Ольга Силаева №1

Йорки

Йорки
Работа № 226 Автор: ​Ходин Александр Викторович

1.

– Так, – синий робот с маленькой красной надписью «Роберт» на груди присел на корточки, посмотрел в глаза щенку. – Йорки, следуй за мной, не отставай, никуда не убегай. Хорошо?

– Йорк! – Тявкнул в ответ щенок.

– Ну все, я все собрал, можем выдвигаться. – Сказал Келвин.

Они втроем вышли из дома. На улице творились беспорядки, робот, прикрывая доктора, направился в сторону места посадки шаттлов.

Когда они проходили мимо какого-то двора с фонтаном, к ним подбежал военный:

– Сэр, я провожу вас до челнока.

– Спасибо, не нужно, у меня есть свой робот, он мне поможет.

– Сэр, это не обсуждается, у меня приказ доставить вас. На улицах опасно.

Тут на них напал какой-то сумасшедший. Робот с легкостью отбросил его, но из руки напавшего выпала ЭМИ-граната. Роберт успел закрыть собой всех прежде, чем она вспыхнула. Робот упал.

– Нет! Бобби! Бобби! – Доктор подбежал к роботу. – Только не сейчас! Включись! Давай! Не оставляй меня так! – Он ударил по металлической грудной пластине.

– Йорк!

– Сэр! Идемте. Если ничего важного граната не задела, то он потом включится.

– И останется здесь один?!

– Йорк! Йорк!

– Да что Вы так переживаете по поводу этой безмозглой жестянки?

– Йорк! – Никак не мог угомониться щенок.

– Сэр, в любом случае его не пропустили бы на блокпосте. Эвакуируют только людей, всех роботов мы оставляем на земле.

– Бобби, прости меня. Надеюсь, ты очнешься. – Он обнял робота, встал. – Пойдем, Йорки.

– Йорк! – Щенок посмотрел на него грустно, как бы намекая: «мы что, бросим его здесь?»

–Да, к сожалению, нам придется.

2.

Наконец, они дошли до блокпоста. У ограждения толпились люди. Все что-то кричали.

– Разойдитесь! – Гаркнул военный. – Пропустите! – Он провел доктора через толпу.

Вход на территорию космодрома, огражденного высоким забором, был перекрыт солдатами.

– Эй, сержант! Я нашел его!

– О, доктор Келвин Робертс! – Он подбежал к пропускному посту. – Рад вас видеть. Пустите их.

Шум толпы нарастал, еще бы, все ждут в огромной очереди, и тут вдруг появился неизвестный, и его тут же пропустили. Где справедливость?

Келвина отвели в медицинскую палатку, проверили его здоровье, убедились, что оно позволит ему выдержать перегрузки полета до космической станции. Державшегося у ног доктора щенка все это время никто не замечал.

Наконец, когда все проверки были выполнены, доктора и еще нескольких человек посадили на челнок, который не был похож ни на ракету, ни на самолет, а скорее на большой автобус, который может отправляться в космос.

Пассажиры сдали свой багаж, расселись по местам и пристегнулись. Сидения были расставлены в середине отсека в четыре ряда, по два вплотную, спина к спине.

Через открытую дверь в отсек вошел военный робот.

– Добро пожаловать! – Заговорил диктор из динамиков. – Мы рады приветствовать вас на нашем шаттле, который доставит вас прямо на станцию «Ковчег», где вы сможете продолжить свою жизнь в комфорте. Наш шаттл скоро отправится. Просим вас пристегнуть ремни безопасности. Для вашего же блага мы проводим полное сканирование на предмет инородных тел и неразрешенной роботизированной техники. Просим сохранять спокойствие. При выявлении посторонних предметов робот MI214 немедленно изымет их и передаст на утилизацию. Начинаем сканирование.

Лицо доктора резко изменилось, когда он услышал о запрете. Он не двигался, надеялся, что все обойдется.

На полу у входа, где стоял робот, появилась красная лазерная полоса сканера. Она заняла всю длину отсека и начала движение в противоположную от входа сторону, вместе с ней начал движение и военный робот, до этого стоявший без движения.

Проходя мимо Келвина, он остановился. Лазерная полоса дошла до конца.

– Сканирование завершено. Спасибо за ожидание. Робот MI214 изымет все найденные запрещенные предметы. Приятного полета!

Робот нагнулся и схватил щенка за лапу, поднял его.

– Йорк! – Завизжал щенок.

– Доктор Келвин Робертс, в соответствии с пунктом сто пятьдесят один, подпунктом два, на челнок запрещается брать с собой каких-либо роботов или иную роботизированную технику.

– Оставьте его в покое! Вы не можете отнять его! – Он попытался отстегнуть ремень безопасности, но у него ничего не вышло, включилась система блокировки замков.

– Изъятая роботизированная техника подлежит утилизации. Всем приятного полета. – Продолжая держать полностью металлического, гладкого и блестящего щенка, движения которого сложно отличить от настоящего, живого, робот направился к выходу.

– Нет! Пожалуйста!

Робот сошел с челнока. В его руке брыкался металлический щенок, он всячески пытался вырваться, но ничего не получалось.

Двери челнока закрылись.

– Внимание! – Послышалось из громкоговорителя. – Всем покинуть стартовую площадку. Старт челнока через… Три. Два. Один…

Из сопл двигателя вырвалось пламя, шаттл взлетел.

Робот понес Йорки к станции утилизации. Проходивший мимо сержант заметил жалобно скулящего и брыкающегося щенка в руках робота:

– О господи! Ты что, собрался его в утиль отправить?

– Согласно пункту…

– Да знаю я, – прервал его сержант, – не надо его утилизировать, может он и робот, но посмотри, как за жизнь борется! Давай так. Отнеси его за ограждение и там отпусти, пусть бежит себе, куда хочет.

– Так точно. – Робот направился к одному из блокпостов. Йорки к тому времени уже понял, что вырываться бессмысленно, хватка у робота очень уж сильная.

Робот оставил щенка за ограждением и вернулся к своей службе.

3.

Йорки не знал, что ему делать. Он сидел, опустив голову, ждал чего-то. Вдруг кто-нибудь придет и поможет ему, поможет попасть на челнок, поможет найти Келвина.

Йорки просидел несколько часов, но никто так и не пришел.

Он поднялся, поплелся вокруг ограждения. Пройдя метров сто, вдруг остановился. Поднял повыше мордочку, оскалил зубы, зарычал. Он был в бешенстве. Йорки отошел от забора на небольшое расстояние, повернулся к нему лицом. На несколько секунд задумался, а потом рванул с места. В мгновение ока перемахнул через трехметровый сплошной забор и понесся к первому попавшемуся на глаза шаттлу. Он бежал, не разбирая дороги, перепрыгивая через ящики, пробегая между ног людей и роботов. Его ничто не волновало, он просто летел вперед.

Один из патрулирующих территорию роботов заметил Йорки. Робот расценил его, как угрозу. Он в два шага настиг щенка и схватил его.

Йорки очнулся от своей ярости и вдруг понял, что он натворил – снова попался, а вдруг в этот раз не повезет? Он испугался, начал вырываться, но робот держал его мертвой хваткой. Робот вместе с визжащим в его руке щенком дошел до одной из больших брезентовых палаток. Внутри практически все место занимали поставленные друг на друга металлические коробки. На каждой из них наклеена цветная этикетка с номером и надписью, которая везде была одинаковая: «На утилизацию. Под пресс.»

Робот одной рукой достал непонятную пластину, положил на стол. Он швырнул Йорки на пластину, и как только тот коснулся ее, пластина тут же захлопнулась, окружив щенка, образовав металлическую коробку.

Вокруг Йорки сгустилась тьма. Его куда-то потащили, наверное, поставили к другим коробкам, ждущим утилизацию. Он всеми силами пытался выбраться, бился о стенки, царапал их, пытался прогрызть, но безуспешно. Стенки коробки поглощали все его удары, к тому же на них не осталось ни царапинки. После многократных неудачных попыток он остановился, лег, заскулил. Йорки остался наедине с самим собой в темноте, в тишине.

4.

Каждые два часа звук улетающих челноков прерывал безмолвие. Спустя некоторое время рев двигателей заходящего на посадку шаттла снова нарушал тишину. После шумы стихали и оставляли щенка одного. Это единственные звуки, которые доходили до Йорки.

Послышались шаги, кто-то зашел в палатку. Неизвестный схватил коробку со щенком.

– А? Что? – Ему что-то ответили. – Так мы грузим в фургон или нет? – Йорки снова не расслышал, что тому ответили. – Утилизацию на завтра перенесли? Ну ладно.

Неизвестный опустил коробку и ушел прочь. Йорки снова остался один на один с самим собой.

За несколько часов кромешной темноты щенок перестал реагировать на какие-либо шорохи. Он просто лежал, пытался ни о чем не думать.

Времени прошло уже достаточно, скорее всего уже наступила ночь.

В палатке послышалось какое-то движение, но Йорки не обратил на него внимания, ему было все равно.

Что-то с грохотом упало. Йорки вскочил, прислушался.

– Трев! – Шепотом прикрикнул один. – Ты совсем с ума сошел?! Нас же услышат!

– Ладно тебе, не бесись. Всем плевать на эти коробки, все равно все пойдет под пресс. – Тоже шепотом ответил другой.

– Итак, что же нам приготовили сегодня?

Воры начали вскрывать металлические коробки и собирать практически все, что было внутри, озвучивая друг другу каждый предмет, который они находили.

– Эй, Майк, глянь-ка. Эта отмечена красным. Нам попался какой-то робот.

Они схватили коробку, встряхнули ее, чтобы послушать, что гремит внутри, поставили на стол. Один из них попытался вскрыть коробку ломом, но с первого раза у него это сделать не получилось. Он приложил чуть больше усилий, и крышка поддалась. Из коробки, с громким рычанием, вылетел металлический щенок. Он сбил с ног одного из воров. На секунду задержался, чтобы взглянуть на ошалевшее лицо второго преступника, и после рванул на улицу. За несколько секунд добежал до забора, перемахнул через него, будто высотой тот был не больше полуметра. Йорки бежал, бежал свободный, ему больше не нужно сидеть в темной клетке, ожидая конца.

Щенок направился к месту, где они расстались с Робертом, когда направлялись к космодрому.

Добежав до переулка с фонтаном, Йорки обнаружил лежащего у лестницы робота, лучшего друга. До этого момента Йорки не знал, что будет хуже: не обнаружить или все-таки найти Роберта на том же месте, лежащего без движения, отключившегося. Теперь он ясно понял, что лучше было бы его здесь не обнаружить, ведь это могло бы означать, что тот все-таки очнулся.

Щенок подошел к роботу. Прижался к нему, свернулся клубочком рядом с ним.

Роберт не очнется… Что же делать? Остаться здесь или попытаться пробраться на челнок? Вдруг снова поймают? В этот раз вряд ли так повезет. Так и что в итоге?

Йорки, маленький, полностью металлический щенок, грустно опустив уши, лежал и размышлял.

5.

Диск солнца уже поднимался из-за горизонта, подсвечивая небо ярким пламенем, когда Йорки наконец решился что-нибудь сделать, а не сидеть на месте. Он залез на робота, легонько толкнул его голову носом. Никакой реакции. Щенок лизнул робота, спрыгнул вниз и направился в сторону места посадки челноков.

Он несколько раз оборачивался, в надежде увидеть движение Роберта…

Подходя к месту, он решил, что стоит забраться повыше, чтобы осмотреться.

Йорки забежал в открытый подъезд здания, стоящего вплотную к космодрому, и взобрался по лестнице на последний этаж. На крышу выходил люк с висящим на нем замком.

Щенок вцепился в замок зубами и начал мотать головой, он старался изо всех сил, и замок наконец слетел с люка. Проход теперь открыт.

Крышка люка приподнялась, из-под ее показались серебристые уши, затем глаза, а потом и вся металлическая мордочка. Йорки осторожно вышел наружу. Оглядываясь по сторонам, он подошел к ограничительному бортику крыши, запрыгнул на него.

Отсюда открывался прекрасный вид на территорию посадки челноков и близлежащие окрестности.

Йорки лег на живот, положил одну лапу на другую, опустил на них голову и принялся наблюдать.

Он видел все: маршруты патруля, слепые зоны камер, нервно бегающих, чем-то занятых людей, все лазейки, даже табло с расписанием вылетов.

Он лежал. Наблюдал. Запоминал и просчитывал ходы. Откуда он это умел, он и сам не знал.

Шаттлы, заполненные людьми, взмывали в небо ровно каждые два часа, чуть погодя приземлялись пустые. Они стояли без дела довольно долго, прежде чем снова полететь. Каждый раз, перед отлетом, один из военных роботов заходил в челнок, а через минуту выходил оттуда либо с изъятыми вещами, либо с пустыми руками. Как по часам давался старт, и очередной полный пассажиров шаттл скрывался в облаках…

Между палатками и челноками было очень много свободного пространства, которое придется быстро пересечь, попытавшись при этом остаться незамеченным.

Начало темнеть. Йорки пролежал весь день, наблюдая за происходящим внизу.

Когда солнце окончательно зашло, а на небе появилась луна, Йорки встал. Пора. Он спрыгнул с бортика, пролез через люк, спустившись по лестнице и выйдя на улицу, направился к освещенной территории для посадки челноков.

Подойдя ближе к ограде, Йорки перешел на бег. Бежал он абсолютно бесшумно, его лапы практически не касались земли.

Он прижался к забору, прислушиваясь. Пробежал вдоль него и остановился в примеченном ранее месте. Щенок вскарабкался по отвесному сплошному забору, подтянулся на лапах, чтобы убедиться, что его расчеты верны, и патруля здесь нет. Чисто. Йорки перелез через забор, мягко приземлившись, спрятался за ящиком.

Теперь нужно ждать. Он сел. Закрыл глаза, сконцентрировался на звуках.

– Внимание! – Прозвучало из громкоговорителя. – Старт через… Три. Два. Один.

Йорки выбежал из-за ящика, обогнул одну палатку, пролетел сквозь вторую, оббегая то ноги одних людей, то чемоданы других. Он перепрыгнул через несколько ящиков. Чуть не зацепив военного робота, проскользнул у него между ног, чудом оставшись незамеченным. Добрался до последнего укрытия перед открытой местностью. Йорки на секунду замер, но уже в следующую несся в сторону стартовой площадки и на полной скорости залетел в пустой челнок, тут же спрятавшись за сиденьем. Кажется, никто не заметил. Он подошел к входной двери, высунул мордочку, осмотрелся, все отлично. Следующий на взлет челнок стоит рядом с ним, останется только вовремя перебежать, и дело в шляпе, а пока нужно ждать.

6.

Пока Йорки ждал, он вспоминал, как впервые открыл глаза и увидел перед собой Роберта и Келвина, как они втроем весело проводили время, теперь этого уже никогда не будет. Он представил, как Келвин будет рад, когда увидит своего любимого щенка, несущегося со всех ног к нему.

Йорки так замечтался, что поздно услышал, как кто-то подошел к челноку. Двое зашли через дверь, сели, пристегнулись. Может они перепутали челноки? Еще несколько человек зашли и тоже расселись по местам, что-то яростно обсуждая.

Йорки спрятался под креслами, чтобы его не заметили. Странно, но сейчас здесь не должно быть никого. Неужели ошибся? Люди все приходили и приходили. Их уже слишком много, убежать сейчас не получится, тем более на входе стоит робот, который тут же меня поймает.

Спустя несколько минут свободных мест не осталось. Из динамиков послышался голос:

– Добро пожаловать! Мы рады приветствовать… – Йорки пропустил все мимо ушей, сейчас его совсем не волновало, что говорит диктор. – …начинаем сканирование.

Через дверь вошел военный робот. Включился сканер и вместе с роботом начал обход. Под сиденьями оставаться не вариант: в прошлый раз сканер без труда его обнаружил.

Йорки дожидался момента, когда робот будет ближе всего к нему. Он быстро провел расчеты. Робот вместе со сканером неумолимо приближались. Вот сейчас будет тот момент. Момент, который решит все.

Один шаг. Второй.

Один.

Второй.

Сейчас!

Йорки что есть мочи оттолкнулся, за секунду развил огромную скорость и умудрился проскользнуть прямо между ног робота в момент, когда тот делал новый шаг. В следующее мгновение Йорки уже был на улице, не теряя ни секунды, он спрятался за углом. Прислушался. Никто его не заметил.

Но это еще не все. Теперь нужно вернуться обратно, чтобы улететь, наконец, с этой умирающей планеты и разыскать Келвина.

Из челнока послышался голос диктора:

– Сканирование завершено. Спасибо. Просим прощение за доставленные неудобства.

Двери закроются сразу после того, как робот выйдет.

Йорки не расслаблялся ни на секунду. Вот-вот нужно будет действовать, снова сделать все быстро, точно, без оплошностей…

В дверях показался робот, он вышел из челнока, сразу за ним двери закрылись.

– Внимание! Старт через… Три. Два. Один.

Из сопл двигателей вырвалось пламя и шаттл начал свой полет к небесам.

Другие работы:
+1
563
Комментарий удален
18:33
-1
на груди присел на корточки не забывайте про препинаки
написание прямой речи в тексте
Они втроем вышли из дома.
На улице творились беспорядки какая-то не русская фраза
направился в сторону места посадки шаттлов к месту посадки шаттлов
Когда они проходили мимо какого-то двора с фонтаном, к ним подбежал военный
Тут на них напал какой-то сумасшедший. Робот с легкостью отбросил его, но из руки напавшего выпала ЭМИ-граната. Роберт успел закрыть собой всех прежде, чем она вспыхнула. Робот упал. коряво
чем она вспыхнула она должна была вспыхнуть?
Келвина отвели в медицинскую палатку, проверили его здоровье, убедились, что оно позволит ему выдержать перегрузки полета до космической станции.
посадили на челнок на? прямо сверху посадили? или «в»?
Пассажиры сдали свой багаж
по два вплотную, спина к спине. а вот это брехня. прикиньте, как будет себя вести при влете, сидящий спиной к направлению движения, пассажир
начал движение и военный робот, до этого стоявший без движения. движение, стоявший без движения — это перл! кстати, «военный робот» тут уже тавтология
Робот MI214 изымет все найденные запрещенные предметы тавтология
Продолжая держать полностью металлического, гладкого и блестящего щенка, движения которого сложно отличить от настоящего, живого, угу, полностью металлического щенка трудно отличить от живого
В его руке брыкался металлический щенок тавтология
Йорки, маленький, полностью металлический щенок да сколько можно???
удивительно корявый язык
рассказ непонятен

Загрузка...
Илона Левина №1