Ольга Силаева №1

Шестой протокол

Шестой протокол
Работа №682

– Итак, начинаем. Дата: четырнадцатое марта пятьдесят шестого года. Время: девять часов сорок две минуты. Тело номер пятьдесят восемь сто тринадцать, серия двести девятая. Протокол погребения шестой.

Обшитые прорезиненными молочного цвета пластинами, стены, высотой в три с небольшим метра, увенчивались непрерываемой по периметру линией прямоугольных окон из затемненного темно-серого пластика. Потолок был одной сплошной лампой, в разных отсеках выдавая иной уровень света, подстраиваясь под каждый вид деятельности работников морга. Помещение, больше походившее по размерам на ангар для авиатехники, было разделено на секции, в каждой из которой трудилась команда из порядка десяти-пятнадцати человек. Каждые пять часов ее сменял другой состав, тем самым процесс подготовки тел к переходу в иное состояние не прерывался ни на час.

– Тело прибыло со второго уровня. Все подготовлено в надлежащем порядке, нареканий нет. Начинаем работу третьего уровня.

В ряд были выставлены с десяток столов, на которых лежало по одному трупу, в ногах у них стояли запечатанные пластиковые контейнеры оранжевого цвета. Все тела были тщательно вымыты, из них были удалены абсолютно все органы, в том числе головной мозг, а также выкачена вся кровь. Грудная клетка покойника была вскрыта, надрез спускался до самого паха. По правую сторону от тела, вплотную к первому столу, стоял мужчина в белом комбинезоне.

– Начинаю вскрытие контейнера.

Оторвав пломбу, и тем самым рассоединив провода, работник спровоцировал короткий сигнал, после чего крышка контейнера автоматически отошла. Открыв ее до конца, мужчина достал полупрозрачный полиэтиленовый пакет, заклеенный еще одной пломбой, но уже бумажной. Скинув пустой контейнер в отсек с отработанным материалом, он привычным быстрым движением сорвав пломбу с пакета, начал вытаскивать из него вещи по одной на стол, рядом с ногами покойника.

– Жестяная коробка размером десять на десять, внутри нее четыре монеты круглой формы, шесть стеклянных бусин, четыре металлических куба, четыре пластины из серебра квадратной формы и шесть раковин каури. Нефритовый диск Би, стандарт третий. Фонарик в пластиковом корпусе, размер до пятнадцати, стандарт один. Компас в кожаном чехле, размером пять на пять, стандарт один. Глиняная поделка в форме черепахи, размером четыре на три. На этом все.

Работник морга утилизировал пустой пакет. Рядом с ним раздался звонкий сигнал – его коллега по отделу вскрыл оранжевый пластиковый контейнер. Все вокруг в привычном темпе работали по проигранной схеме, зная каждый шаг до любой мелочи. Отточенные движения позволяли продуктивно отрабатывать положенные пять рабочих часов. Все доведено до механической точности.

– Начинаю распределение.

Вначале мужчина взял в руки металлическую коробочку, проверив, что она плотно закрыта и из нее не сможет высыпаться мелочь, он скрепил ее пластиковыми стяжками. После чего подошел к трупу, и просунув руку в распоротую паховую область, закрепил коробочку ближе к тазу, при помощи проволоки и пластиковых зажимов. Затем по очереди переместил оставшиеся вещи со стола в тело покойника. Компас и фонарик были закреплены в районе почек, которые вырезали еще прошлой ночью. Нефритовый диск пришелся в самый центр грудной клетки. Фигурку черепахи положили рядом, со стороны где ранее располагалось сердце.

– Все предметы распределены согласно порядку. Должностная инструкция не нарушена. Работа третьего уровня с телом номер пятьдесят восемь сто тринадцать, серии двести девятой, закончена.

Прожав на панели кнопки, заканчивающие видео и аудио регистрацию, мужчина сделал пометку в карточке покойника, отметив свой должностной номер. На этом его работа окончена. Через минуту тело заберут на четвертый уровень, где вспоротый живот будет тщательно зашит. А потом, минуя пятый и шестой, тело покойного направится сразу на седьмой уровень. Так как тело проходит по шестому протоколу погребения, его не положено одевать в одежду и приводить лицо с волосами в подобающий вид. Оно будет уложено в коробку из толстого картона и сожжено на восьмом уровне. Впоследствии прах либо заберут родственники, либо он будет утилизирован.

***

Открыв глаза, я узрел черноту. Темный густой вакуум поглотив меня, переваривал в своем чреве. Под ногами нет опоры, и я словно бы парю в невесомости. Если я начинаю часто размахивать руками, то испытываю слабое сопротивление, и кажется, что вокруг моего тела густой плотный туман, настолько насыщенный, что я ощущаю его. На мне нет даже клочка одежды – абсолютная нагота окутывается необозримым пространством.

От тишины закладывает уши. Теперь единственный звук, что доносится до меня – это удары моего работающего сердца, присвист легких и неописуемый звук бегущий по венам крови. Все, что может уловить мой слух – это механизм моего тела. Разжимаю пересохшие губы и кричу в пустоту, надрывая голосовые связки и выдыхая накопившийся в легких воздух, но звука своего голоса я не слышу.

Не могу сказать, что мне холодно, но от осознания своей наготы хочется прикрыться, охватить себя руками, сжаться в маленький комок. Дрожь покрывает все тело. Нет ни одной подсказки вокруг, нет совершенно ни одного знака или хотя бы опоры для хоть какого-нибудь действия. Сказать, что меня переполняет страх – это не сказать ничего. Это дикое животное чувство охватывает меня с такой силой, что хочется раздирать руки в кровь, рвать на себе волосы, выкручивать пальцы на руках – крушить хоть что-то из возможного.

– Хочу умереть, – навязчивый круговорот мыслей, – Хочу, чтобы все это закончилось.

Я парил в этом пространстве с закрытыми глазами, и так мне удавалось видеть хоть какое-то движение – вспышки, узоры, светящиеся точки – мозг вознаграждал меня за терпение и за выдержку. Осознание того, что возможно здесь мне придется провести остаток своей жизни, или что того хуже, навечно застрять в таком неопределенном состоянии, приводило в ужас. Если бы я мог, то разрыдался бы. То отчаяние, что охватывало мой разум, готово было уже поглотить всего меня, если бы не одна неожиданная мысль: «Я уже мертв».

Готов поклясться, что ничего до этого момента не было. Я истинно убежден, что будь на моем торсе и животе вертикальный шрам, я бы сразу заметил его. Я ощущал бы его, ведь это не просто шрам – это плотно выступающий шов, словно мое тело – платяной мешок, наскоро заштопанный грубыми нитками. Ощупываю его, прохожусь кончиками пальцев от начала у ключиц, до низа у паха. Строчка крупная, но четкая и аккуратная. Проводя пальцем по шву, в районе пупка, ощущаю небольшой разрыв – нитка не захватила край кожи и образовался не простеганный проем. Задерживаясь, я легким движением надавливаю на это место – кончик пальца стал чуть влажным, видимо от крови. Любопытство обуяло меня, и я проникаю в свое чрево целым пальцем, но быстро испугавшись, я одергиваю руку и снова приобнимаю себя за плечи. В таком состоянии я пробыл еще какое-то время.

Я не знаю, что нашло на меня, но одним движением я распарываю свое брюхо, словно разделывая рыбу, с намерением вытащить из нее потроха. Рука копошится среди склизких холодных внутренностей, кишки опутывают пальцы, чувствуется тяжесть от нависающего желудка. Никакой боли нет, но есть ощущение нереальности происходящего. Голова словно свинцовый чугунок так и клонится к груди. Рука все глубже проникала в тело, поднимаясь от кишок выше, словно тянулась к уже возможно остановившемуся сердцу, как вдруг большим пальцем я задеваю нечто инородное – холодный твердый предмет продолговатой формы. Ухватив за край, я осторожно тяну его наружу, без резких движений, плавно протягивая между склизких внутренностей, что заполняют меня. В моих руках оказался цилиндрический небольшой предмет, не тяжелый и приятный на ощупь. Первой мыслью было, что это капсула, содержащая в себе что-то важное, возможно полезное. Как можно осторожнее я ощупывал этот цилиндр, чтобы ни при каких обстоятельствах случайно не уронить его в никуда. Нащупав плавный бугорок, я легко надавил на него – луч света обдал мое тело золотым сиянием. От неожиданности и, возможно, страха, я резко выключил фонарик еще одним нажатием на кнопку. Сейчас я чувствовал отчетливо, что мое сердце еще работает, ведь оно словно дошло до гортани и выбивало ритмы почти у самых гланд.

В следующий раз я включил фонарик целенаправленно, озаряя светом пространство вокруг себя. Впоследствии я не раз сожалел о этом. До того места, где заканчивался луч света, абсолютно во все от меня стороны, на расстоянии пары метров, вся непроглядная мгла была усыпана человеческими телами, также, как и я, висевших в пространстве – мужчины, женщины, дети, старики – все они нагие, кто в сознании, а кто с закрытыми глазами, парили в невесомости.

– Да, я мертв, – озвучив эту мысль в своей голове, я выпустил фонарик из рук. 

Другие работы:
-5
1214
Гость
19:24
+2
У автора хорошо получилось передать атмосферу происходящего. В какой то момент я обнаружила что крепко держусь за собственный живот от ужаса.
В целом, не мое. Но идея и исполнение — хороши.
17:09
+1
мне что-то не понравилось. опять, как и в других рассказах, автор как будто не знает, что написать, придумывает одну — две сцены и ярко их описывает. зачем? какую они смысловую нагрузку несут? просто, что может пригрезится в бреду? без оценки… но ведь потенциал-то у авто есть, и яркий, вот, что обидно!
18:32
+1
Здравствуйте, Автор. Вынужден поддержать предыдущего оратора. Ровно две сцены, оборванные в никуда. А что дальше? Окей, вы оправдали погребальный обряд египтян и других народов, отправлявших усопшего в поход с обозом шмотья. Нормальное фант.допущение, но и что? Развитие, вывод? Нет.
Было многообещающе.
С уважением.
Не помню какой уже по счету обрывок большой повести. Третий, или четвёртый из прочитанного. Причём авторы настолько наплевательски относятся к читателю, что даже не берут на себя труд хоть как то подредактировать и придать рассказу законченность. Здесь нет даже интриги. Да, какой то странный обряд (оживление или зомби), но к чему он и что вообще происходит в этом мире и что это за мир вообще? Слишком много вопросов. Да, бывают рассказы где концовка обрывается, но читатель успевает увидеть мир, узнать его законы, полюбить героев. А тут вообще ничего. Крайне отрицательное впечатление.
Гость
21:00
-1
Добрый день. Мною прочитано уже около сотни работ, отписаться же я решил впервые. Желание мое вызвано интересной работой автора — его стилем и подачей, а также вышеотписавшимися комментаторами. Если честно, не совсем понятны претензии на мнимую оборванность произведения. Насколько я понимаю, авторы были серьезно ограничены знаковыми количественными рамками. Если некая недосказанность здесь и присутствует, что на мой взгляд не так, то именно в этом следует искать причину. Несмотря на это, автору удалось продемонстрировать один, как мне показалось, из наиболее важных эпизодов жизни человека в этом вымышленном мире. Рассказ оставляет положительное впечатление, будит интерес и воображение. Что это за мир? Какие люди в нем живут? Какие законы в нем действуют? Как люди узнали о смерти? Всего этого здесь нет, но это рассказу и не нужно. Это определенно заявка на что-то большее. Моя оценка крайне положительная, желаю автору всяческих успехов. А отписавшимся выше знатокам желаю иметь хоть чуточку воображения и умения самостоятельно мыслить и созидать, вы же на литературном сайте в конце концов. Окончательные решения, выводы, иначе говоря, разжеванную «правильную» и «хорошую» информацию смотрите по телевизору в вечерних новостях. Спасибо.
21:45
+1
Если позволите, я вам хотел бы ответить.
Но не по рассказу, а вот по этому поводу:

Если честно, не совсем понятны претензии на мнимую оборванность произведения. Насколько я понимаю, авторы были серьезно ограничены знаковыми количественными рамками.

Рассказ, как и любое другое произведение, независимо от количества знаков, прежде всего подчиняется законам жанра.
А согласно законам жанра, рассказ обязан иметь, как минимум:
1) заявязку;
2) конфликт;
3) кульминацию;
4) развязку, или финал;

И если в рассказе присутствуют все обозначенные компоненты, рассказ соответствует своим параметрам. И тут уже вступает в дело другие параметры — сюжет, диалоги, герои, фокалы и прочая мутотень…
И когда комментаторы, которые пишут отзывы, говорят, что рассказ не имеет завершения, не имеет финала, оборван, никакие ограничения в знаках не спасут автора.
По причине того, что автор нарушил структуру изложения.
Есть одна притча, о Мастерах.
Говорят великие писатели поспорили между собой, кто из них напишет самый короткий рассказ, в котором будут соблюдены все нормы.
Выиграл этот спор Эрне́ст Ми́ллер Хемингуэ́й который написал рассказ из 6 слов. В котором были соблюдены все каноны:

Продаются детские ботиночки. Не ношеные.

(«For sale: baby shoes, never worn»).

Так, что ваши слова о том, что на конкурсе существует ограничение в количестве знаков, просто не верное понимание ситуации.
Дата: четырнадцатое марта пятьдесят шестого года.
Какого года?
От Рождества Христова?
По китайскому календарю?
Или григорианский календарь?
А может быть летоисчисления индейцев майя?

Фонарик в пластиковом корпусе,

Фонарик и нефритовый диск?
офигенно.

Компас и фонарик были закреплены в районе почек, которые вырезали еще прошлой ночью.

То есть бригады работают круглосуточно, работа не останавливается ни на минуту, сколько там столов? с десяток, а труп лежит почти сутки и занимает место?
Это вообще как?
У вас там конвейер или где????????

Если тело сожгут на восьмом уровне на фига фонарик, нефритовый диск и прочие вещи были в него запиханы?

Не понимаю!!!

Рука копошится среди склизких холодных внутренностей, кишки опутывают пальцы, чувствуется тяжесть от нависающего желудка. Никакой боли нет, но есть ощущение нереальности происходящего.

Какие кишки?
Какие внутренности?
Их же вырезали на предыдущем уровне.
Какие тела?
Вы пепел, вас сожгли, а пепел не имеет ни кишок, ни фонариков в туловище.
Какой Данила? Какой плеер? ©
Автор вы вообще помните, что вы сожгли тела, в первой части, собственноручно напихав их перед этим всяким хламом?
Не увидел ничего яркого.

Это не рассказ.
И это не фантастика.
Я не буду даже пытаться угадать что это.
МИНУС.
Гость
13:35
Очень большой комментарий был написан в нашу сторону. С вашего позволения парирую.
Итак, даже исключить из расчета количественные факторы, что впрочем может быть справедливо, полное недоумение вызывает Ваш тезис о том, что
«согласно законам жанра, рассказ обязан иметь, как минимум:
1) заявязку;
2) конфликт;
3) кульминацию;
4) развязку, или финал; „
Кхм, извините, мы с Вами в какое время живем? В начале XXI века или в Новое время? Безусловно, перечисленные Вами пункты соответствуют традиционному или даже классическому пониманию литературных произведений (рассказов или чего-либо другого — не важно). Но литература это искусство, живое и изменяющееся, которое детерминируется окружающей социо-культурной средой. Неужели Вы не слышали таких терминов как “антилитература» или хотя бы о постмодернистской литературе (которой к слову вот уже около полвека...), где фрагментарность и гротескность выступают в качестве одних из типичных черт данного направления. Еще раз повторюсь, литература это искусство, а оно не может быть ограничено никакими рамками, иначе говоря, любое произведение это полет мысли и чувства его автора. То, что конкурс именуется «конкурсом рассказов» как раз означает количественные показатели в данном случае. Так как многие другие работы, Вы уж извините, здесь просто не выдерживают совсем никакой критики, если подходить с Ваших квази-академических и нарочито догматистских (да, да, именно догматистских) и клерикальных позиций.
Удачи и всего хорошего.
23:40
Я, конечно, всё понимаю, антилитература, все дела. Но когда у рассказа нет ни хоть какой-то завязки, ни хотя бы подобия окончания. Да что там, даже нет цельного нормального сюжета, когда из одного вытекает другое, когда все описанные автором события или предметы как-то влияют на повествование, то текст превращается в бесформенное бессодержательное нечто.

По поводу ограничения в знаках. Ограничение было — 40 000 знаков, это много! И, по-моему, без учета пробелов. Здесь даже с пробелами и 9 000 знаков не набралось. Так какие ограничения? Пиши — не хочу! Но, видимо, автор не хотел. А вот недописанный рассказ отправить захотел. Так как это последняя группа, сюда, наверняка, попали те, кто прислал работы в самом конце. И вот человек видел, что не успевает, но решил, что и так сойдет. Как еще объяснить две отдельные сцены, я не знаю.

Что тут оценивать? Язык? Отдельно от сюжета? Так и язык не самый лучший, если честно.
Простите, это последний рассказ, который мне нужно оценить. Накипело…
Рассказ не самый плохой, если что, есть и хуже.
Комментарий удален
19:09
м-да…
дополнять комментарии Джека не имеет особого смысла
минус батенька
С уважением
Придираст, хайпожор, истопник, заклепочник, некрофил, графоман, в каждой бочке затычка и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
19:12
Придираст, хайпожор, истопник, заклепочник, некрофил, графоман, в каждой бочке затычка и теребонькатель ЧСВ

Я смотрю, регалии все добавляются)))))))
19:14
+1
blush дык каждый считает нужным пнуть бедного кота
Загрузка...
Константин Кузнецов №2