревьев. Я быстро дошла до того места, где обычно видела Ильмира. В первый момент я ничего не разглядела в темноте (эта ночь выдалась очень тёмной и безлунной) и даже успела испугаться, что на этот раз Ильмира нет. Но потом услышала радостный возглас:

-Привет!

Как его могло здесь не быть? Странно, но я уже привыкла воспринимать его как неотделимую часть леса, который по-прежнему замечал из нас обоих только меня.

Я присмотрелась и поняла, что сегодня просто костра нет, но Ильмир, как всегда, на месте. Я сказала, стараясь говорить, как обычно:

-Привет.

С некоторых пор мы перешли на «ты», когда Ильмиру надоело, что я всё время говорю «вы».

-Что случилось? Почему ты такая расстроенная?- спросил он.

Ну конечно, как он мог не заметить этого. Он всегда различал тончайшие оттенки моего настроения и, как я ни старалась не показывать своих чувств, он всё замечал.

-Я завтра уеду,- выдавила я.

-Уже завтра?- хорошего настроения Ильмира как не бывало.

-Угу,- промычала я, садясь рядом.

Ильмир молчал целую минуту, пока я не прервала этого тягостного молчания:

-Не холодно?

-Что?- Ильмир будто очнулся,- Нет, не очень,- он снова опустил голову.

Обиделся?

-Что такое?- я попыталась заглянуть ему в глаза.

-Ничего. Так мало времени…

Я вздохнула.

-Точно, мало. Ильмир,- позвала я.

-Что?- он повернулся ко мне.

-Ты… стал мне другом,- решилась сказать я, пересилив себя. Почему-то иногда такие признания даются с трудом. Наверное, потому, что в этом есть что-то очень личное…

Невозможно описать словами, каким светом в тот момент озарилось его лицо. Точно его душа вдруг после долгих страданий обрела счастье и ожила, воскресла. И такой улыбки я у него ещё не видела. По-настоящему счастливой улыбки. От неё у меня внутри разлилось такое тепло, как будто я выпила кружку обжигающе горячего чая. От нежности даже слезы на глаза навернулись. Наверное, нет ничего лучше, чем видеть друга счастливым…

-Ты мне тоже,- негромко сказал Ильмир.

Мы помолчали. Только теперь это молчание не было тягостным, как до этого, оно было очень уютным и приятным.

-У меня ведь это последнее лето,- сказала я вдруг.

-У меня, наверное, тоже,- отозвался Ильмир.

Я подняла голову, но звёзд в эту ночь не было.

-Что сегодня делала?- поинтересовался Ильмир.

Я рассказала по то, как прошел день, проехалась и по тому, как испугались мальчики, увидев меня. Ильмира это позабавило.

Мы ещё помолчали, потом стали дальше разговаривать на отвлечённые темы, но каждый взгляд, каждое выражение, слово, каждый жест – всё говорило: «это последняя встреча». Ильмир вроде старался вести себя как обычно, так же улыбался, говорил, но всё же был каким-то притихшим, и иногда его взгляд останавливался, и он замолкал, о чём-то думая. Я тоже часто замолкала, погружаясь в размышления, но всё же мы оба усиленно поддерживали разговор.

Как всегда, в четыре часа пришла пора расходиться. Как всегда, Ильмир отвёл меня к дому, и мы стали прощаться… теперь уже очень надолго, наверное, навсегда.

-Завтра утром едешь, да?- спросил Ильмир.

-Да,- ответила я.

В воздухе повисли невысказанные слова.

-Постарайся выспаться.

-Очень постараюсь.

Мы снова замолчали.

-Пока,- сказала я.

-Пока,- ответил Ильмир и вдруг крепко обнял меня.

У меня встал ком в горле: мне показалось, что мы больше никогда не увидимся. Я посильнее прижалась к нему.

Так мы долго простояли, и потом, отстранившись и взглянув на Ильмира, я заметила, что глаза у него подозрительно блестят.

-Ты чего… Успокойся,- попросила непривычно ласково для меня самой,- Всё хорошо…

Ильмир улыбнулся сквозь выступившие слезы и снова обнял меня:

-Помнишь «Маленького принца»? «Когда даёшь себя приручить, потом случается и плакать».

-Я не стою того, чтобы из-за меня плакать,- усмехнулась я.

-Не правда. Ты как раз стоишь…- на полном серьёзе сказал Ильмир.

Я посильнее обняла его.

-Ладно, удачи тебе,- сказал он, отпустив меня.

-Тебе тоже. Я буду скучать,- улыбнулась я.

-И я буду… Иди, ложись спать.

Мы в третий раз крепко обнялись, и, наконец, я пошла домой.

В ту ночь я долго не могла заснуть, почему-то не в силах отделаться от мысли, что это была наша последняя встреча. Только к утру я заснула на мокрой от слёз подушке.

Глава 6

На следующее утро я проснулась плохо, толком не отдохнувшая, но всё-таки немного успокоившаяся.

На улице было пасмурно, из-за серых туч едва пробивалось солнце. Странно, как хорошо погода умеет чувствовать настроение людей. Давно заметила. Сейчас у меня на душе было так же пасмурно.

Родители приехали за мной через час после того, как я встала. Случилось много чего, но всё-таки по ним я соскучилась и была действительно рада их видеть.

После совместного завтрака (мы с тётей не успели позавтракать отдельно) мы собрались ехать. Тётя надавала нам всяких разносолов, варений и так далее, и вытянула из меня обещание ещё приезжать. Хотя она могла этого не делать, я бы и так приехала. По ней я тоже буду скучать…

Когда мы садились в машину, я непроизвольно взглянула на лес. Сейчас он выглядел не так, ночь меняет весь мир.

Мы выехали из деревни. Теперь вокруг были поля, какие распаханные, какие для красоты, видимо, и все уже пожелтевшие. Потом началось старое, совершенно не зловещее кладбище. С другой стороны опять был лес.

Вдруг машина резко затормозила.

-Идиот!- выругалась мама.

-Что такое?- встрепенулась я.

-Какой-то придурок стоял посреди дороги.

-Но сейчас его нет,- заметил папа.

Мама мрачно взглянула на него:

-Он здесь был.

-Поехали дальше,- сказал папа,- а то так до вечера домой не доберёмся.

Я отвернулась и тут заметила возле одной из могил махавшую мне знакомую фигуру. Стоп! Это же… Ильмир?

-Стойте!- закричала я, и успевшая было тронуться машина опять резко затормозила.

-Что такое?- раздражённо спросила мама.

Похоже, ещё не отошла от злости на камикадзе, стоявшего на дороге.

-Мы поедем сегодня или нет?- буркнул папа.

Не слушая его, я выскочила из машины и помчалась к тому месту, где видела Ильмира.

Когда я подошла к той могиле, где он стоял, никого нигде не было. Я огляделась, но на кладбище было пусто. Показалось? Мой взгляд упал на могилу у моих ног. Она даже на могилу не была похожа, просто маленький бугорок среди полноценных могил, и древний покосившийся крест со ржавой табличкой. Было видно, что её уже много-много лет никто не навещал. Да… Ильмиру тут делать нечего.

Тут я случайно заметила сложенный вчетверо лист бумаги на могиле (совершенно свежий). На нём было что-то написано большими буквами. Я наклонилась и прочитала: «Ирме». Сердце бешено заколотилось, и я дрожащими руками кое-как подняла листочек с земли и развернула. Это было письмо.

«Вот я и дождался своего друга. Даже не подумал бы, что его зовут Ирма… )) Забавно, да? У моего друга всё-таки редкое имя) И ему 17 Х) (кстати, ты заметила, что я освоил смайлики? Надеюсь, тебе приятно).

Знаешь, у меня никогда в жизни не было ни друзей, ни близких, ни родных. Совсем никого. Я всю жизнь пытался найти кого-нибудь, кого бы смог назвать другом. Пока не нашёл тебя. Точнее, пока ты не нашла меня)

Спасибо за то, что согласилась посидеть со мной. Теперь я могу успокоиться. Прости, что меня больше не будет рядом. Я не мог всё сказать тебе, я и сам до конца не всё понимал. Только теперь всё стало ясно. Мне очень жаль. Я бы очень хотел ещё хоть немного побыть с тобой.

У меня никогда не было друзей, так что спасибо тебе за тебя.

Пожалуйста, не забывай меня… И хоть иногда приходи на мою могилу. Я всегда буду с тобой. Люблю тебя. Ильмир.»

Последние строки я читала сквозь слёзы, застилающие глаза. Потом перечитала письмо. Потом ещё раз перечитала… Потом ещё раз…

Что же это такое?..

С неба закапало.

Я вытерла слёзы и, присев, присмотрелась к табличке на кресте.

«Краев Ильмир Ал… (дальше стёрлось)

1956-1991»

Я зажала рукой рот. Не может быть… То есть… я всё это время общалась с тем, кто уже давно умер?.. Но призраков не существует! Или всё-таки существуют?.. А это тогда кто? Я пригляделась к табличке. Над надписью было что-то вроде фото. Я почти вплотную приблизила лицо к нему и… узнала своего друга. Хотя фото было в таком состоянии, что узнать было невозможно, но всё-таки я узнала.

Я в очередной раз прочитала письмо. Мозг лихорадочно заработал, вспоминая… Вот почему лес не замечал Ильмира! И вот почему я не чувствовала его присутствия! Как можно почувствовать мёртвого? И вот почему он был таким странным, ничего не рассказывал о себе, не знал, что такое Фэйсбук и что такое смайлики… Господи, да кучу всего можно вспомнить! И вот почему я встречала его только ночью… Скорее всего, в это время он…

Из глаз снова брызнули слёзы. Какая разница, что его давно уже нет, если я знала его, я его видела, общалась с ним, в его лице нашла настоящего друга?.. Теперь я поняла, что больше мы не встретимся. Никогда. Теперь его уже точно нет. Я уже не могла сдержать рыданий. Я больше не поговорю с Ильмиром, больше никогда не увижу его улыбки, не встречу ночью, не помогу развести костёр… Я вспомнила, как мы прощались в последний раз. Тогда я ведь чувствовала, что мы больше не увидимся. Если бы можно было повернуть время вспять, я бы не теряла времени зря, я бы каждую ночь бегала в лес, стараясь не пропустить ни секунды… Даже если он уже умер… Узнать это всё равно, что узнать о его внезапной смерти. Ведь для меня он умер только сейчас. Как это больно, оказывается, потерять друга…

-Что случилось?- встревоженно спросила мама. Она как-то незаметно подошла ко мне.

-Да так…- всхлипнула я,- просто я очень скучаю по одному человеку.

-Ещё не уехала, и уже скучаешь?- мама покачала головой,- Наверное, не стоило отпускать тебя так надолго.

Я встала и обняла её.

-Мам, давай ещё съездим на эту могилу? Её надо привести в порядок…

-Хорошо,- недоумённо ответила мама.

Сейчас уже прошло много времени, но я всё равно часто бываю на этой могиле. Теперь я уже не так переживаю, но тогда я просто чуть не остаток лета оплакивала Ильмира. Действительно, «когда даёшь себя приручить, потом случается и плакать».

О жизни Ильмира я узнала немного. Только то, что он вырос в детдоме, которого уже нет, то, что семьи у него не было, родственников тоже, друзей, если не ошибаюсь, тоже не было. Были бы – я бы их нашла. Я узнала, что умер он из-за сердца, в том самом лесу, где мы виделись, примерно в четыре часа ночи. Да, как раз в то время, когда он обычно отводил меня домой. Я узнала так же, что похоронила его администрация деревни, и что это были очень-очень тихие похороны, никого, кроме тех, кто непосредственно хоронил, не было. В общем, всё очень печально. И фотография была только одна – из паспорта. Больше никаких сведений о нём нет. Но, несмотря на годы одиночества, он всё же сумел сохранить в себе те чистоту, наивность и веру в то, что однажды он найдет друга, которые я в нём так полюбила.

В моей комнате висит пара фотографий, которые я смогла выпросить у администрации деревни. Конечно, они нечеткие и старые, но я не хотела забыть лицо Ильмира и его улыбку…

В деревню к тёте я приезжаю часто, но редко посещаю наше место. Какое оно стало пустое и одинокое без моего друга! Будто умерло! Кажется, даже лес чувствует себя потерянным без своего вечного гостя.

Маме я всё рассказала, и она поверила, хотя и была очень удивлена и шокирована (тем, что я так плохо вела себя в деревне). Больше я не курю и даже не хочу, и Ирой меня уже мало кто называет. Ильмир прав, нечего коверкать хорошее имя.

Хорошо, что мы встретились. Оказывается, кроме меня, у него никого не было. А я и то появилась после его смерти. Его даже похоронить было некому.

Всё вещественное рано или поздно исчезает, и от людей в конечном счёте остаётся только память… А если человека никто не любил, если он был никому не нужен? Что тогда останется от человека? Ничего. Это всё равно, как если бы его вообще не было. Как с Ильмиром. И даже памяти после него не осталось, а она – самое ценное, что может оставить человек после себя.

Но теперь есть, кому помнить Ильмира. Да, он не нашёл друга при жизни, но нашёл его после смерти, и его душа обрела покой. Надеюсь, теперь он счастлив.

Друзья настолько нужны человеку, что для его души нет преград, когда она ищет их, ищет тепла, любви, и даже смерть не может остановить её. Теперь я понимаю, почему ему всё время было холодно… Потому что холодно было его душе. Только почувствовав сближение со мной, он начал согреваться.

Его могила выглядит ухоженной, хотя она и осталась прежней. Только одно изменилось: к кресту приколочена табличка, где написано:

«Ильмир, как я по тебе скучаю! Не бойся. Я никогда не забуду тебя… Спасибо тебе за все. Спасибо тебе за то, что ты открыл мне настоящую дружбу. Спасибо тебе за то, что ты был в моей жизни… спасибо тебе за тебя)))»

+3
551
15:15
+1
Необычный рассказ, довольно хороший уровень. Читается гладко. Особых ляпов не заметил. С оценкой сложно, наверно потому и затянули с отзывами, что сказать нечего — не шедевр, так, чтобы прям вау!!!, но и не ужас-ужас-ужас. Так, в серединке…

Но и есть что подумать, о друзьях, о вечности. За это спасибо, уважаемый автор.
23:58
Это действительно похоже на мистическую историю из жизни. Немного затянуто и перенасыщенно слезливо-размышлятельными отступлениями, но в общем послевкусие тёплое, доброе.
18:17
-1
Я выросла из того возраста, когда, не отдавая себе в том отчета того, в том
Больше всего меня сейчас интересует, какие экзамены мне сдавать и куда поступать
Единственное необычное во мне – моёимя тавтология
На каникулы в то лето меня решили отправить к моей тёте в деревню
У меня частенько бывает бессонница, в такие ночи я засыпаю
приехав в эту деревню
проведённой в этой деревне
Ещё только приехав, я обратила внимание на лес, такой милый и уютный (люблю я лес), который так удобно и соблазнительно начинался сразу за забором. тавтология
Перемахнув через забор, я вошла в лес, сразу окруживший меня запахами
Я, конечно, наслышана о том, что ночью опасно слоняться молодым девушкам по безлюдным улицам. она в лесу, при чем тут улицы?
Он производил странное впечатление: обычно лес чувствует, когда его тревожит человек. это рассуждения горожанки?
Незаметно скосила глаза на одного из парней Антона у Антона были парни? О-о, свежо bravo
во всяком случае, не болталась под потолком на балке это как понять?
Я не могла этого допустить и стала вспоминать все приемы, какие могли помочь мне избавиться от груза. угу, стала она в таком состоянии приемы вспоминать
Оказалось, это была местная шпана, которой нравилось пугать одиноких девушек, делать всем гадости и пакостить. в начале рассказа вся деревня были друзья-приятели и даже не воровали друг у друга.
Вы… не с Земли,- пробормотала я,- С какой вы планеты? охренеть вывод. я тоже всего пару лет как про смайлики узнал
в целом рассказ хороший
4+
кстати, у меня была похожая история на кладбище возле дома Большого. только там был призрак девушки
15:25
в целом рассказ хороший Но ведь ничего нового, как так? wink
верно. ничего нового
Загрузка...
Валентина Савенко №1