Светлана Ледовская

Чердак на Блюменштрассе, 13

Вот уже второй год Алиса жила на последнем этаже старинного пятиэтажного дома на Блюменштрассе, 13, что расположился в центре не слишком большого, но и не слишком маленького городка на территории бывшей ГДР. Квартиру ей сдала одна университетская преподавательница, уехавшая работать куда-то в Южную Африку. И хотя уехала она надолго, тем не менее, периодически наведывалась практически без предупреждения (позвонив за день до визита) проверить как-там ее квартирка? Это, как, видимо, думала хозяйка, дисциплинировало Алису, не давая ей запускать дом и ремонтировать периодически все, что осмелилось сломаться. Более того, как-то перед приездом домоправительницы Алиса была вынуждена купить новую электрическую плиту только потому, что у той вышла из строя одна конфорка. Вообще, Алиса за домом следила, по возможности, без фанатизма. Потому что ей надо было учиться в магистратуре, работать переводчиком (надо же с чего-то платить за квартиру) и (черт побери!) жить свою жизнь.

Так вот, однажды, когда вместе со своими многочисленными (приобретенными за время пребывания в Германии) друзьями, под гром и всполохи молний бушевавшей на весь город грозы Алиса зашла в дом, она в ужасе обнаружила, что по стенам и потолку текут потоки воды. Будучи утонченной интеллектуалкой (Ха!) Алиса, конечно, любила картины Тарковского, но не настолько буквально.

Надо сказать, что квартиры в этом доме были довольно-таки странные. Где-то в веке XIX архитектор спланировал на каждом этаже по одной большой квартире, в которой могли разместиться хозяева, их дети, гувернантка, кухарка, горничная, дворецкий и мучимая нервами мама хозяйки. ХХ век внес свои коррективы. В доме появились водопровод и канализация, а каждую квартиру разделили на множество маленьких одно-двухкомнатных квартирок, в каждой из которых была ванная и кухня несоразмерных с комнатой пропорций. Так у Алисы кухня была невероятно маленькая, а ванная размером с большую комнату. Она служила Алисе еще и гардеробной. Окна в ванной были большие, но культурные немцы в чужие окна не подглядывают. Но (самое главное!) в распоряжении Алисы был еще и чердак.

Чердак располагался частично над квартирой Алисы, а частично над квартирой соседей. И Алисе крупно повезло, что пол чердака был немного под наклоном и залившаяся в незакрытое окно (ну, забыла!) дождевая вода затопила только квартиру Алисы. Можете представить весь ее ужас, когда, дернув за кольцо люка, она увидела, как вместе с лестницей, вываливающейся на нее каждый раз, когда она открывает дверь чердака, на нее устремился бушующий горный поток! Отказавшись от помощи друзей (каждый раз их так эксплуатировать, никаких друзей не хватит), Алиса, взяв тряпку, в задумчивости села на табурет. Мысленно она принялась считать, во сколько ей обойдется ремонт? Ну, обои под покраску можно собственно покрасить. Это не дорого. Потолок подштукатурить… Можно справиться за неделю. «Будем надеяться, что хозяйка не нагрянет, - подумала Алиса, - Кстати, что там на чердаке?»

А на чердаке было вот что. В большой, во весь пол, луже плавали: матрас с подушкой (на нем иногда ночевали гости), ядовито-красная вышитая тряпочка, гордо именуемая хозяйкой «индийский ковер», старый альбом с хозяйкиными детскими фотографиями и алисины войлочные тапочки. Алиса сгребла ковер в охапку и понесла в ванную. Подняв его с пола, она в ужасе обнаружила, что недавно настланный деревянный пол весь покрыт ядовито-красными пятнами. Через некоторое время обнаружилось, что пятна не отмываются. Никак. Пол был необработанным, экологичным,совершенно неприспособленным для городской жизни. В такие моменты Алиса жалела, что не сняла квартиру в одной из пятиэтажных хрущевок, строем стоящих по дороге к ближайшему супермаркету. Хорошо еще, что у нее не было средств купить какой-нибудь европейский замок, с ним возни было бы еще больше! Хотя внутри этих хрущевок Алиса не была (с виду они были как советские, только аккуратнее, все же Германия) А вдруг там тоже необработанные деревянные полы – причуда хозяев?

И Алиса приняла решение. Полы надо менять! И опять же довод для ответа хозяйке, если она вдруг придерется, что Алиса по рассеянности сожгла какую-нибудь ее кастрюльку (хотя кастрюльки за полтора года у Алисы уже появились свои). А она ей скажет: «Зато я Вам пол поменяла!». Алиса даже для убедительности произнесла эту фразу по-русски. И засмеялась: ничего такого она не имела в виду… Алиса уже начала планировать, когда она пригласит рабочих (у нее же еще работа и учеба, а немцы в выходные работать не будут – соцзащита), но подумала, что, если она отдерет доски сама, то это ей встанет дешевле. Кроме того, испорчена только часть досок, какие-то можно оставить.

Следующие выходные Алиса вовсю занималась ремонтом. Красила, штукатурила, довела комнату до нормального состояния и даже отодрала пару досок. В ее арсенале уже были разные отвертки и гвоздодер – одинокая жизнь как-то способствует… Отодрав пару досок Алиса с удивлением заметила, что под новым полом лежит старый, гнилой. Вообще немцы на самом деле аккуратны. Алиса это не раз замечала. Но иногда эта аккуратность была какая-то показушная. Чтобы увидели, похвалили правильный немецкий характер. Который действительно правильный, но, как можно видеть, раз на раз не приходится. Поскольку Алиса уже решила, а она не любила перерешивать, и поскольку речь шла только о количестве ее, алисиного, бесплатного труда, то кандидатом на ликвидацию стал также и второй, нижний пол чердака. В конце концов, этим можно заниматься как угодно долго, хозяйке она что-нибудь соврет, а гостей на чердак не зовут.

Кстати о гостях. В следующие выходные к ней должен был прийти один сербский юноша из Боснии. С личной жизнью в Германии у Алисы было не просто. Конечно, когда ненадолго, это всегда просто, но длительные отношения, а Алису интересовали именно они, были похожи на бег с препятствиями. Так, она начала встречаться с одним немцем, не слишком богатым, но и не слишком бедным. То есть, если бы он был богатым, то с ним, возможно, были бы другие проблемы (привычка всем управлять и все такое…). Но немец оказался слегка стесненным в средствах и, поняв, что положение в Германии у Алисы весьма неустойчиво, решил, что ему не стоит пока связывать с ней свою жизнь. Нет, при этом всем, немцы ужасно романтичны. Алиса как-то смотрела в кино фильм про Гете. С ней в зале были мама с сыном и класс с учителем литературы. Как девочки реагировали! Когда там показывали, как Гете прислал бросившей его возлюбленной рукопись «Бедного Вертера», а та, вместо того, чтобы разрыдаться, дала ему пощечину (европейская женщина!), девочки ахали и шептали: «Правильно».

С Милошем Алиса познакомилась в университетской столовой. У него не получалось пройти через турникет. Там нужна было некоторая сноровка, чтобы приложить карточку к считывающему устройству и сразу пройти. В это время с карточки списывались деньги за обед. За раз Милош оплатил где-то пять обедов. С тех пор, Алиса и Милош обедали вместе. Сердобольная Алиса прикладывала карточку к считывающему устройству, а Милош проходил. Так и подружились. Милош рассказывал про войну в Боснии и про то, как боснийские мусульмане на праздник пригласили делегацию турок и накрыли для них стол на главной улице на тысячу человек. «Просто Кустурица какой-то, -подумала Алиса, - хотя странно, что кого-то может оскорбить совместное поедание баранины…». Милош был добрый.

У них намечалось второе официальное свидание. В Европе, конечно, все не так как в Америке. Свиданий как таковых часто даже не назначают. Все происходит как-то более спонтанно. Но, тем не менее, влияние Голливуда сказалось и на повседневной культуре европейцев. Хотя первое свидание прошло прям-таки чинно и благопристойно. Они с Милошем пошли в кафедральный собор на ратушной площади на концерт Иоганна Себастьяна Баха. Милош проводил ее до дома, но в квартиру не поднялся (Алиса не позвала, там был такой погром после потопа). Теперь Алиса приготовила ужин при свечах. Чуть полуфабрикатов, немного хорошего вина и испеченные ей собственноручно печеньки! Милош пришел вовремя. За время своего пребывания в Германии Алиса тоже научилась не опаздывать. Помнится, она как-то пришла к профессору в гости за пять минут до назначенного срока и ждала эти пять минут у двери, чтобы постучать/позвонить ровно в назначенное время.

Ну и во время ужина Алиса рассказала Милошу про чердак.

Милош, как уже было сказано, оказался хорошим парнем. Он предложил свою помощь. Молодые люди взяли с собой уже початую бутылку Кьянти и печеньки (чтобы не скучно было) и поднялись наверх. Конечно, на втором свидании Алиса планировала заниматься немного другим, но, как сказал один всеми любимый герой мультфильма, «совместный труд … объединяет». Работа спорилась. За ночь первый слой пола был снят. Пару раз приходили соседи, узнать, все ли у Алисы в порядке, но, увидев Милоша, понимающе улыбались и исчезали.

Когда они начали отдирать второй слой, Алиса увидела старую черно-белую фотографию. «Из хозяйкиного альбома, - подумала Алиса, - случайно забилась. Надо вытащить». Она осторожно дернула, фото разорвалось надвое. Подцепив доску гвоздодером, Алиса вытащила вторую половинку и соединила обе части. Фотография была в каких-то коричневых разводах. Края были ажурно вырезаны зубчиками, некоторые из которых оторвались. На фото был запечатлен мужчина лет тридцати в костюме тройке и в шляпе. Он сидел на стуле (фотография была явно постановочная, да и других, наверное, в те древние времена и не делали). Около мужчины стояла красивая волоокая женщина лет двадцати пяти. На ней были туфельки на застежках, темное атласное платье длинной чуть ниже колен срукавами три четверти, ажурные темные перчатки и белая шляпка, из-под которой выбивались черные непослушные локоны. Женщина казалась слегка полноватой, но полнота была ей к лицу, как подумала Алиса. На обратной стороне фотографии просматривалась надпись «Моисей и Сара Розенблюм. Май 1936 года».

0
16:13
706
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Империум

Достойные внимания