Валентина Савенко №1

Подземное царство

Подземное царство
Работа № 200 Автор: Синицын Александр Сергеевич

Остался ровно один день до того момента, когда я, наконец, вернусь из своей командировки на этой безжизненной планете, обратно к себе домой. Подумать только, уже прошёл ровно месяц, как я бросил военное дело и, оставив поля межгалактических битв где-то на периферии своей жизни, подался в лётчики испытатели. Лётчик испытатель Аркадий Норимов, действительно звучит очень даже неплохо. Пусть на этой планете, где я сейчас работаю, в изобилии присутствуют только испытательные полигоны, да шахты по добыче ценных руд, и пустынна, причём в прямом смысле этого слова, по крайней мере, здесь никто не пытается тебя убить, а этого более чем достаточно. В общем-то, именно об этом я и мечтал ещё с самого детства: летать на современных космолётах и истребителях, первым испытывая все их самые лучшие и не очень качества. Но, как это обычно бывает, жизнь распорядилась иначе. Только через пять лет службы в армии Галактической Федерации, мне удалось попасть сюда на испытательную базу «Ракфол-7». И вот, в свои двадцать пять с лишним лет, я, гордой походкой шагая по взлетно-посадочной площадке в герметичном лётном костюме, держа за пазухой свой лётный шлем и вдыхая полной грудью свежий терраформированный сухой воздух, возвращаюсь с очередного полёта, завершившегося, как обычно, благополучно.

Яркое полуденное солнце, находящееся уже в своём зените, припекало, как следует, зависнув над аэродромом маленьким белым диском. Поэтому, я поскорее поторопился вернуться в здание штаба, чтобы убежать от этого вездесущего палящего зноя, да и не помешало бы подробнее разузнать у командира, как прошёл полёт. Не успел я шагнуть внутрь, как меня сразу же обдало приятным холодком от активно работающих кондиционеров, а генерал Зейдер, руководящий здесь всем и вся, только выйдя из лифта, уже направлялся в мою сторону.

-Ну, что генерал, нормально полетал? – тут же спросил я, идя к нему навстречу.

-Очень даже здорово, Кэдди! – тут же произнёс тот в ответ. – Ты как всегда был молодцом! Новые трёхконтурные плазменные двигатели испытаны на всю катушку!

-Что ж, тогда я пойду, переоденусь? – осторожно произнёс я, и уже было направился в раздевалку, но Зейдер тут же меня остановил.

-Кэд, стой… Тут такое дело, нам поступил новый самолёт. Его позарез нужно обкатать, прям сегодня, можешь это сделать?

Генерал Зейдер был, конечно, отличный мужик. Хоть ему и было за пятьдесят, но выглядел он на все тридцать и по физической подготовке не уступал даже самым молодым летчикам, всегда был подтянут, как настоящий атлет. Знал поимённо каждого своего пилота, его характер, всегда мог поддержать или помочь, но часто у него спонтанно возникают какие-нибудь непредвиденные обстоятельства, что, собственно, и произошло в этот раз. Я, конечно, был не против подсобить нашему генералу, но полёты, продолжавшиеся с самого утра, порядком меня вымотали. Я начал отнекиваться:

-Сэр, ну я уже как-то вымотался… С самого утра впахиваю, даже не знаю.

-Аркадий, давай, будь мужиком! Ты пилот Федерации или тряпка! Тем более за мной зачтётся!

Вот что что, а уговаривать он точно умел. А ведь мог просто сказать: «Это приказ, чёрт тебя подери!». А нет! Именно за это его все и любили. Умел находить подход к каждому, без всяческих приказов. По этой причине я просто вынужден был согласиться:

-Ладно, генерал, - с улыбкой обратился я к нему. – Вам я не в силах отказать.

Незапланированный полёт обещал пройти быстро, благодаря чему я не особо волновался на его счёт, поэтому без тени сомнения выдвинулся вслед за генералом, вновь возвращаясь под палящее полуденное солнце. Выйдя на взлетно-посадочную площадку, мы с Зедером направились к одному из многочисленных ангаров, ровным строем располагавшихся вдоль всего аэродрома, где меня уже ждала моя новая птичка. Войдя внутрь, я сразу же приметил необычную форму нового самолёта, он был сделан по схеме «летающее крыло» с идеальными плавными линиями стыка всех частей, но размах крыльев был довольно мал, по сравнению с самолётами, которые проносились сейчас над нашими головами. Возле истребителя стояли два солидных мужчины в костюмах, и возились несколько механиков с роботами-инженерами. Как только я и Зейдер подошли к ним, один из мужчин, гордо салютуя, произнёс:

-Здравия желаю, генерал! Вижу, вам удалось найти пилота?

-Да! – радостно высказал Зейдер. – Это наш лётчик-испытатель лейтенант Аркадий Норимов. А эти два солидных мужика, - генерал показал на своих знакомых. – Ребята из компании «Крылья космоса», Сергей и Александр.

-Очень приятно, - с дружеской улыбкой произнёс я, пожимая им руки.

-Так так так, что тут у нас? – побормотал генерал, медленно подходя к самолёту. – «Летающее крыло», значит?

-Да всё верно! – тут же ответил Александр. – Бригада техников уже заканчивает скоро можно будет приступить.

-А что нужно испытать то? – с нескрываемым интересом спросил я, внимательно осматривая машину.

Сергей, поправив свой костюм, тут же ответил:

-Для начала нужно проверить конструкцию планера, на устойчивость к перегрузкам. Мы применяли новые материалы при его создании, поэтому пока обойдёмся этим.

-Только не долго! – тут же вмешался Зейдер. – Через три часа обещают сильную песчаную бурю, не хотелось бы под неё попасть. Вот если бы не приказ сверху, я бы с вами даже и не возился!

Слова о песчаной буре, произнёсённые генералом, меня сильно обеспокоили. Пусть наши самолёты и всепогодные, но попасть в пыльную бурю у меня желания не было, хотя бы, потому что их скорость на этой планете достигает порядка пятидесяти метров в секунду! Это только вдуматься! Но Сергей тут же принялся всех успокаивать:

-Нет, нет! Всё нормально! Тут делов то, на час работы. Ещё к обеду домой вернёмся.

Под одобрительные слова генерала, я, надев лётный шлем, направился к самолёту и, воспользовавшись выдвинувшейся лестницей, аккуратно забрался в кабину. Бригада техников тут же отошла от аппарата и, я, закрыв купол кабины, запустил компьютерную систему самолета. Приятный женский голос произнёс, что все системы находятся в полном порядке и можно приступать к взлёту. Я сразу же дал своё согласие, и передо мной появилось несколько голографических экранов, которые в избытке предоставляли всю лётную информацию. Как только Зейдер и его солидные приятели добрались до командирской вышки, я, следуя регламенту, чётко произнёс:

-База, приём, назовите мой позывной.

-Говорит база Ракфол семь, ваш позывной Комета один, как поняли? – тут же послышался в шлеме ответ генерала.

-Ракфол семь, вас понял. Разрешите взлёт!

-Комета один, взлёт разрешаю.

Лёгким движением руки, я запусти двигатели, от чего те сразу же зажужжали приятным звуком, лоснясь по моим ушам. Выведя самолёт из ангара, не торопясь, катя его на маленьких шасси, я остановил машину и, активировав рулевые двигатели, начал увеличивать мощность, чтобы подняться в воздух с места. Маленькие, но мощные плазменные двигатели медленно поднимали самолёт вверх, пока высотомер не достиг отметки в двести метров. Выровняв машину, я спросил:

-Ракфол семь, каковы указания?

-Комета один, слушайте внимательно. Сейчас ваша задача с постепенным ускорением лететь на север, разгоняясь до скорости, пять тысяч километров в час. После чего, вылетите на низкую орбиту и вновь вернётесь к нам, достигая границы гиперзвуковой скорости, будьте осторожны, так как ветер в испытательной зоне начинает усиливаться. После будем выполнять сложные манёвры, как поняли?

-База, вас понял, приступаю.

Закончив разговор, я начал медленно увеличивать мощность основных двигателей. Самолёт, постепенно набирая скорость, стрелой нёсся над безжизненной пустыней, раздирая рёвом двигателей голубое безоблачное небо. Достигнув нужной отметки, в пять тысяч километров в час, я резко дёрнул рычаг на себя, и истребитель, оставляя за собой длинный конденсатный след, резво устремился ввысь. Буквально за секунды я достиг нижней орбиты планеты. С такой высоты она выглядела абсолютно пустынной и безжизненной, светясь на фоне тёмного космоса ярким оранжевым оттенком. Две большие космические станции, находящиеся на её орбите, выглядели нелепо маленькими, по сравнению огромной планетой, величественно раскинувшейся под проносящимся над ней истребителем. Машина, в свою очередь, показалась мне очень даже не плохой, отлично ведя себя, как в атмосфере, так и в вакууме, потрясающе маневрируя рулевыми двигателями. Но, так как на данный момент у меня было конкретное задание, я, полюбовавшись на окружающую обстановку, дернул рычаг управления вниз, и машина пошла к земле. Постепенно набирая скорость, истребитель начал слегка трястись. Я спросил генерала стоит ли уменьшать скорость, но тот, видимо под влиянием своих друзей, отказал мне. Стремительный самолёт, резво набирая огромную скорость, начал медленно воспламеняться, немного дрожа от влияния небольших перегрузок. Уже вся носовая часть была охвачена ярко-жёлтыми языками пламени, тянущимися до купола кабины своими необузданными дьявольскими щупальцами, словно стремящимися захватить самолёт в свои адские оковы. Внезапно сзади послышался какой-то странный треск, а истребитель начало кренить вправо. Система тут же завопила о повреждении внешней обшивки правого крыла. Я попытался выровнять машину, но повреждения всё продолжали увеличиваться, ввиду чего, мои усилия были тщетны. Земля продолжала неумолимо приближаться, и я понял, что окончательно сбился с намеченного курса, когда на дисплеях уже виднелись огромные всё нарастающие клубы пыльной бури, стремительно движущейся мне на встречу.

-Катапультируйся!!! – неумолимо кричал в рацию генерал.

-Никак нет!!! – выкрикнул я в ответ.- Слишком сильно отклонился от курса! Прямо передо мной пыльная буря, она снесёт меня к чертям!!! Я посажу самолёт!!!

-Ты псих!!! Катапультируйся!!! Мы успеем тебя спасти!!!

-Нет!!! – продолжал я, тщетно пытаясь выровнять машину.

Наконец, благодаря помощи бортового компьютера и моим навыкам, истребитель стал ровно по горизонту, но продолжал снижаться, прямо навстречу пыльной буре. Я с ужасом посмотрел на неумолимо приближающуюся стену песка пыли, из которой то и дело проблёскивали вспышки белых молний. Машина продолжала нестись прямо на встречу с этим ужасом пустыни, пока, наконец, не столкнулась с ним лицом к лицу. Видимость тут же снизилась до нуля, а многочисленные песчинки начали с противным скрежетом царапаться о фюзеляж самолёта. Машину снова повело вправо, но я, включив всепогодный визор, и ориентируясь по огромным барханам, за доли секунды сметаемым сильнейшим ветром, вновь выровнял самолёт и стремительно пошёл на снижение.

-Вышлите помощь по моим координатам!!! – резко прорычал я, изо всех сил пытаясь удержать самолёт в горизонтальном положении.

-Колонна уже направлена к тебе, держись!!! – тут же ответил генерал.

И вот последовал удар. Многотонная машина, поднимая в воздух тучи песка, тут же сметаемые сильнейшим ветром, с огромной скоростью поползла по пустыне, истошно ревя поврежденными двигателями. Истребитель то подбрасывало, то вновь опрокидывало, пока, наконец, он не встретился с огромным каменистым холмом, словно из неоткуда возникшим на его пути. От столкновения, я тут же улетел вперёд, разбив стекло шлема о приборную панель. Самолёт покорёжило не на шутку, моё кресло почти полностью оторвалось, а приборная панель показывала лишь разноцветные помехи, мелькающие рябью по всей кабине. Немного отойдя от удара, я поднял голову и, осмотревшись по сторонам, сразу же заметил, что купол кабины был разбит и внутрь уже начинали влетать частички песка и пыли, гонимые с огромной скоростью сильнейшим по мощности ветром. Снаружи вовсю свирепствовала всё нарастающая пыльная буря, с диким рёвом гоня по пустыне пыль и песок, рождая в своём чреве многочисленные молнии, то и дело проблёскивавшие надо мной. Становилось как-то не по себе. Ситуацию усугублял и тот факт, что от ветра самолёт начинало кренить в сторону, надо было срочно что-то решать. Для начала я попробовал связаться с генералом:

-Приём!!! База, приём!!! Есть кто?! – в ответ последовали лишь монотонные помехи.

Ситуация ухудшалась с каждой секундой. Передатчик был разбит, кабина медленно заполнялась песком, а самолёт грозился вот вот перевернуться под влиянием неумолимо усиливающейся пыльной бури. Сняв разбитый шлем, я вновь осмотрелся вокруг. Видимость была практически нулевая от силы метров десять, но это не помешало мне в одном из соседних холмов обнаружить какой-то крупный лаз, явно искусственного происхождения. Радости моей просто не было предела! В надежде, что я смогу переждать бурю в укрытии коим являлась, судя по всему, заброшенная шахта, я быстро порылся в стандартном спасательном наборе, который был в каждом самолёте Федерации. Проблема состояла лишь в том, что мы находились не в зоне боевых действий, поэтому лично мой набор был довольно скуден: плазменный пистолет с фонариком, аптечка, два сигнальных маяка и пара сухих пайков с высококалорийной пищей. Что ж, чтобы переждать бурю этого вполне достаточно.

Собравшись с силами, я открыл купол кабины, и мне в лицо сразу же ударил жуткий ветер, а мелкие песчинки, нёсшиеся под влиянием его огромной силы, словно срывали мою кожу с костей. Закрыв лицо рукой, я буквально вылетел из кабины. Самолёт продолжало устрашающе кренить, а сильнейший ветер, валивший меня с ног и буквально сдиравший с лица кожу, продолжал завывать своим устрашающим гулом, словно идущим от куда-то из преисподней. Прикрываясь руками, я уверенно направился в сторону прохода в холме, но буря то и дело сбивала меня, но я вновь поднимался и продолжал идти. В конце концов, мне удалось достичь заветного прохода. Буквально ввалившись внутрь длинного тёмного коридора, пол которого был заполнен толстым слоем песка, я облокотился об стену и отдышался. Прогулочка в двадцать метров через сильнейшую пыльную бурю оказалась довольно утомительна.

Немного передохнув, я огляделся в своём убежище повнимательнее. Так как маяк на самолёте должен был остаться рабочим, да и мои два были способны уведомить руководство о моём местоположении, я уже окончательно расслабился, пока не увидел в конце туннеля открытые двери грузового лифта. Его очертания отчётливо виднелись даже во мраке усиливающейся бури, но я всё равно решил достать пистолет и посветить вперёд фонариком. Темнота становилась всё гуще, пыльная буря продолжала усиливаться, уже начиная зловеще завывать в моём убежище. Становилось немного страшновато, но я старался не терять самообладания. Подойдя к лифту, я осмотрелся. Видно было, что ему уже минимум лет двадцать, так как всё вокруг было заполнено песком и пылью, а сиденья, на которых, видимо, когда-то ездили люди уже порядком поистрепались. В этот момент у меня возникли серьёзные сомнения насчёт того, что место, куда я попал это действительно заброшенная шахта. Я посветил фонарём по сторонам и внимательно всё осмотрел. Коридор был сделан из слегка потрёпанной временем броневой стали серебристого цвета, из которой обычно делают военные базы, но никак не подземные шахты. Я посветил на вход туннеля и сразу же увидел место, где должен был располагаться большой гермозатвор, наглухо запирающий коридор от внешнего мира. В данный момент он находился в открытом состоянии.

Теперь я осознал окончательно – я попал на заброшенную военную базу. Но что это за база? Если шахт тут пруд пруди, всех не запомнишь, то все базы, расквартированные здесь сейчас, и находившиеся на планете много лет назад я знал наизусть, но об этой я не слышал никогда. Становилось даже немного интересно, мне безумно хотелось узнать, что же это за место такое. В надежде удовлетворить своё больное любопытство, я попробовал найти ответ в виде каких-нибудь записей на стенах лифта, но те были абсолютно чисты. Сделав ещё один шаг, я вдруг услышал снизу какой-то жуткий скрежет. Неожиданно кабина покосилась, а я, не успев удержаться, полетел прямо на потрёпанные сиденья. Скрежет вновь повторился, и лифт тут же устремился вниз. Прошло около трёх секунд, прежде чем кабина под влиянием сильнейшего удара, сопровождаемого диким шумом и треском, в мгновение ока превратилась в груду металла. Я тут же подскочил на мягких сиденьях и конкретно ударился об искореженный пол. Дышать стало трудно. Повсюду в кромешной темноте облаками витала пыль, забивая мой нос и мешая нормально дышать. Откашливаясь и сплёвывая скрипящий на зубах песок, я, кряхтя от боли и озлобленно бубня не самую нормативную лексику, с трудом встал на ноги. Подобрав с пола свой плазменный пистолет с фонарём, бьющим своим белым лучом через густые клубы пыли, я попытался найти выход. Сверху всё было напрочь забито искорёженными останками лифта, вернуться обратно не представлялось возможным, а вот его двери, изогнутые дугой наружу, явно скрывали какой-то проход. Хромая на правую ногу, отдающую слабой ноющей, но ужасно противной болью, я аккуратно раздвинул двери и вывалился наружу. Сильный ветер, ревевший наверху, лёгким свистом прорывался даже сюда, слегка разгоняя летящую в луче фонаря пыль, уже постепенно оседавшую к полу. Вокруг стояла кромешная, давящая на разум, темнота, и лишь фонарик, прикреплённый к моему пистолету, позволял хоть немного, но рассеять этот беспросветный мрак.

Выпрямившись и стряхнув с себя всю грязь, я немного осмотрелся. Справа от себя я сразу же приметил стеклянную камеру, расположенную прямо в стене. Точно такая же находилась и в стене напротив. Я посветил внутрь и, прильнув к стеклу, попытался рассмотреть, что же находится там внутри. Вглядевшись повнимательнее, я увидел в этом небольшом отсеке человекоподобного боевого робота с крупнокалиберным автоматом, находящегося, судя по всему, в спящем режиме. Таких обычно ставят на охрану входов, видимо это был именно тот случай. Во второй камере находился подобный ему брат близнец.

Глухая тишина, правящая этим мрачным местом не давала мне нормально сосредоточиться, заставляя постоянно прислушиваться к томному завыванию прорывающегося сюда ветра. Как вдруг, впереди послышался какой-то громкий пронзительный свист. Лёгкий, но сильно резавший уши звук пронёсся по помещению, жутко нервируя мои слуховые проходы. От испуга я сразу же нацелил оружие вперёд. В метрах десяти от меня в свете фонаря стал виднеться конец коридора, в котором я сейчас находился, там он пересекался с другим, более крупным и просторным туннелем. Я уже было собрался сделать шаг вперёд, чтобы дойти до туда, но неожиданно в луче света промелькнуло какое-то крупное белое пятно, пронёсшееся по второму туннелю, и вновь в коридоре послышался, раздирающий уши свист. От происходящего у меня начали ползти мурашки по спине. Такого со мной не случалось ещё с первого боевого вылета. С каждой секундой мне становилось всё страшнее, и я начинал чувствовать, как мною постепенно овладевает паника. Холодный пот начал течь по моим вискам, в которых уже чувствовался каждый удар сердца, разгонявший кровь, наполняемую очередной дозой адреналина. Пытаясь держать себя в руках, я начал рассуждать. На этой планете нет никакой иной формы жизни кроме человека, значит то, что я увидел за доли секунды в свете тактического фонаря это либо человек, либо какой-то робот.

Продолжая целиться в перекрёсток коридоров, я попытался вспомнить, что увидел тот момент, когда что-то странное пролетело по второму туннелю, но перед глазами всплывало лишь пробежавшее белое пятно. И тут я подумал, если этот свист, это, скорее всего ветер, усиленный моим испуганным сознанием, то белое пятно, это просто реакция глаз на яркий свет фонаря в темноте, тогда всё казалось довольно просто. Вдруг в туннеле, пересекавшем мой коридор, вновь послышался этот жуткий свист, теперь медленно нарастающий в раздражающий писклявый рёв. По телу тут же пробежали мурашки, а мушка в пистолете заходила ходуном. Я никак не мог успокоиться. Пытаясь не паниковать, я осмотрелся по сторонам, чтобы придумать какой-нибудь план. Только сейчас я заметил, что справа и слева от меня находились большие стеклянные стены, каждая из которых вела в какую-то комнату. Быстро посветив через толстое стекло внутрь помещения, находящегося слева от меня, я тут же увидел какую-то систему управления с множеством экранов и кнопок, а поодаль от неё в стене находился ящик включения аварийного питания. В моём сером веществе тут же сложилась логическая цепочка: если эта база была брошена, о чём говорят «спящие» боевые роботы, то, скорее всего здесь должны функционировать аварийные генераторы. Если это так, то я смогу, подать электричество на приборы и, если повезёт, связаться с базой. План выглядел просто идеально, но предварить его в жизнь снова помешал раздавшийся свист, тут же начавший резать мои уши.

Я вновь посветил в конец коридора, и опять в луче фонаря на доли секунды промелькнуло странное белое пятно. На этот раз я тут же нажал на курок, но пучок плазмы угодил прямо в стену, осветив ярким фонтаном голубых искр, убегающее человекоподобное существо. От того, что я увидел, у меня глаза тут же вылезли из орбит. Согнутое в три погибели, со страшно морщинистой белой кожей, нечто, пронеслось по туннелю в нескольких метрах от меня.

-Что это за дрянь?! – в сердцах выкрикнул я, и принялся искать вход в левую комнату с аппаратурой.

К счастью, замок, видимо работающий на электричестве, был разомкнут, поэтому, нажав на ручку стеклянной двери, я открыл её и в мгновение ока забежал внутрь, захлопнув за собой выход. Медлить было нельзя. Какая-то бледная человекоподобная дрянь бегает неподалёку от меня и одному богу известно, что эта штука может со мной сделать. Пытаясь действовать согласно плану, я сразу же подбежал к электрощиту и, с лёгкостью открыв его, принялся искать рычаг включения питания. К счастью, выключатель был на месте и, крепко схватив его левой рукой, я со всей силы дёрнул рубильник вверх, в надежде включить свет. Но вокруг стояла всё та же давящая темнота. Я попытался ещё раз, но результата не было. Я опустил его вниз и поднимал вверх снова и снова, пытаясь добиться желаемого, но всё было тщетно. В ярости я со всей силы ударил кулаком по щитку, и вновь дёрнул рубильник вверх…

Вдруг вдали послышалось странное гудение. Весь коридор тут же озарился множеством искр, с треском летящих с потолка, от раздираемых перенапряжением ламп. Сверху на меня посыпалось стекло, и я, пытаясь укрыться, накрыл голову руками, и было хотел спрятаться под одним из столов, расположенных рядом. Но только я добрался до укрытия, всё прекратилось. Не было ни гудения, ни треска. Лишь небольшой сноп искр, вылетавший из одной коридорной лампы, периодически беспокоил, привыкшие к темноте глаза. В надежде, что резкий всплеск напряжения, уничтоживший всё освещение, не убил аппаратуру, я подполз к одному из компьютеров, и нажал на кнопку включения. Лампочка, загоревшаяся сразу после этого, вызвала у меня неописуемое счастье. На радостях я быстро выпрямился и подошёл к одному из загоревшихся экранов. Сомнительного вида интерфейс многолетней давности вызывал у меня странное чувство неприязни, так как мешал разобраться в управлении, но, в конце концов, мне всё-таки удалось запустить программу, отвечающую за внешнюю связь. Используя свои уже наполовину утраченные знания, полученные ещё в учебке, мне с горем пополам удалось наладить связь с одним из спутников, висевших на орбите. Через него я собирался получить контакт с базой. К сожалению, это было не так уж просто.

Резво перебирая пальцами по клавишам, я уже совсем позабыл, о том, что я нахожусь на неизвестной заброшенной базе, пока мою память не взбудоражил белый силуэт, отразившийся в одном из выключенных экранов. Я взглянул на это чёткое отражение, ясно передающее всю человеческую форму того существа, которое стояло в проходе в комнату. По лбу тут же потёк пот, в голову мгновенно ударил адреналин, словно побуждающий меня к немедленным действиям. В мгновение ока, выхватив пистолет, я развернулся лицом к жуткому существу, уже подошедшему ко мне ближе, и уже собирался выстрелить. Но как только я навёл луч света на белое морщинистое тело, то тут же увидел его во всей своей устрашающей красе и остолбенел. Эта штука была на голову выше меня, а на месте лица у неё торчали два огромных чёрных глаза, и рот, круглый, как у миноги с оскалившимися по его краям длинными клыками. Посмотрев на меня, существо, оскалив свои многочисленные клыки, тут же яростно завопило и, закрыв лицо рукой, побежало на меня. Без промедления я нажал на курок и пучок плазмы тут же обжог твари плечо, оставив большую обожженную рану. Не успел я сделать второй выстрел, как существо, опустившись на четвереньки, с огромной скоростью вылетело из комнаты и скрылось где-то в темноте коридора. Ещё не отойдя от шока, я подбежал к двери и попытался закрыть её на электрический замок, но тот окончательно вышел из строя. Пытаясь действовать быстро, я схватил первый попавшийся на глаза стул и подставил его к ручке двери. Если это меня не спасёт, то хотя бы предупредит.

Дрожащими от страха руками, я продолжал набирать общие коды доступа к спутнику, пока вновь не услышал протяжённый многоголосый свист, разносящийся по всей территории. В этот момент я почувствовал, чьё-то присутствие прямо возле меня, казалось, что эта тварь тут уже не одна… Пытаясь держать себя в руках, я скоротечно проверил пистолет и вновь начал подключать связь. К счастью, уже было всё готово. Я подождал пару секунд и, найдя в одной из тумбочек портативный ушной коммуникатор, подключил его к аппаратуре и вставил в ухо. Как только мой палец коснулся кнопки «ввод», подключение началось.

-Говорит диспетчер испытательной базы Ракфол семь, назовите себя…

-Наконец-то! – тут же выкрикнул я. – Говорит Комета один! Повторяю, я Комета один, приём!

Последовала непродолжительная пауза, по окончании которой в рации послышался довольный голос генерала Зейдера:

-Аркадий! Чёрт тебя дери! Живой всё-таки!

-Сэр, у меня мало времени! Эвакуируйте меня! Тут какая-то ересь твориться! Чёрт знает что!!!

-Аркадий, мы потеряли связь с твоими переносными маяками, идём на место падения самолёта, думали, ты погиб…

-Я живой, сэр! Пока что… - осторожно пробормотал я, нервно поглядывая на стул, подпиравший входную дверь.

-Я не понимаю! – недовольно пробормотал генерал. – Ты в безопасности?

-Нет! Я на какой-то заброшенной военной базе, она находится рядом с самолётом! Видимо, стены глушат сигнал маяков. Сэр, тут происходит чёрт знает что, какой-то гуманоид с белой кожей хотел сожрать меня минуту назад!!! И, кажется, он здесь не один! – я продолжал внимательно караулить проход в комнату.

-По этим координатам и около них не числится ни одна военная база, - тут же ответил генерал. – И планета абсолютно безжизненна, кроме людей здесь нет никого, ты уверен в своих словах?

-То есть то, что я связался с вами через военный спутник с непонятно какого адреса, вам ни о чём не говорит?! – я был ужасно возмущён таким недоверием генерала.

-Если это правда… - генерал на секунду задумался. - То я знаю, о чём речь. Значит так, будешь держать с нами связь и никуда не уходи, понял меня?!

-Вас то я понял, но меня тут сожрать хотят!!! – нервно завопил я в коммуникатор.

-Кэдди, мне нужно время, держи с нами связь, как понял?

-Вас понял, сэр… - нервно прорычал я.

По крайней мере, теперь мне было с кем поговорить. Правда, ситуация обстояла таким образом, что болтать сейчас следовало меньше всего. Особенно вызывал подозрение тот факт, что это существо почему-то перестало свистеть. Видать, конкретно я его жахнул.

Спустя около тридцати минут томительного ожидания, за которые ничего не произошло, мой коммуникатор принял входящий вызов:

-Приём, Комета один, вы на связи… - в коммуникаторе послышался грубый незнакомый голос.

-Так точно! – тут же ответил я.

-Говорит генерал Федеральной разведки Зир, вы сейчас находитесь на нашем объекте.

После этих слов у меня всё стало на свои места. Если чего-то нет на общедоступных картах, если где-то происходит какая-то несусветная ерунда, то тут явно должна быть замешана Федеральная разведка, как мне это сразу в голову не пришло! Я тут же начал высказывать всё, что за это время у меня накипело, напрочь забыв обо всех опасностях:

-Генерал, что вы тут натворили!!! Где я? Что это за тварь хотела меня сожрать?!

-Лейтенант, успокойтесь! – убедительно произнёс разведчик. – Вы находитесь на брошенной двадцать пять лет назад военной базе, я помогу вам выбраться, где вы находитесь?

-Я вошёл в проход в холме, рядом с самолётом. Потом зашёл в лифт и свалился вниз. Пути назад нет. Здесь есть небольшой коридор и к нему примыкают две комнаты с аппаратурой, я ей воспользовался, благодаря аварийному генератору…

-Это достойно уважения, – почтительно пробормотал Зир. – Не каждый так сможет. Слушайте внимательно! Судя по всему, вы сейчас в разгрузочном отсеке Р-1, если выйдете из коридора, где находятся эти комнаты, то наткнётесь на туннель. Повернув направо, выйдите в большой ангар. На его другом конце будет такой же проход, как и тот, в который вы изначально вошли. Так как вы подали электричество, то дверь должна открыться. Там мы вас и заберём. Вам всё ясно?

-Так точно! Вы скоро там будете?

-Спасательная группа движется на вездеходах и уже в тридцати километрах от вас. Возьмите коммуникатор с собой и идите, ясно?

Внезапно, как будто со всех сторон, раздался множественный свист, слившийся в мгновение ока в один ужасающий вой.

-Что это? – тут же спросил Зир.

-Это у вас надо спросить!

-Этого не может быть… - настороженно пробормотал генерал.

-Видимо, может! – настойчиво отвечал я озлобленным голосом.

Вдруг где-то в коридоре послышался топот, а свист, то нарастающий, то вновь утихающий, продолжал мерно приближаться.

-Лейтенант, слушайте внимательно! Охранные роботы у входа целы, вы их видели?

-Так точно!

После этих слов генерал доходчиво объяснил мне, как используя мой компьютер, активировать боевых роботов с тяжёлыми автоматами. Как только алгоритм действий был завершён, дверцы капсул открылись и из них ровным шагом вышли два боевых робота, тут же развернувшихся в направлении пересечения коридоров.

-Скажу ещё кое-что, лейтенант… Вы не сможете их убить. По крайней мере, вашим оружием. Вам необходимо только отгонять их, причиняя боль, вам ясно?

-Они ещё света бояться, - осторожно заметил я, вспоминая последний инцидент.

-Не могу ответить утвердительно, держите связь, отбой.

Не успел генерал договорить последнее слово, как в коридоре начали раздаваться многочисленные хлопки от выстрелов и звериный рёв неизвестных мне существ. Весь коридор осветился вспышками от выстрелов человекоподобных роботов, стоящих недалеко от входа в мою комнату и мерно отстреливающих приближающегося к ним противника. Внезапно через стеклянную стену начали виднеться белые морщинистые существа, на четвереньках подбегающие к роботам, но тут же отбрасываемые сильнейшим натиском крупнокалиберных орудий. Неожиданно, одно из существ попыталось ворваться ко мне, но тут же было отброшено точным огнём робота. Я быстро схватил пистолет со стола и приготовился к обороне. На смену существу тут же пришла ещё одна тварь. С дьявольской силой толкая, подпираемую стулом дверь, ей удалось отпереть её и с ловкостью кошки ворваться в мою комнату. Тихо похрипывая своим округлым ртом, существо выпрямилось и побежало на меня. Я тут же направил на него луч фонаря, и произвёл несколько выстрелов, после чего тварь, издавая истошные звуки, смылась обратно в коридор.

Наконец, всё утихло. Роботы стояли на своих местах, а я, аккуратно выглянув за приоткрытую дверь, тут же обнаружил, что весь коридор был забрызган синеватой жижей, растекавшейся лужами по полу и стенам в свете ярких фонарей роботов. Но к моему удивлению, здесь не было ни одного трупа.

Сказав код активации, я тут же повёл роботов за собой на правах командира. Теперь они слушались меня беспрекословно, и я чувствовал себя уже в большей безопасности, чем раньше. Пытаясь избежать непредвиденных ситуаций, я отправил роботов на пять метров вперёд, разведать злосчастный перекрёсток коридоров. Точно подчиняясь моим приказам, они выдвинулись вперёд и, дойдя до поворота, осмотрели второй коридор.

-Всё чисто! – металлическим голосом произнёс робот.

Наконец-то всё складывалось как нельзя удачно. Теперь я мог в полной мере утверждать, что полностью контролирую ситуацию. Поэтому я сразу же приступил к поиску ангара. Следуя назначенному маршруту, я свернул направо в просторный и длинный туннель, предварительно пропустив в авангард роботов. Но только я решил оглянуться назад, как увидел в другом конце туннеля огромные куски стекла, россыпью, валявшиеся на полу и отблескивавшие красным оттенком от аварийных ламп, горящих в помещении напротив них. Моё любопытство вновь овладело моей головой и мне безумно захотелось выяснить, что скрывает эта комната, озарённая красными огнями.

Не забывая о безопасности, я взял с собой одного из роботов и пошёл туда, внимательно высвечивая лучом тактического фонаря возможную угрозу. К счастью, всё было чисто. Как только я ступил ногами на пол, вдоль и поперёк покрытый разбитым стеклом, коим, по-видимому, когда-то была стена, я сразу же увидел полную разруху и хаос, творившиеся внутри. Огромные куски стекла противно потрескивали под моими ботинками, раздражая мой уставший слух своим противным скрежетом. Яркие аварийные лампы слепили, привыкшие к темноте глаза, озаряя всё вокруг красным, словно кровь, цветом, нагнетающим и без того устрашающую обстановку. Но во всём этом хаосе и мусоре, мой глаз зацепился за несколько огромных стеклянных капсул, стоящих на другом конце помещения, от каждой из них длинной вереницей тянулись какие-то трубки. Почти все капсулы были разбиты вдребезги. Но одна из них была абсолютно целой. И в ней, доверху заполненной какой-то оранжевой жидкостью, виднелся, обмотанный всевозможными гибкими трубками, силуэт человекоподобного существа. Перешагивая через разбросанное повсюду оборудование, я аккуратно подошёл к этой капсуле и внимательно посмотрел внутрь. Мои догадки оказались полностью верны. Здесь, в полуподвешенном состоянии находилось точно такое же существо, как те, которые толпами бежали на двух роботов несколько минут назад. Теперь всё стало ясно. Не было никаких сомнений, что эти существа, вовсе не божье творение, а обычный эксперимент Федеральной разведки, видимо, вышедший из-под контроля.

Внимательно осматривая свою новую находку, я вновь связался с базой через ушной коммуникатор:

-Это Комета один, приём.

-Это база, вас слышим, Комета один! – тут же произнёс Зейдер.

-Можно поговорить с генералом Зиром, сэр?

-Я вас слышу! – тут же раздался его грубый мужской голос. – Вы уже достигли ангара?

-Никак нет! Я тут одну интересную вещь нашёл. И она всем своим уродством прямо требует, чтобы вы объяснили мне, что здесь произошло!

-Вы не должны этого знать, лейтенант! – мгновенно выдал генерал.

-Отнюдь! – тут же отрезал я, поднимая с пола какие-то, потрёпанные временем бумаги. – Меня чуть не сожрали, а тут вон ещё… - я быстро пробежал глазами множественные записи. - Написано что-то про проект «Божья рука». Уж лучше вы мне об этом расскажите, чем я сам узнаю. Это рано или поздно должно случиться.

Где-то вдалеке вновь послышался дикий свист, продолжающий нарастать с ужасающей интенсивностью. Я тут же бросился вместе с роботами в направлении ангара. В это время генерал Зейдер, явно напряжённым голосом тихо обратился к Зиру:

-Расскажите ему, он должен знать.

-Это секретная информация… - мгновенно перебил его разведчик.

-Он и так видел уже достаточно!

-Лейтенант, я слышу, вы уже идёте? – снова обратился ко мне Зир.

-Так точно! И в моих руках стопка каких-то бумаг. Не знаю рекламные буклеты это, или что-то важное, - с иронией произнёс я.

-Вы же понимаете, что в наше время на бумаге хранится только самая ценная информация?

-Ещё бы! Думаете, зачем я взял с собой эту макулатуру?

Мой язвительный ответ явно заставил генерала занервничать.

-Подождите минуту, – грубо прорычал он.

В ответ я лишь промолчал и стал снова внимательно осматривать дорогу, периодически уворачиваясь от фонтанов искр, летящих с разбитых ламп. Оба робота, шедшие впереди и сзади от меня, отлично освещали путь своими мощными фонарями, избавляя от темноты каждый уголок широкого туннеля, в котором спокойно могли проехать целых две машины. Сказать, что он был большим, это ничего не сказать. Ему не было конца, даже свет фонарей не мог пробить ту темноту, которая затаилась далеко впереди, но я продолжал делать шаг за шагом, неумолимо приближаясь к своей цели, не смотря ни на что. По дороге мне то и дело встречались подобные комнаты со стеклянными стенами, правда, на этот раз через них не было видно абсолютно ничего. Похоже, догадались поставить защиту от посторонних глаз. Когда мною было пройдено уже достаточное расстояние, мой коммуникатор принял входящий сигнал:

-Комета один, это база, приём, – послышался голос Зира.

-Да, я вас слушаю… - произнёс я в ответ, пытаясь осмотреть с помощью фонаря очередную закрытую комнату.

-Я не могу вам ничего рассказать.

-Хорошо! Тогда во будет шумихи, когда я растрепаю журналистам, что я тут видел. А они там ещё понапридумывают всего…

-Вы даже не представляете, с чем связываетесь! – тут же прорычал Зир.

-Расскажите ему генерал, - снова вмешался в разговор Зейдер. – Я ручаюсь за него. Всё останется в тайне.

-Ещё бы это было иначе! – разозлено произнёс разведчик. – Ладно, эксперимент «Божья рука» был направлен на создание нового организма, способного решать боевые задачи с эффективностью большей, чем это делают простые солдаты.

-Поэтому вы создали чёртовых мутантов, да, генерал!? – не скрывая злости, произнёс я, бросая на землю стопку грязных бумаг, прихваченных из разгромленной комнаты.

-Это был лишь пятый образец, который смог выжить. Все предыдущие попытки провалились…

-Продолжайте, генерал, я вас внимательно слушаю.

-Затем двадцать пять лет назад. По какой-то причине, мне не известной, базу обязали закрыть, а эксперимент свернуть. Все образцы были уничтожены…

-Но, видимо, кому-то удалось выжить, – сказал я, высматривая впереди открывающийся выход из туннеля.

-Да именно так. Мы отравили их прямо в инкубаторах, но, видимо, их быстрая регенерация смогла справиться и с этим.

Дослушивая генерала, я уже шагал к выходу из туннеля. Как только моя нога ступила на обширный балкон с твёрдым покрытием, моему взору тут же предстал огромный, слабо освещённый несколькими тусклыми лампами ангар. Я стоял почти прямо над потолком и с восхищением оглядывал его величественные размеры. Казалось, такая штука не может находиться под грудой песка где-то в пустыне, но мои глаза говорили об обратном. Необъятное помещение простиралось в стороны на сотни метров, а до другого края стены было не меньше метров пятидесяти. Я, молча стоя и оглядывая это величественное сооружение, и просто не мог им не восхищаться. Наконец, я решился подойти к краю большого балкона, которым, судя по всему, являлся мощный грузовой лифт. Я облокотился на перила и, посмотрев вниз, с ужасом увидел своими, привыкшими к темноте, глазами орды этих белых существ, шастающих среди множества контейнеров и ящиков, оставленных здесь предыдущими хозяевами. Их были сотни. Маленькие, большие, высокие, низкие, все они ползали здесь среди старого оборудования, которое обустроили себе для жилья. Где-то виднелись специфические постройки из ткани и железа, выделявшиеся на фоне остальных серых контейнеров. Где-то слышались звуки работы каких-то механизмов. Огромный ангар, служивший когда-то местом разгрузки оборудования, был превращён в небольшой городок, где, словно мокрицы ползали в темноте морщинистые белые существа.

Чтобы не привлекать лишнего внимания, я тут же выключить свой фонарь и приказал роботам сделать то же самое.

-Генерал Зир, - осторожно пробормотал я. – Вы создали новый разумный вид существ.

-Да, я это знаю! – уверенно произнёс тот.

-Нет, не знаете. Разумных во всех смыслах этого слова. Они тут построили свой город.

-Город? В каком смысле?

-Что тут не понятно?! – полукрича, завозмущался я. – Выбросили свой эксперимент, а он стал новым видом, создавшим своё общество!!! Вы монстр, генерал! Пуще этих тварей!

-Оставьте оскорбления при себе! Я понял вас. Мы примем соответствующие меры. А теперь действуем. Видите от грузового лифта, где вы сейчас находитесь, отходит несколько металлических мостов для персонала.

-Да, - ответил я, наблюдая перед собой узкий металлический мост.

-Идите прямо по нему, в конце увидите дверь, она выведет вас прямо к выходу, где вас уже ждёт спасательная группа.

-Наконец-то, вас понял!

На радостях я уже и позабыл, что подомной находятся сотни и сотни существ, чьи намерения в отношения меня были не совсем понятны. Обратившись к роботам, я приказал им следовать за мной и не открывать огонь до приказа. Послушно выполнив мои указания, они построились колонной и приготовились следовать за мной. Я аккуратно ступил на узкий мост и принялся на цыпочках шагать вперёд, пытаясь не создавать лишнего шума. Но, как только первый робот шагнул своей тяжёлой ногой на стальную поверхность моста, по всему ангару тут же раздался пронзительный звук удара металла о металл. Я сразу посмотрел вниз. Сотни глаз, направленных на меня, пристально следили за каждым моим движением. Я был не в силах пошевелиться и просто бегал взглядом от одного сморщенного лица к другому, не решаясь шевельнуть даже пальцем. Вдруг издалека послышался до боли знакомый пронзительный свист. Он всё продолжал нарастать, пока его не подхватили все, кто сейчас смотрел на меня. Дикий свистящий рёв, сотен голосов слился в унисон, и, казалось, разорвёт мои ушные перепонки, как вдруг все существа, словно термиты, зашевелились подомной и начали бегать по ангару, пытаясь добраться до моста. Я тут же дал дёру со всех ног и сам не заметил, я очутился у огромной двери, рычаг открытия которой подсвечивался приятным зеленоватым цветом. Я оглянулся назад и увидел с десяток озлобленных существ, несущихся прямо на меня, оскалив в своём округлом рту острые, как бритва зубы. Я тут же дёрнул за рычаг и, приказав роботам оборонять вход, с нетерпением ждал, пока, уставшие от времени механизмы, поднимут многотонную дверь вверх. Сзади уже послышалась стрельба. Роботы изо всех сил обороняли подход ко мне, натиском своего огня, сбрасывая существ с моста. Наконец, дверь открылась, мне в лицо сразу же ударил сухой пустынный ветер, создаваемый непрекращающейся бурей. Тут же, словно из-под земли, прямо передо мной появились два солдата в боевой униформе.

-Матерь божья, что это?! – выкрикнул один из них, хватая меня за руки.

-Двери!!! Двери закройте!!! – испуганно прокричал я.

Один из пехотинцев тут же нажал кнопку экстренного закрытия двери и, та, всем своим весом рухнула на землю.

-Быстрее уходим от сюда, - прорычал солдат, держащий меня за руки.

Моей радости просто не было предела. Наконец, я выбрался из этого ада, из этого подземного царства, неосознанно сотворённого человеком. Теперь я чувствовал себя в полной безопасности, устало шагая по коридору под охраной шести до зубов вооружённых солдат. Когда мы садились в один из двух гусеничных вездеходов, посланных для моего спасения, за стальной дверью через шум постепенно утихающей пыльной бури ещё слышались выстрелы, производимые роботами, беспрекословно выполнявшими мой приказ. Почему-то в эту секунду мне стало как-то грустно, что я бросил их там, на растерзание, но иначе я бы не спасся.

Поудобнее расположившись на пассажирском сиденье рядом с солдатами, я пристегнул ремень и произнёс:

-Ребята, спасибо! Огромное человеческое спасибо!

-Это наша работа, лейтенант! – тут же произнёс командир отряда, снимая шлем. – А что это было?

-Это, мой друг, то чего быть не должно! Эти твари созданы человеком!

-Хватит болтать! – тут же послышался в коммуникаторе голос Зира. – Им это знать не обязательно!

-Не обязательно?! Генерал, вы создали разумных существ, которые построили свой собственный мир! Вы там в разведке все больные на голову!!! Вот что, что вы с ними теперь будете делать?!

-Уничтожим. Бомбардировщик с нейтронной бомбой уже готов к вылету.

-Уничтожите?! – возмущённо прорычал я. – Они смогли выжить под землёй двадцать пять лет!!! Они развивались, умнели, а вы просто хотите сбросить на них бомбу?!

-То, что на базе осталось огромное количество продовольствия, это ещё ничего не говорит об их отличительных способностях. Поймите это просто неудавшийся эксперимент. Мы писатели, лейтенант. Мы пишем книгу человечества, если какой-то лист произведения кажется писателю плохим, он выбрасывает его.

-Это не буквы, генерал Зир! Это живые существа!

-Эти существа хотели вас живьём сожрать!!!

-Они защищали свой дом!

-Вы что, хотите с ними заключить союз? – с неодобрительной усмешкой произнёс Зир.

-Нет! – грубо ответил я. – Но уж точно не уничтожать!

-Всё, лейтенант, разговор окончен. Конец связи!

Да, Зир был явно крепкий орешек. Но в его словах что-то есть. С этими существами явно нельзя просто так общаться, но убивать, это уже слишком. Так или иначе, моё мнение здесь никому не было интересно.

Быстро катясь в вездеходе с бархана на бархан, под звуки завывающего ветра, я до последнего момента надеялся, что Зир предпримет какие-нибудь более гуманные действия по отношению к этим существам. Но когда я прибыл со спасательной группой на базу, то с ужасом узнал, что, несмотря на все мои уговоры, самолёт с нейтронной бомбой уже вылетел в направлении заброшенной базы. Все эти существа, созданные руками человека, будут им же и уничтожены. Что ж, может, это и правильно. Те, кто никогда не должен был появиться на свет, будут превращены в пыль и отправлены в забытье. Научно-технический прогресс дал человеку возможность распоряжаться всем, до чего только сможет добраться его пытливый ум, но имеет ли он на это право, большой вопрос.

Другие работы:
-3
747
12:50
У меня для вас плохие известия, автор, — это очень плохо написанный текст, созданный к тому же по мотивам глубоко вторичной, а то и третичной идеи. Стоило ли так напрягаться? Вопрос риторический.

1 из 10 баллов по моему сугубо личному имхо, не обижайтесь.
22:25
Нормальный рассказ. Не хуже многих. Не надо, наверное, было шрифт жирный делать. Не принято. Хотя…
Я обращаю внимание на грамотность и стилистику в первую очередь. Потом, если одежка нравится, начинаю потрошить душу. Одежка аккуратная, ошибок нет или мало. Стилистика ровная. Нет! Я категорически против минуса)))
13:13
Стилистика ровная???
13:56
Ну хорошо! Не ровная. Но зачем же минусовать?! Можно просто не ставить плюсики)))
13:07
+1
держа за пазухой свой лётный шлем — не влезет летный шлем в это место.
И да, текст действительно плох. Много стилистических ошибок, в первую очередь. Сюжет здесь даже вторичен, поскольку текст читать неинтересно.
Гость
14:51
Не очень хорошо со стилем, напр. «лоснясь по мои ушам» и др., с логикой, напр. не будет поверхность планеты проносится под самолётом, летящим вертикально вверх, и др., множество технических ошибок: напр. пропуски букв, слитное написание слов, пропуски чёрточек-дефисов, употребление иностранных слов, видимо, чтобы текст казался умнее, напр. «терраформированный» воздух, «интерфейс» компьютера, что такое «интерфейс»? и др.
23:44
Ну уж насчет «интерфейса» вы зря — это совершенно нормально…
18:45
Читаю, потому что надо. А интереса нет. Много технической фантасмагории. Через двадцать пять лет на такой планете всё в рабочем состоянии. Если на базе «убрали» созданных людьми существ, то энергообеспечение откуда? Да и вход в базу такими песчаными бурями давно был бы засыпан. Ни душе, ни сердцу, ни чему-то новому… (Ставлю 2 балла)
19:37
Остался ровно один день до того момента, когда я, наконец, вернусь из своей командировки на этой безжизненной планете, обратно к себе домой лишние слова
Подумать только, уже прошёл ровно месяц, как я бросил военное дело и, оставив поля межгалактических битв где-то на периферии своей жизни, подался в лётчики испытатели. что, реально меж галактиками война? летчик-испытатель
Пусть на этой планете, где я сейчас работаю, в изобилии присутствуют только испытательные полигоны, да шахты по добыче ценных руд, и пустынна, причём в прямом смысле этого слова, по крайней мере, здесь никто не пытается тебя убить, а этого более чем достаточно. что там «пустынна»7 вообще предложение какое-то несогласованное
летать на современных космолётах и истребителях я так понимаю, при межгалактических битвах истребители воют не в атмосфере? при чем тут испытания на планете?
И вот, в свои двадцать пять с лишним лет,я, гордой походкой шагая по взлетно-посадочной площадке в герметичном лётном костюме, держа за пазухой свой лётный шлем и вдыхая полной грудью свежий терраформированный сухой воздух, возвращаюсь с очередного полёта, завершившегося, как обычно, благополучно. лишние слова. шлем реально за пазуху не влезет
Яркое полуденное солнце, находящееся уже в своём зените тавтология
Не успел я шагнуть внутрь, как меня сразу же обдало приятным холодком лишние слова
генерал Зейдер, руководящий здесь всем и вся, только выйдя из лифта, а когда в лифте, то не руководил?
весь текст такой неловкий и неказистый
непонятно, почему прямая речь выделяется жирным
генерал сплошь штампованный
как зовут ГГ Кэд или Аркаша?
куча пропущенных запятых
ничего нового, откровенно скучно
Загрузка...
Илона Левина №1