Валентина Савенко

Лодочник и звезда

Лодочник и звезда
Работа № 247 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования Автор: Силис Кам

Лодка вошла в воду с тихим плеском. Волны с желанием приняли ее легкое тело. Оно было гладким, с изящными абрисами низких бортов. Своими очертаниями судно напоминало наполненную до краев чашу, хотя и было порожним. По всем человечьим законам кораблестроения эта лодка выглядела настолько нелепо, что должна была пойти ко дну, едва морские покровы защекочет легкая рябь. Но ничего подобного произойти не могло. Эта лодка, пожалуй, была единственным судном, к которому любой, самый капризный океан относился с почтением. Даже когда суицидальные штормы проносились по морям с яростным клекотом, заставляя сотрясаться само мироздание, лодка всегда находилась на вершине кипящей волны. Похоже, сами частицы воды считали дерево, из которого был построен корпус судна, своим естественным продолжением. Это была любовь матери к увечному сыну, который не может познать всех тайн бытия.

Лодка простилась с причалом легким касанием. Она, в свою очередь, нежно любила все то, что не может отправиться в путь и навеки недвижимо, как волнорез и каменный маяк, с которыми судно коротало время до своего следующего плавания. Прежде чем снова покинуть их, лодка чуть накренилась, просела и плеснула веслами. Звук был такой, будто деревянная скорлупка мечтала поскорее выйти на большую воду, и одновременно боялась этого. А затем на борт ступил Лодочник, и ее настрой окончательно переменился.

Лодочник был капитаном на этом судне, и оно это знало: чувствовало его тепло, вспоминало, как его пальцы резали из черной рябины тонкие доски для корпуса, как смолили их и заговаривали от течи. Это было нечто большее, чем обрядное таинство – из всего сущего Лодочник создавал себе друга. Может быть поэтому лодка никогда не тонула, ибо моря поглощают мертвые корабли, а это судно сохраняло ток жизни в своих волокнах даже после всей необходимой обточки. Колдовство? Еще бы! Искусство? Несомненно! В этом мире Лодочник постиг все.

Он потрепал лошадиную морду, которой был увенчан нос лодки, закрепил фонарь на кованом кольце, зажатом в резных зубах. Еще раз подивился тому, что грива развивается на ветру, как живая. Затем сел на скамью. Легонько скрипнув уключинами, взялся за весла. Их лопасти, часто мерцая, направили лодку прочь из залива.

К большой воде.

Когда он греб, тьма липла к его ладоням. Она была настолько густой и плотной, что вместе с водой походила на доисторическую асфальтовую лужу, в которой несчастные звери увязали насмерть. Жуткий, слепой вакуум, образовавшийся вокруг Лодочника и его лодки, мешал понять, движутся ли они вообще, или просто барахтаются на одном месте. Пропал даже сигнал маяка, хотя еще недавно он отчетливо буравил тьму. Все это было неспроста. В иных обстоятельствах Лодочник позволил бы себе легкую тревогу, или даже испуг, но теперь ему было не до игр со своим разумом. Он очень спешил. И ветер, возникший из ниоткуда, говорил капитану, что его судно идет верным курсом.

Лодочник оставил весла, когда легкий бриз превратился в шквал. Самое время было пересесть на киль, развернув парус на складной бизани. Опасный ход – если зазеваться у руля, лодку могло опрокинуть. Но времени оставалось всего ничего, и скорость была его единственной надеждой.

Он закрепил мачту, и полотнище паруса затрепетало. Теперь оставалось следить, чтобы нос лодки шел по ветру, лавируя меж расшалившихся бурунов. На водной поверхности отражались ночные светила: тысячи хвостатых комет и сотни неизведанных планетоидов – некоторые даже опоясанные метеоритными кольцами. Их светящиеся отпечатки усеяли море, насколько хватало глаз, создавая иллюзию, будто бы Лодочник плыл по небу. И все же, они и на дюйм не освещали ничего, будто бы замерзшие в вековой космической толще.

Зато фонарь в резной конской пасти судна мерцал живым светом. Лодочник позаимствовал этот огонек из солярного пламени маяка, и теперь он разгорался тем ярче, чем ближе лодка шла к цели. Впрочем, даже его света оказалось недостаточно, чтобы разогнать тьму. Лодочник припас его для другого, так как знал, что огни чувствуют близость друг друга. А значит, фонарь поможет в поисках.

Ибо Лодочник искал в океане звезду.

Он наблюдал за ее падением с вершины каменного маяка. Красоту этого зрелища затмевали только опасности, поджидавшие звезду в морской пучине. Поэтому Лодочник ринулся сломя голову следом. Поэтому резной конь теперь сжимал в зубах частицу ворованного огня, который ему, Лодочнику, красть не следовало.

Вот он зажегся ярче. Капитан судна отвязал трос и полотнище паруса, лишившись всякого натяжения, несколько раз хлестнуло его по щекам. – Пусть, решил Лодочник, – в следующий раз будет наука…. Зарифив бизань, он взялся за древко сачка, все это время лежавшего под ногами. Привязав к нему линь, Лодочник проверил целостность сетки, прежде, чем бросить снасть в воду. Море сомкнулось над ним с жадным плеском, а затем капитан судна принялся тралить, не спеша, понемногу.

Он знал, что бездна полна обманок на любой случай. Вот и теперь что-то дергало сачок на глубине, пыталось сбить с толку. Линь скрылся под водой уже наполовину; доставать снасть, чтобы забросить ее по другому борту, было поздно. Он чувствовал, что время звезды истекало. Скоро она погаснет совсем, а допустить такое Лодочник просто не мог.

Перегнувшись через край лодки, он стал смотреть в чернильную бездну. Та уставилась в ответ тяжелым немигающим тысячеглазым взглядом. И вдруг носовой фонарь ослепительно вспыхнул. Где-то на глубине ему вторило слабое эхо. Лодочник стравил линь почти до конца, надеясь, что там, внизу, для него не зажег похоронную свечку морской черт или другая морская тварь.

За натяжением каната последовал легкий толчок, возвещавший, что сеть достигла цели. С трепещущим сердцем Лодочник принялся тянуть. Он знал, что на другом его конце еще теплится жизнь, которая зависит от быстроты его рук и крепости тела. Если он не успеет, и искра погаснет, чьи-то острые зубы непременно перекусят трос, чтобы навсегда похоронить звезду в своей мерзкой утробе.

Наконец вода под проворными пальцами Лодочника запузырилась и его взору предстало крохотное тельце, укутанное ячеистой сеткой. Оно принадлежало миниатюрной девочке-подростку, стан которой облепила тонкая вуаль слипшихся от воды крыльев. Это была звезда, угасавшая. Чудо, что эта кроха продержалась в слоях бездны так долго.

Лодочник знал, что согреть ее может лишь чистое пламя маяка. Но добраться вовремя они не успеют, даже если ветер будет попутным, а сам он примется грести изо всех сил. Но сдаться капитан судна не собирался. Не теперь, это точно.

В его просоленной одежде не нашлось карманов без дырок, и чтобы хоть немного согреть небесную гостью, Лодочник аккуратно положил ее себе в рот. Там она точно не потеряется и сквозняки ее не достанут. Закрепив потуже бизань, он посигналил фонарем маяку, и, дождавшись ответа, стал править на его далекие отблески.

Задул холодный норд-ост. Море взъярилось. Что-то злобно ткнулось в днище лодки. Ухватившись взмокшей ладонью за рулевое весло, капитан судна некстати вспомнил, что не совершил ни одного обряда, чтобы освятить улов. Он так боялся опоздать, что напрочь забыл о песнях Покоя, о заклятии Снасти и благословлении Вод. Он не задобрил эту страшную стихию ничем, и теперь она требовало то, что принадлежало ей по праву сильного. Лодочник сокрушенно покачал головой. Он понял, что до маяка не доберется никто.

И тогда в горле у Лодочника пересохло. Нёбо и язык стало невыносимо жечь. Тепла живого тела звезде оказалось достаточно, чтобы оттаять. Наверное, она была еще не слишком взрослой. Теперь небожительница приходила в себя, и свет, распространяемый ею, не мог уместиться во рту простого Лодочника. Лучевые потоки заструились из его глаз, освещая все то, что веками было сокрыто. Капитан судна, наконец, понял, отчего тьма в его мире так непроглядна и какие ужасы таятся в морской пучине. Там, из мутных вод на них взирали хтонические глубинные твари, и взгляды их многих глаз были полны такого голода и злобы, что гребни морских волн покрывались ледяной коркой.

– Лодка моя! – зашептал молитву Лодочник, – я срастил тебя из плоти черной рябины, чтобы была ты легче ветра! Я ласкал тебя заговоренным железом, превращая в легконогую лошадь, украшая твою гриву спелыми ягодами! До этой поры ты не знала ни одного урагана, ни одной пенной волны, считавшей тебя врагом! Силу воздушных потоков и мудрость глубин срастил я в тебе! Соверши же теперь свою участь, сделай то, для чего рождена! Выведи нас к свету! Верни нас домой, к теплу маяка!!!

Каким бы курсом ни шла потом лодка, как бы отважно ни ныряла в пучину, Лодочник не вмешивался, упрямо глядя своими пронзающими тьму глазами только вперед. А вокруг щелкали клыкастые пасти и завывал океан.

Чудом вошли они в родную гавань, оставив бесчинство стихий за обсидиановыми скалами залива. Лодочник взбежал по витым ступеням маяка на самый верх, подставив лицо хлесткому ветру. Он знал, что спасенная им звезда больше не нуждалась в очищающем пламени, и с легким сердцем ее отпустил. – Лети в небо! – сказал он. – Ты свободна!

На прощание звезда озарила все вокруг, и Лодочник увидел под собой миллиарды других светил, хвостатых комет, планетоидов, объятых кольцами космической пыли, и настоящих планет – других незнакомых миров. Он снова видел все сущее, познав, что и тьма, и небо, и океан есть одно. Бытие.

И что его самого, просто скромного Лодочника, обитающего у старого маяка на краю Вселенной, называют смотрителем небесного бестиария, Королем-Рыбаком. Но так было, пока сиял свет. А когда все померкло, ветры задули сильнее, и Лодочник снова остался один. Закутавшись в мокрый плащ, он поспешил скрыться внутри маяка. Там он подставит руки огню и будет слушать жальные песни седого Океана.

Пока его не позовут вновь.

0
10:00
595
Гость
14:10
какой печально — огромный рассказ. Спасибо
18:43
+1
Сказочка на любителя. На романтика. Но образы красивые.
Только смешно иногда. Автор, не злоупотребляйте и следите за великим и могучим. А то у вас и развившаяся грива, и потрёпанная морда в рассказе присутствуют.
13:48
Своими очертаниями судно напоминало наполненную до краев чашу, хотя и было порожним. м-да
первый абзац можно легко уместить в трех небольших предложениях
По всем человечьим законам кораблестроения а бывают нечеловеческие законы кораблестроения?
сотни неизведанных планетоидов – некоторые даже опоясанные метеоритными кольцами а планетоиды удержат метеориты?
фонарь в резной конской пасти судна eyes
весь текст такой
Лодочник аккуратно положил ее себе в рот. к тому все и шло
переиначка «Маленького принца»?
скучно, громоздко
14:08
+1
а планетоиды удержат метеориты?
Ну… если уж вам реально хочется придраться к астрофизике в подобном тексте, то отвечаю. Да, конечно, могут. Тот же Плутон вообще успешно удерживает аж 5 спутников.
bravo спасибо!
а 5 спутников Плутона видны невооруженным глазом?
или спросим по другому — будь они видны невооруженным глазом, то разве они не притянулись бы к Земле?
14:19
или спросим по другому
Не понимаю вопроса. Как связана видимая величина и гравитация?
расстояние
14:35
Тогда уж размер объекта. Если мы увеличим спутники Плутона так, чтобы они стали видны невооруженным глазом, расстояние-то не изменится.
И, естественно, их масса при этом изменится далеко не так сильно, чтобы как-то связаться с Землей. Вообще, раз на то пошло, все объекты, видимые невооруженным глазом, с Землей никак не связаны, кроме одного — Луны (ну и нескольких искусственных спутников).
я про то, что если они видны невооруженным глазом, то: либо их размер велик — и тогда это уже не планетоиды и метеориты, либо расстояние до Земли мало — и тогда они притянутся не к планетоиду, а к более массивному телу — Земле. в чем я не прав?
14:53
+1
Вы не правы в том, что рассматриваете какую-то гипотетическую систему, в которой кроме Плутона и спутников есть только Земля. Вот только кроме между Плутоном и Землей еще пять планет, а в центре системы — гораздо более массивное солнце. Так что Земля с Плутоном не связана вообще.
я рассматриваю систему, в которой отражение планетоидов и метеоритов вокруг них видно невооруженным взглядом.
Про Плутон это вы написали wink
15:01
Тьху, так вы про нынешний текст. Уточняли бы.
Я все равно не вижу проблемы. Ну и пусть эти планетоиды вращаются вокруг Земли. Луна ж на нас не падает, наоборот улетает все дальше. И они не упадут)
а Вы про какой текст?
Луна — согласен, но метеориты вокруг Луны мы видим невооруженным взглядом?
15:17
Ни про какой. Я про астрофизику вообще.
Зависит от их количества. Если вокруг луны будут кольца — они будут видны.

Да и в самом-то деле, Влад, нахрена придираться к астрофизике в легенде? Это просто красивый образ, не более того.
Дискуссию считаю оконченной.
как скажете. оконченной, так оконченной
16:18
+1
Тут не в астрофизике дело, а в безграмотности выражения «метеоритные кольца».
17:24
О, я-то не против. Я даже за, если вы возьметесь объяснить слонам разницу между метеоритом, метеором и метеороидом (еще никто на моей памяти не употребил их в рассказе правильно). Но мне тупо лень, я обычно даже не исправляю такие вещи. После черной дыры между орбитами Земли и Марса — это даже не ошибка, а так — шероховатость)))
19:25
Я тут пилил уже бложик с мифами о космосе. Надо его расширить, что ли.
Только толку…
19:28
Видел. Хороший блог.
Только толку…
12:22
Я что-то не понял — вроде обычная лодка у главного героя, а она с бизанью, парусами, хорошо хоть ещё без якорей.

В целом, сказочный пафос понятен, но в этом тексте меня он как-то не зацепил, слишком уж наигран сюжет. Ну, пошёл Лодочник за звездой в морской буран (почему другое время не выбрал для приключения?), нашёл в пучине звезду, которая оказалась вовсе не звездой, а миниатюрной девочкой-подростком. Затем зачем-то спрятал девочку во рту — один я вижу тут оттенок нездорового фрейдизма? Далее он возвращается в родную гавань, заговаривая лодку свою — это с инородным-то телом звёздным во рту?

Ну и местами язык со стилистикой у вас пошаливает, автор, вы уж простите, но жальные песни седого Океана — это какой-то дикий графоманский зашквар. Проще надо быть в текстах со словами, и читатели сами к вам потянутся.

Поставлю этому тексту 5 баллов из 10-ти, видно, что творческий потенциал имеется у вас, но вот с идеями и с сюжетами беда, приходится придумывать какие-то несусветные и глуповатые сказки.
Империум

Достойные внимания