Нидейла Нэльте №2

Уйти

Уйти
Работа №217 Дисквалификация в связи с неполным голосованием Автор: Демидов Кирилл Игоревич

Вспышка. Прямо напротив меня сидят два выряженных богомола. Самец и самка. Пейрис и Симона. Они только-только обвенчались. Это их медовый месяц. Мне кажется, я слышу музыку. Симона лениво крутит довольной мордой и изредка трётся о своего кавалера. Два больших богомола. Пейрис одной рукой гладит Симону по конечностям, а второй активно размахивает. Он что-то тараторит. Я стараюсь ухватиться за его слова, но легче запрыгнуть в проезжающий поезд:

— Я гов.. ..бе, это прям как.. ...бство. .. .. две пол... ..ного ц... .. ..даны друг .. ..га. На.. лю.. не зна.. гра.. . Да, во вр.. ...гот... к ...дьбе б.. . ..оры, и ру…., и в.. вр... хотелось плю.. . с..., но я вытер... .. см.. —м. ..уж и же..! — он показывает их позолоченные браслеты, — счаст... ...тер .. ми... Сладко.В моей гол… навсе.. ос...сякарт… со сва...й це... — мы обмен... ...ами, а бл.. ...круг .ас, .. о.. ..кая невер... — он гладит её по лицу.

Так. Похоже у меня проблемы. Я не чувствую своего тела. Пытаюсь хоть как-то подвигаться, но ничего не выходит. Паника стремительно охватывает сознание. Сухость во рту. Глаза болят. Шум давит на перепонки. Чувствую, как волоски на затылке встали дыбом. Ловлю взгляд Симоны. Теперь она оценивающе разглядывает меня. Её самец продолжает всё в том же духе:

— Мы уже расп… ... н.. сем...ю жи… . П...е .ед..о.о мес... .. бу... мн.. ра… . Мо.. даже возьм.. ... . Ден.. ... ..дет ...го ... н...но вер... каз.. долг, а потом взять долг на ..м, на ...орт, пот.. у нас род... ... и тоже нужны бу... ...ги, пот... наст... поз... кр...с отн... и .станет необх….ть отп... . круг... ...вие, ещё д... и ещё раб..., а уж.. в ко... бу.. д.. .а ..ерть, но то уже будет заб.. ..их дет.. . Да, буд... тяж.., но ка... ра..., ве.. всег.. ..ерь ...дет рядом со мн... А за сча..тье тож. нужно платить, верно?! Ты тол.. посмот.. н.. … . Он.. .. ...расна, да?! — он притягивает её к себе, и они нежно трутся носами.

Симона не сводит с меня глаз. Больших зелёных глаз. Они сливаются с цветом её лица. Меня тошнит. Еле сдерживаюсь. Ломит кости в ногах. Горло пересохло — мне необходимо выпить воды или хоть какой-то жидкости. Сижу в широком кожаном кресле. На столе передо мной стоит пустой бокал. Кручу шеей, как дурак, туда-обратно — контроль над телом возвращается. Я тру пальцами друг о друга: хочу удостовериться, что они все на месте. Ноги в ботинках мокрые. Чувствую, как ноет отсыревшая кожа моих ступней. Конечности онемевшие. Я всё быстрее мотаю головой в надежде очнуться.

— Она …. ет… ест…. ..дна … встр… …дил.. ев и тут я ув…. ..жен и не мог ск… … … мети… ла своими гл… … … …сти и пер… … .. а на сле…. … … пото…. … ..огу без неё жить. И вот спустя месяц мы обвенчались! — пока он говорил, в моей голове как будтолопнуло несколько шариков.

Внезапно, как по щелчку, мои уши пронзила мощная звуковая волна. Точно в тихой комнате резко включили колонки на максимальную громкость. Звуковые удары начали активно бить в перепонки, словно хотели войти. Я весь сжался и заткнул уши руками. Встаю, стараюсь убежать, но падаю на пол. Ползу. Спину то там, то здесь пронзает резкая боль. Я как солдат в мясорубке битвы, оглушённый взрывами бомб. Каким образом я очутился на этой войне? Где сейчас мои, а где чужие, или это теперь неважно, раз уж время закопает нас всех в одной могиле?! Поднимаю голову. Везде ноги. Мускулистые ноги коня. Тонкие ноги таракана. Подвижные ноги утки. Массивные ноги бегемота. Жирнющие ноги слона. Ловкие ноги шимпанзе. Неуклюжие ноги свиньи. Эти ноги топчутся по мне, оставляют на мне свои отпечатки и следы. А я всё ползу по своим окопам непонятно куда. Звуковые атаки не стихают, но боли от них я больше не чувствую. Тело человека способно свыкнуться с любыми условиями. Среди этого шума различаю подобие музыки. Вот чем были эти звуковые взрывы!

ТАК! Передо мной сидят два любвеобильных богомола. Самец и самка. Он рассказывает мне про то, как сильно её любит. Она жадно смотрит то на него, то на меня. Я не выдерживаю и перебиваю его однообразный монолог:

— Ты ведь понимаешь, что она тебя съест?

Он смотрит на меня, как на идиота. Она состроила нахальную гримасу. В тишине прошла последующая минута.

— Вообще-то вероятность этому пятьдесят процентов, и она точно не из тех роковых пятидесяти. Я в этом уверен.

Переворачиваюсь на спину и закрываюсь руками и ногами, чтобы меня не затоптали до смерти. Глаза слепят световые лучи. Красный, синий, зелёный, жёлтый, белый, фиолетовый свет проносится, как автомобили по автостраде. Я вижу над собой тёмное небо и много тел. Они дрыгаются, прыгают, трутся, вжимаются друг в друга в музыкальный такт. Птичьи крылья. Клешни рака. Коровья голова. Лапы медведя. Заячьи хвосты. В высоте расплывается довольная морда жирафа.Они нависли надо мной и решают мою участь. Всюду блёстки, фейерверки и мигалки. То, что для кого-то является страданием, для другого может быть восторгом. С большим усилием я переворачиваю своё тело, встаю на колени. Меня тошнит прямо на пол фиолетовой жижей. Слышу, как боги сверху недовольны мною. И осталось немного до конца...

Впереди вижу спасительный свет. Ползу к нему на коленях. Дышать нечем. Делаю вдох, но мой кислород уже кто-то забрал, использовал и выплюнул. Но всё движется будто в ускоренном режиме, и я вижу лишь мелькания тёмных силуэтов на фоне далёкого белого света. Смешно от того, что как бы ты ни жил, а всё-таки рано или поздно приходится падать на колени и ползти, ни капли не брезгуя той грязью, которая казалась чуждой. Каламбур наших дней. Шутка существования. Человек как начинает свою жизнь, так и заканчивает её в смраде и боли.

Падаю на живот. Почти добрался. Хватаюсь за чьи-то ноги и тяну себя. Расчищая себе путь, отбиваюсь от нападающих ботинок и туфель. Какие-то приходится даже кусать. Солдат на поле боя вновь обретает силы лишь тогда, когда у него появляется надежда на выживание. Как ни крути, а жизнь – самый мощный стимул. Последние рубежи живых джунглей. Вырываюсь, будто заново рождаюсь. И я вздыхаю раз, два, три, четыре, глубокий вдох. Падаю.Сижу на стуле.В руках стакан. Жадно пью. Один, два, три — выдыхаю. Голова лежит на чём-то холодном. Вижу вдалеке широкое кожаное кресло, стол и двух богомолов на диване. Симона и Пейрис. Пейрис снизу, Симона сверху. Они только-только обвенчались. Симона жадно жрёт лицо Пейриса.

-7
537
17:57
+1
Может, я тупею, но, пожалуйста, кто-нибудь может объяснить мне, о чем этот рассказ?
И при чем здесь фантастика?..
21:21
Пейрис одной рукой гладит Симону по конечностям у богомолов есть руки?
х-м…
грустно
Комментарий удален
Загрузка...
Анна Голубенкова №1