Олег Шевченко №1

Девочка и ворон

Девочка и ворон
Работа №208 Автор: Дарья Блитц

Приятный прохладный ветерок проникал через приоткрытое окно автомобиля и ласково касался лица девочки, удобно устроившейся на заднем сидении. Она грустно смотрела на пролетающие мимо деревья. Вместе с родителями она как обычно ехала на дачу, но в этом году всё было не так, как прежде. Нет того веселья от ожидаемых каникул. Больше нет.

Её отец вёл машину, внимательно следя за дорогой. Лишь её мама встревоженно повернулась к ней и спросила:

– Наташ, тебе не холодно? Может быть, окно закроешь?

– Нет, – ответила девочка, не отрывая взгляд от окна.

– Ну, может быть, тебе водички дать?

– Нет, я ничего не хочу.

– Знаете что? – с надеждой сказала мать, повернувшись к мужу. – Может, радио включим? Как в старые времена.

– А это, между прочим, хорошая идея, – весело ответил он. – Свет, включи радио.

– Нет!

Отец резко остановил машину, и оба родителя обернулись на дочь.

– Но почему? – спросила Светлана.

– Я не хочу как раньше, – тихо ответила Наташа и снова отвернулась к окну.

Отец и мать с сожалением переглянулись. Дальше пришлось ехать в полной тишине.

Едва они успели доехать до дачного участка и остановиться около ворот, как Наташа быстро схватила свой рюкзачок и выскочила из машины. Не дожидаясь родителей, она открыла калитку и забежала в сад. Девочка остановилась перед маленьким садовым прудиком. На поверхности воды плавали листья и лепестки роз, цветущих неподалёку. Наташа осторожно подошла поближе. Раньше она со старшим братом каждое лето ходила рано утром на рыбалку к соседней деревне на озеро, а пойманных рыбок они выпускали в этот прудик. Всё оставшееся лето рыбки жили там, только перед отъездом в город брат вновь вылавливал их, и вместе с сестрёнкой они возвращали их в родное озеро. Но так было раньше. Девочка взяла небольшой камень с альпийской горки, которую её мама так старательно выкладывала в прошлом году, и с силой бросила в воду. По воде пошла сильная рябь, листья и лепестки отбросило к краям прудика. От громкого всплеска воды взлетела птица, до этого спокойно сидевшая на высокой берёзе около дома.

– Наташ, что ты там делаешь? – спросила Светлана, выглядывая из открытого окна. – Так всех животных в округе распугаешь.

– Ничего, – ответила девочка, усаживаясь на скамейку, которая была неподалеку.

Она огляделась вокруг. Всё снова стало тихо. Родители продолжали дальше выкладывать из сумок вещи и продукты.

Вдруг рядом с Наташей на скамейку приземлился огромный чёрный ворон. Девочка подскочила от неожиданности. Птица приподняла крылья и громко каркнула.

– Кыш, уйди! – закричала девочка.

Ворон подскочил, взмахнул крыльями и сел на арку для ветвистых роз.

– Ай, уйди! – Наташа зажмурилась и закрыла лицо руками. Птица снова каркнула. Послышалось хлопанье крыльев, а потом всё стихло. Девочка приоткрыла глаз, чтобы узнать, где ворон, но его уже не было на арке. Она убрала руки от лица и осторожно огляделась. Родители уже разобрали сумки и, видимо, ушли на кухню. В саду никого не было, только слышно, как шмель залетел в цветок и жужжал крылышками, пытаясь вылететь. Убедившись, что ворона действительно нигде нет, Наташа снова села на скамейку и обняла коленки.

Раньше на этом участке не было так тихо. Очень часто на этой лавочке она сидела вместе с братом, и он рассказывал ей разные байки. Поначалу Наташа боялась его рассказов, но вскоре перестала бояться, и сама просила рассказывать ей их, потому что стало интересно. Как-то раз Андрей начал уверять её, что на удочке вместе с рыбой можно было случайно подцепить водяного, и что, возможно, теперь он живёт в садовом прудике, а это значит, что по ночам он будет выходить из него и брызгаться водой. Конечно, старший брат не упустил такой возможности. Однажды ночью он прокрался к сестрёнке в комнату и брызнул на её лицо холодной водой. От такого громкого визга проснулись даже соседи, и долго выспрашивали потом у родителей, что же произошло на самом деле. В наказание у Андрея на время отобрали приставку, которую он с таким трудом уговорил взять с собой. А семилетняя Наташа потом весь день дразнила его.

Проходило время, дети становились старше, истории постепенно становились страшнее, но Наташа, хотя и боялась ночью одна в комнате засыпать, но никому об этом не говорила, потому что … истории-то интересные!

Андрей умел подобрать истории под действительность: в конце их улицы была запертая калитка в лес. А в лесу, конечно же, жили оборотни. И через калитку они не могли пройти, потому что дедушка, участок которого находился к ней ближе всех, повесил на неё особенный заговорённый замок с серебряным напылением. А однажды вечером они катались по улицам на велосипеде до тех пор, пока не зажглись фонари, которых было всего два-три на всю улицу. Наташа заметила на берёзе маленькую сову.

– Андрей, смотри, сова! – девочка слезла с велосипеда и подошла к забору поближе, чтобы разглядеть ее.

– Не подходи! Там же лес, а уже темно. – Андрей подъехал к сестрёнке. – Ну, всё. Они заметили тебя.

– Кто это – они?

– Как кто? Оборотни. Совы у них на службе. Они выслеживают тех, кто знает их тайну.

– А я не знаю их тайн!

– Как это не знаешь? Ты же знаешь, что они оборотни, и что они живут в этом лесу.

– Ай! – Наташа поскорее села на велосипед и постаралась быстрее крутить педали. Но брат быстро её догнал.

– Наташ, ты чего уехала-то без меня? А кто тебя защитит?

– А ты защитишь?

– Конечно!

– А как? Они ведь оборотни, сильнее, наверное.

– А я!.. – брат задумался на минутку. А что, действительно? – А я стану вороном!

– Прям превратишься?

– Ну… наверное, нет. Сразу ведь это не так просто. Но я позову друга! А он лучше меня умеет это делать. Он прилетит! А я буду драться. И всё будет хорошо!

Наташа, конечно, не очень поверила его рассказу о вороне. Она последнее время часто подыгрывала брату. Ей это нравилось. Это как одна большая игра. И только тогда, когда все уже легли спать, она вспоминала все истории и думала – а вдруг это всё правда? Поэтому она всегда старалась летом засыпать до темноты.

Но в этом году уже не будет историй.

Наташа вдруг услышала, что мама вышла в сад и уже разговаривает с соседкой. Её не заинтересовал бы этот разговор, если бы она не услышала своё имя.

– А как теперь Наташа? – спросила соседка.

– Мы боялись, что она забросит учёбу, но вроде ничего. Перешла в седьмой класс всего с двумя четвёрками, – ответила Светлана. – Она до сих пор очень сильно переживает, как и мы. Эта зима была самой ужасной за всю нашу жизнь.

– Да, Свет. Извини, я не хотела напоминать тебе.

– Ничего…

Дальше Наташа не стала слушать. Снова слова утешения. Она не хотела их больше слышать. Эти слова уже не сделают так, чтоб ужасной аварии не было. И не повернут время вспять. Как же ей хотелось бы вернуться в тот день и сказать, что дорога заледенеет, и что брату не стоит ехать в горы! Но это невозможно…

Девочка слезла со скамейки и убежала в дом. До самого вечера она не выходила из своей комнаты, пока мама к ней не зашла.

– Милая, давай чай попьём. Мы ведь тортик с собой везли, он же испортится. А мы купили твой любимый. Папа внизу уже вместо тебя всё на стол собрал, а ты знаешь, как трудно его заставить накрывать на стол.

Девочка слабо улыбнулась:

– Хорошо, я сейчас приду.

Светлана закрыла дверь. Было слышно, как она спускалась по лестнице. Наташа положила книгу на стол. Вдруг по столу пролетела тень. Девочка взглянула в окно и увидела как на берёзовую ветку сел ворон. Она на секунду задержала взгляд на нём, и ей показалось, что ворон смотрит прямо на неё, хотя стекло сейчас должно отражать свет от заката. Наташа отодвинула занавеску, чтобы лучше его разглядеть, как вдруг ворон громко каркнул. Она вздрогнула и быстро зашторила окна.

Вернувшись после ужина, Наташа подошла к окну и осторожно приоткрыла занавеску. Ворона уже не было. Девочка с облегчением вздохнула: раз птица улетела, то окно можно снова открыть. Неважно, что она уже вроде большая, но до сих пор ей нужно уснуть до того, как окончательно стемнеет. Брата нет. Кто её защитит? Теперь она совсем одна на этаже.

Наташа легла в кровать и завернулась в одеяло так, что видно было только одни глаза. Перед сном она любила смотреть в окно на то, как небо постепенно темнеет, а когда появлялась одна яркая звезда, Наташа уже засыпала. А сейчас под вечерние песни соловья она уснула намного раньше. И всё было бы хорошо, но ровно в три часа ночи её разбудил странный звук. Вернее, он сначала показался странным, но потом её передёрнуло от ужаса. Ворон снова прилетел на ветку. На счастье Наташи было уже более-менее светло, иначе ей было бы намного страшнее, и даже свет от ночника её никак не успокоил бы. Девочка полчаса набиралась смелости, сжимая край одеяла в руках, а потом вскочила, открыла окно и запустила в ворона большой кедровой шишкой, которую когда-то её брат привёз из очередного путешествия с друзьями в горы в качестве извинений за долгое отсутствие. Шишку потом стало жалко, но что ж теперь. Наташа решила, что с утра найдёт её под окном. Зато ворон улетел.

Утром она проснулась позже всех. Пережитый ночью страх не давал уснуть ещё как минимум час, и поэтому теперь она никак не могла встать с постели. В полдень к ней снова зашла мама.

– Наташ, ну, сколько уже можно спать? – это звучало немного с укором, но всё же очень ласково, и поэтому Наташа решила не канючить. Она послушно встала. Пока девочка шла к шкафу за футболкой и шортами, Светлана решила помочь девочке и застелила кровать. – Сегодня ты обязательно должна прогуляться вместе с нами. Мы хотели бы пойти в лес, а то давно там не бывали. Может, грибы какие-нибудь найдём. Картошку пожарим.

– Хорошо, – ответила Наташа, обернувшись. – Ой, мам, да я могла и сама застелить.

– Ждём тебя внизу. Завтрак для тебя уже готов.

– А вы?

– А мы уже давно поели. Ты одна такая соня. Кстати, а зачем ты поло-жила ту шишку на подоконник за стекло? Ладно уж, теперь-то я разрешаю её не выбрасывать. Я всё понимаю.

– Что? – Наташа в недоумении обернулась к окну.

– Не задерживайся, а то всё скоро остынет.

– Хорошо.

Как только мама скрылась за дверью, девочка подбежала к окну. На широком подоконнике у окна лежала та самая шишка, которой ночью она запустила в ворона. Как она здесь оказалась? Наташа открыла окно и взяла шишку. Орешки, которые раньше она не трогала, в надежде, что потом обязательно их посадит в саду или хотя бы в лесу, были склёваны. Девочка закрыла окно, а пустую шишку положила на стол.

После завтрака Наташа вместе с родителями отправилась в лес. Папа уверял её, что они идут просто на прогулку, а не собирать грибы или ягоды, но если уж что-то по пути найдётся, то почему бы и не собрать. Мама ничего не сказала, и девочке показалось, что собирать что-то всё же придётся обязательно. Она это поняла, потому что Светлана протянула ей маленькую корзиночку со словами:

– На всякий случай, вдруг что увидишь.

– Ясно, – только и сказала Наташа.

Конечно, она оказалась почти права. Сначала они прошлись по широкой тропинке в глубину соснового бора, а потом свернули с неё «поглядеть, а вдруг черника уже поспела». Но Наташа не жаловалась. Ей всегда нравился сосновый лес: высокие стволы деревьев, свежий приятный запах хвои. Там почти нет высоких и непроходимых спутанных зарослей, только мягкий ковёр мха и кусты черники. Чернику она очень любила, но собирать её долго не очень хотелось.

– Так-так, – сказал отец девочки. – Спелая черника уже есть. Значит, делим территорию. Я пойду прямо, мама направо, а ты – налево. Далеко не уходите.

– Да уж куда тут уходить, будем все здесь, – улыбаясь, ответила Светлана.

И тут для Наташи началась самая скучная часть путешествия в лес. Черникой она наелась ещё в первые десять минут. Но родители же не уйдут сразу через десять минут. У них как будто нет чувства времени и меры, как казалось Наташе. Так и продолжалось бы дальше, если бы не подул сильный ветер. Он смахнул кепку со светленькой головы девочки.

– Смотри, Наташка! Лови, а то улетит далеко твоя кепка, – весело сказал папа.

– Угу.

Вот раньше было действительно весело. Походы за грибами или черникой очень нравились Андрею и Наташе. Это было словно путешествие в другой мир. А сейчас ничего интересного. Лес как лес. Ветер как ветер. Подумаешь, сдул кепку. Подумаешь, Наташа никак не может её поймать. Ветер всё не стихал, и девочка уже перешла на бег, ловко перепрыгивая через кустики черники. Когда она уже выбежала на просеку, кепка, наконец, зацепилась за ветку орешника. Наташа наклонила ветку и сняла кепку. Отряхнув её, она снова надела её на голову. Вдруг мимо проскользнула тень. Девочка огляделась. Никого. Птицы смолкли. Даже ветер стих. Странно. Неожиданно за спиной она услышала шорох. Наташа обернулась и увидела того самого ворона. Девочка испугалась. Как это ворон снова её нашёл? Ворон подпрыгнул поближе и каркнул.

Наташа пискнула и побежала, как она думала, в ту сторону, где были её родители. Она бежала, пока не устала, а родителей до сих пор не было видно. Девочка остановилась, чтобы отдышаться, но вдруг заметила какое-то движение впереди. Наташа решила спрятаться за сосной и посмотреть, кто это. Осторожно выглянув из-за ствола дерева, она увидела небольшого лесного кабана. Девочка затаила дыхание, старясь не привлечь внимания животного. И всё бы ничего, если бы она случайно не чихнула. Кабан вздрогнул и вдруг побежал в сторону, откуда послышался звук. Наташа, не зная, что теперь делать дальше, побежала так быстро, как только могла. Ей даже казалось, что её ноги едва касались земли и что ещё немного, и она взлетит. Или споткнётся обо что-нибудь. К большому сожалению девочки, произошло именно второе. Наташа не заметила ветку и, зацепившись за неё носком, упала на мягкий мох. В ужасе от того, что может произойти дальше, она закрыла голову руками. Сзади уже приближался топот копытец животного. Вдруг послышалось хлопанье крыльев. Девочка обернулась и увидела, что совсем недалеко от неё боролись кабан и ворон. Птица налетела на морду животного и, хлопая крыльями, старалась его клюнуть. Наташа решила не терять времени, быстро вскочила на ноги и побежала дальше. Она снова почувствовала, что летит, а не просто бежит, но в этот раз успевала ещё и старательно следить за тем, что у неё под ногами. Вскоре девочка уже была далеко от того злосчастного места.

Спустя какое-то время Наташа совсем выдохлась. Горло горело огнём, дышать было почти невозможно, а ноги подкашивались, будто под коленки кто-то ударил. И всё же она долго не решалась полностью остановиться. Ещё час она блуждала по лесу в попытке найти знакомую тропинку. Потом она пыталась позвать родителей, но никто не откликался, а телефон как назло остался дома. Что теперь делать?

Девочка в отчаянии села на мягкий мох под сосной, и от всех обрушившихся на неё страхов и переживаний она заплакала.

– Ну и где ты? Где? Ты ведь обещал всегда меня охранять, а сам оставил одну! Брат тоже мне называется! – закричала она.

Снова послышалось хлопанье крыльев. Наташа вытерла слёзы рукой и увидела ворона. Он держал в клюве веточку с черничкой. Осторожно подпрыгнул поближе, положил веточку перед ней, а потом отпрыгнул назад.

- Ворон… Ну-ка, посмотрим сейчас. – Она достала из кармана шорт небольшой пакетик с кедровыми орешками. Это были их любимые с братом орешки. – А что, если … Лови!

Наташа подкинула орешек ворону. Тот поймал его на лету.

– Тебе нравятся кедровые орешки? – удивилась девочка.

Ворон прыгнул ближе. Наташа кинула ему ещё. Он снова поймал. Заметно было, что ворон и сам немного осмелел, подскочил поближе и дёрнул из руки девочки пакетик с орешками.

– Ну, ты прямо как мой брат! Пугаешь сначала, а потом ещё самое вкусное отбираешь. Жадина. А мне ведь ещё как-то жить надо в лесу, пока меня не найдут!

Вдруг ворон замер. Он отошёл от пакетика и каркнул. Девочка убрала его в карман.

– Спасибо, что немного оставил, – Наташа заметила веточку с черничкой и подобрала её. – И за чернику тоже спасибо, но мне же её мало, а корзинку я там так и оставила.

Ворон посмотрел на девочку.

– Да уж, я теперь с птицами разговариваю… – сказала она себе.

Птица вдруг взлетела, села на ветку соседней сосны и оттуда каркнула девочке.

– Знаешь, вот если бы ты отвёл меня к родителям, я бы тебе все кедровые орешки отдала.

Ворон ещё раз каркнул и полетел на следующую сосну. Наташа, ненадолго задумавшись, всё же решила пойти за вороном. Вдруг и правда покажет дорогу, хотя маловероятно, конечно. Что может птица?

Шла она так примерно полчаса, а потом услышала голоса.

– Наташа! Ты где?

– Наташа!

Это были родители.

– Я здесь! – ответила девочка. Она хотела оставить орешки ворону, как и обещала, но его нигде не было.

«Ладно, потом отдам, прилетит ещё. С него станется», – подумала Наташа и побежала на голоса родителей.

– Ты где была? Почему телефон дома оставила? – обеспокоенно спрашивала Светлана.

– Я побежала за кепкой, а потом заблудилась.

Тут мать крепко обняла дочь.

– Больше никуда не убегай, – сказала она.

– Я не буду.

– Ну что? Теперь можно и домой идти. Полные корзинки с черникой сами себя не понесут! – постарался разрядить обстановку папа. Светлана неоднозначно посмотрела на мужа. – Ладно, я сам понесу корзинки. Но, может быть, Наташ, ты возьмёшь свою?

– Конечно! – весело ответила девочка. Она улыбнулась. – А потом мы сделаем черничное варенье или испечём пирог?

Родители удивлённо переглянулись.

– Давайте пирог, – ответил папа. – А то варенье дольше варится.

– Хорошо, – согласилась Наташа.

Забрав свою корзинку у папы, она побежала вперёд по тропинке домой.

– Что это с ней? У неё наконец-то хорошее настроение?

– Не знаю. Но это хорошо, – с улыбкой сказала Светлана.

Вернувшись домой, они устроили то, чего так давно уже не было – праздник. Включили весёлую музыку, мама и девочка пекли пирог, а папа отправился разжигать костёр, чтобы вечером можно было уютно посидеть вокруг него. Как раньше.

Они сидели вместе до глубокой ночи и искали на ночном небе созвездия. Наташа больше не боялась темноты, поэтому не ушла раньше всех, как это делала обычно. А когда она возвращалась в дом, чтобы отнести чашки, на крыльцо прямо перед ней сел ворон. Девочка улыбнулась. Прошла мимо, занесла посуду в дом, а потом вынесла ворону немного кедровых орешков.

Прежде чем уйти в свою комнату, Наташа помогла маме убрать на кухне.

– Спасибо, Наташенька. Ты мне сегодня очень помогла, – сказала мама.

– Я ничего такого не сделала. Спокойной ночи, – ответила Наташа и направилась к лестнице.

– Спокойной ночи.

Наташе было непривычно заходить в свою комнату в такой темноте. Но теперь ей было не страшно. Она подошла к окну. Ворон сидел на той самой берёзовой ветке.

Вдруг девочке показалось, что что-то блеснуло при свете уличного фонаря на подоконнике. Она отодвинула занавеску и открыла окно. На подоконнике лежал тоненький серебряный браслет с маленькими подвесками. Наташа схватила его, чтобы разглядеть. Она включила настольную лампу, и при свете внимательно его рассмотрела. Особенной оказалась одна небольшая подвеска в форме ворона, на которой было выбито «Наташе от брата». Этот браслет она случайно потеряла в прошлом году в лесу.

Девочка снова взглянула на ворона. Больше он не пугал её. Как и темнота. Теперь у неё есть надёжный охранник.

+5
493
22:04
Она грустно смотрела на пролетающие мимо деревья. за окном буря вырывает с корнями бедные деревья?)
Идея, конечно, интересная, хоть и не новая. Такие идеи могут и на слезу пробить, если, конечно, правильно ее преподнести…
К слову, о правильности.
Я, как читатель, не верю, что маленькая девочка, заблудившись в лесу, находится в таком спокойном расположении, не психует и не плачет. Она же маленькая. Да еще и девочка. Я, помнится, в лесу когда заблудился в детстве, такой страх пережил… Но это ладно. Эмоции родителей, когда ребенка нашли, скупые. Очень скупые, учитывая, что другой их ребенок мертв.
Эмоции девочки скупые, особенно когда ворон принес браслет.
Периодически текст ну… слишком уж прост. Имхо.
21:05
-2
Она грустно смотрела на пролетающие мимо деревья. Вместе с родителями она как обычно ехала на дачу, она, она
Её отец вёл машину тавтология
Лишь её мама то же
лишь её мама встревоженно повернулась к ней и спросила:
Может быть, окно закроешь?

– Нет, – ответила девочка, не отрывая взгляд от окна.

– Ну, может быть, тебе водички дать?
может быть, может быть а следом Может, радио включим?
А это, между прочим, хорошая идея
Но почему? – спросила Светлана. ху из Светлана?
оба родителя обернулись на дочь оба? на манер «гнилого Запада»?
Девочка остановилась перед маленьким садовым прудиком.
они, их…
удивительно бедный язык, автору надо больше читать
Наташ, что ты там делаешь? – спросила Светлана так кто такая Светлана?
усаживаясь на скамейку, которая была неподалеку.
много лишних слов
Очень часто наэтой лавочке она сидела вместе с братом, и он рассказывал ей разные байки
Поначалу Наташа боялась его рассказов, но вскоре перестала бояться, и сама просила рассказывать ей их, потому что стало интересно.
много лишних слов
вымышленный друг у ребенка — как это прекрасно, но слишком приелось на НФ-2018
23:22
+1
Спасибо, мне очень понравилось. Неторопливый, но жизненный рассказ с хорошим финалом.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1