Нидейла Нэльте №1

Свет в конце темноты

Свет в конце темноты
Работа №211 Работа снята по просьбе автора Автор: Кристи Зейн

(Работа снята по просьбе автора, можно не оценивать)

— Марк, прекрати бить по спинке сидения! Линда, успокой своего брата! — вконец уставшая от проделок моего младшего брата, из последних сил мама прошипела на меня.

— Мы в дороге уже столько дней, когда уже доедем до этого домика? Пап, ну долго еще? — вопросила я, пытаясь заставить в это время угомониться маленького сорванца.
— Осталось совсем чуть-чуть дорогая, как только мы туда доберемся, ты не пожалеешь о том, что мы туда поехали. — как всегда оптимистичным тоном, заявил отец.
— Да уж, я в этом абсолютно уверенна, судя по дорогам, и тому, что во круг ни одной машины, и людей что-то не видать, нам будет там очень весело.
— Ты же все жаловалась, как ты устала от большого колличества людей, вот и отдохнешь.- весело произнес отец, развернувшись к маме с ехидной улыбкой на лице.
— Алекс, олень!
Я помню, как завизжали тормоза. Как я, словно на рефлексе, схватила Марка. Помню, как машину подняло вверх, потом резко ударило вниз. Помню звук разбивающегося стекла. Помню крики, кровь и ужас в глазах, а потом ничего, больше ничего.

Глава 1.

— Где я? Что это за место? Как же все болит. Голова, моя голова. — было первым, о чем я подумала, открыв глаза и смутно видя очертание потолка, который казалось свисает прямо на меня. Глаза слезились и больно жгли, а после, крик вырвался наружу.- Мама, папа!
— Все хорошо, доченька, мы рядом. — успокаивающе выговорил мамин голос и я ощутила холодную, как лед, руку на своей руке.
Развернуть шею было трудно и больно, но как только я повернула голову в сторону маминого голоса, я увидела ужасную картину. Она сидела рядом, еле-еле держась на стуле, вся перебинтованная, в ушибах и ранах, и пыталась натягивать нежную улыбку на свое лицо. Вокруг все было каким-то желтым и серым, и трубки, отовсюду виднелись трубки от капельницы, ведущие ко мне.
— Мама, где мы? Что случилось? Где папа? Где Марк? Я ничего не помню.
— Нас выбросило с дороги, папа вытащил нас всех. Мы все пострадали, но не так сильно, поэтому все хорошо, не переживай. Когда мы вытащили тебя с Марком, мы увидели протоптанную дорожку, ведущую в лес, и последовали по ней. Недалеко от дороги стоял жилой дом. Мы постучали, нам открыла добрая хозяйка этого дома, где мы сейчас и находимся. Ее муж прочистил всем нам раны, поставил капельницы, и помог, чем смог. Папа сейчас с Мистером Морисом разговаривает в кабинете, Марк рядом с Миссис Дорис, она приглядывает за ним, ну, а я с тобой. Все хорошо, мое солнышко, все хорошо, поспи еще.
— Почему вы не позвонили в больницу, почему за нами не приехали?
— Как сказала Миссис Дорис, больницы очень далеко, никто не приедет. Мы договорились, что как только придем в себя, Мистер Морис отвезет нас до ближайшего города.
— А сейчас он не может нас отвезти? Зачем ждать, если с нами все в порядке.
— Марку будет тяжело перенести такую дорогу. Почему ты так враждебна к этому дому и этим людям?
— Тут холодно и неуютно.
— Это тебе кажется, поспи еще немножко, потом будет нормально. — сказала она, встала, поцеловала, и я погрузилась в сон.
Мне снился один и тот же момент, как переворачивается машина, все словно в замедленной съемке. После чего, мне снились темные коридоры и светлая комната где-то в конце пути. Я пыталась добежать до нее, но меня все время останавливали чьи-то руки, которые разрывали мою кожу, впивались своими когтями мне в плоть. Я кричала, я рыдала, но меня не пускали, продолжая истезать.
Резкий запах какой-то пряности разбудил меня. С трудом открыв тяжелые веки, я разглядела вполне милую женщину лет сорока. Бережно уложенные каштановые волосы, локонами свисали до плеч. Она добродушно улыбалась и я рассмотрела ее мелкие морщинки вокруг голубых глаз. Ухоженная, немного худощавая, но очень приятная на вид.
— Голодная, наверное? — как-то грустно улыбнувшись, спросила она, я молча покачала головой. — Давай я помогу тебе встать, все уже в гостиной, ждут нас на ужин, пойдем. Держись за меня.
И тут я поняла, как же у меня все болело, каждая клеточка просто ныла и стонала.
— А вот и она! — кряхтя, поднимаясь со стула, сказал отец, так же как и мама весь перебинтованный.
— А я хотел к тебе, но меня не пустили. Я так соскучился.- глотая слезы, вымолвил Марк своим детским, тонким голоском, впиваясь своими маленькими ручками мне в спину.

Глава 2.
Дом был большим, три этажа, сколько комнат я не считала. Я даже не поднималась на третий, если честно, да и не хотелось. Нам выделили две комнаты, в одной поселили родителей, в другой нас с Марком. Владельцы были добры к нам, помогали, постоянно проверяли нас по ночам, меняли капельницы мне. Но меня тревожил вопрос, почему, почему в этом огромном доме живут только они, почему нет ни души вокруг, и почему наконец в этом доме нет телефонов? Что касается мобильных, они вообще не ловили в этой глуши, про интернет я вообще молчу. Оставалось только ждать, когда мы окончательно выздоровеем и уберемся отсюда домой.
Три дня прошло после аварии, как по мне, так три дня было достаточно, и можно уже было уезжать, но отец настаивал подождать. Зачем? На это ответ был всегда один. Еще не время.
— Ужинать! — прокричала на весь дом Миссис Дорис, отрывая меня от мыслей.
Опять суп из курицы и курица в духовке. Хотя, чему я удивляюсь, рядом с домом стоял огромный сарай, где разводили несметное колличество кур. Поэтому есть каждый день приходилось курицу.
— А кем вы работаете? Вы все время дома, как поддерживаете дом, где покупаете продукты, и на что? — вдруг решила поинтересоваться я.
— У нас растет все свое, зачем нам что-то, где-то покупать! — грубо ответил мне хозяин дома, на миг я подумала, что он прожжет меня взглядом.
— Это неприлично, спрашивать такие вещи.- прошептала мама мне на ухо, укоризненно поглядев на меня.
— Простите. — пробормотала я. — Я наелась, можно мне в комнату. — попросила я под конец, поскольку от взгляда Мистера Мориса, кусок в горло больше не лез. Мне любезно дали понять, что можно, и я потихоньку удалилась туда, где обитала последние дни.
Опять этот сон, снова меня терзали и мучали, аж кожа горела, когда я проснулась. В темной комнате было тихо, только едва слышно посапывал Марк. После таких кошмаров всегда хочется пить и в туалет, но вставать. как обычно, было лень. Но надо, а то при следующем сне, я точно схожу в кровать.
В коридоре тускло горела настенная лампа, в доме все спали и, как обычно, стояла гробовая тишина. Меня это каждый раз пугало, ведь даже снаружи не было слышно ни сверчков, ни птиц, ни кудахтающих кур, никого, словно по ночам, сам дом и все вокруг него погибало.
Раздумывая про тишину, я, сама не замечая, добралась до кухни, и тут я впервые услышала звук. Странный звук, будто кто-то вскапывает землю неподалеку от дома. Я по природе не любопытная, да и в истории впутываться не люблю, но кто может, что-то рыть средь ночи во дворе.
— Прокрадусь тихонько, подсмотрю.- решилась я.
Когда долго находишься в темноте, глаза привыкают к ней, и можно разглядеть многие вещи, но иногда в темноте тебе могут померещиться и странные, необъяснимые очертания.
Выходя из кухни, ты попадаешь в холл. Напротив кухни, дверь в гостиную, а напротив входной двери лестница, в конце которой все время горит та самая лампа. Выйдя из кухни, мне показалось, что лампа не горит, да и лестница будто оказалась слишком далеко.
— Бред! — подумала я и развернулась к входной двери.
Схватившись за ключ, я обнаружила, что дверь вовсе не заперта, а это значит, что кто-то все-таки есть снаружи, мне не показалось. Тихо отворив ее, и выйдя на крыльцо, я никого не обнаружила. Значит звук шел с другой стороны дома, но идти туда ночью, одной, босиком, ну уж нет, я не настолько любопытна. Оставив свой план по обнаружению чего-то интересного, я так же тихо прошмыгнула в дверь.
— Что ты там делала?! — резкий, пугающий крик Миссис Дорис заставил меня вздрогнуть. В темноте ее лицо показалось перекошенным, глаза горели как у кошки. Волосы взъерошены и как-будто седые. — А ну, прочь в свою комнату! — крикнула она еще раз, и я, позабыв о том, что у меня, что-то болит, взлетела по той самой лестнице.
Уснуть после увиденного, мне не удавалось, ее крик так и звенел в моей голове, и руки, ее худые руки, напомнили мне те самые руки, что разрывали мою плоть во сне, не давая добежать до комнаты.
— С этими людьми, что-то не то. — отчетливо понимала я, но поверят ли мне мама с папой. Наверое, нужно подождать, осталось совсем чуть-чуть и мы уедим.

Глава 3.

— Доброе утро, Линда, — весело сказала Миссис Дорис, пристально глядя на меня, после чего подошла в плотную, и прошипела. — Не стоит тебе по ночам по дому гулять.
— Мааамммм! — взвизгнула я, не найдя ее глазами на кухне.
— Что, мое золотце? — послышался ее голос из гостиной.
— Мамочка, давай уедем отсюда, ну пожалуйста, нам уже всем гораздо лучше. Все уже выздровили, нам пора, ну пожалуйста. — чуть не плача, подбежала я к ней, умоляя, уткнувшись в плечо.
— Нет, нет. Марк еще слаб, он не выдержит такой поездки.
— Да, что вы заладили. Марк, Марк! Вон он как носится, какой же он больной! Мама, нам пора уезжать! Где папа?
— Он ушел с Мистером Морисом, решил помочь ему за домом с какой-то постройкой.
— С какой еще постройкой? — взвизгнула я. — Папа еще слаб для таких работ, а во-вторых, сзади дома не было никаких построек! — я перешла на крик, видя спокойное лицо своей матери.
— Успокойся, солнышко, ты что такая нервная!
— Да, Линда! Успокойся, послушай свою мать. — вмешалась в разговор Миссис Дорис, войдя в гостиную с подносом.
— Я пойду к отцу. — решительно заявила я и, не желая больше ничего слушать, выбежала из дома.
Обойдя курятник быстрым шагом, я уже почти добралась до места назначения, как вдруг мне навстречу вышел Мистер Морис, один, без отца, с лопатой в руке.
— Где папа? — настороженно спросила я.
— Там, где и должен быть. — ответил он мне.
— Что это еще значит? Где отец?! — позабыв все рамки приличия, я просто начала на него кричать.
— Это уже не твоя забота, пойдем в дом. Твоему отцу уже не поможешь. Пойдем, нас дома ждут.
Мои глаза округлились, тело затряслось, из глаз градом посыпались слезы. Прорваться через здорового мужчину я бы точно не смогла. Плюс, у него в руках лопата, кто знает, может он меня ее и забьет здесь. Кричать и звать на помощь, просто бесполезно, звать маму небезопасно, вдруг, они сделают что-то маме и Марку. Пока я думала, как поступить, хозяин дома так и стоял, глядя на меня невинными глазами, периодически протягивая руку.
— Прошу, дайте мне пройти. Я умоляю вас. — тихим, неживым голосом простонала я. И он отошел, просто взял и отошел.
Я сорвалась на бег. Земля будто уходила из-под ног, стала вязкой и скользкой. Еще шаг и я упала. Упала прямо перед могилой, только что закопанной могилой. Я посмотрела на крест, вбитый в землю, на нем было написано имя отца. Сердце остановилось, дыхание прервалось, слезы начали душить, и застряли на выходе. Руки начали куда-то тонуть, я взглянула вниз и поняла, что тону в крови, в грязной, почерневшей крови.
Слова сорвались на крик, душераздирающий крик. Почти ползком я попятилась назад, думая лишь об одном.
— Мама! Марк!
Бежать было тяжело, ноги постоянно застревали в этой жиже, которая тянулась от могилы. Нужно идти, нужно успеть, нужно вытащить маму и братика из этого проклятого места.

Глава 4.

— Мама, отойди от них! — бешено вскрикивала я, вытирая слезы с лица, пачкая лицо в крови и земле.
— Успокойся, доченька, так надо. — с милой, такой родной улыбкой произнесла она мне в ответ, стоя на крыльце рядом с хозяевами дома.
— Мама, о чем ты говоришь! Они убили папу. Отпустите ее! Я прошу вас, отпустите! Мы сделаем все, что вы хотите, если хотите, мы дадим вам денег, у нас есть деньги. Вы только скажите, что вам нужно, мы все отдадим. Просто дайте нам уйти, умоляю, отпустите нас. Мы никому, ничего не расскажем! — рыдала я, упав на колени.
— Линда, нам ничего не надо. Мы не убийцы, мы неплохие люди. Пойми, так надо. Твои мама и папа должны быть в другом месте. Их время пришло. — спокойным голосом говорила Миссис Дорис, и теперь я видела именно ту женшину, что я видела ночью. Горбатую, худую, морщинистую, с растрепанными, белыми волосами. Мистер Морис был почти таким же, только он уменьшился в росте и напоминал страшного гоблина из сказок.
— Зачем вы это делаете? Зачем? Отпустите нас. — из последних сил выговаривала я.
— Все хорошо, доченька, позаботься о брате, ваше время еще не пришло. — сказала мама и зашагала за ними.

*******

— Воздух, мне не хватает воздуха. Не могу дышать, о Боже, они и меня похоронили. О нет! Марк! Марк!
— Она открыла глаза! Скорее, вызывайте врача!
— Марк. — прошептала я.
— Мисс, ваш брат в порядке. Вы попали в аварию. Вы были в коме. Посмотрите на свет. Мисс, посмотрите на свет, пожалуйста. Доктор, она не реагирует!
— Мисс, вы были в коме четыре дня, вы попали в ужасную аварию, я- ваш врач, посмотрите на свет!
— Мама, папа, где мои родители?
— Мисс, нам удалось спасти только вас и вашего брата.

-2
694
Гость
23:49
Мне понравился данный рассказ. Сюжет впечатляющий. Непредсказуемый. Получила огромное удовольствие от чтения, читается легко, очень хороший слог. Честно сказать не ожидала такого конца, пока читала думала тема совсем другая, а тут новая, живая. Автор молодец, желаю удачи.
00:27
Не согласен с таким отзывом. Нет в этом рассказе ничего сверх, очень и прочего впечатляющего. Возможно, эмоциональное состояние девочки описано неплохо, но язык ужасный (мама прошипела на меня вместо прошипела мне, вопросила я вместо элементарного спросила, было первым, о чем я подумала, открыв глаза и смутно видя очертание потолка, который казалось свисает прямо на меня потолок свисает? это оборванный навесной потолок? и т.д. и т.п.), сюжет оправдывает любые недочёты тем что это, как выясняется, сон, видение в коме. Слишком много я, даже для истории от первого лица. Оборванные предложения.
Комментарий удален
Гость
01:50
Нет в этом рассказе ничего сверх, очень и прочего впечатляющего. Ну как же нет? Девочка попадает туда, откуда забирают души, как я аоняла. Ее время еще не пришло. Миссис эта явно смерть. Судя по некоторым рассказам, что я начала читать, этот по крайней мере, не переделанный какой-то сюжет из знакомых мне фильмов и книг. (мама прошипела на меня вместо прошипела мне) прошипела куда? Она же ей не на ухо прошипела. Прошипела на меня в данном случаи правильный вариант! было первым, о чем я подумала, открыв глаза и смутно видя очертание потолка, который казалось свисает прямо на меня потолок свисает? это оборванный навесной потолок? Судя по рассказу гг после аварии, и вполне возможно, что ей кажется такое. Есть конечно мелкие нюансы, но как по мне, то не плохой рассказ. Надо увидеть кто там кто, и где гг вообще находится.
02:57
+1
Ну, в начале тайна, вроде как страшновато стало даже, а потом фьюють и слив. Ну мало ли что могло присниться. Я полагал, что конец может быть слит. И да!
А мне финал показался вполне законченным. Если говорить о композиции, то скорее слита экспозиция: куда едут, зачем? В остальном — всё нормально (не считая ошибок оформления). Тут даже есть двоякое восприятие при прочтении: либо девушка действительно лежит в палате и все эти ощущения копания в ней — результат операции и наркоза (как в итоге и оказалось), либо что её и семью похитили инопланетяне, или какие-то другие непонятные существа, которые ставят на них опыты. У меня были такие мысли.
15:13
Ааа… я то представил, что весь мир в труху, ну сам придумал, и типа они уезжают в лес подальше. Во я напридумывал та))))))
Короче, начала тут нет. То что я сам придумал — не считается! crazy
— Может, бахнем?
— Обязательно бахнем. И не раз. Весь мир в труху…
Что-то навеяло))
21:49
а чего сняли?
08:57
Я сюда пришла с тем же вопросом. С ним же и прочла рассказ. Сработал черный пиар.)
понятно
08:56
У работы есть потенциал. Но пока сюжет смотрится пенкой на поверхности молока — глубоко не нырнешь, все видно.
Но по традиции меня не столько печалят простота сюжета и дыры в нем, как жесточайшее несоблюдение правил русского языка. Ну, кто в здравом уме напишет «количество» с двумя «л», как так?
21:18
Ну, кто в здравом уме напишет «количество» с двумя «л», как так? Ответ: Я
Сработал черный пиар.
Да нет. Сняли поскольку времени на отзывы не было.
У работы есть потенциал. Но пока сюжет смотрится пенкой на поверхности молока — глубоко не нырнешь, все видно.
Когда пишешь работу за 10-15 минут, получается вот так. Каюсь. Ой каюсь.
21:21
10-15 минут — это несерьёзно. И это никого не оправдает. Есть возможность переписать работу? Если да, действуйте.)
21:23
Несерьезно отнеслась. А сняла поскольку две книги выходили, плюс одна на английском (переводы проверки) Времени не было. Так бы конечно. Не в то время сделала.
Загрузка...
Мартин Эйле №1