Ирис Ленская №1

Что-то ещё

Что-то ещё
Работа №282 Автор: Соколов Артем Дмитриевич

- Доброе утро, мистер Гаррисон!

Лёжа в полной темноте, юноша поморщился. Он ещё не перешагнул ту грань, которая отделяет спокойное забытьё от похмельного утра, но жизнерадостный голос в ушах уверенно тащил его в новый день. Просыпаясь, сознание юноши возвращалось в разбитое, наполненное токсинами тело. Он повернул голову на бок, в надежде спасти остатки сна и оттянуть неизбежное, но тут похмелье начало своё наступление.

Мышцы. Протяжное, как зуд в дёснах, ощущение внутри каждого пучка мышц в теле, превращающее каждое движение в маленький акт самоистязания. Без сомнений, одна из худших частей абстинентного синдрома, наравне с тошнотворным вкусом во рту, тяжёлой головой и чувством стыда за прошлый вечер, которому ещё только предстояло прийти.

- Мистер Гаррисон? Я знаю, что вы проснулись. Вы слышите меня?

- Гэри…

- Доброе утро, мистер Гаррисон! Чем я могу вам помочь?

Звонкий голос, искрящийся радушием и услужливостью, в голове юноши превратился в удары кувалдой по толстой ледяной корке, покрывающей череп изнутри.

- Вылечи меня, Гэри… я, кажется, щас умру…

Голос замолчал, а затем ответил так же радостно.

- Не могу, сэр! Поправка об абстинентном синдроме к закону об алкоголе и прочих наркотических веществах от 2374 года запрещает мне применять спецпрепараты для снятия похмелья раньше, чем через 5 часов после пробуждения. Мне жаль, сэр.

Юноша протяжно стонет.

- Ну хоть что-то ты можешь сделать?

- Конечно, сэр! Выпейте воды.

Голос замолчал, а юноша, найдя удобную позу, не спешит ему отвечать.

- Мистер Гаррисон? Мистер Гаррисон, проснитесь! Иначе мне придётся начать пятичасовой отсчёт заново!

- Гэри? – молодой человек кусками пропихивает в лёгкие воздух, - Чёрт, за что мне это… Гэри, я где, вообще? И почему так темно?

- О, кстати об этом, сэр! Вы находитесь в больнице Метрополии для граждан с уровнем доходов «выше среднего».

- Что? Как я тут оказался?

- О, сэр, вчера с вами случилось несчастье! Произошло повреждение ваших зрительных интерфейсов, в результате чего вы были доставлены в больницу, а ваши органы зрения временно изолированы. Кстати! Согласно поправке об экстренных обстоятельствах от 2379-го это даёт мне право ввести вам противоабстенентные препараты немедленно!

Почувствовав облегчение, юноша повалился обратно на спину, раскинув руки в стороны, и расплылся в блаженной улыбке.

- Боже, если ты есть… спасибо.

- Не благодарите бога, сэр! Благодарите фармацевтическую компанию «МетроФармаИнтегрити»! «МетроФармаИнтегрити» предоставляет лучшие фармацевтические препараты и биологически-активные добавки на территории всего Северо-Западного федерального округа! «МетроФармаИнтегрити» - Белое крыло Церкви на страже вашего здоровья!

- Шикарно, - сказал юноша, в перерыве между глубокими вздохами, - я, наверное, ещё посплю…

Голос тут же отозвался.

- Как пожелаете, мистер Гаррисон! Мне отложить визит вашего лечащего врача?

Юноша задумался.

- Подожди-ка, Гэри… в комнате темно?

- Конечно, нет, сэр! Для комнаты, где вы находитесь, установлен оптимальный режим освещённости, соответствующий времени суток, вашим личным предпочтениям и рекомендациям лечебного заведения, в котором вы находитесь.

- Тогда почему так темно?!

- Ох, сэр, теперь я вижу. В критериях настройки освещённости не были учтены ваши текущие психофизиологические показатели. Ведь, как я уже говорил, ваши зрительные органы изолированы, значит, уровень освещённости не может быть вами оценен в данный момент. Желаете изменить освещённость?

- Гэри, почему я ничего не вижу?! Что с моими глазами?!

- Сэр, повторяю, ваши зрительные органы…

- Короче!

- Сейчас вы не можете видеть. Учитывая данные о состоянии вашей нервной системы, желаете, чтобы я пригласил лечащего врача?

***

Впрыснутые Гэри препараты помогли прояснить голову, но не смогли освежить память Аслана Гаррисона. Обратиться к единому интерфейсу одежды он не мог - ни файлы записей прошлого вечера, ни след в социальных сетях без глаз не просмотреть. Напрягая память, Аслан с трудом крутил перед внутренним взором несколько тусклых и размытых образов восьмичасовой давности. Получалось, вчера с Дином они были в каком-то новом месте с якобы эксклюзивным алкоголем. В чём была эксклюзивность алкоголя, Аслан не знал, но нейромедиаторов в нём было явно предостаточно. Как иначе объяснить его похмелье, провалы в памяти и, в конце концов, глаза?

Аслан сжал кулаки. Зрительный интерфейс или линзы, незаменимы в повседневной жизни, и повреждение их - вещь крайне редкая, в городах Метрополии практически равносильная слепоте. Линзы, чип-одежда и виртуальный помощник – вот непреложный минимум, необходимый каждому гражданину Метрополии. Линзы дополняют всё, что видит хозяин, считывая метки с рекламных щитов, стен, других людей. Без линз не получится ни посмотреть новости, ни пойти на работу, ни даже дорогу перейти. Одежда связывается с сетью, записывает всё вокруг, считывает местоположение, здоровье и предпочтения пользователя. Куртка, штаны и обувь должны быть два, три К встроенных чипов - чем больше, тем лучше. А искусственный интеллект виртуального помощника, колонии микро-динамиков во внутреннем ухе, связывает всё это воедино, позволяя работать и жить полной жизнью.

Аслан злился, но внутри его разъедала растущая паника.

- Аслан Гаррисон? – юноша повернулся на голос. Он понял, что в комнату вошёл мужчина, скорее всего доктор, который сначала привлёк внимание пациента, а теперь молчал, сверяясь со своим виртуальным помощником.

- Да, это я, - ответил Аслан.

- Я знаю, подождите. Серьёзно? Разом повредил оба интерфейса? Надо же быть таким идиотом… Простите, это я не вам. Так о чём я? Ах да, Аслан Гаррисон, мужчина, двадцати одного года, поступил вчера с повреждением обоих зрительных интерфейсов и лёгкими ожогами лица. Ну что ж, могу обрадовать, ожоги мы вам вылечили, даже следов не осталось.

Внутри Аслан поёжился: «Мне не показалось? Вчера действительно что-то горело?»

- Значит с этим понятно. Теперь по поводу ваших интерфейсов… с ними сложнее. Сразу сделать вам новые мы не можем, на изготовление уйдёт около двух-трёх недель, в зависимости от вашей группы крови, состояния иммунной системы и переносимости некоторых медикаментов. Это не проблема, ваша кровь уже на анализе, мы скоро выясним всё необходимое и передадим данные в производство, но вот эти две-три недели… вам придётся обходиться аналогами.

Прохладный пластик обхватил голову Аслана, коснулся ушей и переносицы.

- Сэн, сними блокировку с его глаз.

Глазные яблоки Аслана начало покалывать, а мягкие глазные накладки сползли вниз по щекам, оставив ощущение прохлады.

- Ну как вам?

Аслан приподнялся с кровати и повертел головой. Вокруг всё ещё было темно.

- Доктор, я по-прежнему ничего не вижу.

- Конечно. Ведь вам нужно открыть глаза.

- Нужно что?

Удивление Аслана вполне можно было понять. Естественно, он знал, что человек может открывать и закрывать глаза, но выполнять эти манипуляции ему не приходилось уже много лет, ведь были же линзы.

- Вот, позвольте, я помогу, - врач коснулся руками лица больного, - линзы ваши мы сняли, и больше они глаза не смачивают, поняли? Теперь, молодой человек, придётся вам смотреть по старинке, как раньше, используя веки.

- Веки?

- Да, веки. Их надо закрывать и открывать, чтобы глаз намок. Как маленькие дети без линз, видели?

Большими пальцами доктор аккуратно прикоснулся к векам и потянул их.

Мир снова возник перед Асланом.

Небольшая комната с матово-белыми стенами, мерно светящийся потолок и спокойное лицо доктора встретили возвращение Аслана в мир зрячих. Глаза защипало ещё сильнее, и они снова закрылись. Аслан напрягся, пытаясь справиться без помощи врача, и на этот раз смог сам открыть глаза.

Обнаружив новое устройство, Гэри тут же залез в него и принялся менять настройки. Свет стал чуть темнее, рядом с лицом доктора появился крутящийся кубик с именем «Абрам Гейдман, дежурный врач», а по комнате возникла пара блоков рекламы – крылатый логотип «МетроФармаИнтегрити» занял дверь, а логотип больницы фиолетовым неоном раскрасил потолок.

«Доктор Лазарь. Больница, где вас вылечат!»

Аслан огляделся. Врач стоял рядом, наблюдая, как Аслан привыкает к новому зрению. Цвета вывесок были бледнее, чем обычно, бейдж доктора дёргался по краям, а на границе поля зрения глаз различал слабое, едва заметное мельтешение.

- И-и-и что-о? – протянул Аслан, - Долго мне так ходить?

- Две недели, максимум три. Я понимаю, замена не полноценная, но это лучшее, что мы смогли найти. Очки такого типа перестали выпускать лет сорок назад, поддержка закончилась спустя семь лет, так что ваш экспонат мы, буквально, взяли из музея. Не сломайте, пожалуйста, и постарайтесь вернуть, хорошо?

Аслан кивнул, а Гэри в его ухе уже вовсю возмущался.

- Экспонат? Да это ещё слабо сказано, сэр! Половина драйверов этого устройства больше похожа на вирусы эпохи персональных компьютеров! Мои подпрограммы уже пытаются удалить их из-за риска заражения. Запретите им, сэр, прошу вас!

- Запрещаю, - сказал Аслан. Доктор не обратил внимания. Он развернулся к стене и, кажется, был занят выбором следующего пациента.

- Итак, Аслан Гаррисон, пациент за номером 0077846823489, врачебная помощь оказана, выданы ортопедические приспособления на восстановительный период, повторный приём будет назначен по прибытии новых зрительных интерфейсов. Так, что осталось? Ах да, мистер Гаррисон?

- Да, доктор?

- Кто-то может забрать вас из клиники? Я бы не советовал вам пока перемещаться по городу в одиночку.

- Да, конечно. Думаю я смогу найти человека.

- Хорошо. Поставьте подпись вот здесь, в качестве согласия с выпиской.

В воздухе возник планшет с текстом стандартного медицинского соглашения, в которое Аслан, не глядя, ткнул большим пальцем правой руки. Электронная подпись проявилась в левом нижнем углу страницы.

- Отлично. До свидания, мистер Гаррисон.

Дежурный Абрам Гейдман развернулся и снова уставился в стену.

- Доктор?

- А? А, больной, вы что-то ещё хотели?

- Эм, ну да, мне кажется… что-то не в порядке. У меня опять чешутся глаза.

- Продолжайте моргать, мистер Гаррисон. Вам теперь придётся это довольно часто делать, - сказал доктор и окончательно потерял юношу из виду.

Встав с кровати, Аслан подошёл к своей одежде, которая появилась из стены, когда врач отпустил его. Изредка замирая, чтобы моргнуть, он надел серые штаны и ярко-жёлтую куртку с рисунком из львиных голов, осторожно обулся и вышел из комнаты.

***

Ждать Дина пришлось недолго. Прогуливаясь по приёмному покою, Аслан тестировал очки и учился моргать. Пока он успел прийти к выводу, что слишком часто моргать сложно и бессмысленно, а закрывать веки по очереди, чтобы не слепнуть полностью, крайне неудобно. Так что когда вошёл Дин, Аслан смотрел прямо перед собой и медленно опускал и поднимал веки, пытаясь привыкнуть к этому процессу.

- Ого! Чувак, вот это нонсенс! – с порога выдал Дин своим низким раскатистым голосом.

Внешне Дин был невысок и широк в плечах, носил кудрявую рыжую бороду, чёрные штаны и куртку с огромным топором, вышитым на спине. Одежда и речь его часто менялись, воплощая любовь Дина к экспериментам, и ни под каким предлогом он не собирался сбавлять обороты на этом поприще.

Аслан не сразу понял, но Дина, видимо, впечатлили очки.

- О, шестое поколение, раритет! Дашь поюзать?

- И я тебя рад видеть, не дам, - ответил Аслан.

Дин расстроился, будто его обидели в лучших чувствах.

- Мне их на время дали, экспонат. Я без них не вижу.

- А-а… а почему?

- Потому что мои линзы вчера сгорели, Дин. Ты случайно не знаешь, почему так получилось?

В глазах Дина появился испуг, грозящий перерасти в панику, а потом он резко и громко расхохотался.

- А-а-а! Аслан, чтоб-тебе-пусто-было, Гаррисон! Ты самый безбашенный чувак из всех, кого я знаю! Ты всё-таки сделал это!

Аслан опешил.

- Что сделал?

- Подвиг китайского императора!

- Что я сделал?!

Продолжая кряхтеть от удовольствия, Дин с размаху уселся на скамью для посетителей.

- Подвиг китайского императора. Есть легенда, типа в древнем Китае жил император, который идификсически обожал насвинячиться, а раз окромя алкоголя тогда ничего толком не было, свинячил он именно алкоголь, отчего знатно проспиртовался. И вот, однажды, привезли этому наркоману абсент – жутко крепкое пойло, пить надо горящим, и он, представь себе, загорелся! Да так, что закопали пугало, в котором были солома, зола и позвонок. Его, типа, единственный позвонок. А недавно эта история всплыла, и пошёл флеш-моб - напиваться в хлам и пытаться поджечь своё же дыхание, ну тупость, не? Но до чего бомбическая тупость, а!

Пока Дин рассказывал, Аслан тоже присел рядом.

- Ты хочешь сказать, что вчера я напился настолько, что поджигал свой выдох?

- Точно!

- Но почему тогда глаза? Почему не губы, нос, волосы?

- Ну, лицо у тебя лысое, как коленка, а насчёт остального не знаю. У лекарей у этих узнай, каким ты приехал. Но чувак, я тебя заверяю, ты точно сделал императора!

- Гэри, узнай… Дин, так ты это видел или нет?

- Ммм… нет. Я, вроде, раньше тебя вырубился. Помню, брал я псилоцебиновый коктейль, а потом ничего. Не страшно, щас посмотрим!

Дин перевёл взгляд в сеть, и лицо его стало пустым.

- Сэр, я получил результаты! – в ушах возник голос Гэри, - Вчера вы действительно поступили с ожогами губ, щёк и носа. К тому же, позволю себе заметить, у вас сейчас отсутствует привычный волосяной покров бровей и ресниц, однако, ваш новый девайс скрывает этот факт от окружающих. Желаете внести виртуальные корректировки в вашу внешность, вернув её к стандартному состоянию? Месячная стоимость услуги составит всего 149.99 монет!

- Нет, не хочу. Если вчера я так напился, то до следующей зарплаты денег у меня точно нет.

- О, вы ошибаетесь, сэр! На данный момент ваш личный счёт позволяет вам оплатить эту услугу и многие другие!

Аслан удивился.

- Как это?

- О, сэр, судя по моим записям, вчера, в половине двенадцатого вечера вы продали ваше рабочее место, а затем, спустя примерно три часа, на ваш счёт стали поступать анонимные выплаты, к этому утру в сумме составившие несколько сотен тысяч монет! Поздравляю вас, сэр!

- Что?! Но откуда? И за что?

- Не представляю, сэр! Но, кроме этих выплат, вы теперь так же получаете пособие от правительства, как начинающий макро-блоггер, и снова поздравляю!

Голос Гэри стих, а Аслан всё ещё непонимающе смотрел на мультяшную голограмму набитой деньгами коробочки, изображающей его счёт.

- Дин, - Аслан потряс друга за плечо, но тот всё ещё улыбался, проглядывая вчерашние видео, - Дин! Дин, очнись!

- А?! – друг, наконец, обратил на Аслана внимание.

- Как, чёрт возьми, получилось, что мы пошли в этот долбаный бар ради чего-то необычного, чего-то нового, а закончилось тем, что я – безработный макро-блоггер на пособии правительства с кучей денег и обожжёнными глазами?!

Дэн на секунду задумался, отведя взгляд в сторону.

- А разве это не то, за чем мы приходили?

***

«Работа! Работа! Работа! Лучшие рабочие места, о которых вы раньше могли только мечтать, теперь, по ВЫГОДНОЙ цене! Не упустите ваш шанс и купите именно то рабочее место, которое подходит именно вам! Удобный район, низкая входная квалификация или перспективы карьерного роста – любой ваш интерес может удовлетворить старейшая в мире биржа PlaceHunter! С PlaceHunter работа мечты может стать вашей!»

Голос в ушах Аслана надрывался, звуча при этом совершенно естественно, а картинка ему явно проигрывала. Изображение огромного чёрно-белого куба PH, состоящего из множества маленьких кубиков, висело над площадью, периодически поворачиваясь в разные стороны. Куб то распадался, собираясь потом заново, то выстреливал кубиками в окружающие дома, изображая, как заполняет рабочие места в них. Но то ли свет падал не так, то ли цвета кубиков были тусклыми – что-то назойливое и неуловимое подогревало недовольство внутри Аслана.

А подогревать было что. Рабочие места, которыми куб так щедро стрелял по сторонам, стоили совсем не так дёшево, как реклама пыталась убедить. Месяцы, а иногда и целые годы уходили на то, чтобы накопить денег на новое место работы, в лучшей компании, с лучшими перспективами. А ещё нужно было купить сертификаты соответствия и подключить платные базы знаний по новой профессии для виртуального помощника, и только тогда можно было на что-то претендовать. Аслану довелось через это пройти, дважды.

В первый раз, собрав свои первые накопления с подарков родителей и подработки после школы, Аслан попытался купить должность полицейского с рук, что было намного дешевле, ведь не нужно платить комиссию. Но юноша не учёл, а вернее закрыл глаза на то, что местами с рук часто торгуют мошенники. И он попался.

Попался, как глупый юнец, которым он в то время и был. Деньги исчезли, и чтобы оплатить школу, пришлось купить ту работу, которую получалось – место помощника оператора на пищевом заводе. Работа дешевая и непрестижная, на дальней окраине, но, зато, с неплохим начальным заработком. Родителям пришлось влезть в долги, чтобы докупить нужные базы для Гэри, но Аслан вскоре частично рассчитался с ними, а частично они простили ему долг.

Работа оказалась не такой уж плохой – увеличенный день и плохой район компенсировались надбавками, которых вскоре хватило на рост по службе, а затем и на перевод поближе к дому. С подарка на своё восемнадцатилетие юноша купил перевод в отдел маркетинга.

Оказалось, маркетологом быть намного лучше, чем оператором пищевого цеха – работа была в офисе, смена короче, а время, которое он не тратил на придумывание новых слоганов и логотипов, можно было тратить на чай с коллегами. И всё бы хорошо, но юноша постоянно возвращался к одной и той же мысли – а зачем он всё это делает?

На заводе, где большую часть работы делала автоматика, юноша следил за процессом, вносил корректировки в состав продуктов и сообщал о сбоях техники. Утомительная и напряжённая работа помогала не забывать, к чему он стремится. В офисе же всё было намного проще, но, вместе с тем, сложнее – ведь для того, чтобы двинуться ещё выше, нужно было не только купить повышение, но и выкупить претензию на повышение у своих коллег – такой порядок был введён, чтобы избежать споров за руководящее место. Так что, для новой должности ты либо должен быть из богатой семьи, либо уметь очень хорошо договариваться. Аслану это не давалось. Так что, не понимая куда двигаться и что делать, он постепенно начал больше времени проводить с Дином, пытаясь найти что-то новое в своём уже привычном образе жизни, что-то, что бросит ему вызов, поможет выбраться из рутины.

Кажется, вчера он нашёл для себя как раз такой вызов, и теперь мир неприятно подёргивался перед глазами. Аслан смотрел по сторонам, разглядывая мутные углы гранитного фонтана в центре площади, стальные изгибы железных фонарей и пёстрые, цветастые пятна рекламы вдалеке, а на лавочке рядом сидел Дин и поедал нечто из мяса и овощей, завёрнутое в тонкий хлеб.

- Гэри, качество картинки такое плохое из-за очков?

Помощник секунду молчал.

- Так точно, сэр! Пропускная способность процессоров в этом «экспонате» в шесть раз ниже, чем необходимо по минимальным современным стандартам, и в одиннадцать – по рекомендованным.

- Ты можешь что-нибудь с этим сделать? Подключить процессоры от другой одежды?

Помощник снова задумался.

- Теоретически это возможно, сэр, но у меня для этого недостаточно возможностей. Извините, сэр, - голос в ухе затих, как обычно перед новой рекламой, - Но вы можете докупить для меня платное расширение «Интеллект+»! Это одно из самых дорогих моих расширений, но я уверен, оно сможет вам помочь! «Интеллект+» - докажи свой статус!

- Нет, Гэри, не надо…

- Чё не надо? – сказал Дин, отрываясь от еды.

- Расширение купить предлагает, чтобы очки не сбоили.

- Так купи! Ты же теперь богач, запамятовал?

Аслан посмотрел на Дина. Много тратить за раз он совершенно не привык, предпочитая много мелких покупок. «Но ведь это что-то новое, правда?» - подумал он.

- Гэри, так, сколько там у меня денег?

Гэри озвучил сумму.

- Ясно… покупай расширение. Сколько нужно ждать?

Изображение в очках дрогнуло.

- Нисколько, сэр.

Мир изменился. Дома, деревья, и даже камни мостовой мгновенно стали чётче и ярче, реклама поблекла, а та, что осталась, стала такой реальной и качественной, что казалась осязаемой. Глядя по сторонам, Аслан понял, что видит и слышит лучше и дальше чем когда-либо, а привычная боль в веках внезапно поблекла, отошла на второй план. Даже дышать стало легче.

- Гэри… это что, так видят мир богатые?

- Верно, господин Гаррисон.

- Хочешь мне что-нибудь прорекламировать?

- Нет, сэр. Как обладателю одного из статусных расширений виртуального помощника, вся реклама теперь предоставляется вам в контекстном виде, либо в качестве авто-выбора товаров, подходящих вашей внешности, состоянию здоровья и положению в обществе. Могу я предложить вам, как человеку, недавно сменившему профессию, привести в соответствие ваш гардероб?

Аслан сидел на лавочке, разглядывая непривычно чёткие и приятные глазу камни мостовой, и пытался переварить новую информацию. Мир казался немного неуютным, как одежда, жёсткая после покупки. Даже голос Гэри был другим, чуть тише и глубже, чем раньше.

- Хех, ну… не знаю. Если бы ты мог, для начала, избавиться от всего того хлама, что я раньше напокупал… Там больше половины мне точно не нужно…

- Сделано, сэр.

- Что? Что сделано?

- Предметы вашего домашнего гардероба выставлены на продажу, и часть из них уже продана. Некоторые в качестве одежды новой «звезды сети». На данный момент ваш счёт увеличился на 2718 монет.

Аслан опять замолчал. Мозг всё ещё находился в лёгком ступоре, но в глубине черепной коробки, где-то в районе затылка, уже копошилась неотразимая и приятная мысль – «Я – богат!». А значит, можно было либо идти и пробовать новое богатство на вкус, либо стоять и дальше осознавать, как же это так непонятно получилось.

Аслан выбрал первое.

- Дин, хватит есть, пойдём куда-нибудь.

Дин оторвался от еды.

- Куда?

- Не знаю. А куда ходят безработные богачи?

- По магазинам и ресторанам, дружище, и, при чём, по о-о-очень дорогим. Тебя что больше прельщает?

- Наверное, ресторан, но… я не слишком плохо выгляжу, для о-очень дорогого ресторана?

- Пф, ерунда. Ты ж теперь богач, тебе всё можно.

***

Ресторан «Ad Astra», предложенный Гэри, встретил Аслана не привычными очередью и фейс-контролем, а широко раскрытыми дверями. Официант в наряде, в котором заколка для галстука стоила дороже всей одежды Аслана, проводил гостей к столику у окна с видом на столицу Метрополии. Пахло чем-то дорогим и вкусным, а за окном открывался вид на город. Череда блестящих небоскрёбов сменялась серым хаосом блочных муравейников, которых, как вдруг подумал Аслан, на самом деле намного больше, чем видится отсюда. За муравейниками снова начиналось престижное жильё, нижний город на морском берегу, раскрашенный радостными красками, созданный для тех, кто действительно может позволить себе многое. Ещё дальше, за много километров от границы города, располагался космопорт, построенный научно-исследовательским партнёром Метрополии – Всеблагой Церковью. На чёрных площадках, раскинувшихся вокруг белоснежных башен управления, взлетали и садились грузные транспортные ракеты и лёгкие круизные челноки, спрятавшие под корпус свои блестящие солнечные паруса. Воздушная дымка должна была скрывать космопорт на таком расстоянии, но Аслан чётко видел маленький космический самолёт, заходящий на посадку.

- Красота, - сказал Аслан.

- Где? – Дин повертел головой, глядя в стекло.

- Да вот же, в окне.

Дин фыркнул.

- Да ну, город как город, чего я там не видел. Жрать будем, товарищ?

Официант принёс меню в переплёте из настоящей тиснёной кожи и молча исчез. Попросив Гэри помочь с выбором, Аслан сделал заказ за себя и Дина, который, казалось, ничуть не расстроился.

- Слушай, Ас, это просто бомба! То, куда мы пришли, то, что мы уже просто здесь… это такой плезир! Я прямо другим человеком себя чувствую…

- Это да, есть такое ощущение… Дин?

- А?

- А что тебе здесь нравится?

Дин задумался, почесал бороду.

- Ну не знаю, наверное, то, каким важным ты себя чувствуешь. Все эти официанты, которые летают вокруг как тени, повинуются любому моему слову… ну ладно, твоему, твоему слову. Сразу чувствуешь себя таким важным, нужным здесь. Будто без тебя вся эта красивая галиматья тут же распадётся на атомы за ненадобностью. А тебе тут нравится?

Аслан откинулся в кресле, сложив руки на груди.

- Не знаю, Дин. Сейчас я чувствую себя совершенно по-другому, вижу всё по-другому. Ты заметил, что в этом районе совсем нет рекламы? Вернее она есть, но какая-то другая, спрятанная, а не орущая тебе прямо в лицо. И это немножко пугает. Я так долго и старательно рвался к чему-то новому, ходил в разные рестораны, пытался выслужиться на работе, а теперь, когда это новое свалилось на меня… я не чувствую, что доволен. Что-то не так, понимаешь?

- Нет, - ответил Дин, - я тебя совершенно не понимаю.

На столе появился заказ, и они молча начали есть.

Напряжение, наметившееся в воздухе, слегка спало, но осталось нечто вроде послевкусия, примешивающегося к шикарным дорогим блюдам. Гастрономическое путешествие вокруг света за восемьдесят минут с долгими остановками в Пекине, Баварии и на Украине понемногу унесло остатки напряжения, и они возобновили разговор.

- Слушай, братишка, а ты знал, что у меня есть восточно-европейские корни?

Аслан с прищуром посмотрел на собеседника.

- Восточно-европейские – это какие? Славянские, что ли? Или, может, румынские?

- Славянские. А что?

- А то, что получается не ты Дин, ты – Дениска! – сказал Аслан и расхохотался.

Дин непонимающе посмотрел на него в ответ.

- Да ты чего? Что за шуточки у тебя? Я – Дин Ле Синн, какой к свиньям Дениска?! Это даже языковая семья другая, не то что группа!

- Во, и фамилия у тебя подходящая – Лисин! Ничего себе!

В ответ Дин надулся.

- Ну ладно тебе… братишка, не обижайся. Это же просто шутка!

- Шутка, тоже мне! – произнёс Дин, начиная слегка оттаивать, - Ты лучше счёт оплати, вот там тебя шутка ждёт, зуб даю!

Аслан посмотрел счёт, сумма действительно выглядела до смешного огромной.

- Сэр, - раздался в ухе голос Гэри, - хотелось бы напомнить, что как представитель вашей новой профессии, вы можете не оплачивать счёт, а погасить его за счёт перечислений от спонсоров. Вчера таким образом вы оплатили ущерб имуществу бара, в котором отдыхали.

- Что? Вчера в баре я что-то сломал?

- Да, сэр. Были повреждены несколько столов, люстра, два табурета и один автомат для приготовления мороженного.

- И ты хочешь сказать, что сейчас я могу поступить так же? Вот в этом ресторане?

- Насколько я могу судить, несколько человек следят за вашими действиями через сеть прямо сейчас. Некоторые даже перечисляют вам определённые суммы с указанием конкретных спиртных напитков, на которые предлагают вам их потратить. Насколько я могу судить, это прямое приглашение повторить ваше вчерашнее поведение, сэр.

Перед глазами Аслана появилась череда сообщений, пришедших ему за последние полтора часа. «Нажрись», «разнеси здесь всё» и «здесь есть автомат с мороженым, ты знаешь, что делать!» - одни из самых безобидных, попавшихся Аслану на глаза. Люди ждали дебоша и были уверены, что Аслан его предложит.

- Гэри, это что, таким меня хотят видеть люди?

- Ваша сетевая популярность соответствует типу «буйный пьяница», так что да, сэр, таким вас и хотят видеть.

- Но это… возмутительно! Я не какой-то буйный нарк и не хочу этим заниматься! – Аслан поднялся из-за стола, - Гэри, оплати счёт! Я ухожу! Дин, ты идёшь?

- Э… слушай, друг, а мы не можем остаться тут чуть дольше? Ну, хотя бы немного?

Аслан с размаху задвинул за собой стул.

- Да как скажешь! Гэри, оплати ему счёт до конца вечера.

Юноша развернулся и быстрыми шагами вышел из ресторана.

***

- Гэри, мне нужна машина.

- Такси, автобус, личный автомобиль?

- Личный.

- Наземный, приповерхностный, стратосферный, ближне-космический?

- Наземный.

- Представительский или спорт класс?

- Спортивный, и побыстрее.

- Другие пожелания?

- Да. На ручном управлении. И прямо сейчас.

Аслан почти бежал по тротуару, уходя как можно дальше от ресторана, но не прошло и минуты, как его догнала дорогущая спортивная машина, внешнему виду которой подходило только одно определение. Хищник.

Из машины выскочил юноша в идеальном чёрном костюме и на ходу протянул ключи Аслану, а когда тот забрал их, тут же исчез.

- Гэри, показывай, как этим пользоваться, - сказал Аслан, садясь за руль.

- Базовые принципы те же, сэр, автомобиль вас опознал, и я к нему уже подключился. Можете ехать.

- Отлично, и выгрузку в сеть отключи. Пусть эти уроды катятся к чёрту, - сказал Аслан и вдавил педаль в пол.

Машина сорвалась с места.

Неоновые вывески растянулись в длинные яркие полосы.

Набрав скорость и пролетая полупустые наземные автострады, Аслан быстро понял, что скорость авто может быть намного больше.

- Гэри, почему так медленно?

- Закон запрещает превышение скорости в городе, сэр, во избежание травм и гибели пешеходов и других участников движения. Это обоснованное правило, однако, гибели людей можно избежать и другим способом.

- Что нужно?

- Несущественное для вашего счёта количество монет, сэр. Я могу подключиться к камерам наружного наблюдения и скорректировать ваш маршрут так, чтобы исключить возможность причинения вреда, а так же уберу ваше правонарушение из поля видимости этих камер.

- Давай.

Автомобиль резко рванулся вперёд, и стены домов слились с рекламными огнями. Аслан летел по городу, входя в повороты на огромной скорости и объезжая другие машины как стоячие.

- Ещё, Гэри! Мне нужно ещё быстрее!

- Тогда рекомендую переместиться за город, сэр.

- Поехали!

Машина рванулась ещё быстрее. Пролетев два последних перекрёстка, Аслан влетел на огромную многоуровневую развязку и понёсся вдаль, продолжая набирать скорость. Пронёсшись по очередному мосту, он заметил, что автомобили полиции едут за ним.

- Гэри, в чём дело? Ты же говорил, что уберёшь меня с камер.

- Да, сэр, но это касалось только наружных камер видеонаблюдения. Частные записывающие устройства находятся вне поля моей досягаемости. Очевидно, о вашем скоростном передвижении департамент полиции узнал через сеть.

- Ясно, ты можешь что-то сделать?

- К сожалению, мы пока не можем от них откупиться, но можем попробовать уйти, сэр.

- Отлично, давай уйдём.

Двигатель снова взревел, подключая какие-то скрытые резервы, и автомобили полиции начали удаляться. Внезапно внутри машины возник гремящий голос.

- Водитель! Вы виновны в совершении многочисленных правонарушений! Департамент дорожной полиции требует остановиться и сдаться, иначе…

- Гэри, выключи.

Голос исчез, а полицейские машины снова начали приближаться.

- Гэри, а можем мы с ними поиграть?

- Конечно, сэр. Желаете сменить курс?

- Давай!

Машина резко развернулась и двинулась боком, гася скорость. Резко добавив газу, Аслан увернулся от летевших следом машин и направил машину в обратную сторону, против движения.

- Сэр, должен предупредить, что полиция блокирует съезды и пытается выставить кордон на автостраде. Могу предложить сменить маршрут, но вне пределов автострады наша скорость будет сильно ограничена.

- Нет, мы попытаемся проскочить раньше, чем они закроют дорогу. Сколько до кордона?

- Три целых пять десятых километра. Минута десять до полного блокирования дороги.

- Должны успеть.

Сорок секунд. Тридцать.

- Мы не успеваем, сэр.

Двадцать.

- Сэр?

Десять.

- Тормози, - сказал Аслан и вдавил педаль.

Машина пошла боком, продолжая гасить скорость, но остановиться было уже невозможно. Влетев в огромную упругую сетку, кузов прекрасной спортивной машины смялся, как пустая банка под большим давлением. Летающие и наземные автомобили дорожной полиции окружили место аварии, лишь немного опережая белые кареты скорой помощи.

***

- Итак, мистер Гаррисон. Доброе утро.

Аслан открыл глаза. Он лежал на белоснежной кушетке в комнате, отдалённо напоминающей больничную палату. Те же белые стены и светящий мягким светом потолок были намного дальше, чем в лечебнице, и теперь создавали ощущение огромного пустого пространства. Мужчина, склонившийся над Асланом, был среднего роста, в белом халате без пуговиц и с чёрно-седой короткой стрижкой. Единственное, что показалось юноше примечательным и сразу бросилось в глаза, так это то, что его собеседник моргал.

- З… здравствуйте, - выдавил из себя Аслан.

- И вам доброго здоровья. Как чувствуете себя?

В голове у Аслана стоял туман, скрывающий, где его руки и ноги, вчера и завтра.

- Не знаю.

- Понятно, значит всё ещё в прострации. Вы хоть помните, как здесь очутились?

- Я помню машину, автостраду, а потом ничего… блин, что я наделал!

Седой врач улыбнулся.

- Не волнуйтесь, вы никому не навредили. Ну, разве что, кроме себя. Так что расслабьтесь.

- Но… но ведь я теперь преступник! Меня посадят, оштрафуют, пошлют на принудительные работы.

- Не волнуйтесь, ничего вам не сделают. Вставайте и одевайтесь, я вас провожу и объясню всё.

Аслан приподнялся с кровати и заметил, что его одежда висит на стене рядом с ним. Он встал, оделся, и поспешил за врачом, который уже стоял в дверях, за которыми виднелся коридор, длинный и белый, как и комната. Оказалось, что палата Аслана, хоть и большая, была занята только им.

- Итак, мистер Гаррисон, - начал седой мужчина, выйдя в коридор, - Во-первых, меня зовут брат Инеус, я представляю исследовательское крыло нашей всеблагой Церкви.

- Что?! Не может быть! Так вы…

- Да, совершенно верно, я не доктор. Хотя за лечением вашим наблюдал я, это не делает меня врачом. Кстати, как и этих ваших шарлатанов из так называемых клиник, ну да ладно…

Мужчина кашлянул в кулак, будто извиняясь за свою вольность.

- Так вот, о чём это я. Как вы наверно знаете, наша всеблагая Церковь находится в дружественных отношениях с Торговой Метрополией, равно как и Хунтой, и оказывает некоторый спектр услуг вашему правительству. В частности, одна из таких услуг – это тестирование личности на предмет ценности для нашего исследовательского крыла или для наших коллег-военных.

- Зачем?

- Ну как, молодой человек, вы же живёте в торговом государстве, должны понимать. Конечно, чтобы продать вас. И, желательно, подороже, - в конце фразы мужчина усмехнулся.

- Но… как же это… я же, по сути, преступник, правонарушитель – кому нужно меня покупать?

Брат Церкви опять усмехнулся.

- Ну, это здесь вы преступник, к тому же, с потенциальными задатками на успешность вне Метрополии. Вас ведь что-то подтолкнуло на противоправное поведение? Какие-то внутренние желания, чувство неудовольствия, получаемое в вашей системе, так? Значит, эти ваши… внесистемные качества не мешало бы определить и оценить, а там, может, и что-то полезное найдётся, а?

- То есть вся наша жизнь, весь этот быт, все дикие погони за деньгами и статусом – всё нужно только для того, чтобы найти несогласных с этим?

- Ну конечно. А зачем тогда устраивать всё это безумие? Вы ведь, даже ваш лично город, он ведь живёт, просто обеспечивая себя. Вы в большинстве работаете на социальных работах, обслуживаете друг друга, и ничего толком не производите, не открываете, не создаёте. Да что там говорить, вы даже рабочие места себе покупаете! Что это за работа такая, с которой может справиться любой человек с улицы, дай только ему виртуального помощника!

- Это… это какой-то ужас.

- Ну что вы. В целом, система, созданная вашим правительством, неплохо работает. Мы ведь не только преступников тестируем, не подумайте! Мы находим тех, кто либо стремится к знаниям, либо хорошо работает, ну или ведёт себя конфликтно. Это ведь тоже критерий, почему нет. Кстати, иногда именно конфликтные личности добиваются наибольших успехов в научной деятельности!

Мужчина хмыкнул. Покинув белый коридор, он повёл Аслана по длинной галерее, в которой потолок был поднят метров на пять, а правую стену заменял ряд окон, выходящих на один из центральных проспектов столицы. Аслан пролетал этот проспект во время своей бешеной гонки.

- Итак, значит, вы меня протестировали?

- Точно так.

- Значит, я подхожу вам или Хунте?

- Абсолютно нет.

Галерея закончилась так же быстро, как и началась, и Аслан оказался перед белой дверью с чёрной надписью посередине «Вы покидаете территорию Всеблагой Церкви. До свидания!»

- Что? То есть как это, нет?

- Поймите, молодой человек, система ищет в людях те потребности, которые ей нужны, которые она может использовать, а у вас… Вы ищете подвигов, вы ищете свершений, вы желаете испытать свою смелость и, через это, обрести уверенность в себе, а это… увы, системе это не нужно. Родись вы в церковных землях, вы стали бы неплохим исследователем, родись в Хунте – могли бы стать офицером, хоть и не самого высокого ранга. Но вы родились в Метрополии, так что вам остаётся только принять то, что у вас есть.

- Но это же ужасно… Неужели… Скажите мне, вы же Церковный брат, вы проповедуете милосердие… Неужели ничего нельзя сделать?

- Ну, про милосердие это не совсем про нашу Церковь, но есть один вариант. Скажите, вы верите в бога? Искренне стремитесь к нему и могли бы вдохновить вашей верой других?

- Что? Ну, честно говоря… наверное, нет…

- Ну, вот видите. В крыло проповедников вы тоже не подходите. Так что, увы, юноша, ничем не могу вам помочь.

- Но что же мне тогда делать?

- Живите! Живите дальше в Метрополии, найдите себе более-менее осмысленную работу и попробуйте развить в себе качества администратора, или продолжайте быть этим макро-блоггером, что намного прибыльнее, насколько я знаю. Вся ваша реклама, строй, уклад жизни – всё создано для того, чтобы удовлетворять человеческие желания.

- Кстати, сэр! – возник в ухе голос Гэри, - ваша гонка с полицейскими просочилась в сеть и стала невероятно популярной! Ваш счёт почти удвоился, поздравляю!

Аслан молчал, не обращая внимания на Гэри.

- Но что если во всём этом нет того, чего я хочу?

Мужчина только пожал плечами. Кажется, разговор, начатый из вежливости, успел ему надоесть, и теперь он спешил избавиться от своего собеседника.

Дверь открылась, за ней показалась серо-стальная улица столицы.

Аслан отчаянно думал. Мысли, как голодные звери в клетке, лихорадочно носились по его голове и рвались к выходу.

- Значит, вы говорите, что система предлагает нам всё, что нужно, чтобы удовлетворить наши желания.

- Ну да.

- И вся наша жизнь, все наши устремления продиктованы нам…

- Да-да, всё именно так. Ну, не так печально и обречённо, как вы говорите, но суть примерно такая.

Аслан поднёс руки к лицу и… нащупал очки.

Не обращая внимания на протестующие возгласы Гэри, Аслан снял очки и протянул их удивлённому брату.

Юноша развернулся и вышел на улицу.

***

Город оказался зелёным. Не засаженным зеленью, не позеленевший от плесени, а ровного, сочного зелёного цвета. Каждый фонарный столб, скамья, и все до единой стены каждого дома были идеально ровного зелёного цвета.

На центральном проспекте, самой людной, оживлённой и пестрящей вывесками и огнями улице города, других цветов нет совсем. Зелёные, гладкие стены и, изредка, прямоугольные зелёные полочки, где должны гореть названия магазинов.

- То, что вы сейчас видите, сэр, необработанное изображение, малопригодное для непосредственного взаимодействия.

Аслан молчал, глядя на город, который казался ему мёртвым.

Огромный город, полный иллюзий и пустоголовых людей, которые в них верят.

Оглянувшись на здание, из которого вышел, Аслан увидел то же пустое, одноцветное полотно стены. Только дверь изнутри была всё такой же белой, а надпись на ней – чёрной.

Рекламы нигде нет, и никогда не было.

- Ну что, Гэри, пойдем, посмотрим город? Кажется, для меня теперь на каждом светофоре горит зелёный.

Он двинулся вперёд, через дорогу.

- Сэр! Это крайне опасно! Остановитесь! Немедленно оста…

На светофоре горел красный.

Эпилог

Дин сидел в своей маленькой и тёмной квартире и держал на руках пакет с вещами своего единственного официально зарегистрированного друга. Составленное помощником завещание, пароли, номера банковских счетов и очки. Странные, похожие на стрекозиные глаза очки, в которых Аслан увидел мир по-новому, изменился, и стал тем героем, которым всегда хотел быть. А потом почему-то отказался от них.

Рядом с маленькой односпальной кроватью стояла тумбочка, в которой Дин хранил личные вещи. На тумбочке стояли лампа на длинной ножке и маленькая голографическая подставка, на которой красивая девушка обнимала ребёнка, похожего на Дина. Подставка – одна из немногих вещей, которые оставила Дину бывшая жена после развода, рассчитывая, видимо, что он от неё избавится.

Но Дин не избавился. Вечерами он иногда смотрел на эту голограмму и вспоминал годы брака, полные ссор и непонимания. Жена была инициатором их брака, получив от этого какие-то бонусы на работе, и жена же стала инициатором развода, видимо, устав от нелюбимого мужа.

Женское общество, которое после развода так упорно предлагал один из самых дешевых виртуальных помощников, не смогло отвлечь Дина от его потери, и, вскоре, он от него отказался. Как, постепенно, и от многих друзей и надежды на успех в работе. Свободное время он проводил либо в городе, слоняясь без дела, либо с Асланом.

И вот, теперь последние вещи Аслана были у него в руках.

- Почему, чёрт тебя подери, ты от всего отказался? Неужели ты не получил того, чего хотел? А если не получил ты, то значит ли это, что не получу и я?

Глубоко вздохнув, Дин взял с кровати нож и поднёс к своим линзам.

0
560
09:55
Рассказ-середнячок. Сюжет простенький, практически без динамики, но вызывающий интерес дочитать до завершения. Исполнение примерно такое же, язык читабельный, но местами корявый. Вычитка вроде есть, но при этом есть огрехи в стилистке, «был»ье и повторение слов.
Смысл рассказа в том, как я понял, чтобы видеть мир таким, какой он есть без прикрас. Имя главного героя и его сочетание с фамилией как-то не сочетаемо на мой взгляд. Интересно его происхождение, автор мог бы раскрыть это в рассказе, что сделало бы его интереснее. Та же история с названием произведения, а оно, в идеале, должно отражать его суть…
В общем и целом в рассказе — все на средних настройках. Ничего выдающегося, но и отторгающего тоже. Оценка 5 из 10.
00:15
А я не согласен с тем, что рассказ — середнячок. Напротив, рассказ — очень неплохого качества. Этакая вариация на тему Матрицы. Мир хорошо прорисован, главный герой — яркий, легко представляемый персонаж. Развязка, правда, довольно предсказуемая, но впечатления от рассказа это не портит.
Касаемо языка, которым написан рассказ — ошибок я не заметил, ни орфографических, не пунктуационных, ни речевых. Слог у автора ровный, хороший.
Сам сюжет тоже затягивает и вызывает желание дочитать до конца.

Словом, мне понравилось. Ну никак не пятерка-то, гораздо выше.
Как же всё прозрачно в комментариях.
12:05
Вы всегда можете добавить остроты, у вас это хорошо получается )
Что поделать, коли сладких рассказов мало.
12:43
Это всегда дело вкусовщины. Меня вот в целом конкурс порадовал.
Меня как всегда )) нееет, маловато хороших вещей ((((
12:22
Что вы имеете в виду?
Так мало имён в комментариях, что невольно все начинают выстраиваться в таблицу — кто что как оценил. И если про постоянных членов клуба есть страх ошибиться, то те, кто пришёл ровно к началу комментирования конкурса, откровенно хвалят ерунду, насаждают низкий уровень культуры и провоцируют скандалы. Как тут не задуматься.
боты, куда без них?
SAD
12:32
Если вам кажется, что хвалебный отзыв от автора, то не угадали. Подождите итогов конкурса)
06:28
громоздкие описания, канцеляризмы
Он повернул голову на бок
Просыпаясь, сознание юноши возвращалось в разбитое сознание может спать?
числительные в тексте
с временами напутано
Куртка, штаны и обувь должны быть два, три К встроенных чипов — чем больше, тем лучше. объясните смысл фразы
Комментарий удален
SAD
12:20
К — это кило, слизано с игрового жаргона (зря, видимо).
Про сознание — ага, согласен.
А с числительными-то где проблемы?
например тут 2718 монет
SAD
08:40
И в чём проблема? Буквами нужно было написать?
не судьба? или вера не позволяет?
SAD
15:16
Нет, просто «проблемы» в этом нет — русский язык пока разрешает писать цифры цифрами
пишите, как Вам угодно
Комментарий удален
Загрузка...
Ekaterina Romanova №1