Нидейла Нэльте №1

Замысел

Замысел
Работа №260 Дисквалификация в связи с неполным голосованием Автор: Балагуров Данила Андреевич

Смерть всегда казалась мне самым странным, а главное самым загадочным состоянием человека. Большинство обходят эту тему, а уж шутки об этом интереснейшем состоянии подобны вульгарному поведению и в приличном обществе недопустимы. Узнать у мертвеца какого это, видится мне невыполнимой задачей, а по-другому, кажется, и не узнаешь. Вернее, так я думал до всего произошедшего. Как бы там ни было всех нас ждет одна и та же кончина, и неважно, встретите вы ее с маской спокойствия на лице или стоя на коленях. Вам по большому счету будет все-равно, там вас будут интересовать вещи по-значимее чем лицо и честь. И на этом фоне особенно забавно смотрится, как большинство из нас пытается как-то скрасить свою смерть, выставить этот момент на обозрение родственникам и незнакомцам, друзьям и врагам. Ведь в момент смерти, за пару секунд до нее мы не задумываемся о том, что будет дальше, мы просто двигаемся вперед, мы вынужденны двигаться.

Приближение смерти заставляет человека жить сегодняшним днем, а «волшебное» исцеление напротив — любить жизнь вокруг себя. Конечно, каждый человек индивидуален и существуют исключения, коим я, без сомнения, являюсь, но ведь именно исключения подтверждают самые стойкие правила, выдержанные временем. И перед тем как начать, я бы хотел задать вопрос, который, возможно, на несколько мгновений поставит вас в тупик.

Если бы вы вдруг осознали, что там, за горизонтом, есть прекрасная страна, где вы были бы поистине счастливы, где бы на вас снизошло прозрение. Именно там, и нигде больше вы бы поняли смысл этой жестокой жизни, что каждый раз бьет все больнее, вы бы отправились туда не раздумывая?

На первый взгляд вопрос — проще простого. Но, стоит окунуться немного глубже, уже и не знаешь, как поступил бы именно ты.

Возможно события, о которых впоследствии пойдет речь и не столь значительны, но, поверьте, на меня они возымели сильнейшее воздействие, о чем я, впрочем, упомяну еще сотню раз. Важно помнить о тех невообразимых возможностях нашего мозга, который, как поют легенды, работает всего на десяток процентов, и ежесекундно принимать их во внимание.

Это был, казалось, самый обычный день среди самых обычных людей. Мы не будем вдаваться в подробности моих утренних похождений, да и всех, что произошли до этого, так как они, скорее всего, будут совершенно неинтересны читателю по причине своей необычайной скучности и серости. Мы остановимся на инциденте, который, как я уже говорил, и перевернул мой мировоззрение.

Шел уже десятый час вечера, а я только возвращался к себе домой, уставший, а самое главное, подвыпивший. Помнится, тогда мы с моим товарищем в пьяном угаре разругались, после чего я и отправился в мое необычайно долгое и муторное путешествие до своей однушки, будь она проклята. Нас интересует момент, когда я, шатаясь и пренебрегая всяким здравым смыслом, переходил дорогу в самом неудобном для этого месте. Забавно, но из всего инцидента я помню лишь свет фар и лицо водителя, на котором застыли ужас и, кажется, непонимание. В тот вечер я подпортил жизнь не только себе, но и этому бедному парню, который потом часто навещал палату справляться о моем здоровье, за что я, кстати, безмерно благодарен. Но сегодня речь пойдет не о человеческой храбрости этого искреннего мальчика. Смерть моя наступила мгновенно. Дальше, как бы это странно не звучало, я помню только то, что происходило, возможно, в моем разуме. Я склоняюсь к данному предположению, хотя и не могу точно объяснить природу того состояния, в котором находился в этот момент. Не скрою, я пробовал разного рода наркотики, пил алкоголь, но до этих ощущений мне, по крайней мере в этой жизни, уже не добраться. Это состояние легкости, значимости, возможно даже величия, оно просто вводило в некий ступор, заставляя участвовать в процессе, происходящем вокруг, исключительно в роли наблюдателя. Я очутился в некой белой материи, которая, кажется, полностью состояла из света. Я не видел ничего кроме этого самого света, пока не услышал первый и, наверное, единственный вопрос где-то внутри своей головы, произнесенный каким-то нечеловеческим голосом.

«Ты получил то, за чем уходил?»

Не уверен, что постановка вопроса была именно такой, но суть как минимум изложена верная.

Спустя секунды, а может и, конечно, часы я, наконец осмыслив происходящее, ответил отрицательно. Как не пытаюсь, не могу вспомнить способ коммуникации, которым мы с этим существом пользовались, но в любом случае я помню, что ответ был дан. Время в этой странной вселенной вообще потеряло всякий смысл, оно либо остановилось, либо, что более вероятно, замедлилось, уйдя в перспективу бесконечности. В какой-то момент я осознал, что стою на девственно белом песке, который медленно омывало спокойное, изумрудное море. Я оказался на острове, если его можно было так назвать. Нет уверенности в его масштабах, хотя, кажется, я ощущал его мелкие размеры прямо там, в воздухе. Все вокруг, начиная от песка и заканчивая великолепными зеленоватыми пальмами, все было каким-то ненастоящим. Как будто снятым с яркого, детского рисунка с помощью сотни фломастеров. Я и сейчас склонен полагать, что тот мир был всего лишь образом, сохраненным у меня в голове, который скрывает за собой нечто неописуемое, что мне, возможно, нельзя было видеть тогда.

До сих пор помню, как среди этой красоты я заметил существо, внешне неописуемое, но внутренне очень похожее на человека, возможно даже больше чем все мы. Он не стал подходить ко мне, не стал кричать, звать меня, общение, кажется, пошло само собой, да и общением в привычном смысле слова я назвать это не могу. Это не были слова, это даже не была информация. Мы передавали друг другу чистые эмоции, чистые мысли без всяких ненужных примесей. Я понимал своего собеседника чисто интуитивно, что, конечно, стирало между нами всякие границы. Мне даже не приходилось размышлять над тем, что я получал — все усваивалось мгновенно, переносясь в мои собственные мысли и эмоции. Все это общение, оно шло буквально от сердца, минуя любые прожилки разума. Мы обсудили людей, их пороки, слабости, направленности, будущее. Мой собеседник интересовался каждой мелочью, включая абсолютно всю мою жизнь, ее события и, конечно, исход. Смерть моя, кажется, его особенно поразила.

В конце концов, когда я уже начал чувствовать какое-то благоговейное покалывание в правой ноге, мой загадочный друг сообщил, что нам, похоже, пора расставаться. Я и сейчас испытываю некое чувство горечи, описывая этот фрагмент моего путешествия, тогда я ужасно не хотел уходить, но, как не печально, ничто не длится вечно.

Последнее, что я помню, прежде чем наконец пробудится, так это по-настоящему человеческие слова, которые, возможно, произнес уже и не мой друг.

«Тебе уже не помочь, приятель»

Я пробудился, нет, вернее, снова заснул и очутился в обычной грязной больнице, коих за свою жизнь я перевидал массу. Тогда я еще не знал, сколько изменений пришлось пережить моему телу за время отключки. Этот инцидент, безусловно, приблизил мою смерть много больше, чем думали на тот момент врачи. Мне обещали несколько десятков лет, хотя, по сути, уже тогда я понимал, сколько мне осталось жить. Всего лишь за этот небольшой промежуток времени я многое осознал, успев несколько раз, посредством долгих медитаций, полностью перевернуть свое сознание.

Реабилитация после такого ужасного события заняла бы три с половиной месяца, во всяком случае, так пророчили врачи. Постепенно я свыкнулся со своим новым способом передвижения, а правая рука постепенно и вовсе перестала иметь какой-либо смысл, благо, моей основной всегда была левая. Возможно, не повлияй на меня прошедшие события, я смог бы и дальше вести свою бренную жизнь, не взирая ни на потерянные ноги, ни на ужасающие изменения в моем итак не самом изящном лице. Наверное, я бы даже стал писать книги или небольшие истории, но, я уже все решил, и никому не удастся меня отговорить.

Прокручивая целых два месяца события моего путешествия я, кажется, полностью погрузился в этот светлый, девственно чистый мир, грезя о попытке совершить подобное еще хотя бы раз. И знаете, припоминая те ощущения, тот контакт, я понимаю, что в сравнении с ним все чудеса этого мира, этого иллюзорного мира, полностью блекнут.

Все, произошедшее там за пару мгновений, затмевает все удовольствия окружающей нас темной, уродливой материи, которую вы, ошибаясь, называете реальностью. Я уверен в своем выборе как никогда и это, наверное, самый обдуманный поступок, совершенный мною за всю мою жалкую жизнь. Надеюсь эта смутная проповедь поможет путнику, заблудившемуся в этом лабиринте забвения, который, несомненно, и мешает каждому из нас понять собственное предназначение. Я, право, убежден, что именно разум мешает в полном объеме понять замысел, проходящий сквозь каждого из нас, начиная от гениев современности и заканчивая убийцами и ворами. Замысел, величие которого оценить невозможно.

Завершая данное произведение, хотелось бы выразить отдельную благодарность Себастьяну, облик которого я теперь помню, кажется, лучше лица своей покойной матушки. Именно он и никто другой позволил мне увидеть тот дивный мир, в который я и собираюсь отправится завтра с первыми лучами солнца.

Знаю, ты это читаешь. Мы сделали все правильно. Спасибо за все.

-5
515
16:29
Как только увидела тему в самом первом абзаце, так и хотелось сказать «ну быстрее, быстрее, давайте уже историю». История не слишком впечатлила, но концовка понравилась)
Суицидальненько.
20:51
канцеляризмы, завалы нагромождений, псевдофилософия
Помнится, тогда мы с моим товарищем в пьяном угаре разругались, после чего я и отправился в мое необычайно долгое и муторное путешествие до своей однушки,
Нас интересует момент, кого нас? мне это не интересно вовсе
с зпт проблема кое-где
х-м…
Загрузка...
Елена Белильщикова №1