Эрато Нуар №1

Вирдальоны

Вирдальоны
Работа №679

Раздался гул. Насекомые, которых невозможно было разглядеть в молниеносном полете, пронеслись вдаль, разрезая лучи света. Да и проворности света можно было только позавидовать. Он, как профессиональная ищейка, рыскал каждые щели и проникал в жилища, пытаясь разукрасить все в бирюзовый цвет. Однако все это было едва ли важно, а может, даже не важно вовсе.

Зеленоволосых среднего роста, по человеческим меркам, вирдальонов пробудил вовсе не гул насекомых, которых они боялись, как огня, а яркий свет, от которого они жмурили глаза и неохотно вставали с постели.

Средь картонных домов давно уже разгуливала суета. Силлд протерла свое лицо ванильного цвета, неспешно одела коричневый бумажный плащ, поправила длинные вьющиеся волосы и вышла на улицу. Разглядывая прохожих и их разноцветные коробочки, которые они так ловко крутили в своих руках и почему-то называли гаудофонами, она нащупала в своем кармане стопку полосок. Весьма неловко вытащила их наружу, чуть не обронив на землю и принялась считать.

– Бумага собирается ровно с той же скоростью, с какой и разлетается, – пробормотала Силлд и пряча стопку полосок обратно в карман, установила курс до ближайшего магазина изящных коробочек.

Похоже, мало кто обращал внимание на нее. Даже тогда, когда Силлд достала свой маленький фиолетовый гаудофон и стала перебирать пальцами, это вызвало лишь безразличный вздох с отводом глаз у некоторых прохожих, которые волей случая очень близко проходили мимо нее. Будто выглядело это чем-то старомодным, а быть может, таковым оно и являлось.

Прямая и узкая улочка прервалась серой картонной лавкой. На ней красовалась вывеска с буквами, сложенными из коробочек в фразу "Найдется все". Дверца была открыта. Продавец вежливо улыбался клиентам, но не решался спросить, что же их интересует. Покупатели в безмолвии рассматривали гаудофоны и слегка подергивали своими пальцами, будто вертели их уже в своих руках. Вдруг тишина рассыпалась на тысячи осколков и поглотилась звонким голосом, как будто сам бог торговли и красноречия посетил эту лавку.

– Сейчас в моде желтый, – проинформировал продавец, проводя плавно руку до полки с желтыми гаудофонами. – Новинка! Берите – не пожалеете!

– Желтая тоска, – пробормотала Силлд и видимо, не рассчитывала, что ее кто-то услышит.

Продавец наклонился к ней и прищурив глаза с любопытством спросил:

– И что же ищет юный вирдальон в нашей скромной лавке?

– Мне бы зеленого дракончика, – скромно ответила Силлд и опустила глаза для ироничности.

– Уважаемая, вы, должно быть, еще не проснулись? Я могу предложить только коробочки, – с улыбкой ответил продавец, а потом вздохнул, – Впрочем, из зеленого ничего уже давно нет. Пройдет еще немного времени и такое можно будет искать, разве что в антикварной лавке.

Он бегло прошелся взглядом по полкам и после некоторой паузы добавил:

– Из старья только фиолетовые гаудофоны.

Силлд вздохнула и поблагодарив продавца за уделенное ей внимание, неспешно поволоклась к выходу.

На улице ничего не изменилось. Бумажные здания то выпускали, то поглощали суетливых фигурок, будто разыгрывали между собой какую-то партию, казалось, в их власти были все эти жители города, хотя сами жители были уверены в обратном. Сама же суета жителей под солнцем разыгрывала причудливый театр теней, который оказался весьма по душе Силлд. Она с необычайным интересом смотрела на тени и пыталась разглядеть в них дивных существ и их взаимодействия. Вдруг одна из теней остановилась возле нее.

– Силлд, что ты делаешь? – удивленно спросил среднего телосложения вирдальон в белой бумажной куртке и такого же цвета кепке. – Давно же мы не виделись!

– Деренд? – приподняв голову, а позже бровь, удивилась она.

– А ты все как обычно, вместо работы с тенями играешь... Нет полосок – нет коробок, только с этим и останешься, – промолвил он, указывая пальцем на ее тень.

– Я как раз... Собиралась... Иду в сектор СР-132, – начала растерянно оправдываться Силлд.

– В 131-м уже все собрали. Поспеши, а то и в 132-м ничего не найдешь, – ехидно перебил Деренд, покручивая в руках желтый гаудофон.

– Да я, вот, уже давно подумываю перевестись в отряд разведчиков. Надеюсь, будет шанс встретить нечто новое, – замечтавшись, ответила она и вздохнула, – А то здесь просто какая-то тоска желтая...

– Да-да, желтая! – блеснули глаза Деренда. – Триста полосок отдал за новинку! Хорошо балансирует, вращается бесподобно.

– Может, есть что-то и поважнее коробочек, – искоса взглянувши, пробурчала Силлд и устремившись в сторону суетливой толпы, направилась в сектор. Она так быстро зашевелила ногами, будто завращала ими какой-то воображаемый гаудофон.

– Да, коробочка – то, что надо, – не расслышав, подхватил он и не заметив того, как Силлд растворялась в толпе, продолжал расхваливать с пристрастием свой новый гаудофон, не отводя с него глаз.

Разгулявшийся ветер поднимал ввысь мельчайшие частицы с земли и разбрасывал их в разные стороны. Тяжелый воздух повис над пустошью. Лишь камни прибывали в своем безграничном спокойствии и созерцали полет пыли и пепла. Где-то в глубинах, как партизан, затаился аромат почвы, который даже во время дождей не выдавал свое присутствие петрикором. Участок был огорожен со всех сторон сплошным каменным забором с одним отверстием, которое служило как входом, так и выходом. Рядом с отверстием находились бумажные емкости для транспортировки и склад. Именно так выглядела большая часть секторов и СР-132 не был исключением.

Стоял ясный день. Сквозь пепельную завесу вырисовывались фигуры собирателей, которые бродили по сектору и осматривали каждый клочок земли. Они перебирали каждый камень, сдували пепел и подковыривали землю в надежде что-то найти. Один из собирателей полноватого телосложения в сером плаще и надетым капюшоном огляделся по сторонам и отодвинув камень, начал что-то нащупывать в земле. Затем резко вытащил руку и попытался засунуть нечто белое в карман, как что-то его остановило. Худощавая высокая особа в белом бумажном сюртуке схватила его за руку.

– Гарбби, опять хочешь утаить находку? – иронично спросил худощавый вирдальон и не дождавшись ответа указал на бумажную емкость. – Туда!

Толстяк в капюшоне попытался оправдаться, но его попытки мгновенно потерпели крах:

– Как ты не поймешь, что для достойной жизни в городе тебе нужны полоски. Полоски, Гарбби, а не сырье! – с недоумением продолжил он и не переводя взгляд с толстяка громко крикнул:

– Силлд! Опять опаздываешь?

Силлд даже не заметила того, как совершила ту же ошибку, что и толстяк в капюшоне. Она попыталась оправдаться, но даже не успела открыть рот.

– Не мое дело, Силлд, где тебя носит, – выкрикнул вирдальон в белом сюртуке и отпустив собирателя в капюшоне, обернулся и неспеша зашагал в ее сторону, – но ты должна понять, что чем меньше находок, тем меньше полосок.

– Будьте в достатке, управляющий, – положив на пояс левую руку и подняв правую ладонь, поприветствовала она. – Я, конечно, извиняюсь, но мне хотелось бы перевестись в отряд разведчиков.

– Тебя? Да в отряд разведчиков? – рассмеялся вирдальон в сюртуке, – да с такими, как ты, нам негде будет собирать бумагу!

– Я буду стараться, – выпрямившись как на параде, твердо заявила Силлд.

Управляющий тяжело выдохнул и начал размахивать руками:

– Ты хоть понимаешь каково это, Силлд? Силлд!

Перепугавшись от крика, она подпрыгнула на месте, глаза забегали по сторонам и от волнения закрутились пальцы.

– Там, за городом, за секторами, находится неизвестность, – управляющий начал тыкать пальцем в сторону, противоположную выходу. – Никогда не знаешь, что тебя поджидает. Ты хоть имеешь представление о том, как создаются сектора?

Юная особа в коричневом плаще по-прежнему стояла молча. Управляющий прекратил размахивать руками и хотел было уже повернуться спиной, как его слуховые антенны заколебались от крика.

– Я справлюсь! – отведя за спину руки, как делают это разведчики, воскликнула Силлд.

Вирдальон в сюртуке махнул на нее рукой:

– Воля твоя, Силлд, но ты хоть что-то слышала о мерах безопасности, о том, как пользоваться распылителем, а он не из бумаги, Силлд, как обращаться с веществом? Тебе в любом случае дорога светит в тренировочный лагерь, и вот чтобы в нем не отдать себя пеплу раньше времени, приступай уже к работе.

Едва ли она успела покинуть стойку разведчика, как управляющий уже стоял возле другого собирателя и давал какое-то напутствие. Силлд оглянулась по сторонам и направилась к кучке камней. Под камнями ее ожидали белые комки, которые собиратели привыкли называть бумагой. Она неспешно стала собирать их в картонную емкость. В голове крутилась какая-то мелодия, да так сильно, что слова начали прорываться вслух, но ее остановил толстяк:

– Силлд, слышал, ты хочешь нас покинуть?

– Не переживай, Гарбби, мы обязательно будем пересекаться в городе.

– Тоска, – вздохнул вирдальон в капюшоне, – а без тебя еще тоскливей.

– Обещаю, в городе не соскучишься. Да и здесь ты время не теряешь, – переведя взгляд на Гарбби, улыбнулась она. – Зачем тебе эти белые комки?

Толстяк замер от испуга. Он оглянулся по сторонам и шепотом произнес:

– Не хочу втягивать тебя в неприятности. Забудь!

Силлд, как ни в чем не бывало, заглянула под очередной камень и стала собирать белые комочки. Бумага – это все, что можно было найти из полезного в секторе, впрочем, другое собирателей и не интересовало. Емкость с бумагой принималась на входе в сектор и позже транспортировалась в перерабатывающую часть города. В поисках нового места с залежами белых комков, Силлд занесло на окраину сектора, где ей посчастливилось обнаружить дыру в каменном заборе. То ли, строители работали не на совесть, то ли образовалась она по каким-то другим причинам. Силлд заглянула в дыру и застала разведчиков за работой. За спиной у них висели округлые емкости и явно не из бумаги, в руках находились какие-то распылители, а головы их были плотно закрыты непонятной защитой. Видимость была не очень из-за каких-то паров и дыма, но ясно было одно – они уничтожали все чуждое и опасное им, выпуская какое-то вещество.

«Что же там, на неизведанной земле? Что же это за технологии такие?», – закрутились мысли в голове Силлд. Дикий интерес, как голодный зверь, пожирал ее изнутри.

Солнце двигалось уже за горизонт. Собиратели спешили в город. Кто-то сразу направлялся в уютный картонный дом, а кто-то на турнир по гаудофону.

– Силлд, ты остаешься? – прокричал Гарбби и начал подзывать жестами.

Она оглянулась и быстро зашагала к выходу.

– Давай же! – начал поторапливать толстяк. – Сегодня Деренд будет состязаться на турнире. Он ведь так долго готовился к этому.

Силлд побежала к выходу и далее установив курс на огни, пронеслась мимо Гарбби. Он же, в свою очередь, не растерялся и побежал вслед за ней. Хоть она бежала и не быстро, полноватый вирдальон еле поспевал за ней.

На окраине города шумела толпа. Свет от перерабатывающих заводов освещал место.

На арену вышел высокий вирдальон в темно серых бумажных брюках и белой рубашке с короткими волосами, приподнятыми вверх. Некоторые вирдальоны его узнали и стали скандировать: «Таллд!». Таллд был уверен в своей победе и с гордостью размахивал руками и сиял улыбкой.

Публика утихла, но как только он достал желтый гаудофон, усыпанный голубыми звездами, публика вновь закричала от восторга. Таллд начал прокручивать коробочку между пальцами. Гаудофон поплыл по пальцам, как корабль по волнам. И после того, как он гаудофон гранью на сложенных в пучок пальцах, комментатор закричал:

– Пять очков за перебор! Игра началась!

Гаудофон продолжал вертеться. Таллд старался как можно дольше продержаться в такой позиции, ведь титотум оценивался по времени. И как только коробочка начала замедлять ход, он ударил по ней хватательным пальцем. От удара гаудофон перевернулся на другую грань и завертелся на одном пальце. Движение было настолько ловким, что комментатор не обошел вниманием:

– Бесподобный переход на акс! У Таллда сорок очков!

Таллд ударом соседнего пальца перекидывал гаудофон на следующий палец и как только коробочка завертелась на предпоследнем третьем пальце, он резко поднял его вверх, будто хотел проткнуть небо. Коробочка подлетела вверх и с вращением приземлилась гранью на палец второй руки. Гаудофон ходил по пальцам как дикий вихрь и туром в воздухе переходил с одной руки на другую.

Комментатор не умолкал озвучивать очки. Гаудофон вновь совершил тур в воздухе, но Таллд не был уже уверен в том, что у него получится акс и решил подстраховаться пальцем второй руки, но видимо перестарался. Коробочка остановилась между пальцами.

– Дабакс не удался, – разочарованно промолвил комментатор. – Гаудофон остановлен. Игра окончена!

Судьи зашептались. Тишина захватывала арену. Казалось бы, в ее владениях уже были новые территории, как голос комментатора разнес тишину в клочья:

– Пятьсот сорок очков!

Зрители опять закричали. Настало время для второго участника. Деренд вышел на арену и достал желтый гаудофон, который не успел еще модифицировать. Оголтелая толпа продолжала кричать и изредка доносилась фраза: «Таллд победил!».

Как и следовало, Деренд начал с перебора. И как только он перешел в титотум, комментатор сообщил о начале игры. К азарту подключилась Силлд:

– Деренд, давай!

– Мы с тобой! – следом подхватил Гарбби.

Гаудофон заплавал по воздушным волнам. Деренд подбрасывал коробочку и сделав пируэт, подхватывал пальцем другой руки. Зрители замерли во внимании. Кажется, сам комментатор на столько засмотрелся на грацию движения, что забыл озвучивать набранные очки. Аксы были недолгими – Деренд больше ставил не на время, а на количество. Гаудофон завращался в воздушном туре.

– Пятьсот двадцать очков! – вспомнив о своей работе, прокричал комментатор.

Деренд подбросил туром гаудофон и совершил очередной пируэт, однако засомневался в том, что получится акс и хотел было уже перейти в дабакс, как что-то его остановило.

– Да чтоб тебя! – буркнул он и поднял палец вверх.

Все замерли в ожидании развязки, лишь Таллд с ухмылкой махнул рукой, предвкушая собственную победу.

Гаудофон полетел вниз и приземлился на палец вершиной. Публика с замиранием следила за тем, как коробочка свершила пируэт, скатилась в ладонь.

– Невероятно! – с удивлением прокричал комментатор. – Игра окончилась удачным ваксом. Пятьсот пятьдесят очков!

Судьи переглянулись между собой, будто друг друга посылали в бой. Наконец, один из них взял инициативу на себя:

– Турнир – это доказательство вашей преданности. Победа – это результат вашей устремленности. Победитель – это тот, кто достоин быть в отряде солдат, – он подошел к Деренду и протянул документ о переводе. – Победитель – Деренд! Бумажный город нуждается в таких, как вы!

Публика встала и начала рукоплескать. Среди хлопков раздавались крики: «Благодарность Деренду!».

Силлд была рада за друга и его победу, но где-то в глубине себя жалела о том, что не пошла в свое укромное место. Место, где не было шумной толпы, коробочек, бумаги, лишь несколько испепеленных стволов каких-то деревьев и небо, полное звезд.

– Силлд, благодарю за то, что пришла.

– Мои поздравления, Деренд! Теперь ты будешь нас защищать.

– Только сегодня и только сейчас в вашем расположении персональная защита, – начал с улыбкой отшучиваться он.

– Городу защита нужней. Ну, поспешу домой.

Силлд попрощалась с Дерендом и Гарбби и отправилась в свою скромную коробку с окнами. Дома ее ждала небогатая на выбор еда – глюкоза и сладкий сон. Деренд и Гарбби еще долго болтали о чем-то и разошлись лишь в полночь.

Ночь выдалась светлая, а ночные мысли не давали Силлд заснуть:

«Деренд добился цели, а я? Чего хочу я? Чего сулят звезды? Звезды... Интересно, есть ли в другой звездной системе такие же существа из коробки, как и мы? Да что те звезды, когда я не знаю, что здесь?! Нет, мне определенно надо попасть в отряд разведчиков».

Силлд и не заметила того, как мысли смешались со сладким сном, который посмели нарушить яркие лучи рассвета. В этот день она никуда не заходила, а направилась сразу в сектор. Силлд решила не отвлекаться ни на что, но не смогла. 131-й остановил ее. Как и сказал Деренд, там уже все собрали. В секторе не было уже никого, а кроме отряда строителей, которые обкладывали голую землю картоном и возводили дома.

– Опять коробки, – буркнула Силлд и вспомнив, что не хотела отвлекаться, ускорила шаг.

На удивление управляющему, у юной особы выдался плодотворный день. Гарбби не успевал подойти к месту, как Силлд его уже опустошала. Казалось, будто сегодня она работала за двоих. Но как только вечер дал знать о своем присутствии, Силлд поспешила в свое укромное место. Гарбби хотел было что-то сказать ей, но успел лишь расслышать прощание от нее.

От света звезд искрился пепел. Камни не спешили покидать свое умиротворение. Недалеко от входа было несколько обугленных стволов, замершие когда-то в причудливых позах. Тишина. Казалось это все, что отличало укромное место Силлд. Сюда никто не захаживал. Заброшенное место по каким-то непонятным причинам.

Под ногами хрустели обугленные ветки. Вдруг Силлд остановилась и остановил ее вовсе не хруст, а незнакомая фигура вирдальона. Она испугалась. «Кто знает, это ж может быть запретным местом, – подумала Силлд, – нахождение в таком месте сулит нешуточным наказанием». Однако ее страх сменился на слежку. Старый вирдальон в какой-то белой одежде подковыривал землю и собирал ее в бумажную емкость. Затем, оглянувшись по сторонам, собрался было уже уходить, как он вздрогнул от хруста ветки. Старик повернулся в ту сторону, откуда раздался звук.

– Я испугалась не меньше вас, – начала успокаивать Силлд.

– За мной следят?

– Н-нет... Я здесь часто бываю. Не думала, что кто-то еще знает об этом месте.

– И что же ты тут делаешь?

– Отдыхаю от суеты. Стыдно признаться, но вся эта бумага мне поперек горла. Не интересно.

– И что же тебе интересно? – с любопытством спросил пожилой вирдальон и присел на землю, пряча емкость за спину.

– Эти причудливые формы, – Силлд указала на обугленные стволы. – Это загадочное место, которое бросили, звезды, чей свет хоть и яркий, но не освещают события того, что здесь произошло. Нет чувства того, что все мы варимся в одной большой коробке, а жизнь проходит где-то там, вдалеке за ее пределами.

Старика передернуло:

– Надеюсь, никому об этом не говорила?

– Кому? – засмеялась Силлд. – Все так заняты своими коробочками, что им больше нет ни до чего дела.

– Ох, на твоем месте я бы не был так уверен в этом. Есть те, кому очень даже интересны твои мысли и напряжение этого интереса сопоставимо со степенью наказания. Разве ты не знаешь в чем выражается преданность?

От этих слов Силлд так вздрогнула, что под ногами затрещали ветки. Мысли завертелись в ее голове быстрее гаудофона Таллда:

«Кто ж меня за язык тянул?! Наверняка, это запретное место, а я еще такого наговорила, – Силлд опустила голову и завертела пальцами, – Серый пепел! Я ж даже не знаю кто он... Нет-нет. Главное, не сдаваться, как не сдался Деренд!».

Она подняла голову и уверенно произнесла:

– Турнир по гаудофону – доказательство нашей преданности. Бумага – вся наша жизнь!

Старик так рассмеялся, что чуть на спину не упал – ситуацию спасла емкость. От растерянности глаза юной особы забегали из стороны в сторону.

– Ты ж говорила, что коробки – это не твое? – сквозь смех переспросил он.

Казалось, что Силлд была полностью разоблачена. Она опустила голову с предчувствием наказания, а в голове была только одна мысль: «Не видать теперь отряда разведчиков как своего пятого пальца».

– Меня зовут Анки. Присаживайся рядом, – промолвил старик, отойдя от смеха и похлопал по земле. – Это же твое место?

Силлд присела рядом и посмотрела на небо. Имя ей ни о чем не говорило.

– Я был разведчиком, но сейчас я далек от секторов и неизведанной зоны, – продолжил он. – А кем ты будешь?

– Меня зовут Силлд. Хочу тоже стать разведчиком, но пока только обычный собиратель.

– Зачем оно тебе?

– Хочу увидеть нечто другое, а кроме коробок.

– Может, в коробках жить лучше и безопасней?

– Может, – согласилась Силлд и указала рукой на емкость с землей. – Вы тоже не бумагу собираете. Зачем вам земля?

– Не хочу тебя втягивать в неприятности, – забеспокоился Анки и хотел было перевести разговор, как Силлд перебила его:

– Странно, недавно тоже самое слышала от Гарбби.

– Ты знаешь толстяка Гарбби? – он продолжил переводить разговор на другую тему, как тут же себя поймал на обратном.

Силлд взорвалась и начала размахивать руками:

– Конечно, мы с ним вместе собираем бумагу, но... Серый пепел! Я нарушаю принцип бумажного общества, нахожусь в этом месте и мне говорят про какие-то неприятности?! Жить в скучном мире – вот это неприятность!

Она глубоко вздохнула и принялась считать звезды. Анки прибывал в спокойствии:

– Я был таким же, как и ты. В неизведанной зоне меня интересовали растения, но наша задача была уничтожать их. Мы распыляли ядовитое вещество, которое уничтожало все на своем пути, растения сворачивались в белые комочки, в живых оставались разве что камни. Когда же вещество не действовало, то место выжигали дотла. Одним из таких мест стало и это. Однако в нем есть одно, но очень важное отличие – я выжег его до того, как распылил вещество.

– Что?! – вскочила Силлд. – Здесь же опасно находиться! Могут быть яды растений, и кто знает, чего еще...

Пожилой вирдальон опять рассмеялся и похлопал по земле, призывая Силлд присесть.

– Опасно? – улыбка не спадала с него. – Ты же здесь не первый раз и до сих пор жива. Это мы являемся главным источником яда, который убивает все живое. В неизведанной зоне я хотел спасти хоть одно растение, но все было тщетно. Подобные действия карались от увольнения до смертной казни. Нам вбивают в головы, что они опасны для нас, но это не так. Когда-то вирдальоны жили среди растений и питались их плодами. Силлд, когда ты окажешься среди растений, в твоих волосах распустятся бутоны. Беда лишь в том, что распыление всегда будет впереди тебя.

– Питались бумагой? Цветы в волосах? – удивилась она и затем рассмеялась.

– Целлюлозу мы не способны переваривать. На окраине города были построены заводы из камней, где она перерабатывается в глюкозу. Растения же давали нам готовую пищу, давали нам силу.

– Тогда зачем уничтожаем? Кто и зачем нас запер в коробках? – от возмущения Силлд чуть не подпрыгнула на месте.

Анки помотал головой:

– Не знаю. Или тот, кому очень нужна бумага, или тот, кто очень не любит вирдальонов.

– Есть кто-то еще, а кроме вирдальонов? – Силлд удивленно приподняла бровь, но затем поймала себя на мысли. – Я задумываюсь о жизни на других звездных системах и не подумала о нашей. Сглупила.

Они рассмеялись вдвоем и начали рассматривать небо.

– А земля-то зачем? – удивилась Силлд.

– Я сжег все, но здесь осталась плодородная почва. Я сделал это для того, чтобы спрятать это место. До того, как попал в разведчики, вместе с Гарбби собирали бумагу. Тогда мы уже подозревали что-то неладное. Он был уверен, что если от одного вещества растение переходит в белый комок, то от другого комок перейдет в растение. Я же перешел в отряд разведчиков, чтобы больше изучить растения.

«Так вот зачем ему бумага», – задумалась Силлд, однако вспомнила о рассказе пожилого вирдальона и продолжила слушать.

– Мне не удалось ни спасти, ни раздобыть хоть одно растение, – продолжал Анки, – но мне удалось вытащить семена.

Он достал бумажный медальон и развернул его. На бумаге оказались какие-то черные зернышки. Затем эту бумагу с зернами быстро сложил обратно в медальон.

– Это семена, – вздохнул он. – Благодаря им, растения размножаются. Земля мне нужна была для того, чтобы посадить их, но раз уж выпала честь повстречать тебя, то, может, ты займешься этим?

– Я?! С чего бы?! – уже в который раз удивилась Силлд и начала перебирать неблагоприятные варианты.

– Я уже не так молод и сдаюсь, но мне кажется, что ты окажешься на шаг дальше меня и победишь, – Анки посмотрел на нее, а потом отвернулся. – Думал, Гарбби отдать.

– Гарбби? Ну уж нет. Мне так мне, – воскликнула Силлд и забрала медальон. – Мало того, что тайны от меня хранит, так еще и семена ему... Я в деле!

– Ну, вот и решили, – улыбнулся пожилой вирдальон. – Славная ночь, но тебе бы еще поспать.

Силлд вспомнила о том, что с утра ей снова волочиться в сектор, однако грусть сменилась на улыбку. Она встретила интересного незнакомца, ей доверили семена и в конце-то концов, она знает тайну Гарбби.

Дорога слилась с мыслями, затем мысли со сном. Силлд так крепко спала, что утренние лучи не смогли ее разбудить. Встала она только после того, как с улицы начал доноситься гул суетливых вирдальонов. Силлд надела свой любимый плащ и нащупала в кармане медальон, после чего забегала по комнате. Из-под кровати она достала серую коробочку, похожую на очень старый или самодельный гаудофон. Затем насыпала туда земли, положила пару семян и полила глюкозой, которая была у нее в качестве завтрака. Вздохнула и отправилась в сектор собирать белые комочки.

В СР-132 все было как обычно и даже все те же знакомые лица.

– Силлд! Что с тобой?! – рявкнул управляющий. – То работаешь за двоих, то опять опаздываешь. Ты заболела или кому-то проспорила?

– Коробочку присматривала, – ответила она и не уточнила о том, что было это несколько дней назад.

– Коробочки – это святое, – поддержал управляющий, – но нет полосок – нет коробок. Так что за работу.

Силлд схватила картонную емкость и стала собирать белые комки, бегая от одного места к другому.

Пепел взмывал ввысь и кучковался в серые облачка. Воздушный поток хотел унести их куда-то далеко, но они выпадали осадками на землю, покрывая собой камни, словно капельки дождя. Однако дни уже не были столь серыми. Силлд с улыбкой посматривала на Гарбби и кивала каждый раз головой, когда их взгляды пересекались, будто подавала знак какого-то тайного общества, правда, сам Гарбби даже не догадывался о его существовании. Он все также в равномерном темпе собирал бумагу, но как-то по-особенному стал относиться к каждому дню, проведенному с Силлд. Ведь дни пошли на счет и скоро она покинет отряд собирателей.

– Гарбби! – окликнула Силлд. – Зайдешь ко мне?

Толстяк посмотрел в ее сторону с таким выражением, будто сама печаль размазалась по его лицу:

– Уже покидаешь нас? Хочешь попрощаться?

– Тебе понравится! – подбодрила Силлд.

Они поспешили к выходу и как только вышли за стены сектора, сбавили немного шаг. Всю дорогу толстяк терялся в догадках, что же его ожидает. Тайна разрасталась до мировых масштабов, и кто знает, быть может, таковым оно и было.

Силлд вбежала в свою комнату и из-под кровати достала бумажный медальон. Гарбби едва ли успевал следовать за ней и как только вошел, она развернула медальон и достала оттуда белые комочки.

– Это что?! – толстяк шарахнулся в сторону и потерял дар речи.

– В серый день на отдыхе я взяла лист и сложила из него медальон, – не обратив внимания на вирдальона в капюшоне, начала демонстрировать Силлд. – Пока никто не видел, я сложила его вместе с белым комком. Правда, мне показалось, что управляющий заметил, но он лишь посмеялся над моими новыми причудами и ушел. Таким образом, мне удалось добыть белый комок.

– Что это?! – произнес Гарбби как только вернулся к нему голос и указал толстым пальцем на место возле кровати.

Силлд подняла голову и посмотрела на выражение толстяка, затем на его палец и обернулась. Она посмотрела на белую коробочку, потом на Гарбби и ее голова завертелась с одной стороны в другую.

– Это... – голова остановилась лицом к белой коробке. – Это растение! Оно начало расти.

– Бумага в клочья... Силлд, я вижу, что это! Что это делает у тебя?! – ошарашенно проревел толстяк.

– Гарбби, Гарбби, ты только не волнуйся! Это не ядовитое, – начала успокаивать она, но сама же засомневалась. – Вот же серый пепел! И в правду, откуда мне знать, что за растение он собрал?!

– Кто он? Силлд, ты о ком?

– Твой приятель, Анки, дал мне семена, – растерянно продолжила она, но толстяк ее перебил:

– Вот же старик! – разозлился Гарбби. – Ай да Анки, все говорил о том, что скоро пеплом станет, а сам то... Ну, попадись ты мне! Я тебя лично упакую в коробочку да скормлю растениям.

Силлд не успела отойти от удивления, как ее охватил шок, чтобы не довести до грани безумия.

– У меня просто слов нет! – толстяк начал метаться из угла в угол. – Я ведь старался тебя не вмешивать в это, а старик из ума выжил и вмешал! Вот же вирдальон трухлявый!

Казалось, этот механизм уже не остановить, но Силлд взяла все в свои руки:

– Я сама согласилась забрать семена, и я сама начала его выращивать.

Гарбби не слушал ее и продолжал метаться:

– Что же он задумал?! Может, давно уже переметнулся на сторону изоптерионов.

– На чью сторону???

– Бытует мнение, что это они согнали всех вирдальонов в коробку.

– Давай, я унесу растение в укромное место? – предложила она, пожимая плечами. – Так безопасней будет.

– Именно! Унеси, только так, чтобы никто не видел, – остановился толстяк и присел. – Унесешь, а там посмотрим.

– А с бумагой-то что? – растерялась Силлд, протягивая развернутый медальон с белыми комками.

– За это хоть и могут наказать, но хотя бы не отравишься, – вздохнул Гарбби и забрал медальон.

Силлд принесла глюкозу и присела рядом с ним:

– Угощайся.

Полноватый вирдальон всматривался сквозь окно, затем повернулся к ней и нерешительно, но уже со спокойствием произнес:

– Извини, я был в ярости. Не стоило тебе рисковать ради этого комка. Признаю, есть запарки, но на месте все же не топтался. Я узнал, что какое-то количество целлюлозы содержится здесь во всем – в полосках, в гаудофонах, в домах... Дело в другом! Что же это может быть за вещество, которое сможет этот белый комок превратить в растение.

– Анки говорил об этом, но в глазах его видела сомнение.

– Ох, сомневаться я уже сам начал. Требуется чистота опытов. Да и надо было добыть белый комок, чтобы узнать, что это такое.

– Теперь есть, – улыбнулась Силлд и махнула рукой в сторону окна. – Может, прогуляемся?

– Да, я, пожалуй, домой пойду, – начал собираться толстяк. – И... Благодарю. Очень помогла. Все же растение в доме не держи, а крамольные мысли держи при себе.

– Идем.

Силлд прикрыла сверху белый гаудофон с растением и положила в карман.

Они вышли на улицу и не успела Силлд попрощаться с Гарбби, как на встречу шел Деренд.

– Сейчас начнется опять про коробочки, – буркнула она, но толстяк уже был так далеко, что не слышал ее.

Деренд помахал рукой и неспеша подошел к Силлд:

– Сегодня небо ясное. Даже Спика видна.

«Что-что?», – подумала Силлд и чуть вслух не произнесла. Она посмотрела на Деренда и обнаружила еще одну немаловажную деталь – он не крутил в руках гаудофон. Силлд не могла поверить в это:

– Я сплю или это не Деренд?

– Со мной что-то не так?

– Где твой гаудофон?

– Тебе, правда, это интересно? – оглянулся по сторонам Деренд.

– Спрашиваешь? Очень интересно! То с коробочками так носишься, что за слуховые антенны не оттянешь, то про небо тут рассказываешь...

Деренд тяжело вздохнул и предложил идти уже в каком-то направлении. Силлд тоже решила не терять время и установила курс в сторону укромного места. Он долго собирался с мыслями и наконец произнес:

– Да зачем он мне?

– Вот тебе раз?! – так удивилась Силлд, что ее глаза чуть не покинули собственные орбиты.

– Всему есть объяснение, – улыблунся Деренд, но улыбка продержалась не долго. – Говорят, мои родители были в отряде солдат, но они были одержимы растениями. Воспользовавшись положением посещать запретные места, они хотели занести какие-то виды растений, но их казнили. Это все, что мне известно. Я проявлял интерес к гаудофону не только для того, чтобы отвести от себя все подозрения, но и хотел вступить в отряд солдат. Я хочу узнать больше о родителях и отряде, о том, за что можно лишиться жизни.

– Не может быть! – Силлд не переставала удивляться. – И ты пожертвовал собственными интересами ради достижения цели...

– Я не жертвовал интересами. Достигнутая цель – это и было моим интересом, – облегченно произнес Деренд. – А какой интерес преследуешь ты?

Силлд растерялась от вопроса. На волне его откровений она была готова уже сознаться во всех своих грехах, но вдруг в ней что-то щелкнуло, и она засомневалась: «не дурачит ли он меня?». Однако сомнения испарились сами собой. В его глазах соприкасались грустные воспоминания с жаждой познаний и мести. На вид он был поникший, да и вроде не похоже, что он преследовал какое-то задание отряда. В любом случае, они уже были на месте.

– Пройдешь в мое укромное место? – предложила Силлд.

– Уж очень похоже на заброшенный сектор.

– Здесь никого нет, разве что те старые мои друзья, – она указала в сторону обугленных стволов. – Познакомься пока с ними, а я отойду.

Силлд прошла мимо места, где она сидела вместе с Анки и направилась дальше к границе сектора. Достала белую коробочку и открыла верхнюю грань, но растение в руки брать не решалась. Вдруг захрустели ветки. Силлд обернулась от испуга.

– Это же растение, – задумчиво промолвил Деренд. – Как-то его там вульгарис...

– Да чтоб тебя! – выкрикнула она. – Разбираешься? Оно ядовитое?

– Ох, прости, я просто хотел произвести впечатление, но если оно было все это время при тебе и с тобой все в порядке, то не думаю, что ядовитое.

Силлд по привычке завертела пальцами. Мысли ее метались от одной крайности в другую, что сулило либо благополучным исходом, либо очень печальным концом. Однако выход из ситуации засиял как звезда на небе:

– Пересади его в это место, – промолвила Силлд. – Ты ведь теперь со мной заодно?

– О, Силлд, ты думаешь, что я сдам тебя? – начал оправдываться Деренд. – Сегодня тебе такого наплел...

Вирдальон в белой куртке присел и начал выкапывать ямку рукой. Затем подковырнул растение, но вытащить его удалось только после нескольких попыток. Корневая система так разрослась, будто растение не хотело покидать коробку, но через какое-то время оно уже осваивало новое место.

– Надеюсь, теперь ты спокойна? – вздохнул Деренд и обтер лицо рукой.

– Более чем, – рассмеялась Силлд и достав бумажную салфетку, предложила ему вытереть лицо от земли и пепла.

На таинственное место все больше стал проливаться свет, но от этого оно не стало менее интересным. Силлд все вспоминала первую встречу с Анки и не заметила того, как Деренд давно уже проводил до дома. Выспаться ей не удалось, но радовала одна мысль – это был последний день в секторе.

В тренировочном лагере дни летели незаметно. По вечерам Гарбби заходил в гости к Силлд и делился своими результатами. Даже когда они были не очень приятными, ее наполняли приятные ощущения того, что они идут к чему-то великому, к тому, что может изменить мир.

– Таких, как мы, может быть гораздо больше, – промолвила Силлд.

– Не сомневаюсь, – поддержал Гарбби и выдержал паузу. – Сегодня, если мне не изменяет память, был твой последний день в тренировочном лагере?

– Да, мне вручили документ разведчика! Так что предлагаю провести этот вечер в моем укромном месте, где поживает наше растеньице, – радостно произнесла она.

– Укромное место? Ути-пути, наша крошка себе место пригрела? – начал дразнить толстяк.

– Побежали уже, тяжеловес. – крикнула она и выбежала на улицу.

Гарбби пытался держаться возле нее, но эта проклятая отдышка заставляла на время останавливаться, и не только его. Силлд подбежала к своему тайному месту и убедившись, что Гарбби видит ее, прошмыгнула между обугленных стволов. Толстяк, не успев толком отдышаться, нырнул следом за ней, но увиденное его вкопало в землю. Он еще никогда не видел разъяренную Силлд.

– Деренд! Что ты натворил?! – сжала кулаки она. – Да как ты мог?!

Силлд сдержала дистанция от возможности врезать по его физиономии, – Я же тебе доверяла!

– Силлд, послушай... – обронил пару слов Деренд, но Силлд его заткнула:

– О чем мне слушать предателя?!

– Спалив растение, я обезопасил нас всех, – продолжил оправдываться он.

– Да от чего ты нас обезопасил?! Ты уничтожил нашу надежду! – Силлд кинулась на него с кулаками, но Гарбби остановил ее.

– Поступил приказ прочесывать заброшенные сектора и если бы здесь нашли наши следы, то непременно вышли бы и на нас, – продолжил Деренд. Он попробовал перекричать ее, - У нас будет еще шанс! Будет!

– Замолчи! Тебе ли говорить о шансе?! Тому, кто на поводу у ненавистников вирдальонов?!

Силлд не хотела его слушать и присела рядом с выжженной землей, рядом с тем местом, где было растение.

– Да что ж это такое?! – вздохнула она и принялась считать звезды, – Деренд утратил доверие и с этим ничего не поделаешь.

Силлд полезла в карман и нащупала бумажный медальон. Ярость ее стихла. «Точно. Не все семена посеяны», – подумала она и протянула руку толстяку.

– Гарбби, что там с двоими из СР-133?

– Они на нашей стороне и готовы быть с нами, – уверенно произнес толстяк.

– Хорошо, – выдохнула Силлд.

– Среди солдат тоже есть свои, – подхватил Деренд.

– Тебя не спрашивали, – сквозь зубы произнесла она.

Силлд встала с земли и направилась в сторону каменного забора, который разделял сектор от неизведанной зоны.

«Даже если Деренд говорит правду, то почему не посоветовался с нами? Может, все же неумело врет?», – мысли ее не покидали. Ее ярость вспыхивала и гасилась об каменную стену. Обеспокоенный толстяк подбежал к Силлд, но она в упор не замечала его. Тогда Гарбби ударил со всей дури по тому же месту, куда била Силлд и в стене образовалась дыра.

– Все же делают не на совесть, – она приподняла бровь и вылезла через образовавшуюся дыру за пределы заброшенного сектора. Толстяк хотел было последовать за ней, но испугался.

– Силлд, не стоит!

Ее ярость перешла в глупое бесстрашие. Силлд вошла в какие-то колосящиеся травы, которые защекотали ее ноги. Воздух был наполнен ароматами. Бойкий ветер развевал ее зеленые волосы, в которых начали распускаться красные цветы. Силлд казалось, что земля ушла из-под ног. Ее наполняла невиданная сила, а взгляд устремился вдаль.

Силлд была уверена, что каждый, кто мечтает свободно дышать и жить в гармонии, каждый, кого коснулось наказание и потери от него, каждый, в ком проснулся дух вирдальона, он будет на нашей стороне.

– Гарбби, теперь я знаю, чего хочу! – прокричала она. – Я верю, настанет время, когда вирдальоны вернуться в зеленые дома, будут питаться плодами растений и дышать благоухающими эфирами. Я хочу свой отряд, и он будет отрядом повстанцев!

Ветер сорвал несколько красных лепестков с ее волос, и они понеслись куда-то вдаль.

– Сегодня сильный ветер, Гарбби. Это ветер перемен.

Полноватый вирдальон не мог оторваться от великолепия цветов в ее волосах, которые распускались сразу же после того, как ветер уносил лепестки. Однако страх и предосторожность все же взяли верх.

– Силлд, нам пора возвращаться, если нам нужны еще наши жизнь.

Небо наполнялось пеплом, но их путь предрекал рассвет вирдальонов, за который придется заплатить и отнюдь не бумагой.

-2
615
15:45
Рассказ о том, как плохо жить в современном социуме и как хорошо было бы вернуться к корням.

Ну что я могу сказать вам, автор? Вернитесь. Оставьте дома ваш гаудо… ах, простите, смартфон. Навигатор тоже не берите. И карту положите в дедов сундучок. Оставьте зажигалку, оставьте нож, разденьтесь догола. Ничего с собой не берите. Вообще. Совсем. Не пытайтесь развести в лесу костер — он тоже суть достижение проклятой цивилизации. Не отмахивайтесь от волков палкой — это орудие, а орудия… ну вы поняли. Кричать «помогите» тоже нельзя: язык был изобретен для социальных взаимодействий, а не для припадания к Матери-Сырой-Земле.

В общем, что я могу сказать? Это плохо написанный рассказ о влажных мечтах хиппи. Автор думал, что он пишет сатиру. Автор не думал.
12:50
Я поначалу было порадовался, подумал, что наткнулся на второй уже виртуозно стилизованный под графоманскую хрень шедеврище (первый можно почитать тут), но потом понял, что авторша всерьёз, и приуныл.

Тем не менее, текст я осилил. И могу сказать, что идея-то на самом деле интересная — отобразить мир этаких бумажных не пойми что, изолированных от реального мира живой матушки-приоды… Мне даже финал прорыва вовне понравился, есть тут что-то такое из пелевинского «Затворника и шестипалого», этим, собственно, и рассказ весь проникнут.

Но исполнение, как это не прискорбно, нулевое. Поставлю 1 балл из 10-ти, чисто за идею и некий романтический дух, которым незримо проникнут рассказ. Ну и да, слово «вирдальоны» ещё прикольное (а вот что такое гаудофон — я, честно говоря, не понял, подозреваю, что это какая-то адская смесь мелафона с йотафоном).

Бумажно придумано!
Понравился придуманный мир. Классно. Это не похоже на что-нибудь другое, это авторский мир и это большой плюс. Ещё плюсы: звучные, гармоничные имена и названия, гаудофоны.
А из минусов хочется отметить странный турнир, где спортсмены, прямо как нынешние гопники, искусно вертят гаудофоны в руках. Победители этих соревнований почему-то отправляются служить России. Сюжет скучный. Борьба с Вавилоном. Затянуто. Нужно больше движа, крови и секса между вирдальонами kissing . Кстати, а сами вирдальонами они какие? Кроме ушных антенн и ванильного цвета лица — никаких описаний. Это тоже большой минус. Окончания нету рассказа strong
Ошибок, режущих глаза, нет. Авторский стиль не прослеживается. Но задумка-то хороша.
Автор, тренируйтесь. Вы-молодец. Но этот рассказ из-за тех минусов, которые я обозначил выше, высоких баллов от меня бы не получил. Сожалею.
21:17
рыскал каждые щели это на каком языке?
разрезая лучи света это как?
они жмурили глаза и неохотно вставали с постели. спали на одной постели?
разгуливала суета это как?
Силлд протерла свое лицо ванильного цвета у нее было несколько лиц, различающихся цветами?
и их разноцветные коробочки, которые они так ловко крутили в своих руках могли крутить в чужих?
она нащупала в своем кармане стопку полосок могла нащупать в чужом? полоски это тест на беременность? полоски так и были сложены стопкой?
аже тогда, когда Силлд достала свой маленький фиолетовый гаудофон
слишком много метсоимений
текст коряв до такой степени, что возникает ощущение, что он либо написан не по русски, либо это автопереводчик
С уважением
Придираст, хайпожор, истопник, заклепочник, некрофил, графоман, в каждой бочке затычка и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин

Загрузка...
Илона Левина №1