Павел Коршунов №3

Сердце для киборга

Сердце для киборга
Работа №207
Автор: Попов Вадим Георгиевич

1

Киборг подрубился к сети в 2:11 по московскому времени с крыши одного из отелей-однодневок за Пятым транспортным кольцом.

Такие отели, собранные за несколько часов из привезенных на большегрузах пластиковых модулей-капсул, существовали одну-две ночи, давая пристанище нелегалам всех мастей от мигрантов с просроченными визами до мелких уголовников в бегах. Спустя сутки-другие, постояльцев выселяли, а модули на тех же грузовиках увозили, чтобы ближе к ночи, после дезинфекции, уже в другом месте собрать в очередной отель-однодневку, в который обязательно придет клиентура, получив смс о новом местонахождении безопасного убежища от закона. Несмотря на тонкие стены и минимум удобств в отелях-однодневках размещалось всё что угодно: от наркоманского притона до дешевого борделя. Или даже «ночной ярмарки», где съехавшиеся торгаши барыжили и нелегальными имплантами, и поддельными документами, и оружием, и психоактивными веществами всех сортов.

Но тот отель-однодневка был вполне обычной ночлежкой без специализации, и в ночь, когда был отправлен сигнал, был заселен едва ли наполовину. Когда человек, в теле которого высокотехнологичная электроника заменяла едва ли не половину органов, вышел из джипа и поднялся по внешней лестнице на крышу поставленных в два этажа жилых пластиковых кубов, за ним увязался охранник. Поминая недобрым словом проклятых наркоманов, охранник вылез на крышу, но не успел взяться за дубинку, как был нокаутирован прямым ударом в челюсть.

Киборг с минуту вглядывался в тусклое сияние огней ночной Москвы на горизонте, потом достал из-за спины портативную пневмопушку и харкнул из нее в беззвездное, затянутое облаками небо. Достигнув нужной высоты, заряд выпустил парашют и закачался в потоках столичного мусорного ветра. Невидимое электронное щупальце поймало вай-фай сети борделей «Публичные дома Елисеевой» и, взломав защиту, вскрыло сервер, чтобы отправить с нескольких десятков почтовых ящиков от личной почты генерального директора до ящика предназначенного для жалоб и предложений клиентов, одно и то же сообщение на единственный адрес.

Когда выполнивший работу взломщик с хлопком самоликвидировался, а тлеющий купол парашюта, взмахивая оплавленными стропами закувыркался вниз, на крыше отеля-однодневки уже никого не было.

2

Андрею позвонили в 3:08. Звонка он не ждал.

Накануне он с утра отчитался клиенту по законченному делу, получил гонорар, вернувшись домой, залез в душ, а потом упал в кровать и проспал до ночи, и только после полуночи очнулся от кошмара. С закрытыми глазами он примерно минуту выходил из наваждения, убеждая себя, что просто проснулся от голода, а потом услышал как в темноте муркнула притулившаяся под боком кошка.

- Привет, Ширли.

Андрей прошлепал на кухню, сонно размышляя о том, что в сущности «робот» это всего лишь слово. И можно тысячу раз говорить о том, что Ширли – робот, но каждый раз, когда увесистая теплая Ширли воскрешала его от ночных ужасов, она была просто его кошкой, любимой кошкой, живущей в его доме. А если бы он не снял когда-то с Ширли полный слепок параметров, то сейчас просыпался бы один…

Он погладил кошку, нажал кнопку кофеварки и закурил первую сигарету. Потом включил компьютер, вытряхнул пепельницу и заказал китайской лапши. Когда курьер ушел, Андрей быстро расправился с лапшой, налил в кружку кофе и сел за компьютер.

…Звонок его застал за распределением умений при взятии очередного уровня в очередной «Дьябле». Он играл по старинке – без костюма виртуальной реальности и даже без шлема, а просто сидя перед монитором, время от времени ставя игру на паузу и отхлебывая из хрустального бокала виски со льдом.

Номер был знакомый. Андрей поднес мобильный к уху. Ширли, сидевшая рядом с компьютерным столом на высоком барном табурете, прищурила янтарные глаза.

- Да. Ты же знаешь, что я только вчера предыдущее дело закрыл. Ну?..

Он молча слушал. Потом с ноткой досады пробормотал:

- Вот же… И когда? Ладно.

Андрей положил телефон на стол и потрепал кошку за ухом.

3

Мягкое нутро лимузина пахло приторным запахом сладкой жвачки. Андрей поморщился, открыл бар, выбрал бутылку «Джека Дэниэлса», налил себе хорошую порцию, сделал глоток и откинулся на диванные подушки. Глядя на выразительный, нарочито бритый по моде девяностых затылок шофера, Андрей с трудом удержался, чтобы не сострить что-нибудь вроде «Выбрей себе на голове мишень, братуха».

Проверка документов у ворот не раз перестроенного особняка, рамка в холле и новая проверка, лифт, и опять проверка перед входом в приемную… Андрей улыбнулся охраннику, напоминавшему одутловатого Аполлона в костюме, сшитом с учетом того, что его хозяин будет ежедневно носить кобуру подмышкой. А потом подумал о том, что возможно у нынешних хозяев жизни инстинкт самосохранения переразвит прямо пропорционально чувству вины перед теми, по чьим головам они прошлись в процессе своих «достижений». И снова улыбнулся, уже себе. «Раньше не замечал у себя ненависти к тем, кто чего-то достиг… Левак-мод on? Возможно меня вызвал к себе прекрасный честный парень, на которого незаслуженно клевещут? Вот и посмотрим».

Секретарша с пропорциями песочных часов и тщательно приведенной в беспорядок белокурой гривой, пропустила его в приемную, размерами наводившую на мысли о Еврокубке по футболу. Андрей, задумавшись о том, что в этом, заставленном стильной мебелью пространстве было виртуальной иллюзией, а что реальностью, прицелился усесться на один из стоявших вдоль стен диванов. Но тут раскрылись двустворчатые двери в противоположном конце паркетного футбольного поля, там, где обычно располагаются ворота вражеской команды.

«Эффектно». Хозяин дома шел ему навстречу через приемную, и от нарисованного в голове Андрея образа прекрасного честного парня с каждым шагом оставалось всё меньше и меньше.

Современные технологии могли дать Лыткарину не только долголетие, но и практически любую внешность. Однако по моде людей с деньгами старой закалки, заработавших основной капитал в конце прошлого века, он продолжал соответствовать несколько карикатурному образу богача, принципиально не восстанавливающего волос на покрытой седым пушком голове, не желающего избавиться от золотых печаток на пальцах и не пытающегося ничего сделать с перевешивавшимся через ремень колышащимся брюхом.

Что же касается честности, то Андрею достаточно было взглянуть в глаза Лыткарину в момент пожатия его холодной как снулая рыба руки, чтобы избавиться от любых иллюзий на этот счет. Глаза цвета стальных заслонок печи крематория, за которыми периодически вспыхивает пламя, не внушали желания смотреть в них второй раз.

Но Андрей взгляд выдержал и хозяин, ограничившись кивком вместо приветствия, жестом пригласил его за журнальный столик.

4

- Обо мне вы знаете, интернет и прессу читали. – Голос Лыткарина звучал расслабленно, не в полную силу, словно хранил ресурс своего звучания для более важных посетителей. – Наша корпорация одна из трех главных в стране. Именно поэтому мне безразлично, когда у вас выходные.

- Да-а, с такими деньгами можно не извиняться. – Поддел хозяина Андрей, но тот юмора не понял и небрежно кивнул:

- Именно так я вашему агенту и сказал. Он озвучил ваши расценки. Чем быстрее принесте мне результат, тем большее вознаграждение получите по окончании дела.

- Я могу и не согласиться.

Лыткарин пожал плечами.

- Чтобы потом раз за разом проигрывать судебные дела по продлению лицензии частного детектива? Не думаю что вам это нужно. Да и отказываться от денежной работы странно.

- Во-первых, с вашим делом надо идти в полицию.

- Я хочу обойтись без формальностей.

Андрей нахмурился.

- Тогда тем более странно, что вы выбираете для этой работы меня, когда в вашем распоряжении все пинкертоны мира.

Двойной подбородок собеседника колыхнулся, плечи вновь поднялись и опустились.

- Мне нужно быстро найти человека. И мне сказали, что в этом вы лучший.

- Есть лучше меня.

- К тому же вы имеете опыт силового противостояния с киборгами.

- Не особо удачный.

Андрей повернул голову и, откинув челку, продемонстрировал собеседнику тонкий шрам на левом виске. Тот невозмутимо продолжал:

- …И что у вас свои каналы и лазейки, куда проникаете вы и куда сложно проникнуть даже самой профессиональной организации.

- Лестное преувеличение.

- Хотя можете считать, что я просто хочу сэкономить.

Андрей кивнул.

- Хорошо. Я выслушаю вас.

- Вся информация не должна уйти дальше вас.

- …И моего агента.

- Хорошо, но если через него произойдет утечка – ответите вы.

Глава корпорации коснулся столешницы, и над ней возникло изображение улыбающейся девочки лет восьми-десяти с теннисной ракеткой в руке.

- Моя дочь Полина. Школа в Лондоне, теннис на полупрофессиональном уровне, сейчас здесь на каникулах. А это… – фото исчезло и над столом повисла папка с символом замка. – А это звуковой файл полученный сегодня ночью. Кто-то знал все мои электронные адреса и направил письмо на каждый из них.

- Откуда?

- Со взломанного сервера сети борделей. Отследить отправителя невозможно.

- Что внутри?

- Включите дома. Я это слушать уже устал.

Повисла пауза. Лыткарин рассматривал свои тщательно отполированные ногти, Андрей терпеливо ждал.

- Мне предлагают сделку. – Наконец сказал глава корпорации.

Андрей продолжал ждать.

- Некто… предлагает заменить сердце моей дочери высокотехнологичным протезом. А сердце отдать. В противном случае обещают убить мою дочь.

- Причины?

Лыткарин поднял глаза и мрачно посмотрел на детектива.

- Откуда мне знать?..

- Метод связи?

- «Сделайте операцию и с вами свяжутся».

Андрей вздохнул.

- И что вы хотите от меня?

- Найти отправителя и передать мне его координаты. Всё. Дальше я сам разберусь.

- Могу себе представить… – пробормотал Андрей.

- Что?..

- Да нет, ничего. Чем больше я буду знать об отправителе, тем легче я его найду. Вы же наверняка прогоняли запись через экспертов, сканировали возможное место отправки сообщения.

Лыткарин кивнул.

- Это женщина… Судя по записи голоса, у нее искусственная гортань.

- Киборг? Интересно. Место отправления?

- Точно не выяснить, но скорее всего вся эта клоака за Пятым транспортным.

- Разумеется. Там легко потеряться и полиция выезжает с неохотой. Какие еще сведения я могу получить от вас?

Глава корпорации щелчком ногтя отправил по столешнице к Андрею кредитный чип.

- Аванс: ваша двойная ставка за пять суток работы. Чем быстрее найдете отправителя – тем больше заработаете. В идеале за пару дней. А это, – новый щелчок и по столешнице к Андрею скользнула компьютерная «таблетка», – анализ возможного места передачи. «Пеленг» – так это у вас называется? Звуковое письмо шантажистки там же.

Андрей качнул головой.

- Спасибо. Но я хотел бы услышать ваше мнение о причинах агрессии по отношению к такому человеку как вы.

- Не знаю, – раздраженно сказал Лыткарин, – враги есть у всех. Плюс успешные люди притягивают психов. Это ваше дело – найти мотив и распутать. Мне больше нечего вам сказать.

- Последний вопрос. – Сказал Андрей. – Вы настолько не уверены в охране вашего ребенка, что устанавливаете такие жесткие сроки?

- Я всего лишь реагирую на угрозы, – улыбнулся акульей улыбкой Лыкарин, и пояснил: – А когда появляется угроза – я от неё избавляюсь. – Он встал из-за стола, давая понять, что разговор окончен. – Работайте.

5

Оказавшись снова в уюте лимузина, Андрей всю дорогу крутил в ладони тяжелый бокал для виски. Но наливать ничего не стал.

Дома, переступив порог, он принюхался. И на секунду пожалел, что не обзавелся модерновой системой безопасности с продвинутым анализатором воздуха – на секунду показалось, что из дома ему навстречу пахнуло запахом табака. Не его «голуазом», а другим, чужим табаком.

Встретившая кошка терлась о ноги.

- Ну-ка, Ширли, расскажи – был кто у нас?

Кошка зевнула. Неуловимая нота сладковатого сигаретного запаха почудилась и пропала. А датчик движения он не включал: дома оставалась гуляющая сама по себе Ширли, да и давно он не вел серьезных дел…

Андрей прошелся по квартире, быстро проверил оружейный сейф, небольшой тайник в шкафу, окна – всё было в порядке. Он щелкнул зажигалкой и, махнув рукой, уселся за тут же оживший компьютер. «Захотят отследить – отследят. Захотят пришить – пришьют. Не в прошлом веке живем…».

- Сроки отторжения донорского сердца, друг мой, а? – спросил он компьютер, вручную проверяя почту. Было в этом процессе что-то приятное своей старомодностью.

- Отторжение происходят в течение шести месяцев после трансплантации. – Ответил динамик компьютера вальяжным мужским голосом, навевавшим мысли о заработанном в восемнадцать лет первом миллионе и жизни, проводимой между лондонскими вернисажами и карибскими пляжами.

- Анализ трансплантаций по Москве за последний год.

- Закрытая информация. – Сказал компьютер с нотой обиды в голосе.

- Поиск продавца информации. Цена не выше средней планки – купить. Выше – доложить. И антивирус в усиленном режиме.

Он положил на панель компьютера «таблетку» от Лыткарина.

- Анализ содержимого. Всё на экран.

Он несколько раз прослушал письмо шантажистки, просматривая «пеленг».

- Искать вирта в поле… – Сказал он раздраженно. Ширли, примостившаяся на своем любимом табурете, меланхолично умывалась. – Какого лешего… Пусть обращается в агенство… Пинкертоны в помощь…

- Данные приобретены. Полтора года назад по городу зафиксирован скачок запросов на трансплантацию сердца, как на легальном, так и на черном рынке. – Равнодушно проинформировал компьютер. – Цифры на мониторе.

- Просто запросы или совершались операции?

- Данных по операциям нет.

- Ищи дальше.

Он поднялся было из кресла, чтобы пойти на кухню за бутербродом, когда компьютер звякнул сигналом приходящей почты.

- Кого еще несёт? – сварливо поинтересовался Андрей.

- Отправитель неизвестен. Вирусов письмо не содержит. Тема письма «Помощь в поисках дамы с искусственной гортанью».

Андрей резко обернулся и упал в кресло.

- Еще раз антивирус по полной программе, затем текст письма на экран.

Пробежав письмо, а затем перечитав, Андрей встал из-за компьютера, подошел к гардеробу, стянул привычную водолазку и надел рубашку, способную выдержать попадание выпущенной в упор пистолетной пули. Потом достал из оружейного шкафа «глок» в кобуре и запасную обойму.

Снова усевшись к компьютеру, он включил мессенджер и активировал закрытый канал.

- Скажи-ка мне, – не утруждая себя приветствием, начал Андрей, – какого этого ты вообще посадил мне на шею этого олигарха?

- Проблемы? – лаконично поинтересовался с экрана бородач с гривой кудрявых волос.

- Да. В деле третий.

- Кто?

- Понятия не имею. Мне пришел только что мэйл без подписи с непрошенной подсказкой по делу. И похоже, кто-то побывал у меня в гостях, пока я ездил к Лыткарину. Давай подробности по заказу.

Кудрявый меланхолично повёл затянутыми в твид плечами.

- Ничего особенного. Напирал на твой опыт общения с киборгами. Отказать было невозможно.

- Потому что много денег пообещал? – ядовито уточнил Андрей. – Так, Артемий?

Волосатый Артемий хмыкнул.

- Потому что в России начальник – не должность, а диагноз. А уж эти скоробогатики… Андрей, он знает как прижать – и наш розыскной тандем… и меня лично. Большие деньги и обширные знакомства творят плохие чудеса.

Андрей махнул рукой.

- Да понял я. Скажи мне, ты думаешь, он правда хочет, чтобы я выполнил работу, или играет в некие игры?

Твидовый бородач вновь пожал плечами.

- Всё может быть. Включая вариант, что он просто рехнулся до раздвоения личности – сам нанимает, сам помогает.… Андрей, ну я-то причем?!.. Я дело знаю только в общих чертах, и вряд ли разбираюсь в этом дерьме лучше тебя.

Андрей покивал.

- Ладно. Общую справку по Лыткарину я прочитал, теперь сделай мне выжимку по этому типу из своих неочевидных источников. Друзья-враги, жены-любовницы… И еще. У тебя вроде был спец по психологии киборгов на внештатных консультанциях? Давай контакт.

- А что за подсказка по делу?

- Местонахождение шантажиста. Придется тащиться проверять.

В кафе на первом этаже хрипловато запел саксофон.

6

Не получив ответа, Андрей, не отрывая взгляда от дороги повторил вопрос:

- Зачем киборгу может понадобиться сердце конкретного человека?

- Синдром возвращения. Личность хочет избавиться от протезов и имплантов, и снова, целиком, почувствововать себя человеком. Окончательно вернуться к человеческому облику. При этом особых причин для этого, вроде явных сбоев в работе искусственных органов, в большинстве случаев нет. Чистая психология, не такой уж малый процент киборгов…

- Я не об этом спросил. Я знаю о синдроме возвращения и спрашиваю о другом. Мне нужно понять причину. Почему киборг хочет для пересадки сердце конкретной личности и ничье больше.

На экране закрепленного на кронштейне мобильника большеносая дама, напомнившая Андрею попугая из старого диснеевского мультфильма, пожала плечами.

- Должна быть личная заинтересованность. А возможно, он серьезно болен. Скажем, у вашего киборга навязчивая идея заменить свой протез сходной частью тела человека определенного пола, возраста, расы. Не всякая психика выдерживает безболезненно тот факт, что нечто в тебе навсегда заменено высокотехнологичным устройством. Тоже не такой уж редкий случай…

Андрей покивал.

- Спасибо. Оплату за консультацию перевожу.

Когда дама-попугай отключилась, Андрей выключил телефон и, откинувшись на спинку кресла, принялся внимательно рассматривать ленту шоссе, вившуюся между серых многоквартирных домов. Машин после Четвертого транспортного кольца было немного: с развитием воздушных средств сообщения передвигаться между городами по дорогам всё чаще становилось выбором полиции, соцработников или редких туристов.

На блокпосте Пятого транспортного кольца у него в последний раз проверили документы. Хмурый полицейский вернул ему корочку частного детектива и словно хотел сказать что-то, но потом передумал и только когда Андрей уселся за руль, будто нехотя проговорил «Аккуратнее там… места неспокойные».

Андрей, кивнув, изобразил на лице всю возможную благодарность и нажал на педаль газа.

7

Сторож свалки был испуган. И чтобы скрыть свой страх старался быть максимально грубым.

Ворота были открыты, но когда Андрей припарковался возле ворот рядом с обшарпанной и местами ржавой «Газелью», из вагончика, притулившегося между гигантскими кипами спрессованного, но еще не утилизированного мусора, заросший жестким черным волосом бородач в мятой форме охранника скатился со ступенек вагончика и преградил Андрею дорогу.

- Нет проход! Нельзя! Русский не понимай!.. – начал выкрикивать он, на ходу размахивая резиновой дубинкой. На левой скуле охранника темнел свежий синяк.

Чего-то подобного Андрей ожидал и надел гарнитуру-переводчик заранее.

- Уважаемый… – Он бросил взгляд на криво висящий бейдж на левом кармане охранника, а динамик автопереводчика тем временем закурлыкал на чужом языке. – …Атобек Умедович, меня зовут Андрей Прончатов. Я частный детектив и я хотел бы осмотреть ваш объект. Могу предъявить удостоверение и разрешение вашего начальства…

Охранник открыл рот, а глаза у него стали совсем черными и блестящими от страха. Он испуганно оглянулся на вагончик.

На металлическом крыльце возникла фигура. Андрей успел лишь отметить худобу, то ли изящную стройную женскую, то ли болезненно худую мужскую.

Прыжок фигуры с крыльца к воротам был настолько стремительным, что Андрей лишь успел выдернуть из кобуры пистолет, вцепиться в форму охранника и, закрывшись трясущимся от страха Атобеком Умедовичем, дважды нажать на спуск.

Удалось ли ему выстрелить в третий раз он не понял: дернувшаяся от попадания пули фигура врезалась в них с охранником с такой силой, что воздух из легких словно разом вышел, перед глазами Андрея вспыхнуло, а потом он ударился затылком, и мир вокруг потух.

8

Видимо пока он был без сознания, кто-то перевернул его на бок, чтобы если Андрея вырвет, он не захлебнулся. «Крайне заботливо, мать его…».

Андрей поднял валявшийся рядом пистолет и, держась левой рукой за раскалывающийся затылок, пошатнувшись, поднялся на ноги.

Охранника нигде не было. Как впрочем и проржавевшей «Газели» рядом с машиной Андрея.

«Атобек Умедович сделал ноги, не дожидаясь моего пробуждения… Разумно. Похоже сперва киборг дал ему в морду, а потом я этим беднягой прикрылся от возможной стрельбы… Не позавидуешь.».

Медленно, шаг за шагом, он обошел пятачок перед вагончиком, заглянул внутрь, но внутри предсказуемо никого не обнаружил.

Потом, словно что-то вспомнив, вынул обойму из пистолета, выщелкнул из обоймы патрон и поднес к глазам. Недоверчиво хмыкнул и захромал к машине. Тяжело опершись на крышу салона, проверил камеру-горошину в лацкане пиджака, сбросил изображение на телефон, просмотрел ролик.

Когда он запихал непослушными пальцами пистолет в кобуру, уселся на водительское сиденье и завел двигатель, мобильник ожил.

- О! Тебя-то мне и надо. – Сказал Андрей в трубку. – Да не ори ты. Скажи спокойно.

С минуту он слушал собеседника, а потом сказал лишь «Ого!». А еще через минуту подвел итог услышанному:

- Заткнись! Будь добр заткнуться. Потому что это уже совсем не телефонный разговор получается. Было столкновение… да нет, обошлось… да, сейчас перешлю тебе это кино. Нет, прежде всего, прогони по базе лыткаринского окружения. Не знаю. Мне так кажется. Да. Вот именно. Знаешь, я сейчас к тебе приеду. И еще… мне нужен эксперт по боеприпасам. Вот представь себе, по боеприпасам.

Выключив телефон, он глубоко вздохнул, помассировал ладонью затылок, завел мотор, развернулся и поехал в Москву.

9

Борода лопатой над воротником заношенного твидового пиджака взволнованно дергалась.

- Анализ совпадений по ключевым точкам лица. Вероятность что это один и тот же человек семьдесят четыре процента. – Сказал Артемий. – Это много.

Андрей молча кивнул, продолжая смотреть на дисплей. На левом фото был снимок с камеры детектива, зафиксировавшей бесславное приключение Андрея на свалке: голова и плечи женской фигуры с размытым в движении лицом. Видеоредактор максимально улучшил изображение лица, убрав размытость и добавив четкости.

- Она явно перенесла несколько дешевых пластических операций, взгляни на абрис скул: похоже органический пластик не лучшего качества. Вот эти следы… возможно после неудачных иньекций жидкого силикона.

- Зачем?

- Изменение внешности.

Андрей снова кивнул и опять взглянул на правое фото. Девушка на нем, безусловно могла быть той, на левом снимке. Он вывел на экран исходное фото – кадр из светской хроники. Пара на нем позировала на фоне стены с эмблемой кинофестиваля. Пузан Лыткарин обнимал за талию гибкую девушку с зататуированными запястьями в нарочито драном джинсовом пиджаке с поднятым воротником.

- Она убьет его. – Сказал Артемий. – И тебя заодно, если сунешься.

Андрей, со скрежетом отодвигая стул, раскинул руки в стороны и потянулся.

- Ну не убила же сегодня. Хотя все возможности были.

- Я бы не стал ради этой богатой мрази…

- Во-первых, там ребенок, Артемий. Ребенок, который может пострадать. Во-вторых, напоминаю – это наш клиент. В-третьих…

- Ты туда не собираешься?

- Именно. Я не дурак подставляться. Хватит с него и телефонного звонка. Пусть прячет дочь и убирается куда-нибудь в тропики, пока этого киборга полиция не отловит.

После того как прямой номер Лыткарина не ответил, Андрей позвонил секретарю олигарха.

«Да, господин Лыткарин в отъезде. Да, ваша фамилия в списке тех, кто может побеспокоить где угодно и в любое время. Он в загородном доме. Вот номера телефонов».

Через пять минут он перезвонил секретарю.

«Телефоны не отвечают? Действительно странно… дайте минуту, я проверю по списку. Да, он распорядился, что вам можно приезжать. Да, господин Лыткарин дает распоряжения по всем возможным ситуациям. Я вышлю вам адрес по закрытому каналу».

Получив адрес, с уведомлением секретаря о том, что тот связался с охраной и в загородном доме просто помехи со связью, Андрей только пожал плечами.

Ехать не хотелось. Но после всего что он узнал и понял сегодня, не поехать было нельзя.

- Эксперт по боеприпасам пишет что анализ еще не…

Андрей только пожал плечами.

- Если он что скажет – позвонишь. Обойму я заменил и теперь во всеоружии.

Он отмахнулся от возражений Артемия и только на пороге, обернувшись, спросил:

- Слушай, а ведь я в неё стрелял… Почему же она меня не убила? Потом, когда я валялся без сознания?

10

По дороге он вставил флешку с собранной Артемием информацией в кодировщик и переплавленная в цифровом тигле текстовая информация, стала словами, произносимыми отстраненным женским голосом. Слова стали складываться в историю.

…Третий брак Лыткарина был закономерен. После незамысловатой модельки в первом браке и светской львицы с претензией на интеллект во втором, олигарха потянуло на экзотику. Впрочем, отечественная рок-звездочка второго ряда была экзотикой самого безопасного сорта, от которой не стоило ждать ни героиновых психозов, ни попыток самоубийства. Когда-то стартовав на одном из песенных конкурсов, хрупкая блондинка Лилия привлекла внимание стареющего продюсера. Сразу после заключения контракта тот заменил первоначальный состав её дворовой группы на музыкантов, умевших не только держать инструменты в руках, но и играть на них, сделал Лилии пару эффектных клипов от модных режиссеров, и пробил ей пару первых мест в хит-параде. Однако ни работать «под продюсером», ни заниматься гастрольным чесом по городам, ни кропотливо оттачивать новый материал в студии Лилия не смогла. С момента появления своих песен в топе, Лилия «поймала звезду», вообразив себя, по собственному, озвученному в интервью, выражению «лучшей девушкой русского рока». Дальнейшие события были закономерны: разрыв с продюсером, самостоятельная запись с новым составом провального альбома, следующий продюсер, попытка облегчить саунд и сменить стиль, затем новый провал… Лыткарин встретил Лилию на том этапе, когда карьера неудачливой рок-звезды катилась под уклон. Околомузыкальная пресса пошумела о «неравном браке», но поскольку двери дома Лыткарина для журналистов были всегда закрыты, а на людях пара демонстрировала ровную улыбчивую удовлетворенность сперва друг другом, а потом и родившейся дочерью, для СМИ они быстро стали неинтересны.

Всё поменялось полтора года спустя. Артемий и те, кто на него работал, не смогли найти о том периоде жизни семейства Лыткариных ничего кроме туманных новостей в желтой прессе, из тех что печатаются мелким шрифтом в подвале второй страницы, сразу под сравнительным анализом нарядов светских львиц на недавней кинопремьере. Намеки на скандалы, рассказы пожелавших остаться неизвестными источников о рукоприкладстве Лыткарина и изменах его супруги, наконец большое совместное интервью супругов одному из главных таблоидов страны, с отчаянным заголовком «У нас всё хорошо». Правдивой эта фраза оказалась лишь отчасти, поскольку формального развода не последовало, однако рок-звёздочка решила ввязаться в свою последнюю авантюру. Прошедшее по новостным агентствам сообщение тут же получило подтверждение в виде серии интервью Лилии нескольким изданиям…

- А вот это я помню… – пробормотал себе под нос Андрей, не отрывая глаз от ленты Рублево-Успенского шоссе. Он действительно вспомнил первую страницу глянцевого журнала, на которой с самоуверенной улыбкой позировала блондинка в камуфляже. И заголовок «Лилия Лыткарина: Армия – это я!».

…Сложно сказать, кто подал Лилии идею стать лицом объединенной группировки европейских войск во время очередного обострения ближневосточного конфликта. Во всяком случае, позировать на фоне наших, английских, французских, немецких и испанских танков, орудий и вертолетов у нее получилось куда лучше чем петь песни. Но помимо впечатляющей внешности, отставная рок-звездочка исправно демонстрировала и ум, и таланты. Став правой рукой начальника пресс-службы при генштабе группировки, она не только задорно общалась с прессой, непринужденно переходя с одного языка на другой, но и делала репортажи для собственного видеоблога, нередко прямо из зоны боевых действий. Популярность Лилии как военного журналиста росла, и теперь интервью у нее брали не только крупнейшие женские журналы, но и настоящие тяжеловесы мира СМИ. Командование не препятствовало – впервые за долгое время процент несогласных с участием европейских стран в войне на Ближнем Востоке был так мал.

Всё кончилось в один день. Захваченная террористами новейшая ракетная батарея точным залпом накрыла штаб одной из передовых частей объединенной группировки, где в тот момент находилась Лилия. Несколько ракет размололи здание штаба практически в пыль, так что об опознании останков не могло быть и речи. Пресса погрузилась в краткую, но правдоподобную скорбь, Лыткарин коротко, но с благодарностью отвечал на соболезнования, околомузыкальная тусовка сканировала на гениальность позабытые, но переизданные после смерти музыкальные альбомы Лилии. А потом история Лилии Лыткариной стала забываться…

- Но история не закончилась… – сказал сам себе Андрей, завидев впереди распахнутые кованые ворота с геометрическим оранментом.

Он притормозил рядом с будкой охранника. Внутри было пусто, в сырой от дождя траве валялся автомат без обоймы.

Вдали зазвенело разбитое стекло. В сыром осеннем воздухе негромко затрещали выстрелы.

11

С пистолетом в руке он обошел дом справа. Тут, проломив невысокую живую изгородь вокруг беседки, стоял джип с распахнутой со стороны водительского сидения дверцей, а рядом лежал в луже крови охранник, застреленный точным выстрелом между глаз.

Внутри автоматные очереди чередовались с тяжелым баханьем пистолета крупного калибра.

Андрей прислонился к кирпичной стене, включил камеру на запись и выждал. После особенно длинной автоматной очереди внутри грохнул пистолетный выстрел и всё стихло. Андрей крадучись вошел в дом через разбитую французскую дверь и окунулся в густые запахи пороха и крови. Пересекая анфиладу комнат, он аккуратно перешагивал через трупы охранников. Мертвые тела были повсюду. Стрелял профессионал: пуля в лоб, либо чуть ниже – между глаз или в горло.

Вдалеке послышались голоса. Похоже разговор шел в кабинете хозяина дома.

Андрей остановившись, не выпуская из правой руки пистолетной рукояти, левой медленно стащил с себя туфли. И дальше двинулся крадучись, стараясь не наступать на рассыпанные по паркету кучи битого стекла и фарфора.

Сначала Андрей услышал мелодичный и почти отрешенный женский голос.

- …всего лишь забрать то, что принадлежит мне.

- И что же здесь принадлежит тебе?!.. – взвизгнул в ответ Лыткарин.

- Моя дочь.

Андрей вздрогнул и, опустившись на пол, осторожно выглянул из-за дверного косяка.

12

Они стояли в углах разгромленного кабинета – словно боксеры каждый в своем углу ринга.

В правом углу – Лыткарин. Олигарх был красен от гнева, на правой скуле сочилась кровью свежая ссадина. Он стоял на коленях за перевернутым креслом. Между ним и креслом была зажата девочка с косичками лет восьми. Лицо её было бледным, глаза закатились. Левой рукой Лыткарин прижимал шею ребенка к полированной ножке перевернутого кресла, а в правой сжимал пистолет-пулемет «Хеклер-Кох» MP-5. Трясущееся дуло тыкалось девочке в затылок, курсируя зигзагом от одной косички к другой.

Из левого угла, зажатая в простенке между исполинским сейфом и стеной на него смотрела молодая худая женщина с бугристым от неудачных пластических операций лицом. Она сидела, прислонившись к стене. Локти были уперты в колени, обе руки сжимали рукоять огромного пистолета.

«Пустынный орел»?... Крайне хреновая пушка для освобождения заложника… Убьет обоих и снесет полстены…».

Андрей медленно спрятался за дверной косяк и, продолжая слушать разговор в кабинете, бесшумно подобрал с пола «стечкин» одного из мертвых охранников.

- …Я же просила дать нам спокойно уйти.

- После того как ты родила ребенка от любовника?!

Андрей услышал в голосе олигарха истерические нотки. В отличие от женщины с пистолетом чье спокойствие казалось неколебимым, Лыткарин похоже нарочно накручивал себя, чтобы решиться на последний шаг.

Перед глазами Андрея быстро промелькнули скользящий по полированной столешнице кредитный чип. Потом фото девочки с теннисной ракеткой. Потом – блондинка на красной дорожке в джинсовом пиджаке. И снова кредитный чип. Пот потек по затылку, струясь между лопатками…

- Я просто хотела уйти от тебя, а ты подставил меня под этот обстрел. Ты убил сотни, чтобы избавиться от меня одной.

- Вот я щас от тебя, наконец, и избавлюсь! Сперва от тебя, а потом от твоего отродья!!..

Сжимая в ладони слишком широкую для него рукоять «стечкина», Андрей, встав на колено, осторожно подался в дверной проем.

В этом момент взгляд женщины с пистолетом вдруг мазнул по нему, и складка сжатых в линию губ стала жестче.

- Убей меня. А её оставь в живых. – Все тем же успокаивающим голосом сказала женщина. – Договорились?

И разжав ладони со стуком положила пистолет на пол.

- Я прошу тебя…

Андрей стиснул зубы.

- Какая же ты дур-ра! – с облегчением сказал Лыткарин, распрямляясь во весь рост и вскидывая оружие. Девочка, которую он больше не держал, упала на пол, словно сломанная кукла.

- Я прошу…

Теперь женщина прямо посмотрела Андрею в глаза. Спуск пистолета был невероятно тугим.

- Пожалуйста.

Хлопок «стечкина» в его руках показался Андрею негромким.

На зеленоватые обои брызнуло вишневым. Лыткарин запрокинул голову и, обернувшись к Андрею, завалился навзничь. Очередь из «Хеклер-Коха» хлестнула по потолку, осыпав кабинет штукатуркой и хрустальными осколками.

Такой быстроты реакции как у этой женщины он не встречал никогда. Гигантский пистолет словно сам впрыгнул к ней в руки и отверстие направленного на него ствола показалось Андрею огромным.

- Стой! Лилия, не стреляй в него! Это Андрей, тот детектив!

Андрей посмотрел налево, туда откуда донесся этот оглушительный окрик. На столе в левом углу кабинета ожил компьютер. На экране крутилась стандартная заставка с перетекающими одна в другую квадратами, параллелепипедами и треугольниками.

- Я знаю кто он. – Сказала женщина. – Но я в нем не уверена.

- Я отключил сигнализацию, и никто не помешает нашему разговору. – Предложил приятный баритон из колонок.

- Хорошо. Помогите дочери, а потом спокойно поговорим. – Сказал Андрей, глядя в дуло пистолета в руках женщины, и медленно опустил оружие.

Лилия последовала его примеру. Не выпуская оружия из правой руки и стараясь не поворачиваться спиной к Андрею, левой женщина легко подхватила девочку, отнесла на диван у дальней стены кабинета и села рядом, держа пистолет на коленях.

- Я хотел бы извиниться перед вами, Андрей. – Сказал голос из компьютера.

Андрей прислонился к дверному косяку. Колени начали трястись.

13

- Если я не выйду на связь, мой коллега вызовет сюда полицию.

- Я прослушивал все ваши переговоры за последний месяц, и уверен что такой договоренности у вас с Артемием нет. – Почти сочувственно сообщил компьютер. – Поэтому давайте просто поговорим.

Андрей молча разглядывал окно кабинета – наружу не выпрыгнуть, наверняка бронестекло.

- Я не представился. Меня зовут Олег. Извините, что не показываюсь на глаза. Во всяком случае, раньше я выглядел вот так.

Заставку на экране компьютера сменила фотография белозубого улыбающегося брюнета. Лилия вдруг всхлипнула.

- Мы были знакомы еще до замужества Лилии.

- И кто вы?

- Программист. Потом бизнесмен.

- И Полина действительно?..

- Да, – подтвердил баритон, – она моя дочь. Не Лыткарина.

Повисло молчание, нарушаемое лишь жалобным позвякиванием искалеченной люстры под потолком.

- Я пыталась договориться о разводе по-хорошему. – Сказала тусклым голосом женщина. – Устроилась в эту армейскую пресс-службу, чтобы у него перед глазами не маячить. Предложила какое-то время сохранять видимость брака, чтобы ему лицо перед деловыми партнерами не терять. Чтоб дочка жила по очереди то у меня, то у него. Но…

- …Олигархи не склонны к переговорам. – Закончил фразу баритон. – Я ждал, что он придумает какую-нибудь подлость. Лилия была слишком публичной фигурой, чтобы затевать с ней развод по суду на его условиях – все ток-шоу слетятся, им только дай такую тему. А о своей репутации покойник беспокоился. Так что он придумал как всё сделать тихо.

- И как же?

- Через третьих лиц он вышел на ближневосточных террористов. Знаете ли, даже среди самых отъявленных фанатиков можно найти того, кого интересуют деньги. И он нашел таких. И помог им. Начиная с захвата той самой ракетной батареи. Лилия не попала под обстрел. У меня был пропуск… в общем это детали, главное что в тот день я встретил её возле штаба и мы должны были уехать. У нее был отпуск. Далеко мы не ушли – попали в засаду. Лыткарину нужна была стопроцентная гарантия, что ненавидимая им жена и её любовник будут стерты с лица земли и закопаны поглубже, чтоб никто никогда не нашел.

- Наверняка штаб и территорию в приличном радиусе вокруг контролировал не один и не два военных спутника.

- Верно. Но у Лыткарина отличные знакомства: эта информация не афишируется, но именно в этот день часть военных спутников забарахлила.

- И как же вы спаслись?

- Я не спасся… – сказал баритон из колонок после небольшой паузы.

- Э… Вы что же это мне хотите сказать?.. – Андрей недоговорил. Ему было плохо. Кожу ел пот, подташнивало от запаха крови и пороха, и прозвучавшая только что безумная фраза, в эту отвратительную обстановку отлично вписывалась.

- Я понимал, что наш роман с Лилией может плохо кончится и сделал цифровую копию своего сознания. Да, технология экспериментальная, но как видите – работает. И, нет, я не настолько богат для покупок таких услуг, но – было хорошее знакомство в одном из закрытых НИИ. Заплатить, конечно, пришлось очень много, но я подмазал кого надо и цифровая копия моей личности отправилась на хорошо защищенный сервер – ждать условного сигнала.

- Какого сигнала?

- Сообщения о моей смерти или исчезновении. Когда в списке погибших в том ракетном обстреле появилась моя фамилия и должность, цифровая копия моей личности была переведена из спящего в рабочей режим. Эта копия и есть тот я, тот с кем вы сейчас разговариваете.

Андрей хмыкнул.

- Допустим, я поверил. И что же вы стали делать после своего «цифрового рождения»?

- Занялся расследованием собственной смерти. – Ответил баритон. – У меня были пароли от всех ящиков, куда я, когда был живым, высылал повседневную информацию, которая могла бы мне помочь доискаться до истины. Довольно быстро я понял, что мои подозрения верны: моя смерть не была случайной. Параллельно я отрабатывал версию, что Лилия осталась в живых. Довольно долго сведений не было никаких, пока я не услышал о появившейся на юге России киборге-наемнике. Высококлассном убийце. Девушка-киборг бралась за любую работу и надолго ложилась на дно. Чокнутые полулюди-полумашины, которые мечтают снова стать полностью людьми и поэтому ищут легких денег – не новость. Но девушек, зарабатывающих на пересадку органов таким образом – единицы. Я не мог не проверить такую версию.

Андрей шагнул к столу, взял с него неведомо как уцелевший графин и принялся пить прямо из горлышка.

- И вы угадали? – спросил он, вытерев губы рукавом.

- Угадал. Полевого командира терористов, с которым договорился Лыткарин, убило до начала операции по уничтожении нас с Лилией. И если новому полевому командиру я был ни к чему, то на Лилию у него возникли планы. Вы слыхали о подпольных лабораториях, где из людей делают киборгов? Вот и я о них знаю.

- Я почти ничего не помню – врачи говорят, что это была мощная медикаментозная промывка мозгов. – Сказала Лилия. – Было много операций. Наркоз то был, то нет… Я потом обследовалась – мне усилили скелет, заменили недостаточно сильные для солдата органы, увеличили скорость реакции… Учили много – тактика, стрельба, диверсии.

- Лилия считает, что её готовили в диверсанты. А я считаю что её могли сделать идеальным солдатом ближневосточных повстанцев в пропагандистских целях – «было лицо вашей армии, а теперь эта красавица перешла на нашу сторону». Вариант? – самодовольно спросил компьютер.

Андрей промолчал.

- Потом как-то раз во мне всё словно оборвалось… И вокруг… Всё вокруг стало красное. – Тихо продолжила Лилия. – Я их всех… И ушла.

- Видимо сознание периодами к ней возвращалось. Либо была создана искусственная личность, подавившая её настоящую. Потому что она нашла способ вернуться на родину.

Андрей выпил еще воды и спросил:

- И что вы сделали?

- Вышел на нее и начал искать способ вернуть ей память. Сначала хотел, чтобы она увидела дочь – думал вспомнит и всё остальное. Обычная информация, которую я передавал через сеть, никакого впечатления на нее не производила. Подсовывали видеозапись дочери – без результата. Тогда я понял, что раз у нее типичный для киборгов психоз по замене всех механических частей своего тела на человеческие, а у киборгов всегда высочайший уровень отторжения пересаженных органов, от этого и надо танцевать. Она хотела прежде всего вернуть себе человеческое сердце и я подкинул ей генетическую базу данных, в которой она нашла гарантированно не отторгаемый орган – сердце своей дочери. Это была дорогая «чёрная» база – с подробными сведениями по каждому потенциальному источнику органов. Вместо того чтобы узнать свою дочь и всё вспомнить, она поставила ультиматум бывшему мужу. Отдай, мол, сердце дочери. Дочь Лыткарину с каждым годом всё сильнее напоминала ненавидимую жену, и он к ней теплых чувств, как вы сегодня успели убедиться, не испытывал, но и своего никому отдавать не привык. Поскольку и такое развитие событий я предвидел, то заранее, через агентов влияния… проще говоря – через нескольких его знакомых, повлиял на выбор Лыткариным частного детектива.

- А я-то вам зачем сдался? – поразился Андрей.

- А вы думали, случайно в эту мясорубку попали? Вы честный, но, уж простите, довольно недалекий человек. Самый удобный исполнитель: и пороха не выдумает, но и не напортачит – сделает всё точно и без затей.

Андрей только покачал головой.

- Что вы выйдете на Лилию я не сомневался. Поэтому…

- …Ваш человек проник ко мне в дом и заменил патроны в обойме пистолета. И вы прислали мне это письмо с местонахождением Лилии.

- Точно!

- А если бы я проверил обойму и Лилия получила от меня пару моих обычных пуль? – Спросил Андрей устало. – Пуль, которые принято использовать для убийства киборгов?

- Мой анализ ситуации показал вероятность такого варианта не более семи с половиной процентов. – Деловито заявил компьютер. И уточнил: – События развивались слишком стремительно – пришлось рисковать.

Андрей вздохнул и снова отпил из графина.

- И чем же я в нее выстрелил?

- Чипованными пулями. Новейшая разработка с черного рынка. Микрокапсула-игла с информацией по кровеносным сосудам добирается до мозжечка. Там происходит контроль двигательной активности любого человеческого организма, туда сходятся сигналы от всех искусственных органов – а значит там можно подключиться. Микрокапсула контачит с двигательным чипом киборга и передает информацию практически в мозг. В результате вашего выстрела Лилия получила порцию забытых воспоминаний, осознала кто она…

- …Приехала за дочерью и устроила тут бойню. – Продолжил Андрей.

- Всех эффектов не предусмотришь. – Добродушно посетовал компьютерный баритон и на секунду Андрей пожалел, что не может врезать этому оцифрованному Олегу. – Я связался с ней, когда воспоминания вернулись, но убедить её сделать всё мирным путем мне не удалось. Вот такая история.

Повисла пауза. Андрей вздрогнул, когда часы в высоком дубовом футляре торжественно прозвонили пять.

- Вы нам не верите? Думаете, что я сижу где-то на тропическом острове и оттуда по сети морочу вам голову? – спросил компьютер. Андрею послышалась в синтетическом баритоне нотка горечи. – Как бы я этого хотел…

Женщина откашлялась.

- Я не помню… Многого не помню. А что-то мне снится… Я много плохого сделала… – Заговорила Лилия глухо. Дочка, пришедшая в себя, сидела на коленях у матери, держа её за руку, и внимательно смотрела на Андрея. – Вы… Я… Если вам нужны деньги…

Андрей с усилием улыбнулся.

- Сейчас я медленно вытру пистолет и вложу в руки одному из охранников. Не пальните в меня из вашей голливудской чудо-пушки. Сейчас все такие нервные.

Лилия обнимала дочь и пытливо смотрела на Андрея.

Тот достал из кармана платок, тщательно обтер «стечкин», осторожно оперся на засыпанный осколками паркет и вложил оружие в ладонь одного из мертвецов.

- И что дальше? – поинтересовался баритон

- Всё. Я еду домой. К кошке и компьютеру.

- А… – На лице Лилии читалось недоумение. – Разве я… Мы… разве мы ничего вам не должны?..

Андрей устало кивнул на труп работодателя.

- Я получил вполне приличный аванс от вашего экс-супруга и от вас прошу только подчистить хвосты.

- В смысле?..

- Вы правда не понимаете меня, Лилия? За исповедь спасибо, но я не священник и не судья. Мне всё равно жив ваш любовник или обитает в мировой сети в оцифрованном виде. Всё это меня не касается. Работу частного детектива я выполнил – киборг найден, девочке ничего не угрожает, всё. Про супруга скажите следователю – «шальная пуля». А ваш Олег подчистит записи видеонаблюдения. С его талантами и вашими теперешними деньгами будет несложно убрать лишние трупы и выставить всё так, что вы просто пришли поговорить и попали в перестрелку. Например, несколько охранников попытались убить нанимателя, остальные его защищали. Уберите все следы моего пребывания здесь. Договоритесь самостоятельно с полицией, адвокатами и советом директоров вашей – а теперь она принадлежит то ли вам, то ли вашей дочери – компании. Не думаю, что после вашего чудесного воскрешения и резонанса в прессе совет директоров решится опротестовывать ваши права… Словом, средств у вас на всё это теперь точно хватит. Олег в помощь, разберётесь, где не договоритесь – там откупитесь. Только без меня, пожалуйста. Ненавижу давать показания. Это единственное о чем я прошу. Договорились?

Он полюбовался двумя озадаченными лицами, потом кивнул каждой.

- Всех благ, дамы.

Повернулся и вышел из кабинета.

Остановил Андрея голос Полины:

- Андрей, а как зовут вашу кошку?

14

Оставив машину в подземном паркинге в квартале от дома, он решил пройтись. Накрапывал дождик. Неоновые слезы ранней московской осени стекали с пылающих всеми кислотными оттенками вывесок.

Возле его дома, на еще не закрытой веранде кафе «Стеклянный ключ» было занято уже несколько столиков. Посреди крохотной сцены девушка с механической рукой достала из потертого чехла саксофон, взмахнула падающей на глаза челкой и взяла первую ноту. Старый блюз Дженис Джоплин о том, как в плохие времена стоит кому-то позвонить, поплыл над городом. Официант принес ему двойной эспрессо, Андрей отхлебнул кофе и закурил.

Дослушав блюз, он поплелся домой. По дороге он думал о том, что возможно Лыткарин заранее нанял кого-нибудь для того, чтобы избавиться от узнавшего слишком много частного детектива, когда тот станет не нужен. «…И заботящийся о репутации наемник вполне способен выполнить задание даже после смерти нанимателя. Впрочем, и «оцифрованный» Олег на такое пожалуй способен. Да уж, захотят пришить – пришьют…».

Выйдя из лифта на своем этаже, он остановился перед дверью.

«Скажем, если он заминировал квартиру… Ведь любую сигнализацию можно обойти, это же просто вопрос профессионализма, верно?.. Хм… Было бы жалко кошку… Или это всё моя паранойя… Тут уж одно из двух… Я-то думаю, что я параноик, Ширли… Как же я устал…».

Андрей усмехнулся и вставил ключ в замок.

+7
736
12:52
+1
Текст, как это принято говорить, с шероховатостями, но они общего впечатления не портят. Читается достаточно легко. Конечно, автору ещё есть над чем работать. Рассказ без претензий на неожиданные повороты, по сути – простой фантастический детектив. И на конкурсе есть гораздо более сильные работы. Однако он читаемый, правильно построенный, не вызывает отторжения с первых же строк, и более того – хоть местами и провисает, но хочется дочитать до конца. Автор старался, работал, это заметно.
10:44
Спасибо.
06:44
Мне очень понравилось.
10:45
Благодарю.
20:39
канцеляризмы
и в ночь, когда был отправлен сигнал, был заселен едва ли наполовину был, был
проблема с зпт
прямым ударом в челюсть
Звонка он не ждал.

Накануне он с утра отчитался клиенту по законченному делу, получил гонорар, вернувшись домой, залез в душ, а потом упал в кровать и проспал до ночи, и только после полуночи очнулся от кошмара. С закрытыми глазами он примерно минуту
он, он, он — бедный язык
отхлебывая из хрустального бокала виски со льдом под лапшу?
налил себе хорошую порцию, сделал глоток и откинулся на диванные подушки
Левак-мод on??
его в приемную, размерами наводившую на мысли о Еврокубке по футболу. клише
оформление прямой речи
Дома, переступив порог, он принюхался.
На блокпосте Пятого транспортного кольца у него в последний раз проверили документы. Хмурый полицейский вернул ему корочку частного детектива
И чтобы скрыть свой страх старался быть максимально грубым.
много лишних слов
штамп на штампе — глок, дезерт игл, хеклер, вискарь, блюз
скучно
10:55
Вопросы авторского стиля, вопросы Вашего вкуса — всё обсуждаемое Вами на 90 процентов (повторы «был», «он», выбрасывание местоимений и т.д., и т.п.) относится именно к ним))
Вчитайтесь — лапша, потом кофе у компьютера, потом виски. Бывает и такое wink
А что касается штампов, так я могу найти их в любом жанровом произведении.
Желаю вам хорошего настроения и чтобы скучно не было =)
чтобы не было скучно, Вам придется постараться
Загрузка...
Дарья Сорокина №1

Запишитесь на дуэль!