Ольга Силаева №1

Я Аллан из рода Макгрегоров

Я Аллан из рода Макгрегоров
Работа № 193 Автор: Царев Владимир Иванович

«Я шёл в раздумье среди скал.

Внезапно ворон застонал…»

(старинная шотландская баллада)

Сегодня 17 марта 1627 года. С позиции солидного возраста, а мне исполнилось 30 лет, я смотрю в изумлении как я, пастор, несу службу в соборе Святого Эндрю и доношу слово Господа нашего до прихожан. Смотрю на детей, поющих в хоре, а передо мной, как будто вчера, возникает громадный замок Данноттар, нависающий над Северным морем, уходящий в небо. И я, маленький мальчик, задираю голову, чтобы разглядеть самый верх его башен и шпилей, а мой берет слетает с моей головы. Захватывает дух, и меня уносит в прошлое…

Я из клана Макгрегоров, что боролись с кланом Кэмпбеллов. Этот кровавый конфликт в Шотландии длился целых 8 лет. В 1603 году Король Яков VI изгнал из страны клан Макгрегоров, и мой отец вынужден был бежать из страны. После всех гонений и преследований со стороны короля он исчез в пучине времени, даже не успев узнать о моём существовании.

Мать моя, Кэйтрин, дословно «чистая», уроженка местечка Ульстер Северной Ирландии. В 15 лет выскочив замуж за шотландского горца, она волею судьбы оказалась в Эдинбурге, где и родила меня. Я единственный в семье ребёнок. Меня назвали Алланом – «щедрым», в честь деда, который боролся с англичанами в гражданской войне 1560-1573 годов. Когда мне было 5 лет, мать умерла от чумы, которая свирепствовала по всем городам Шотландии, и я оказался на руках своей тётушки Меррион, «справедливой». Родился я, как позже говорила она, в День святого Патрика – 17 марта по григорианскому календарю. Если бы не тётушка, которая оказалась рядом и забрала меня на свою ферму в Стонхейвен, что в Абердиншире, трудно сказать, как бы сложилась моя жизнь…

Как говорят ирландцы, произнося тосты за столом: «Если тебе повезло быть ирландцем – то тебе уже очень повезло». Я наполовину шотландец, – и мне повезло вдвойне. Я остался жив и нашёл в лице тёти Меррион не просто вторую семью. После того как чума унесла всех её трёх детей и мужа, она души не чаяла во мне и, как могла, заменяла мне и мать и отца…

Замок устремился ввысь на 85 футов и занимал площадь в 3,5 акра, окружённую крутыми скалистыми утёсами, уходящими в море. Высота этих скал над уровнем моря около 164 футов. Во время прогулок я заметил, что чёрные вороны давно облюбовали эти вершины, и слетали с них на землю только чтобы чем-то поживиться. Основная их жизнь, круговорот событий, происходили там, за занавесом тумана и облаков, скрывая от меня, возможно, самое интересное. Потаённая мечта поселилась в детском сердце. И днём и ночью ворочаясь на сене, я не расставался с мыслью взобраться на замок и всё разузнать. Не раз во сне я взбирался по этим крутым стенам, цепляясь за неровные швы. Добирался до самого верха, и в самый последний момент передо мною появлялся человек в чёрном – с птичьим лицом и холодным взглядом. Он толкал меня, при этом громко каркал. За спиной его хлопали крылья, и я летел в бездну… Ночью, просыпаясь в холодном поту, я просил прощенья у Господа нашего и обещал страстно не делать этого. Тетушка, встревоженная моим состоянием, как могла, успокаивала меня и заставляла каждый раз на ночь читать одну из глав священного писания.

Что влекло меня туда? Не знаю. Возможно, та магия мест, которая благодаря моей детской склонности к фантазиям овладела мной. Меня даже не пугала мысль, что я могу встретиться с призраком Викинга со своим псом или Девушки в зелёном... Чем старше я становился, тем больше мне хотелось убежать из дому, забраться … а там…

Весной 1610 года мне исполнилось 13 лет. У меня стал «ломаться» голос, я превращался в несносного подростка. Тётушка еле управляласьсо мной. Я постоянно куда-то сбегал. Я напоминал молодое деревце, которое вместо того, чтобы расти вверх, «разбрасывало» свои ветки в разные стороны. Рыжий, как все горные шотландцы и упрямый – тётушке приходилось со мной не легко. В один из туманных и дождливых дней, когда она сидела у камина, кутаясь в шерстяной плед, и напевала на гаэльском наречии песню двух влюблённых, я убежал под стены замка Данноттар. Он находился в двух милях от тётушкиной фермы. Разгуливая по дну высохшего рва и задирая голову, я пытался понять чего надо там этим воронам? Что заставляет их постоянно устремляться вверх к вершинам замка? Что там за облаками, которые так низко нависают и закрывают верхнюю часть строений…

На мне холщовая рубашка, килт,¹ сумка спорран,² на ногах броги.³ А на голове шерстяной берет. Короткий нож Скин ду,4 подаренный одним из дальних родственников, красовался на поясе. Я горный шотландец!

Обойдя овечьи загоны, я поднимаюсь по отлогим склонам холмов, заросших вереском, затем спускаюсь в низины к озеркам, ручьям и болотам, где тишина, звон насекомых и запах мёда зависали, застывая в вечности. Жёлтый дрок, то там, то здесь, словно сгустки расплавленных солнечных бликов на склонах. Камни разного размера и формы, закованные во мхи и лишайники, – чем ближе к морю, тем больше замшелых камней…

Пробираясь сквозь заросли чертополоха и шиповника, я спускаюсь в ров, В нём уже сотни лет отсутствует вода. Края обрушились, густо заросли травой, высотой в человеческий рост. И безмолвие…

…На молочно-белом коне, в зелёном, как молодая трава, она появилась внезапно. …. Фея эльфов… Взгляд магический, пронзительный – «заглатывающий» взгляд змеи… Тётушка Меррион в долгие промозглые вечера рассказывала мне о всевозможных кознях с её стороны. Один только поцелуй – и я сгину в её рабстве на целых семь лет!.. Слышу за спиной: «Давай, Джок,5 не дрейфь! Мы тебя в обиду не дадим!». Небольшая стайка воронов уселась сзади меня на руинах… Хорошо, что у меня в руках куст чертополоха. Когда-то не зря его назвали «Со мной опасно иметь дело». Два-три взмаха им, и она растворяется вместе со своей свитой в восходящих утренних потоках тумана. Смотрю, а на одной разрушенной колонне, отдельно от всех, сидит ворон, крупнее обычных. И у меня ощущение, что он смотрит на меня и говорит: «Я Ворон Фрэнг – «свободный», потомок самого Кромахи, из древнего клана Мак´Уоллесов. Наши враги бритты Эдварды, что выкрали священный Скунский камень, на котором произносили клятву все короли Шотландии. Мы боремся за свою свободу уже 300 лет! Много наших воинов полегло за свободу нашего народа. Мои предки помогли разбить первому королю Шотландии Роберту Брюсу англичан в битве при Баннокберне». Половина нашего клана полегла в этой битве... Тут я выслушиваю захватывающую историю борьбы, о которой не мог знать ни один смертный…

……………………………………………………………………………………………………...

– Полетишь со мной наверх?

– Да!

Он ткнул меня клювом в лоб, и я стал сжиматься до приемлемых размеров.

– Садись, и обхвати меня за шею…

Восхитительный полёт над облаками, и я наверху замка. Городок, который открылся мне, оказался очень скромным. Узкие кривые улицы, скудная зелень, небольшие домики из прутьев… Одинокие прохожие, одетые во всё черное, в больших беретах с перьями, в чёрных плащах. Смуглые лица с удлинёнными носами-клювами. Дети – полная копия взрослых, только уменьшенная, но более активная и шумная. Редко проезжающие телеги гружённые сеном. Скудный скарб, быт. Приглядевшись, я увидел закутанные в плащи фигуры. Под плащами у них угадывались кинжалы в ножнах. Он обратил внимание на моё изумление по поводу бедности: «Мы живём бедно, но это не главное. Основное – это наше единение, сплочённость. Кромахи, наш повелитель, завещал нам охранять наши земли...Предстоит битва при Вересковой пустоши. Возможно, я «отправлюсь по вороньему пути»,6 и если мой удел смерть, позаботься о моём сыне…».

Фрэнг сидит на своём месте и молчит. Лишь чёрные глаза, «колодцы», смотрят на меня – Договорились?

– Я согласен. Желаю победы за свободу. Мой дед и отец боролись за свободу Шотландии…

Выбираюсь изо рва. Обратная дорога лежит через холмы и вересковую пустошь, овечьи загоны…Тётушка Меррион ворчит, но рада, что я нашёлся и что я уже дома. Горячее молоко, овсяная каша, лепёшки, пара подзатыльников, и она успокаивается. Я молча ложусь на мешок, набитый сеном, и «засыпаю без задних ног». Во сне продолжаю разговаривать с Фрэнгом. Когда я вырасту, я встану в строй, как дед и отец. Мой клан Макгрегоров снова вступит в бой за свободу Шотландии, который будет длиться вечность…

…Я во рву, редкое солнце заглядывает в ров, донося тепло в прохладу и сырость. На разрушенной колонне сидит молодой воронёнок, и я понимаю, – мой друг Фрэнг пал… Я подхожу, бережно забираю его и сую под рубаху. Он доверчиво прижимается к моему телу, затихнув, тыкаясь своим мокрым клювом, и молчит…

– Как зовут тебя? Не скажешь? Ну, тогда назову-ка я тебя Нокс – «жизнь на вершине»…

Дорога обратно длится намного дольше, чем ранее. А битва? Мне очень хочется зримо увидеть её, ощутить лязг оружия, призывы к победе…

Примечания автора:

¹ Килт – традиционная одежда горцев Шотландии. Представляет собой кусок шерстяной ткани, обёрнутый вокруг талии сзади и закреплённый с помощью 2—3 пряжек и ремешков. Как правило, имеет определённый рисунок (тартан), говорящий о принадлежности к тому или иному клану.

² Спорран – напоясная сумка, носимая на килтах, чаще кожаная, отделана мехом и волосом животных.

³ Броги – обувь из дублёной шкуры животных, с перфорацией для выхода воды наружу, со шнуровкой.

4 Скин ду – нож, деталь шотландского костюма.

5 Джок – прозвище шотландцев.

6 «Отправиться по вороньему пути…» – означает умереть.

+1
481
12:42
Фантастика тут в смысле легкого налёта фентези, это понятно. Герой вступит в бой за свободу Шотландии, это тоже в духе романтических мечтаний юнцов.

Нет истории, конкретного сюжета с завязкой, развязкой и т.д., просто воспоминания. Это можно было бы счесть минусом, если очень хочется. За проработку деталей однозначный плюс.

А за вещи типа а мой берет слетает с моей головы — это, как бы помягче выразиться…

Ну и элемент про то, как мальчик залезает на башню, а его оттуда кто-то с пронзительными глазами толкает и он летит… и вороны вокруг… после Игры Престолов не канает… :(
01:27
Эх, зашел и думаю — вот тут-то мое читательское сердце развернется… но.

Заявка меня обрадовала, но фатальная схематичность и нераскрытость в принципиальных моментах, мусор типа лишних «мои» и википедии-стайл «Замок устремился ввысь на 85 футов и занимал площадь в 3,5 акра, окружённую крутыми скалистыми утёсами, уходящими в море. Высота этих скал над уровнем моря около 164 футов» не дают с чистым сердцем угореть по прохладным историям о битвах на вересковых пустошах.
Вообще текст выглядит наброском, который бы переписать и получить хороший рассказ.

«Один только поцелуй – и я сгину в её рабстве на целых семь лет!..» — а некоторым из его предков нравилось :)
16:27
числительные в тексте
В 1603 году Король Яков VI изгнал из страны клан Макгрегоров, и мой отец вынужден был бежать из страны
Мать моя, Кэйтрин, дословно «чистая», уроженка местечка Ульстер Северной Ирландии.
В 15 лет выскочив замуж за шотландского горца, она волею судьбы оказалась в Эдинбурге, где и родиламеня.
Когда мне было 5 лет, мать умерла от чумы, которая свирепствовала по всем городам Шотландии, и я оказался на руках своей тётушки Меррион, «справедливой»
переводы имен только мешают
через слово «меня», «моя», «я» — чистите текст
Как говорят ирландцы, произнося тосты за столом: «Если тебе повезло быть ирландцем – то тебе уже очень повезло».
управляласьсо пробел
ну что, очередной пересказ легенды?
интерсно, дойду до Колобка или нет?
Загрузка...
Светлана Ледовская №1