Валентина Савенко №1

Календарь майя

Календарь майя
Работа № 190 Автор: Резникова Елена Анатольевна

Вот уже почти три часа Максим Климов сидел над текстом своего завтрашнего доклада на научной конференции. Лишь изредка он отрывался от текста и пил свой любимый мятный чай. Он изобрел этот чай сам и называл его мятным, хотя в его составе кроме мяты были и другие травы. Чай великолепно тонизировал, снимал усталость, улучшал работоспособность, стабилизировал давление (хотя уж об этом ему рано было думать).

Звонок мобильного телефона вывел Макса из состояния задумчивости. Он машинально сунул блокнот и карандаш в карман рубашки и посмотрел, кто звонит. Это был его завтрашний оппонент Сергей Иванцов.

- Как настроение? - ехидно спросили на другом конце.

- Прекрасное. Рвусь в бой! - ответил Макс.

- Завтра я тебя сделаю! – прошипел Сергей и отключился.

- Ну, это мы еще посмотрим, – вслух сказал сам себе Климов и продолжил просматривать свой доклад.

Максим был инженером – робототехником и работал в одном из столичных НИИ. Однако завтра на конференции он собирался выступить как историк – археолог. Друзья всегда удивлялись: как можно сочетать несочетаемое – с одной стороны робототехника, а с другой – история и археология. Однако Макс всегда отвечал на это, что роботы - его работа, а археология – хобби. Этому хобби он уделял много времени: изучил практически всю литературу, ездил в археологические экспедиции, посещал разнообразные семинары и в России и за рубежом, знал практически наизусть все сайты в Интернете, посвященные изучаемой теме «История развития цивилизации майя».

Завтра, 21 декабря 2012 года, Макс собирался выступить с докладом по своей любимой теме, которой с самого детства уделял все свое свободное время – индейцы майя. Он был уверен, что его выступление произведет «фурор», потому что то, о чем он собирался завтра рассказать, не знал еще никто. Недаром он пробыл в экспедиции два месяца. Конечно, Иванцов не упустит случая, чтобы постараться «подмочить» его репутацию: как же – профан против доктора исторических наук, но Максим уже ничего не боялся. Он привез из последней экспедиции такое, что заставит этого доктора наук «преклонить пред ним колени».

Макс подошел к сейфу, открыл его и достал из него маску. Это ее – посмертную маску индейцев майя - завтра он покажет научному сообществу. Это был настоящий артефакт! Он сам исследовал его всеми возможными способами, подключил своих друзей из исследовательских институтов, и теперь был уверен в своей правоте на все сто процентов.

Максим подошел к окну, приподнял жалюзи, что бы при солнечном свете еще раз полюбоваться на свое сокровище. И тут он заметил надпись на внутренней стороне маски. Макс готов был поклясться, что еще вчера этой надписи не было! Он повернул маску, и надпись исчезла. Повернул еще раз – надпись опять появилась! По телу Максима пробежала нервная дрожь: это была сенсация!

На внутренней стороне маски в солнечном свете видны были иероглифы майя. Он опрометью бросился к столу, быстро нашел в ящике лупу и стал читать. Надпись гласила: только в один конец. «Что это означает? - подумал Макс - Может быть, я просто неправильно перевел этот текст?». И он еще раз внимательно просмотрел надпись. Нет, он не ошибся: «только в один конец» было выдавлено на поверхности.

У него возникло непреодолимое желание надеть эту маску на себя. Максим внутренне сопротивлялся, но руки действовали сами по себе. Он надел маску на лицо. Вдруг Макс почувствовал легкое жжение. Голова закружилась, и он провалился в бездну.

*******

Постепенно сознание возвращалось к нему. Голова немного болела, поэтому Климов решил еще полежать с закрытыми глазами. Вдруг он явственно почувствовал запах дыма и гари. «Пожар!» - мелькнула мысль. Максим мгновенно вскочил на ноги и тут же сел, шокированный увиденным. Это было как в кино.

Он сидел на высоком постаменте, от которого на четыре стороны спускались ступеньки. Комната, в которой находился Макс, освещалась огромными факелами. ( «Это их запах я почувствовал», - промелькнула мысль).Внизу вокруг ступенек инженер увидел темнокожих людей, которые явно молились, вознося руки к небу. Смысла молитвы он не понимал, но ему казалось, что в них было что-то очень знакомое. Максим решил, что это всего лишь сон, цветной сон и стал с интересом оглядываться вокруг.

Он внимательно рассмотрел стены со стилизованными рисунками и знаками; людей, неистово молящихся какому-то богу, и по облику очень похожих на индейцев из прочитанных в детстве книг; на отверстие в высоком потолке, через которое было видно звездное небо. И тут, словно молния, пронеслась в голове мысль, что перед ним – индейцы майя, те самые индейцы, которыми он бредил, те самые индейцы, о которых с самого детства ему рассказывал отец, историк-археолог. Именно такими он и представлял их всегда! «Надо постараться запомнить этот сон поподробнее, чтобы завтра зарисовать их облик», - подумалось ему в эту минуту.

От увиденного закружилась голова, и молодой человек не заметил, откуда появилась процессия, возглавляемая…… белым человеком!

«Вы говорите по-английски? » - обратился к нему белый человек.

- Да, - ответил Максим и тут же продолжил, - какой удивительный сон!

- Это не сон, это явь.

- Вы шутите!

- Отнюдь. Ущипните себя и посильнее, чтобы убедиться.

Климов ущипнул себя. Было больно. Он повторил еще раз и еще раз, боль не проходила. Внутри у него появился холодок: это был страх, который рос со скоростью света.

- Нет! Этого не может быть, не может быть!

- Может, еще как может.

Максиму стало не по себе: противный страх липким комком подступил к горлу. «Надо успокоиться, надо успокоиться», - твердил Климов про себя.

Из ступора его вывел голос белого человека: «Пойдемте со мной, я вам кое- что расскажу».

*******

Они пришли в небольшую комнату, обстановка которой походила на обстановку середины пятидесятых годов. Хозяин предложил Максиму сесть.

- Давайте знакомиться. Меня зовут Хенеси. (Максим, не смотря на свое состояние, хохотнул). Я что - то сказал смешное?

- Простите. Просто там, откуда я прибыл, есть алкогольный напиток с таким названием.

- А…..- только и произнес его новый знакомый. Что это означало было непонятно.

- Вы обещали мне все рассказать и объяснить!

- Извольте. Хотите ли вы этого или не хотите, но волею судьбы мы попали к индейцам майя. Если бы вы и я не надели однажды маску Пополь – Вух, сидели бы у себя дома. Но ваше и мое любопытство сыграло с нами злую шутку, благодаря которой мы сейчас с вами находимся за тысячи лет до наших времен.

- Как за тысячи лет???

- Очень просто. Сегодня здесь 13 августа 3113 года до н.э., если я не ошибся в подсчетах.

- Не может быть!! Вы шутите!

- Какие уж тут шутки, - с чувством горечи сказал Хенеси.

- Но как такое могло случиться?

И Хенеси рассказал ему то, что знал на этот момент сам.

Хенеси Блек был по профессии врач и работал в одной из клиник Нью - Йорка, но, также как и Климов, увлекался историей и археологией. Особенно его интересовала цивилизация майя. Он не раз бывал в экспедициях, занимавшихся раскопками мест, где когда-то жил этот удивительный народ. Последний раз, в августе 1957 года, накопив необходимую сумму денег, он отправился в экспедицию, надеясь на этот раз раскопать что-то сенсационное об этой цивилизации.

Ему повезло. Он нашел посмертную маску майя: безбедная жизнь ему обеспечена! Вечером того же дня, поддавшись непреодолимому желанию, Блек надел на себя маску и очутился здесь.

- Простите, вы сказали в 1957 году?

- Да. Я попал сюда из 1957 и живу здесь уже несколько месяцев. А вы?

- Я – из 2012 года.

-!!!!!

- Но как такое могло случиться и можно ли вернуться назад…… в будущее?

- Теоретически да, но практически…

- Что же мешает?

- Видите ли, для того, чтобы вернуться назад, необходимо, чтобы все четыре маски Пополь-Вух были собраны вместе, а когда это произойдет неизвестно. Да и произойдет ли при нашей с вами жизни, - помолчав, добавил Хенеси.

Максим понял, что дорога назад или, вернее, вперед была закрыта, и ему стало очень и очень тоскливо. В сущности, там, в 21 веке, его никто не ждал: родители, археологи, два года назад погибли в авиакатастрофе, возвращаясь из очередной экспедиции; девушкой из-за своих разъездов и работы он не обзавелся; друзей у него было не так уж много. И все же…. Вот так, в одночасье, в тридцать с небольшим лет, очутиться в чужом и непонятном для него мире было страшно.

- Не расстраивайтесь, Макс! Вдвоем все- таки веселей. Завтра днем вам уже не будет так тоскливо, жизнь возьмет свое!

Максим долго не мог уснуть. Он вспоминал свою московскую квартиру, свой доклад, который теперь никому не нужен. Он представлял, как будет торжествовать Иванцов, не найдя на конференции своего противника, как друзья будут искать его и удивляться такому внезапному исчезновению.

Лишь под утро Макс забылся беспокойным сном.

Он проснулся от того, что солнце светило ему прямо в глаза. «Странно, - подумал Максим, - забыл вчера закрыть жалюзи?» Молодой человек потянулся и открыл глаза. Первые минуты он не мог понять, где находится. И только спустя небольшой промежуток времени, наконец – то понял, что все, что с ним случилось вчера, вовсе не сон.

В эту минуту в комнату вошел Хенеси. Он принес умывальный прибор и какую-то пищу. Климов машинально умылся, проглотил принесенную еду, даже не почувствовав ее вкус.

- Ну что же, - сказал Блек, - пойдемте знакомиться с новым миром.

Максим достаточно быстро изучил язык майя (сказались годы работы с историческими документами, посвященными письменности этой цивилизации) и уже мог самостоятельно изъясняться, начинал понимать обычаи этого племени. Он видел, что жрецы майя с большим уважением относились к Хенеси, слушались его. Да это было и понятно: Блек был врачом и постоянно лечил всех, кому это было необходимо. Конечно, без медикаментов и необходимого оборудования это было сложно, но доктор изучил местную растительность и использовал травы для лечения различных заболеваний, а кое-какие медицинские инструменты изготовил себе сам. Иногда Максим помогал ему, что сразу сказалось на его репутации среди жрецов и простого народа.

Хенеси научил разбираться Макса в травах, произрастающих здесь, и через некоторое время Климов уже свободно мог ходить в тропический лес, принося своему товарищу по несчастью необходимые для лечения людей растения. Постепенно молодой инженер входил во вкус жизни и однажды, вспомнив про свой любимый мятный чай, решил попробовать приготовить его из, так сказать, местного материала: получилось очень даже неплохо! Максим угостил своего напарника чаем и тому напиток очень понравился.

- Слушай, - сказал он, - а ведь твой чай обладает уникальными возможностями! Его можно рекомендовать и здоровым и больным: он великолепно тонизирует, снимает усталость, улучшает работоспособность, стабилизирует давление.

Вскоре к Максу пришел верховный жрец.

- Большой Белый человек дал попробовать твоего магического напитка, когда силы покинули меня. Твой напиток вернул мне их! Как называется этот волшебный дар лесов?

- Мятный чай, - сказал по-русски Климов, так как не знал, как это перевести на языке майя.

- Мааа тээ, - исковеркав слова, проговорил верховный жрец.

- Ну матэ, так матэ, - улыбнулся Максим.

- Ты должен научить наших жрецов его готовить, – уже уходя, произнес верховный жрец.

Максиму стало весело: его любимый мятный чай из простого чая превратился в магический матэ!

- Чего только не бывает в жизни, - подумал он в эту минуту.

Шло время, и Макс, чтобы не скучать, стал заниматься обучением жрецов. Он с упоением рассказывал о математике, об астрономии, об архитектуре, о том времени, где он когда-то жил. Жрецы его слушали, но понять все, о чем он говорил, получалось с трудом. И однажды Максим решил: хватит говорильни, надо заняться делом. Он решил по - возможности преобразить окружающий его мир: применить свои знания на практике. Климов стал обучать отобранных им самим молодых людей всему тому, что знал сам.

Жизнь шла своим чередом. Днем все было просто замечательно: Максим был увлечен своей работой, помощью Хенеси, собиранием необходимых трав и приготовлением матэ. Но как только наступала ночь, на душе становилось тоскливо, воспоминания не давали уснуть. Прожив уже довольно долгий промежуток времени у майя, он понял, что на 70% представления об этом народе у ученых 19 – 21 веков были неверны: они, пытаясь прочитать, расшифровать загадочные письмена, очень часто понимали надписи и рисунки по-своему, совсем не так, как это отображали майя. И это привело к тому, что многие расшифрованные письмена стали иметь подчас совершенно противоположные значения тому, что подразумевали под ними майя. А еще Макса преследовала одна фантастическая мысль, которая не давала ему покоя вот уже несколько недель. Надо бы поделиться этой мыслью с Хенеси.

- Макс, ты спать сегодня собираешься? Что ты вертишься как пропеллер!

- Хенеси, мне не дает покоя одна мысль. Послушай, только не говори, что я сошел с ума.

- Ладно, рассказывай, все равно я не сплю.

- Понимаешь, ведь мы с тобой можем предотвратить многие беды на Земле в будущем!

- Как это?

- Да очень просто! Ведь мы с тобой сравнительно неплохо знаем историю: по крайней мере, все основные события на протяжении тысячелетий! Мы должны предупредить мир о том, что его ожидает! И когда наши предупреждения найдут, мир изменится!

- Ты сошел с ума! Ведь эти предупреждения должны сохраниться в течении тысячелетий! Это не реально!

- Очень даже реально! Я все придумал. Нужен календарь, который об этом расскажет.

- Но как он сохранится? Ты же прекрасно знаешь, что испанцы, завоевывая эту территорию, практически все уничтожили!

- Этот календарь не смогут уничтожить ни испанцы, ни тысячелетия! Завтра ты сам все поймешь. А теперь давай спать.

Утром Максим повел нового друга в свое потайное место. Идти пришлось недолго, и вскоре перед молодыми людьми открылась базальтовая глыба.

- Я приблизительно все подсчитал (Макс достал свой блокнот и карандаш, которые он в тот вечер машинально положил в карман). Вес этой глыбы где-то тонн 25, диаметр – около четырех метров. Если ты уговоришь Верховного жреца дать нам каменотесов, календарь будет готов!

- Ты сумасшедший! Но я тебе помогу. Только надо подумать, как все это изобразить.

- Я все уже придумал! Смотри.

Максим показал Хенеси свои рисунки. Их было множество: практически весь блокнот был использован под эскизы календаря. После продолжительных споров они наконец-то пришли к единому мнению.

*******

Незаметно летело время. Днем каждый занимался своим делом: Хенеси продолжал лечить майя и заниматься профилактикой различных заболеваний, распространением медицинских знаний; Максим своим обучением способствовал появлению нового поколения, обладающего обширными знаниями в области математики, астрономии, инженерии и архитектуры. А вечерами они ходил смотреть на свое детище, которое верховные жрецы назвали Священный Календарь.

Через несколько месяцев работа была закончена. Величественный Священный Календарь вызывал трепет не только у майя, но даже у Максима и Хенеси. Огромный круг диаметром 3,6 м и массой около 25 т походил на катящееся колесо жизни, в центре которого красовалось Солнце – главный источник жизни, а вокруг него разместилась все история будущего Земли.

Этому колесу предстояло катиться 5000 лет! И однажды, найдя его, ученые начнут ломать головы над точностью его предсказаний.

- Послушай, Макс, ну с началом календаря все понятно: 13 августа 3113 года до н.э. ты появился здесь. Но почему календарь заканчивается 21 декабря 2012 года?

- Это – дата моей смерти… там … в 21 веке.

*******

По всей Москве были развешены объявления: «Внимание! Розыск! 21 декабря 2012 года ушел из дома и не вернулся Климов Максим Сергеевич 1978 года рождения». Далее следовали приметы Максима и телефоны, по которым можно было позвонить.

Колесо жизни сделало свой полный оборот.

0
507
21:39
+1
Автор, наверно, старался. Только не надо издеваться и говорить, что вам непонятно, зачем главный герой сидел над текстом доклада (а не за, не под и не рядом с). И т.д. no
Гость
00:14
Да уж, а вот комментатор, наверноЕ (вероятно), не постарался. Теперь я знаю это наверно (точно), как и то, что комментатор — это и есть автор. smile
00:27
Вы мне льстите, ПанОгр laugh Мой несколько ёрнический тон вызван общей тональностью рассказа, в целом его некоторой наивностью и, при этом, старательностью написания. Ругать автора не хотелось, равно как и не хотелось тратить время на выискивание и высмеивание огрехов. Здесь есть масса рассказов, которые заслуживают более жесткой критики.
Это всё чувствуется, за время чтения конкурсных рассказов начинаешь чувствовать уровень текста.

У него возникло непреодолимое желание надеть эту маску на себя. Максим внутренне сопротивлялся, но руки действовали сами по себе. Он надел маску на лицо. Вдруг Макс почувствовал легкое жжение.

— Слушай, — сказал он, — а ведь твой чай обладает уникальными возможностями! Его можно рекомендовать и здоровым и больным: он великолепно тонизирует, снимает усталость, улучшает работоспособность, стабилизирует давление.
Вскоре к Максу пришел верховный жрец.
— Большой Белый человек дал попробовать твоего магического напитка, когда силы покинули меня. Твой напиток вернул мне их! Как называется этот волшебный дар лесов?
— Мятный чай, — сказал по-русски Климов, так как не знал, как это перевести на языке майя.
— Мааа тээ, — исковеркав слова, проговорил верховный жрец.
— Ну матэ, так матэ, — улыбнулся Максим.


Насчет мятного чая… мята конкретно понижает давление, а вовсе не стабилизирует.
Меня, например, после мятного чая можно будет нести к унитазу — ибо сильная головная боль + рвота.
02:14
Рассказ добротный, но не шикарный. Для начинающего писателя — неплохо. Игра слов — «мятный» -«матэ» понравилась. И сказано было, что не только мята входит, а и еще что-то. Так что не придирайтесь.
11:29
-3
Он изобрел этот чай сам и называл его мятным, хотя в его составе кроме мяты были и другие травы. тавтология
дальше набор канцеляризмов
Вот уже почти три часа Максим Климов сидел над текстом своего завтрашнего доклада на научной конференции. он на научной конференции сидел?
Он был уверен, что его выступление произведет «фурор», потому что то, о чем он собирался завтра рассказать, не знал еще никто. Недаром он пробыл в экспедиции два месяца. по всему тексту сплошные «он». у автора бедный язык
Макс подошел к сейфу, открыл его и достал из него маску много лишних слов в тексте
Он сам исследовал его всеми возможными способами, подключил своих друзей из исследовательских институтов, и теперь был уверен в своей правоте на все сто процентов.
По телу Максима пробежала нервная дрожь: это была сенсация!
У него возникло непреодолимое желание надеть эту маскуна себя
«Вы говорите по-английски? » — обратился к нему белый человек. прямая речь в тексте
а ведь твой чай обладает уникальными возможностями! Его можно рекомендовать и здоровым и больным: он великолепно тонизирует, снимает усталость, улучшает работоспособность, стабилизирует давление. а листья коки таким эффектом не обладают?
а что матэ готовят и пьют по другой технологии никого не смущает? какое отношение матэ имеет к мяте?
Климов стал обучать отобранных им самим молодых людей всему тому, что знал сам. а ка кон их отбирал?
(Макс достал свой блокнот и карандаш, которые он в тот вечер машинально положил в карман) тавтология
Через несколько месяцев работа была закончена. всего за несколько месяцев?
опять ничего интересного
пошлое попаданство

Загрузка...
Илона Левина №2