Нидейла Нэльте №1

Переход

Переход
Работа № 196 Автор: Морозов Роман Андреевич

Жаркий день в разгар лета. Оказаться не пойми где под открытым небом в начале августа – врагу не пожелаешь.

Старая, богом забытая железнодорожная станция, разгоряченный гравий под кроссовками да бетонный завод неподалеку – такой пустынный пейзажик сам по себе усугублял ощущение зноя в два часа пополудни.

Я отхлебнул минеральной воды из маленькой бутылки, с надеждой посмотрел в восточном направлении железной дороги – туда, откуда должен прийти наш поезд. Я увидел лишь бескрайнюю насыпь гравия да рельсы, уходящие в никуда.

Уши сдавливала вязкая тишина. Никаких шансов, что поезд придет в ближайшие пять-семь минут.

Я повернулся к жене. Машка устало сидела на одном из наших чемоданов, лениво обмахиваясь древней газетой, найденной где-то здесь.

- И когда он должен подойти? – раздраженно спросил я.

Машка посмотрела на часы, опоясывающие тонкое запястье.

- Если по расписанию, то две минуты назад.

Я тихонько выругался сквозь зубы, глянул на заколоченное, прогнившее и обветшалое строение на перроне, некогда являвшееся билетной кассой.

- Да по какому еще расписанию, - пробубнил я, ни к кому особо не обращаясь.

Я перевел взгляд на сооружение бетонного завода, раскинувшееся в полукилометре от нас.

- Интересно, он работает еще?

Машка обернулась, посмотрела на завод, пожала плечами.

- Если б работал – мы бы слышали технику. Грузовики бы ездили, работяги орали. Нет там никого.

- Я очень удивлюсь, если сейчас в радиусе километра в принципе найдется хоть одна живая душа. Ты уверена, что поезда здесь вообще останавливаются?

- В расписании указана минутная остановка.

- Может, расписание уже не актуально?

- Я в Интернете смотрела. Оно там каждый день обновляется.

Я выругался – на этот раз громче. Застрять под открытым небом в дневное пекло – прекрасное занятие во время летнего отпуска.

Я подошел к жене, взбивая пыль потертыми кроссовками, опустился на соседний чемодан. Протянул бутылку воды.

- Будешь?

- Я свою еще не допила.

Я поставил бутылку между кроссовок, посмотрел кверху. Небо над нами пестрило насыщенной синевой, покрытое мягкой россыпью белых облаков.

- А небо повсюду одинаковое…

- О, странно, - проговорила жена. – Месяц на небе. Разве такое может быть днем?

- Что?

- Вон, смотри. – Она указала пальцем. – Это же месяц просматривается, да?

Я прищурился. Меж облаков и впрямь виднелся белесый силуэт.

- Да, похож.

Мы стали наблюдать за объектом и через полминуты обнаружили, что он пребывает в движении – следом за светлой точкой тянулся инверсионный след.

- Нет, не полумесяц, - лениво пробурчал я.

- Самолет?

Теперь я полностью погрузился в созерцание объекта. Через минуту стало заметно, что оставляемый за ним след не был белым.

- Он горит, что ли? – спросила Машка.

- Может, метеор, - неуверенно предположил я.

- Или спутник…

- Спутник не оставлял бы хвоста за собой.

- Так, может, он не летит, а падает?

Я не ответил. Объект приближался. Я уже видел, что оставляемый им след состоял из всполохов огня. Будто горел двигатель. Закралась неприятная мысль о том, что мы наблюдаем ядерную ракету, но я быстро отбросил идею о начале Третьей Мировой войны.

- А вдруг он летит сюда? – проговорила Машка.

В голосе жены проскользнула тревога. Я и сам начинал нервничать. Нельзя сказать, что небесное тело падало аккурат на нас, но то, что в нашем направлении – точно.

- Скажи мне, что это не ракета!

После Машиной фразы мне стало чуть более жутковато. Я поднялся с чемодана, пристальнее всматриваясь в объект.

Внутри похолодело. Ведь, если это на самом деле была межконтинентальная баллистическая ракета «западных партнеров», нам оставалось жить едва ли большим двух минут.

Внезапно объект разорвался в небе. Еще очень далеко – звук взрыва до нас даже не дошел. Я не увидел падающих обломков. Просто серая клякса выскочила на бескрайней синеве неба.

Я облегченно вздохнул. Если это и был некий снаряд, он распался высоко в атмосфере, никому не причинив вреда.

Правда, ежели небесное тело являлось ядерной ракетой, радиация, должно быть, опустится на поверхность планеты в нескольких сотнях километров от нас. Я не знаток стратегического вооружения, но такое распространение осадка казалось мне вполне логичным.

Хотя, скорее всего, это был некий гражданский летательный аппарат. Скажем, спутник, выводимый на орбиту. Произошла неполадка во время пуска, он сошел с заданной траектории и взорвался. Бывает такое? Да сплошь и рядом.

Возле меня встала Машка. Подняв ладонь козырьком, жена всматривалась в небо, оскверненное серой кляксой.

- Смотри, а вон еще, - проговорила она. – И вон там.

Я напряг утомленные солнцем глаза и увидел шесть одинаковых объектов. Они казались стремительнее предшественника, но двигались по схожему принципу.

Первый из них взорвался. В точке подрыва образовалась уже знакомая нам серая клякса. Однако, она была большего диаметра, чем та, которую мы наблюдали прежде. Сперва я решил, что такое впечатление создалось из-за большего объема тела. Секундой позже пришло понимание: объект взорвался намного ближе к земле, чем первый.

Мгновением позже взорвался второй объект, а следом за ним – третий. И четвертый. Синева некогда безмятежного неба стремительно покрывалась серыми язвами. Множество неопознанных тел рвалось то тут, то там, и я видел, как за ними следуют десятки собратьев – откуда-то из-за пределов атмосферы.

До нас доносились хлопки пока еще далеких взрывов. Я не сомневался: скоро, очень скоро канонада начнет сводить с ума, и я заскучаю по непрошибаемой тишине. Машка крепко схватила меня за руку:

- Да что мы стоим?! Надо прятаться!

Я не успел ответить. От страшного свиста заложило уши. Я поднял голову и увидел кусок метеорита размером с легковую машину, летящий прямо на нас.

Снаряд с грохотом разорвался в десятке километров над нами. Огромное серое пятно расползлось в воздухе, наглухо скрывая солнечный диск.

Взрывы летевших друг за другом метеоритов стремительно погружали мир во мрак. Все вокруг утратило яркие краски, будто оператор нацепил затемняющие фильтры на объектив камеры. Поднялся сильный ветер.

Внезапно со всех сторон замелькали ветвистые зигзаги молний. По четыре-пять штук за раз. И в моменты их вспышек небеса становились красными.

Вот тут мне стало по-настоящему страшно. Канонада взрывов, всполохи молний, бивших в землю в паре километров от нас; серые, бушующие тучи, скрывавшие дневной свет. Кроваво-красные небеса, на фоне которых разворачивалось сие действо. Мы с женой оказались в центре апокалипсиса – и я понятия не имел, что с этим делать.

Машка вцепилась в меня руками, что было сил. Громко вскрикнула. Я хотел сказать нечто ободряющее, но меня опередил вкрадчивый мужской голос.

- Да, ребятки, повезло вам очутиться здесь.

Мы резко обернулись. Оказалось, у железнодорожной платформы мы были не одиноки.

В обычной обстановке внешний вид двух новоявленных мужчин и женщины возрастом около пятидесяти лет показался бы мне странным. Но не сейчас. Не на пороге Армагеддона.

Женщина напоминала бухгалтера. Возможно, из-за ее серого брючного костюма и «совковой» прически. Она твердо стояла в воинственной позе, с вызовом вглядываясь в красные небеса. Казалось, она вот-вот крикнет урагану и перманентным разрядам молний: «Это все, что ты можешь?». В руках женщина держала гаджет, отдаленно напоминавший огромный фотоаппарат.

Поодаль от нее располагался более колоритный персонаж: высокий сухой мужчина, одетый в застегнутый на все пуговицы черный плащ и широкополую шляпу. Костлявыми руками он опирался на уткнутый в землю черный зонт. Глаза мужчины скрывали солнцезащитные очки с круглыми, как у кота Базилио, линзами. Он выглядел настолько непоколебимым, словно всего лишь созерцал безмятежный закат.

Наконец, третий человек, похваливший нас за умение оказываться в нужном месте в нужное время, был мужчиной среднего роста с открытым лицом и коротко постриженными белыми волосами. Он носил светло-серый костюм и белую рубашку с расстегнутым воротом. Вооружился седовласый футуристического вида ружьем.

- Вы кто такие?! – прокричал я.

- Мы наблюдаем за происходящим.

- А что происходит?!

- Переход. Происходит переход.

От закономерного вопроса «про переход» меня отвлекли молнии, пронзившие земную поверхность в каких-то ста метрах от нас.

- Почему они так часто бьют в землю?

- Это из-за крестов, - ответил Мужиксружьем. – Здесь зарыто очень много крестов.

О каких именно крестах идет речь, я спросить также не успел – меня одернула Машка.

- Смотри!

В который раз я задрал голову, наивно полагая, что за несколько минут повидал все. Посреди пепла пожирающих друг друга серых туч я разглядел парящий силуэт. Он имел тело человека и огромные, раскинутые в стороны крылья летучей мыши. Чем бы не являлось это существо, оно кружило прямо над нами.

- Так, вам пора уходить! – скомандовал Мужиксружьем. – Укроетесь на заводе.

Он с силой подтолкнул нас к заброшенному предприятию.

Молнии сверкали так часто, будто кто-то там, на небе переборщил с дозировкой. Раскаты грома грохотали один за другим. Фоном всему этому безумию стало красное небо.

Мы с женой с удовольствием потрусили в указанном направлении.

- Что происходит?! Кто вы такие?! – горланил я.

Мужиксружьем семенил позади нас, периодически озираясь. В правой руке он тащил свою неимоверно крутую пушку, левой подталкивал меня в плечо.

- Живее. Вам нужно успеть укрыться.

- Это конец света?! Нашествие инопланетян?! Атака американцев?!

Мужиксружьем не давал никаких ответов. Мы забыли наши чемоданы возле перрона. Бросая взгляды вверх, я замечал множество человеческих фигур с крыльями, скользивших по красному полотну.

Очень скоро мы добрались до здания завода. Мужиксружьем заставил нас спуститься в подземные катакомбы. Мы очутились в узком коридоре с противно мерцающим дежурным освещением. Седовласый уверенно шел впереди, но через пару поворотов замер на месте, вскинув бластер.

- Что? В чем дело? – спросили мы с женой.

Мне казалось, сейчас был не лучший момент постоять да потрепаться.

- Идите дальше. Больше нигде не сворачивайте.

- А вы?

- Я вернусь к своим друзьям.

- Зачем? Что там, снаружи?

Мужиксружьем запустил руку во внутренний карман пиджака, извлек белую ленту.

- Вот, возьми. Она поможет при переходе.

- Что нам с ней делать? – Я забрал вещь.

С одной стороны лента была исписана непонятными иероглифами.

- Идите! Хватит стоять на месте!

Он махнул нам, развернулся и побежал обратно. Я убрал ленту в карман шортов, взял жену за руку, и мы побежали дальше.

Коридор оказался совершенно прямым. Мы преодолели добрую сотню метров, когда на пути возникло неожиданное препятствие. Это было одно из тех существ, что кружили над нами.

Оно стояло в полумраке. Я не мог различить его облика, но мерцание мутного света не скрывало огромных крыльев. И – глаза. Два рубиновых прямоугольника, страшно мерцающие в тени. Я буквально ощущал опасность, излучаемую демоном.

- Кто ты такой?! – рявкнул я.

Разумеется, ответа не последовало. Я встал перед Машей, заслоняя супругу от угрозы. Возле стены валялся кусок трубы, и я не задумываясь вооружился им, взяв так, как берут бейсбольную биту герои голливудского кино.

Когда тебя загоняют в угол, лучшее, что ты можешь сделать – атаковать. Это моя философия. Кажется, у китайцев есть пословица: «Загнанная в угол крыса может наброситься на кошку». Абсолютно согласен.

В темноте что-то скользнуло мимо ног монстра. Две мелкие твари размером с тех нелепых псин, которых любят таскать на руках «блондинки на всю голову». Существа были песочного цвета и по строению напоминали сильно уменьшенного в размерах тираннозавра. Глаза отсутствовали.

Первая из них прыгнула на нас с расстояния в три метра. Я от души саданул по летящей тушке куском трубы, впечатав мини-динозавра в стену.

Вторая бестия подобралась чуть ближе и совершила бросок, целясь мне в горло. Я хорошенько приложился и по этой твари, опустив трубу на черепушку без глазниц. С неприятным чмоканьем существо плюхнулось к моим ногам, я пинком отправил ее к монстру с крыльями.

- Твой дружище?!

Крылатый демон продолжал безмолвно стоять в тени. Рубиновые глаза неприятно смотрели на нас. Жена предупреждающе положила ладонь мне на плечо. Она пыталась удержать меня от опрометчивых поступков – и не зря.

Я был на взводе. Парочка удачных раундов перед главным боем вечера придали мне уверенности в своих силах. К тому же, продолжать бегство от неизвестности, полагаясь на запатентованное отечественное авось, я не любил.

Сжав кусок трубы покрепче, я побежал на монстра.

Я мчался в исступлении, преисполненный решимости снести его голову одним четким ударом. За пару-тройку шагов до рубинов, горящих на уровне моей головы, я сделал замах посильнее – чтоб уже наверняка.

Мозг послал импульс в руки, стальная труба отправилась до адресата. Мне даже показалось, что она врезалась в бесформенную голову врага, а по рукам пошла дрожь от столкновения с твердым предметом.

Я точно знал: удар достиг своей цели, и он оказался таким сильным, что у меня потемнело в глазах. В подвале вырубилось освещение, подумал я, ибо темнота не спешила отступать.

В моих руках больше не было прообраза самого древнего оружия человеческого существа, а сам я отправился в далекое, тягучее путешествие по столь нелюбимой неизвестности.

Откуда-то с периферии Вселенной доносился голос жены. Постепенно нечленораздельные звуки формировались во вполне определенные слова. Машка звала меня по имени.

Я ощущал ее мягкие ладони на своем лице. Кажется, она нежно гладила меня. Нет, стоп… Била по щекам. Одну за другой, я получал солидные оплеухи от своей второй половины.

- Очнись! – звонко и совсем близко прозвучал ее голос.

Я открыл глаза и тут же захлопнул их вновь – солнечный свет был нестерпимо ярок. Пошевелился, шурша гравием.

- Ну, ты даешь! Перепугал меня!

Укрываясь ладонью от солнечных лучей, я с трудом сел, осмотрелся. Мы находились возле перрона – там же, где нас застал апокалипсис. Голова кружилась. Меня едва не стошнило на высушенную землю. Глаза понемногу привыкли к солнцу.

Я посмотрел на небо. Белые облачка мирно плыли куда-то на запад.

- Что произошло? – пробубнил я.

- Похоже, тепловой удар.

Жена заботливо накинула мне на голову какой-то платок, всучила бутылку воды.

- А где остальные? – заплетающимся языком поинтересовался я.

- Какие остальные?

- Баба с фотоаппаратом. Ван Хельсинг с зонтом. Какой-то ветеран со здоровым бластером галактического рейнджера.

Машка иронично изогнула бровь.

- Галактического рейнджера? Неплохо тебя приложило.

Я попытался подняться на ноги. Это удалось только с помощью жены.

- Долго я был в отключке?

- Пару минут. Это все твое хождение без головного убора, герой, - сварливо заметила вторая половина.

Машка посмотрела вдаль.

- Поезд идет. Ты как? Идти можешь? Нужно успеть, а то еще сутки не уедем.

Голова продолжала кружиться, но я был достаточно дерзок и крут, чтобы самостоятельно передвигаться на своих двоих. Гордость, уязвленная тем фактом, что я хлопнулся в обморок, как тургеневская барышня, придавала мне сил.

Мы с женой похватали пожитки и взошли на перрон, словно это был олимпийский пьедестал. Состав приближался инфернальным поездом-призраком. Когда он затормозил, никто не вышел из открывшихся дверей. Мы стали единственными, кто в них вошел.

Поезд тронулся дальше. Мы прошли в абсолютно пустой вагон, я тут же плюхнулся у окна. Машка компактно расставила чемоданы возле сидений, взяла меня за руки.

- Как голова?

Я довольно улыбнулся.

- Знаешь, а я там одну парню не слабо так врезал!

- Тому, с бластером галактического рейнджера? – ухмыльнулась Машка.

- Нет, другому. С крыльями и рубиновыми глазами.

Жена улыбнулась по-родному тепло.

- Ты посиди, я схожу за билетами. – Она посмотрела по сторонам. – Контролеры тут вообще есть?

Жена отправилась в соседний вагон. Я остался в одиночестве. Сделал солидный глоток минералки и уставился в окно, чувствуя, как тошнота и головокружение отпускают меня. Потихоньку я приходил в норму.

Поезд уже набрал скорость. Заросли, изможденные жарким солнцем, тянулись вдоль железной дороги однородной зеленой массой.

В отсутствие супруги я решил сам себе доказать профпригодность и забросить поклажу на верхнюю полку. Первыми туда отправились вещи жены.

Я постоял немного, прикидывая, не кружится ли голова. Физическое состояние быстро приходило в норму, и я схватился за свой чемодан. Он почти улегся рядом с Машкиным, да только забросить его я не смог.

Держа чемодан на весу, я чувствовал, как к горлу вновь подкатывает тошнота.

Только теперь я заметил прицепленную к нему ленту с непонятными иероглифами. 

Другие работы:
+1
612
14:36
Почему «ежели»? По стилю лучше подошло бы «если».
16:07
спасибо автору за рассказ. на мой взгляд рассказ неплохой, читается с интересом, но его портят недосказанности: как гг оказался с женой на этой платформе и зачем? что был за переход, что за сущности, что за трое неизвестных и что им всем нужно? Эти имхо основные вопросы заслонила осознание собственно крутости гг. От оценки воздержусь.
19:35
Мдаааа… почему то я так и думал что в конце он найдет ленту. Но тем не менее это не испортило совсем впечатления. Очень и очень неплохо. Автор молодец. Правда вот ниче не понятно… кто эти люди почему они на перроне, что за перезод и тд… НО! Это совсем не важно. Просто круто!
18:06
с надеждой посмотрел в восточном направлении железной дороги – туда, откуда должен прийти наш поезд. а что, у железки свои стороны света?
Никаких шансов, что поезд придет в ближайшие пять-семь минут. а в 10-15 шансы есть?
Машка устало сидела на одном из наших чемоданов
Я очень удивлюсь, если сейчас в радиусе километра в принципе найдется хоть одна живая душа. что за принцип?
Я выругался – на этот раз громче. Застрять под открытым небом в дневное пекло – прекрасное занятие во время летнего отпуска.

Я подошел к жене, взбивая пыль потертыми кроссовками, опустился на соседний чемодан. Протянул бутылку воды.

— Будешь?

— Я свою еще не допила.

Я поставил бутыл
я, я, я, я — у автора беден язык
После Машиной фразы мне стало чуть более жутковато чуть более — неудачный оборот
межконтинентальная баллистическая ракета «западных партнеров» почему межконтинентальная? есть базы и ближе
Внезапно объект разорвался в небе. Еще очень далеко – звук взрыва до нас даже не дошел. Я не увидел падающих обломков. Просто серая клякса выскочила на бескрайней синеве неба. ядерные так не взрываются
канцеляризмы
Мужиксружьем, Мужиксружьем раздельно
идея опять непонятна
Загрузка...
Светлана Ледовская №1