Светлана Ледовская №1

Белый Пролом

Белый Пролом
Работа №697

1

Фар редко забирался так далеко на север. Его амбиции обычно ограничивались перевозкой контрабанды и редкими набегами на незащищенные торговые пути Альянса. Но сейчас, когда большие деньги оказались так близко, капитан был готов залезть хоть к дракону в пасть. Награда за сошедшего с ума террориста была велика даже по меркам тайной полиции, а капитану и его товарищам не привыкать к убийствам за деньги. Он стоял на командном мостике в ожидании отчета из инженерного отсека. Недавняя схватка с мечекрылами изрядно потрепала и без того старое воздушное судно. Длинная трехпалубная Барракуда, доставшаяся команде еще со времен войны, плыла по серым небесам, лениво разрезая носовым клином непроглядную пелену облаков.

Фар никак не хотел лететь сквозь надвигающийся циклон, а потому изо всех сил торопил инженера.

— Сид, мы должны подняться, пока не сбились с курса, — сказал Фар, нажав кнопку связи с инженерным отсеком.

На несколько секунд повисла тишина, прерываемая лишь гудением двигателей.

— У нас падение давления во вспомогательном контуре подачи воздуха. Разрыв трубы в четвертом отсеке. Я до утра буду все заваривать, — произнес искаженный голос.

Фар выругался про себя, но спорить с механиком не стал.

— Доложи, как что-нибудь сделаешь.

— Так точно.

Команда преследовала безумного преступника уже несколько месяцев. Никому, а особенно Фару, не хотелось отступать. На листовке, убранной в карман шинели, было четко написано: «Исключительно мертвым при полном уничтожении судна». Чем так не угодил этот радикал и Альянсу, и Братству, которое также предложило награду за уничтожение, так и осталось загадкой для экипажа. Но на борту Барракуды не было детективов, и платили им не за разгадывание чужих тайн.

У командира осталось не так много вариантов. Он до последнего надеялся, что им удастся проскочить зарождающийся вихрь, так что сразу вышел на связь с метеорологической рубкой.

— Гиз, докладывай, — сухо произнес Фар.

— Барическая тенденция полностью соответствует новому циклону, — сказал Гиз после небольшой задержки.

— Какое давление?

— На периферии уже девять десятых бара. В центре может опуститься до восьми десятых.

— Какой прогнозируешь ветер? — продолжал спрашивать капитан.

— Около сорока пяти узлов, восточный, но он точно поднимется до пятидесяти.

— Сколько у нас времени?

— Циклон почти полностью сформирован. У нас есть пара часов.

Командир покачал головой.

— Ладно, сообщай об изменениях.

— Принято.

Капитан скрестил руки на груди. Лететь сквозь северный циклон – потеря многих часов, а то и дней. Лететь быстрее невозможно. Менять высоту с неисправным контуром слишком опасно, а ждать, пока Сид его починит — нельзя. Фар перевел взгляд на штурмана.

— Эрз, меняй курс, — наконец сказал он, — полетим через Бродячие Поля.

Невысокая молодая блондинка чуть карандаш зубами не перекусила.

— Ты совсем из ума выжил? — спросила она, выскочив из-за стола.

Капитан даже бровью не повел.

— У тебя есть идеи получше? — спокойно спросил он.

— Почему бы тогда сразу землю не поцеловать?

Фару и самому не нравилась идея полета через Бродячие Поля, но других не осталось.

— Прокладывай, Эрз, — скомандовал Фар.

Недовольная штурман вернулась к карте, но перечить капитану не стала, хотя и могла. Только ей Фар позволял так с собой разговаривать.

Он повернулся к рулевому, который апатично крутил колеса штурвала.

— Лети, как она скажет.

Тот вяло кивнул, не поворачивая головы.

Командир быстрым шагом направился в свою комнату. Проходя кают-компанию, Фар предупредил о смене курса артиллериста Маркуса. Тот быстро понял, что от него требуется и, взяв с собой пулеметчика Морвиса, поспешил в оружейный отсек.

Миновав камбуз, главарь пиратов поднялся по лестнице и открыл массивную дверь в собственную каюту. Он снял со стены шоковый меч, карабин, а из сейфа достал револьвер и патроны.

Ему и команде предстоит лететь через Бродячие Поля – неустойчивое скопление воздушных островов. Оно опасно само по себе. Огромные куски камня и металла способны стереть в порошок даже бронированные суда Альянса. Но гораздо больше Фара беспокоили многочисленные группировки воздушных бандитов. Это нейтральное пространство стало прибежищем для банд всех мастей, с которыми отказывалось работать даже Облачное Братство. По сути, эти изгои существовали исключительно за счет хаотичных разбойных нападений. Конечно, удача может улыбнуться капитану и его команде, и они минуют Бродячие Поля без происшествий. Но один старый друг капитана сказал: «Винтовка надежнее удачи». Правда, товарища от смерти не уберегло ни то, ни другое.

2

Стоя в темном помещении ходовой рубки капитану вдруг захотелось отказаться от своей затеи: преследовать обезумевшего террориста ради награды от Альянса и Братства. Но он быстро отогнал эти мысли. Большие деньги близко, и сам дьявол его не остановит. Последний сейчас пугал Фара меньше всего.

Было решено лететь без опознавательных и сигнальных огней, чтобы не привлекать внимания. Полет осуществлялся исключительно по эхолоту и интуиции рулевого Джестера. Капитан не спеша расхаживал по ходовой рубке. Эрз мирно дремала за своим столом, накрытая бушлатом Фара. Она сегодня хорошо потрудилась и заслужила небольшой перерыв. А вот остальным расслабляться было некогда. Бедный Гиз совсем измучился, глядя на метеорологические приборы в почти полной темноте. Маркус и Морвис были напряжены, то ли от постоянной боевой готовности, то ли от желания пострелять во что-нибудь. Сиду было приказано заваривать вспомогательный контур максимально тихо: если у местных шаек и есть что-то толковое, так это шумомеры.

Только Фар был предельно спокоен. От волнений все равно никакого проку нет, а вот капитан, способный действовать хладнокровно в любой ситуации, ценится всегда и везде. Ну, почти в любой ситуации. Шумомер и эхолот корабля пока не давали повода для беспокойства.

Кроме непроглядной черноты за обзорным стеклом рубки как будто ничего и не было. Словно весь мир был ограничен обшивкой Барракуды. Фар начал всматриваться в эту пустоту. Лишь изредка на небосводе мелькали бледные точки звезд и яркая луна. Мелькали, чтобы потом снова исчезнуть, как будто ничего и не было. Капитан заметил, что его мысли начали блуждать по кругу и для него это был дурной знак. Не стоит всматриваться в бездну без веской причины.

Даже находясь за слоями укрепленного стекла и стали, любой мог бы услышать и почувствовать протяжные завывания снаружи. «Всегда следи за герметичностью, иначе ветер, несущий пыль и лед, донесет до тебя слова мертвецов». Так говорил Фару его бывший капитан. Может быть, он сейчас тоже пытается что-то сказать, а Фар слышит лишь завывания ветра? Главарь пиратов решил, что стоит поскорее оставить эти мысли.

Он подошел к штурману и легко подергал ее за плечо. Та что-то тихо промычала. Капитан присел рядом с ней. Говорят, что женщина на корабле – к беде. Может быть, это правило просто не распространялось на воздушные корабли, поскольку Эрз стала для экипажа, и Фара в частности, настоящим подарком.

Перед входом в Бродячие Поля капитан и сам недолго дремал и увиденный сон только усугубил и без того смутное предчувствие. Последнее время воспоминания о былых сражениях и старой войне преследуют Фара и пробуждают в нем очень неприятные желания. Что хуже всего – он, кажется, все меньше пытается им сопротивляться. Только когда несколько месяцев назад рядом появилась Эрз, капитану стало легче.

Так они сидели, прижавшись, друг к другу, пока вдруг не загорелась лампочка. Это был сигнал от Маркуса, несшего вахту в кабине носового орудия.

Командир тут же встал и подошел к обзорным окнам. Корабль вышел из облачности и летел сквозь кристально чистый воздух. Фар напряг зрение и снова всмотрелся в ночную темноту, но в этот раз он искал врага, которого засек артиллерист. Капитан быстро с этим справился. Среди мерцавших звезд он увидел три крошечные светящиеся точки, выделявшиеся на фоне остальных.

— Идем по инерции до следующего облака, — шепнул капитан рулевому.

Тот и головой не пошевелил.

Остается надеяться, что Барракуду не заметят и не услышат. Три примечательные точки в ночном небе перемещались в отдалении по изогнутой линии, становясь то ярче то тусклее. Не осталось никаких сомнений в том, что это были перехватчики. Скорее всего — Осы.

Прошла минута, затем еще одна, но для Фара и всего экипажа они тянулись бесконечно долго. Облако, к которому они стремились, становилось все ближе и ближе. И тут произошло то, чего капитан ждал уже давно. Лампочка с надписью «Носовой эхолот» начала быстро мигать. Там впереди, под покровом спасительного облака к кораблю приближалась огромная каменная глыба. Командир напрягся. Судя по принятому сигналу, остров прямо по курсу был весьма внушительного размера.

— Сможем обойти на закрылках?

Рулевой покачал головой. Фар выругался про себя. Ему осталось лишь одно: отдать приказ о запуске рулевых дизельных двигателей. Но командир к этому моменту уже не боялся. Спокойствие и хладнокровие улетучились: они больше не нужны. Им на смену пришла жгучая жажда неизбежной битвы, которая прежде глубоко пряталась за осторожностью. Капитан приблизил лицо к микрофону для общей связи, переключил тумблер и произнес голосом полным азарта и ярости:

— Барракуда в воздухе.

Реакция на кодовую фразу не заставила себя ждать. Корабль сотрясли вибрации от двигателей, которые Сид запустил на полную мощность. Сразу после этого ходовая рубка озарилась ярким светом. Несколько секунд глаза привыкали к нему.

— Эрз! — крикнул Фар подскочившей девушке, — хватай винтовку! Поря пустить кровь!

Бедная Эрз только и успела распахнуть глаза. Фар подошел к ней и буквально всунул в руки карабин, такой же как и у него самого.

— Маркус докладывай!

— Три перехватчика направляются к нам, новых целей не обнаружено.

— Готовь Гарпун, разнеси их!

— Еще как, капитан!

— Гиз, что по шумомеру?

— Закончил корректировать. По правому борту резкое возрастание. Скорее всего, там стая Москитов.

— Морвис, пулемет на правый борт. Гиз, ты на левый.

— Есть! — одновременно ответили они.

Фар схватил пришедшую в себя Эрз за руку и повел ее на основную палубу.

— Бездна! Фар, что случилось? Кто нападает? — спотыкаясь, спрашивала девушка.

— Понятия не имею, но скоро на внешней палубе будет жарко. Этим псам нужен наш корабль, готовься к абордажу.

Недоумение на лице Эрз быстро сменилось серьезностью и каким-то беспокойством. Она силой остановила Фара, что оказалось совсем не просто.

— Стой! — крикнула она капитану.

Тот смотрел на нее взглядом, в котором было только одно – жажда крови.

— Не делай глупостей, — сказала Эрз.

Жуткое наваждение чуть отступило. Командир оскалился и довольно кивнул. Когда бой так близок, а главное неизбежен, капитан всем разумом погружался в круговорот битвы. И эта ситуация не стала исключением.

В оружейном отсеке они оба надели бронежилеты и дыхательные маски.

Фар приказал Эрз сразу же подняться на уровень выше и прикрывать его. Он открыл шлюз и приготовился выйти на внешнюю палубу.

Створки массивного люка распахнулись, и капитан со штурманом оказались в продуваемом желобе. Небо над головой было усеяно звездами, лунный свет слабо освещал ночное небо. Эрз незамедлительно стала взбираться вверх по вертикальной лестнице, а Фар подошел к скрытому за броней перископу и принялся искать неприятелей. Это оказалось нетрудно. Группа из семи быстроходных судов стремительно приближалась к ним с правого борта. Когда Москиты подошли достаточно близко воздух содрогнулся от рокота тяжелого пулемета. Враг сразу изменил формацию, увеличив расстояние между кораблями. Множественные вспышки осветили ночную тьму. Пули градом посыпались на толстую броню правого борта. К счастью она была достаточно прочна, чтобы выдержать пулеметный огонь. Три корабля со свистом промчались в сотне метров над головой Фара. К правому пулемету Барракуды прибавился второй, которым управлял Гиз.

Корабль начал плавно уходить направо и вскоре мимо Барракуды пролетела черная громадина острова. Они благополучно миновали его, а спасительное облако оказалось всего лишь туманом, вставшим вокруг острова.

Капитан отпрянул от перископа и стал быстро продвигаться к носу корабля. Фар взбежал по лестнице. От основного орудия его отделяло всего двадцать метров по открытому мостику. Внезапно корабль дрогнул и окружающее пространство сотряслось от оглушительного грохота. Ослепительный огонь вырвался из дула Гарпуна. Капитан переключил тумблер у себя на плече. В наушниках шлема послышалось шипение.

— Маркус, доложи.

— Первый мимо. Ничего, капитан, сейчас я им покажу!

— Морвис.

— Три Москита миновали ходовую рубку, еще один готовится к пикированию. Оставшиеся приближаются для абордажа.

— Эрз, готовься к бою.

— Поняла.

Пули высекали сотни искры из металлических частей корабля. Фар увидел, как сверху на них пикировал Москит. Он резко изменил свою траекторию и капитан понял, что на корабль сбрасывается бомба. Он чуть ли не кубарем спустился обратно в желоб. Целью отделившегося от группы Москита было носовое орудие.

— Джестер, немедленно горизонтальное уклонение влево!

Барракуда покосилась, и Фар почувствовал, как пол уходит из-под ног. Капитан отпрянул от обшивки и приготовился к удару. Ночь на секунду превратилась в день —настолько ярким был взрыв бомбы. Дым и пламя рассеялись, и командир с облегчением обнаружил, что Гарпун уцелел. Но абордажная группа была уже совсем близко. Капитан снял с пояса ручной перископ, чтобы оценить ситуацию. Внезапно один из абордажных кораблей вспыхнул, точно спичка. Он начал стремительно терять высоту, пока не рассыпался на дымящиеся обломки.

— Отлично, Морвис!

— Так точно!

Два оставшихся Москита зависли в считанных метрах от Барракуды. Несколько хлопков и звонких ударов дали Фару понять, что враг пытается заарканить корабль, чтобы затормозить и остановить его. Обычная тактика. Но поймать Барракуду в сеть было совсем не просто. Округлый фальшборт препятствовал пробитию металлических листов, а свободное пространство в виде желоба не позволяло зацепиться за оснастку корабля. Вскоре все эти попытки прекратились. Командир уже мог различить темные фигуры, которые готовились к абордажу.

Фар сжал винтовку, высунулся и выстрелил. Даже в пылу битвы он смог расслышать короткий возглас: чье-то тело рухнуло в бездну. Еще несколько прицельных выстрелов и еще один труп. Капитана начали обстреливать из автоматов и легких пулеметов. Он сменил позицию и со всех ног помчался в кормовую часть, где бандиты могли высадить десант. Он не ошибся. Едва капитан приблизился к инженерной надстройке, из темноты вынырнули три фигуры. Абордажный корабль совершил маневр и скрылся из виду.

— Эрз, контролируй нос, не дай им подобраться к Гарпуну.

— Есть!

Отбросив винтовку, Фар выхватил револьвер и меч. В узких желобах внешней палубы они были незаменимы. Капитан чувствовал себя как рыба в воде. Он взбежал по лестнице, оказавшись выше края фальшборта, и затаился. Три головореза стремительно продвигались по узкому мосту, нависавшему над двигателями. В темноте они не заметили передвижений командира. Он поднял руку, прицелился и выпустил сразу несколько пуль. Глава группы упал замертво, а остальные остановились как вкопанные. На полуют можно попасть только с левого борта, а потому капитан приготовился к рывку. Глубокий разделительный желоб не испугал бывалого пирата. Фар одним прыжком перемахнул через пропасть между двумя надстройками и, приземлившись, нанес мечом широкий удар сверху вниз. Замыкающий колонну упал в конвульсиях от прошедшего по его телу заряда и, едва коснувшись пола, замер. Последний из группы вскинул автомат, но воспользоваться им не успел. Командир бросился вперед и нанес удар снизу вверх. Налетчик выронил раскаленный автомат и рванул вперед, доставая из-за спины короткий шоковый клинок. Орудия столкнулись и осветили место дуэли фонтаном искр. Фар перевел оружие в режим накопления заряда и сделал полшага назад: длина меча играла на руку. Фальшивый выпад, парирование, контратака, короткий крик и последний из группы бессильно повис на остывающем клинке.

Кровь кипела у Фара в жилах. Прихватив один из уцелевших автоматов, капитан бросился на левый борт. Пулеметы стрекотали, не умолкая. Каждые секунд тридцать Гарпун потрясал небеса своими выстрелами.

Фар осмотрел левый шлюзовой желоб. В сторону носа двигался крупный десантный отряд человек из семи. Их продвижение было несколько сковано огнем Эрз. Капитан не стал долго ждать. Он снял с пояса связку осколочных гранат, разом выдернул все шнуры и сбросил ее прямо на головы налетчиков. Через несколько секунд прогремели взрывы. Половина погибла мгновенно, а остальные были тяжело ранены.

Фар занял позицию на лестнице и прижал губы к микрофону.

— Морвис, ситуация!

— С правого борта приближается новая стая. Десять минут до контакта.

— Гиз.

— Москиты уходят на широкий маневр, хотят объединиться с новой группой.

Фар устремил взгляд по ходу движения Барракуды. Перехватчиков осталось всего двое, но они упрямо продолжали обстрел. Внезапно один из кораблей охватило голубое сияние, после чего массивный корабль пропал в лазурном огненном вихре.

— Отлично Маркус, прямо в эрлиновый двигатель!

— А то, капитан! Остался последний!

Уцелевший перехватчик начал сбрасывать высоту, пытаясь уйти с линии огня.

— Бегите шакалы! — радостно воскликнул капитан.

В нахлынувшей буре эмоция, он не сразу услышал голос Эрз.

— Фар! Над нами два Москита!

—Две новых Осы, десять минут до контакта, — с волнением сказал Морвис.

— Вижу стаю Мошек, не меньше дюжины по левому борту, десять минут, — вторил ему Гиз.

Фар опомнился и тут же начал отдавать приказы.

— Морвис, Гиз, нам нужен заградительный огонь вверх. Маркус сделай завесу на правый уклон, потом отгони Мошек осколочными. Сид, что с эрлиновым двигателем?

— Температура и давление стабильны.

— Мы сможем вынырнуть отсюда?

— У нас пробит левый стабилизатор, а на одном мы не взлетим. Давление во вспомогательном контуре выше нормы.

— Заблокируй внешний контур и запечатай неисправный участок. Начинай перекачку эрлина из резервуара. Все что есть направь в левый стабилизатор через капиллярную сеть.

— Придется полностью заблокировать гидравлические усилители орудий.

— Делай, бездна тебя забери! Главное чтобы выдержал вспомогательный контур!

— Так точно.

— Фар, Москиты готовятся к обстрелу сверху, меняю позицию.

— Встретимся под радиорубкой, Эрз. Маркус, Морвис, Гиз, переходите на аварийную гидравлику. Сид, выжми из двигателей, что сможешь. Джестер, выпускай крылья, нам нужна вся подъемная сила.

Фар миновал полностью изолированную ходовую рубку. Он только сейчас понял, насколько холоден воздух. Стекло защитной маски запотело, пальцы начали неметь. Даже верная шинель словно бы отказалась согревать тело. Хотя, может дело не в холоде, а в необходимости успокоиться. Но у капитана не было времени на размышления. Через минуту он встретился с Эрз в промежуточной кабине под радиорубкой. На мгновение его охватила тревога: лицо и шинель Эрз были покрыты кровью. Но капитан быстро сообразил, что кровь не ее.

— Фар, я зарезала одного! Но они сейчас будут прыгать сюда! — крикнула штурман, пытаясь достать заклинивший патрон.

— Держись, нас будет трясти, мы поднимаемся.

— А вниз не рухнем? — с тревогой спросила девушка.

Фар подполз к ней и ловким движением избавился от бесполезного патрона.

— Надеюсь, что нет, — честно ответил капитан.

Корабль и в самом деле тряхнуло, после чего нос Барракуды начал медленно подниматься вверх. Капитан и штурман уперлись сапогами в стыки металлических листов. Над головами раздался шум.

— Бездна, они уже высадились!

— Далеко не уйдут. Джестер, поверни нас на сорок градусов!

— Ты с ума сошел! — воскликнула девушка.

— Держись за меня! Парни хватайтесь за что-нибудь! — крикнул Фар, обхватывая Эрз свободной рукой.

Штурман изо всех сил вцепилась в капитана. После того, как Барракуда стала поворачивать вокруг своей оси, откуда-то сверху раздались возбужденные голоса. Из-за ветра слов было не разобрать, но Фар знал: это крики страха. Он краем глаза увидел, как несколько темных силуэтов пронеслись мимо корпуса. Но не все налетчики отправились навстречу бездне. Одному удалось ухватиться за леер всего в нескольких метрах от командира. Капитан торопливо взвел револьвер и выстрелил. Рука врага разжалась и растворилась во тьме.

Через пару минут Джестер выровнял судно. Фар и Эрз осторожно поднялись на ноги. Капитан все еще прижимал к себе штурмана. Разорвав объятия, они оба направились к лестнице, ведущей в шлюзовой желоб.

Барракуда нырнула в облако, но бой не утихал. Главное успеть подняться, пока не подоспел новый десант. Бандитские посудины и так едва держаться на этой высоте.

Капитан решил сэкономить время и вернуться во внутренние помещения через левый шлюз. Все было окутано непроглядной темной пеленой облаков, но между осторожностью и спешкой Фар выбрал второе. Он приказал Эрз идти к шлюзу, пока он сам будет ее прикрывать.

От напряжения у капитана помутилось в глазах. Он не сразу смог различить, как одна из лежавших прежде без движения фигур трясущимися руками вытягивала перед собой короткое ружье. Капитан среагировал почти мгновенно, но было уже поздно: раздался оглушительный выстрел. После размытой вспышки, Эрз упала навзничь. Капитан на ходу вскинул руку и разрядил все оставшиеся патроны в выжившего после броска связки гранат налетчика. Подбежав к Эрз, Фар приподнял ее. По его рукам начала растекаться окутанная паром кровь. Капитан к своему ужасу осознал, что не может пошевелиться. Он должен спасти Эрз, но что-то внутри него требовало обратного.

— Капитан, — прохрипела девушка, схватив Фара за лацканы шинели.

Он мысленно ударил себя как следует и взвалил Эрз себе на спину.

— Держись, штурман, ты мне нужна живой!

Пот заливал лицо Фара. Хоть Эрз была не тяжелой сама по себе, но бронежилет и обмундирование делали свое дело. Капитан задыхался в своей маске, но если ее снять, то он просто потеряет сознание и никуда не дотащит штурмана. Он шел так быстро, как только мог. Сердце, казалось, вот-вот пробьет ребра. Капитан двигался, пригибаясь, чтобы избежать шальной пули. И лишь стоя перед шлюзом, он понял, что больше не слышит ни пулеметов, ни Гарпун. Гул в ушах достиг небывалой силы. Повернуть затворный механизм оказалось очень непросто, но капитану удалось это сделать. Шлюз со скрежетом начал открываться.

Командир чувствовал, как с каждой секундой дыхание Эрз становилось все более неровным и прерывистым.

— Маркус, срочно в медотсек! — сказал Фар, привычно переключив тумблер.

Капитану показалось, что миновала целая вечность, прежде чем шлюз приоткрылся достаточно, чтобы протиснуться в образовавшееся отверстие. Тоже случилось и у второй створки. Глаза не сразу привыкли к свету электрических ламп после ночной темноты, но командир наизусть знал все ходы и повороты на Барракуде. Тот тут, то там мелькали фигуры членов экипажа, каждый из которых куда-то торопился.

Как Фар дошел до цели, ни разу не споткнувшись, осталось загадкой. Даже для него самого. Кроме Эрз в медотсек принесли еще и Гиза с перебинтованной шеей. Капитан оставил штурмана на попечение Маркуса, а сам бросился в ходовую рубку. Фар остановился перед металлической дверью. Сорвав маску и немного отдышавшись, он вошел внутрь.

Барракуда вышла из облачности, и под кораблем раскинулся безграничный белый океан из облаков, залитый серебристым лунным светом. Шумомер и эхолот молчали. Фар склонился над чертежным столом, заваленным картами.

Мысли капитана метались из одной крайности в другую. Ему хотелось что-то предпринять прямо сейчас. Но он успокоился, глубоко вдохнул и выпрямился. У него есть время все обдумать. Компанию же ему составят немой рулевой и вечно дующий ветер.

3

Небо буквально слепило синевой. Облака остались далеко внизу, скрыв изогнутую землю. Из ходовой рубки открывался отличный вид на циклон, которого Фар так опасался. С такой высоты он казался совсем безобидным, даже каким-то прекрасным. Через телескопический окуляр Капитан рассматривал причудливый корабль, который на полной скорости летел на север к высокой горной цепи: в сторону Северного Барьера. Но мысли командира летали далеко-далеко и от шторма и от этого корабля, и от неприступных гор. Палубой ниже едва дышал его друг. Хотя, нет, не просто друг. Штурман давно перестала быть просто другом. Подобно тому, как якорь удерживает корабль – Эрз удерживала разум капитана. Удерживала его от рывка в яростную пучину безумного наваждения. За такими мыслями Фар и не заметил, как в ходовую вошел Маркус.

— Капитан, я закончил, Эрз хочет с вами поговорить. Пойдете к ней?

Фар посмотрел на артиллериста с некоторой рассеянностью.

— Да, спасибо, что сообщил.

— Эх, капитан, вы уж будьте с ней помягче.

Маркус, похоже, и вправду опасался возможной реакции капитана.

— Не волнуйся, ничего я с ней не сделаю.

— Да, капитан, — Маркус приблизился к Фару и понизил голос, — я ее, конечно, залатал, но…

Артиллерист колебался.

— Говори как есть, — строго сказал капитан.

— Раны могут от простого толчка открыться. Про Белый Пролом я и вовсе молчу. Мы должны осторожно долететь хотя бы до ближайшей станции и оставить ее там.

Фар посмотрел куда-то в сторону.

— Я это учту. Джестер, держи ровнее.

Рулевой кивнул.

Командир шагал по коридорам к медотсеку, прокручивая в голове минувшие события, как вдруг из-за угла на него налетел Гиз.

— Капитан! — встрепенулся он, — прошу прощения.

— Ничего, приятель. Как шея?

— Да черт с ней, — весело сказал метеоролог, поправляя стерильную повязку.

Не только Эрз пострадала прошлой ночью. Гизу вспороло шею осколком стекла, когда в его пулеметное гнездо попал снаряд.

— Хорошо, — порадовался за товарища Фар.

Капитан уже собирался пойти дальше, но тут Гиз спросил:

— Вы к Эрз идете?

— Да, а что? — растерялся Фар.

— Нет-нет, ничего. Вы только сильно девчушку не ругайте.

— Да что вы заладили. Сначала Маркус, теперь вот ты.

— Извините, капитан, просто ночью вы, похоже, несколько увлеклись.

Фар только и смог, что рассмеяться.

— Неужели вы думаете, что я сорвусь на беззащитной девице?

Гиз тоже улыбнулся, но с некоторым сомнением.

— Да, конечно, идите, она вас ждет.

Гиз пошел в направлении метеорубки.

Два поворота, лестница, короткий коридор и вот — медицинский отсек. Фар глубоко вдохнул и начал крутить затворное колесо.

Помещение как всегда чистое. Яркие лампы, мягкая отделка стен и одна светловолосая девушка на невысокой койке.

— Фар! — радостно поприветствовала капитана Эрз.

Тот повернул затвор один раз и посмотрел на штурмана.

— Как ты тут? Не скучаешь?

Он подтащил стул и сел поближе к Эрз.

— Со сломанным ребром и дырой в брюхе разве соскучишься? — натянуто улыбнулась девушка.

— Рад, что ты не унываешь. Так как ты себя чувствуешь?

— Хорошо, если бы только все не болело. Маркус сказал, что меня надо высадить где-нибудь. Нагонит страху.

Фар опустил взгляд.

— Да, насчет этого. Боюсь, мы не успеем перехватить нашего террориста. У нас получится пересечься с ним только в Белом Проломе.

С этими словами капитан погрузился в раздумья. Белый Пролом – длинное ущелье в огромной горной цепи, отделяющее материк от Ледяного Океана. Это единственный участок на многие сотни километров, где корабли могут пересечь такой высокий хребет как Северный Барьер. Ветер в ущелье достигает феноменальной скорости в 120 узлов. Даже небольшой камешек может прошить корабль насквозь, если Барракуда просто не развалится. Но ведь награда в десятки тысяч тимар так близко.

Эрз прекрасно понимала ход мыслей капитана.

— Фар, я не хочу, чтобы ты отказывался от своей цели.

— Но терять корабль и команду я тоже не хочу. И тебя я терять не хочу. Я могу отдать приказ, и мы полетим на всех парах в эту мясорубку. Полетим за деньгами.

— Или за смертью.

— Или за смертью, — обреченно повторил Фар.

Ненадолго установилось молчание. Оба думали о том, как бы убедить другого в ошибочности его суждений. Однако, как это часто бывает, каждый лишь больше сомневался в собственных.

— Два месяца на поиски. Месяц догоняли. Три схватки с мечекрылами. Перелет через все Ребра Великанов. Бродячие Поля. Расскажи парням на станции в Бритвенном Архипелаге — не поверят.

Когда командир закончил, воцарилось молчание. Оно тянулось мучительно долго.

— Фар, — наконец сказала Эрз, — если это то, чего ты хочешь, то отдавай приказ. Мы с парнями отправимся за тобой.

Эти слова только больше смутили Фара.

— Этот террорист, — медленно произнес он, — не знаю, что он натворил. Но в одном я уверен. У него не осталось выбора. Но я-то все еще могу принять решение. Может так люди и теряют рассудок? Когда у них не остается иного пути.

— Ты сам знаешь, что это не так.

— Знаю, но легче от этого не становится. По-моему, я схожу с ума. Чем дольше я охочусь за этим психом, тем больше мне начинает казаться, что за мной самим уже летят.

Фар склонил голову и приложил ладонь к виску.

Эрз ничего не ответила. Она понятия не имела, как можно утешить или помочь командиру.

— Из-за меня ты чуть не погибла. И не только ты, Гизу тоже досталось. Да чего уж, мы все чуть не полегли на проклятых Полях. Это произошло не из-за неисправности или неудачи. Я отдал приказ, ничего не обдумав. Но я должен сказать тебе еще кое-что.

Эрз напряглась, готовая слушать.

— Когда на внешней палубе ты истекала кровью, я не сразу решил что делать. Я, — Фар замялся на секунду, собираясь с мыслями, — я хотел оставить тебя там. Потому что ты удерживаешь меня от безумия. Я хотел оставить тебя там, чтобы ты не мешала моему кошмарному наваждению. Скажи, Эрз, кто я после этого?

Девушка долго молчала, подбирая слова. Она вспомнила ужасное лицо командира, накануне перед боем. Сейчас от той гримасы не осталось и следа. На нее смотрел уставший и измотанный человек. Она подняла голову и взглянула на капитана своим самым искренним взглядом.

— Ты - Фар. Друг, который взял меня к себе, когда я была никому не нужна. Капитан, который всегда защищает меня и команду в любой битве.

— У шлюза ты впервые назвала меня капитаном. Ты вверила мне свою жизнь, как и все на этом корабле.

— Дружище, я просто бредила, я хотела, чтобы ты отнес меня куда-нибудь, — честно призналась Эрз.

— Пусть так. Раньше я смотрел смерти в лицо, чтобы почувствовать себя живым. Я вновь и вновь возвращался в бой, чтобы жить. Но кроме меня на этой войне никого нет. Я так устал от этой бойни. Моя война в прошлом. Я просто хочу, чтобы моя команда была рядом со мной. Чтобы ты была рядом со мной.

Капитан мягко улыбнулся и положил руку девушке на плечо.

— Фар, я рада за тебя, но, извини, ты не в моем вкусе.

— А? — командир тут же одернул руку, — я же не об этом! Я хочу измениться, пока не утащил вас всех с собой!

— Все равно, мне больше брюнеты нравятся.

Фар был шокирован этими словами.

— Я ведь серьезно, Эрз.

Штурман тряхнула головой, закатывая глаза.

— Фар, ты можешь сколько угодно отрицать это, но рано или поздно тебе придется признаться себе в этом.

— Бездна, забудь!

Командир упер руки в бока и начал пристально смотреть куда-то в сторону.

— Я хотел сказать, что принял решение. Мы не полетим в Белый Пролом. Мы все там поляжем, а покойникам деньги ни к чему. Пойду к Джестеру, скажу, чтобы поворачивал на запад.

— Думаю, он тебя услышал.

— Что?

Фар перевел взгляд на учетный стол, который стоял у него за спиной. Лампочка на переговорном динамике тускло мигала, давая понять, что он включен. Командир бросил на Эрз взгляд полный недоумения.

— Извини, меня заставили, — сказал Эрз, закрывая лицо простыней.

Но Фар мгновенно понял, что, скорее всего, она и придумала разыграть весь этот спектакль.

— Капитан, мы вас тоже очень ценим, — раздался по громкоговорителю голос Маркуса.

Фар ничего не ответил, лишь посмотрел на Эрз, которая почти полностью спряталась в складках одеяла.

— Мы еще поговорим с тобой, штурман, — сказал он строго, но без какой-либо угрозы.

Капитан быстро покинул медицинский отсек. Несмотря на то, что его обхитрила собственная команда, Фар чувствовал себя на удивление легко.

Он не встретил больше ни одного члена экипажа. Скорее всего, они скрылись где-то в машинном отделении и размеренно обсуждали исповедь командира. А заодно отмечали отсрочку собственной смерти.

Вернувшись в ходовую рубку, он отдал короткий приказ Джестеру:

— Поворачивай на восток. Летим в Бритвенный Архипелаг.

Вечно спокойное лицо немого рулевого изобразило нечто вроде иронической ухмылки, а сам капитан подошел к смотровому окуляру.

Он увидел, как маленькая точка судна, которое он так долго преследовал, скрылась между двумя неприступными каменными стенами. Снежная буря, почти никогда не прекращавшаяся в Белом Проломе, поглотила корабль. Безумец, скорее всего, уже никогда не сможет выбраться оттуда, а если и сможет, то ему останется лишь продолжать бесконечный побег от сил этого мира. Сил, которые он не способен сокрушить. Фар поежился от мысли, что он только что чуть не стал таким же.

Капитан спустился на центральную палубу, застегнул шинель и вышел через шлюз навстречу ледяному ветру. Поначалу дышать было очень трудно, но Фар быстро привык.

Командир посмотрел в сторону Белого Пролома. Темное ущелье будто бы призывало его к себе, но разум капитана оставался холоден, как и воздух вокруг.

Небо буквально слепило синевой, облака остались далеко внизу, а где-то за горизонтом капитана ожидали новые приключения. Фар просто стоял и наслаждался этой безмятежностью.

Прав был его старый друг: винтовка надежнее удачи. Но Фар наконец-то понял, что предпочел бы не попадать в ситуации, когда ему понадобится такой совет.

+4
510
09:45
Опять смешанные чувства после прочтенья. С одной стороны — написано хорошо, читается легко. С другой 126 просмотров, и до меня, ни одного комментария, при этом кто-то поставил четыре плюса. Постараюсь разобраться в ситуации…

Мир:

Здесь и кроется ответ на вопрос. Мир вокруг главного героя не раскрыт. Что это за Альянс такой, какой год, планета или какая часть вселенной? Читатель должен придумать это сам, хотя такое не допустимо. Я трачу свое время и силы на прочтение и последующий разбор, я не обязан ничего додумывать за автора.
Сюжет:

Здесь ситуация лучше. Охотник за головами, бравый капитан с верной командой преследует преступника в погоне за кучей бабла. Классика. Все произошедшие битвы добавляют экшена, но на сюжет не влияют никак.

Персонажи

Еще лучше. Капитан, на мой взгляд, получает развитие, победив свою алчную и темную сущность. То, что команда слушала его, это только подчеркивает. Можно было обойтись и без такого хода.

Текст

Много огрехов по стилистике. Повторяется «был»ье, особенно вначале. Кстати говоря много раз наблюдаю, что в тексте местами все очень ровно, а потом участками он будто взрывается «быльем» и другими моментами. Что это? Автор пропустил куски текста при вычитке? Может быть, а может не заметил. Много раз уже писал в комментах о хорошей программе «Свежий взгляд». Она в браузерном онлайн режиме. Она хорошо показывает ошибки в стилистике и сильно облегчает жизнь. Пользуюсь сам и, судя по отзывам читателей, не зря. Рекомендую.

Итог: хороший рассказ, мужской, динамичный. Ставлю плюс.
01:46
Пожалуй, согласен с предыдущим комментарием… Особенно по поводу мира, где происходят события. Космос это всё же не полный вакуум… А здесь — ни молекулы. Рассказ вроде бы динамичный, бодрый такой боевичок… Что не понравилось… Автор явно уже пишет всерьёз, это не игра и не детство… Может, стоило бы очень внимательно, вживаясь в детали, просмотреть с десяток сцен из фильмов про бои в космосе, прочитать с десяток же описаний космических абордажей — схваток… Пресновато… Но могу и придираться. Энергетика в наличии, немудрёный, но добротный мессадж у произведения есть, кульминация… Завязка (разгоняемся долго — сам страдаю). Стилистика… Тоже не без греха лично сам. Пишите! Мог быть маленький шедевр. Штурман замечательная! Ещё разве что… Пулемётное гнездо?? На космолёте??? Термин всё же Первой Окопной Мировой войны… Пишите, повторюсь! Успехов!
16:54
Барракуда это имя собственное?
— Доложи, как что-нибудь сделаешь. корявая фраза
Барическая тенденция х-м…
Гарпун имя собственное?
В оружейном отсеке они оба надели
много словесного мусора
Фар выхватил револьвер и меч. В узких желобах внешней палубы они были незаменимы. меч в узких желобах? не верю
батальные сцены громоздки и скучны
весь текст скучен tired
персонажи какие-то не живые
идей нет
С уважением
Придираст, хайпожор, истопник, заклепочник, некрофил, графоман, в каждой бочке затычка и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Константин Кузнецов №2