Маргарита Чижова

Тройственный союз

Тройственный союз
Работа №291 Автор: Славинский Александр Адамович

– Что за странный мир? Зачем тут создали негативное энергетическое поле? Мне неприятно...

Кто это? – удивился Виталий. – Неужели я услышал чужие мысли? Но я не телепат.

– Ты кто? – в свою очередь спросил незнакомец.

Я человек, подумал Виталий.

– Странное определение, – всё тот же голос. Вернее, чужая мысль.

А ты кто?

– Я слуга великих омуе кохлот Ашаш с планеты Хофох. Зачем ты наполнил пространство негативными эманациями? Мне больно от них.

Ашаш, мне плохо. Кстати, я не слышал тебя, но понял.

– Как это?

Что за бред? – задумался Виталий. С кем я говорил? А, дошло. Меня шандарахнуло о стену и я галлюцинировал.

– Я не бред, а кохлот, – обиделся собеседник. – Я понял, где ты. Скоро прибуду.

Виталий словно в кино наблюдал, как перед мысленным взором появлялись искажённые стены. Вероятно, так кохлот видел мир.

– Вот и я, – отчётливо прозвучало в голове.

Виталий со стороны увидел себя гротескно выпуклым и переливающимся красками. Сразу обратил внимание, что лежал нагой на металлической решётке. Тело без повреждений, на голове армейская стрижка, на лице трёхдневная щетина.

– Ты похож на хозяев корабля, – заметил Ашаш.

– Вот уж не думал, – вслух произнёс Виталий. Тут же раздался низкочастотный гул, а затем торопливые шаги. Приоткрыв левый глаз, человек разглядел приближающуюся тень и ощутил знакомый аромат палёной резины суйтца. И снова удар энергетического поля, вводящий в беспамятство.

* * *

Не прошло и месяца после первого контакта с суйтцами, когда их крейсер, атаковавший вспомогательный корабль Федерации, получил отпор и взорвался. Люди спасли выживших чужаков. Но, поскольку имелись раненые, в качестве жеста доброй воли командование решило вернуть пленных домой.

Старший лейтенант Виталий Чур с группой дипломатов отправился налаживать связи. Но не заладилось. Едва космолёт Федерации приблизился к флоту суйтцев, его обстреляли. Виталий потерял сознание при декомпрессии. Но чудом выжил, и очнулся уже здесь. Только, где именно, так и не смог понять.

– Витли, прости за вторжение в твою энергетическую структуру, попросил кохлот. Я её гармонизировал, чтобы избавить себя от неприятных ощущений. Но ничего плохого тебе не сделал.

Виталий прочувствовал своё тело, но не ощутил боли. Неплохо.

Кто ты, кохлот Ашаш? – мысленно спросил Чур. – Расскажи о себе.

Мельтешение образов. Но хаос быстро упорядочился, и в ментальной тишине пронеслось спокойное уравновешенное послание:

– Я не готов давать информацию о своём мире. Сперва я хочу выяснить, почему вы недружелюбны друг к другу.

Ашаш, я в растерянности.

– В таком состоянии я вот уже…. – вероятно, кохлот называл числа, но мозг человека уловил лишь поток несвязных образов.

Ашаш, почему суйтцы посадили тебя в тюрьму?

– Что это за понятие?

Место, где держат тебя помимо твоей воли, называется тюрьма.

– Меня никто здесь не держит. Просто я….(поток хаотичных образов).

Раз тебя не посадили, значит, ты заблудился, – подытожил Чур. – А где ты встретился с суйтцами?

– Я был на планете (набор контуров) с омуе. Но корабль господина улетел, а я остался.

Значит, ты оказался плохим слугой, если тебя бросили.

– Меня заворожил энергетический поток (образ чего-то расплывчатого), и я полетел за ним. От него исходила такая гармония, что я не мог не погрузиться в неё. А когда вспомнил о господине, его корабль исчез.

Короче, ты опьянел.

– Мне незнакомо это понятие. Я тогда растворился в приятном (набор образов). Но он ушёл из того мира, а я остался. Затем я путешествовал и нашёл корабль суйтцев. Неприятные создания, негармоничные. Но я решил: лучше улететь с ними, чем скучать одному.

Виталий приоткрыл глаз. В полутьме металлической загородки никого.

Ашаш, я тебя не вижу. Ты где?

– Перед тобой.

Чур сфокусировался и заметил расплывчатый контур. Что удивительно, когда думал о медузе, Ашаш казался похож на неё. А едва вспомнил обезьяну, кохлот обрёл такие же черты.

Виталий уловил эманацию смеха.

– Я совсем не то, что ты представил.

Не понял.

– Мы разные, – донёсся мыслепоток кохлота. – В мире кристаллоидов всё имеет твёрдую структуру и чёткие контуры. А у омуе нет. Мы энергетические существа.

Кто такие кристаллоиды?

– Странно, что ты не знаешь своих ошио (хозяев? богов? создателей?). В нашем мире все знают омуе, и любят их.

Ашаш, у меня нет хозяина. Я сам по себе.

– Ты и прав и нет. Ошио создают мир, а ты живёшь в нём. Кристаллоиды, омуи и кораби главные сущности галактики. Каждая из них обитает в отдельном пространстве. На границе миров я встретился с суйтцами. Но ты первый, с кем я общаюсь. У тебя приятная аура, ты гармоничный, и общение с тобой приносит удовольствие. Конечно, если ты не испытываешь боль.

Ашаш, здесь есть люди, такие, как я?

– Нет. Но если б ты не услышал меня, я бы и на тебя не обратил внимания. Кристаллоиды статичны и грубы. А кохлоты живут в энергетических мирах. Там гораздо интересней.

Что ты имеешь в виду?

– Сейчас поймёшь.

Виталию показалось, что мир истаял и волшебным образом изменился. Проявились разноцветные потоки, стремительно несшиеся во все стороны. Чаще однородные, но порой с вкраплениями иных струй, либо отдельных элементов. Движение происходило не хаотично, а упорядочено. Привыкнув, тут можно ориентироваться. Но голова быстро разболелась, и реальность постепенно обрела статичность.

Ты показал мир омуе? – уточнил Чур.

– Нет. Это энергетический конструкт суйтцев. Мне в нём больно, и я ставлю (фильтры?).

Ашаш, нам обоим тут плохо. Давай улетим отсюда.

– Я хотел покинуть суйтцев, но не смог. Этот корабль не приближается к планетам. А в открытом космосе нет живой энергии. Я там не выживу.

Ашаш, помоги мне вернуться домой, и тогда мы найдём путь к омуе. Буду честен – я пока не знаю, как. Но стоит попытаться.

– Чем я могу помочь?

Нужен звездолёт.

– Непонятный образ.

Увлёкшись беседой, Виталий забылся и перевернулся. Тут же по телу прострелила боль, и непроизвольно вырвался стон. Ожидаемо раздался низкочастотный гул, и человек ощутил запах паленой резины. Но удара не последовало.

Чур открыл глаза и увидел суйтца. В высоту около полуметра. Вытянутая лысая голова в форме баклажана тонкой шейкой соединена с телом гуманоида. Кукольное фиолетовое лицо с несоразмерно большими чёрными глазами. Крохотные нос и рот. По мнению учёных, эта раса деградировала из-за обитания в космосе, поскольку невозможно представить мир, где такие создания могли бы эволюционировать.

Суйтц с любопытством разглядывал человека. В ожидании реакции тюремщика, Чур замер. Но едкий запах паленой резины начал раздражать, и он, не сдержавшись, чихнул. Тотчас баклажан вытянул руку.

– Зачем вы держите меня здесь? – спросил Виталий.

– Ты пики, – высоким голосом ответил суйтц. – Мы иметь опыт. Ты делать человек.

– Я не женщина и не могу рожать.

– Ты врать. А сейчас… – тюремщик поднял руку.

– Погоди. Ты делаешь мне больно.

– Спи, – пискнул суйтц и выстрелил.

* * *

– Витли, как ты хочешь сбежать? – пронеслась мысль Ашаш. – Мне больно ощущать твои страдания.

Если не сбегу, то умру, – с горечью подумал Чур.

– Я хочу помочь, – отозвался кохлот. – Что я могу сделать?

Мысли будто гусеницы – едва шевелились. Виталий долго раздумывал над ответом.

Ашаш, ты можешь свободно перемещаться. Я хочу увидеть корабль. Погуляй по отсекам.

– Хорошо. Но из некоторых мест исходят потоки чёрной энергии. Мне плохо там.

Покажи, что сможешь.

Кохлот свернул налево и вылетел из отсека. Чур наблюдал за перемещениями Ашаш, и с трудом разбирал, что видел на незнакомом корабле да ещё чужими глазами. Оказалось, звездолёт небольшой и похож на космическую яхту. Восемь помещений разного назначения и объёма расположены по кругу. Приборами увешаны все поверхности. Один суйтц ремнём пристёгнут к стене. Вероятно, уснул. Трое остальных в разных отсеках занимались работой.

Виталий не увидел ничего съестного. А пища суйтцев для людей ядовита, поскольку в ней много токсинов, как и в воздухе. Потому у него в ноздрях фильтры – тюремщики позаботились, чтобы узник не скончался раньше времени.

Кохлот вернулся и парил рядом. Он проецировал на человека гармонизирующую энергию, и Виталий чувствовал себя лучше.

Ашаш, что ты видишь, когда меня усыпляют?

– Тёмный поток вторгается в твою ауру и нарушает гармонию.

А ты можешь направить его в другую сторону, если суйтц опять выстрелит?

– Нет. Энергия рассеет меня по кораблю.

А отвлечь суйтца ты смог бы?

– Я пробовал с ними общаться. Мне удавалось привлекать их внимание, но не более.

Чур попытался сесть, и тут же ощутил, что правая рука, на которой лежал, прикована к решётчатому полу.

Ашаш, я не могу сбежать. Виталий создал образ кандалов.

Кохлот приблизился, и Чур ощутил исходящее от него тепло.

– Эта структура прочнее, чем та, из которой сделан корпус, – размышлял Ашаш, изучив металл. – Однажды я наблюдал, как господин омуе изменял кристаллическую решётку. Но я юн и неопытен. У меня нет такой силы.

Давай работать вместе, – предложил Виталий. – Ты разрушишь связи, а я попробую физическое воздействие.

– Оригинальный подход – объединить два энергетических процесса. Будет интересно увидеть результат. Я готов.

Ощутив, как накалился металл, Виталий приподнялся. Но кожу всё равно жгло.

– Давай! – скомандовал Ашаш, когда температура стала нестерпимой.

Виталий рванул изо всех сил, и разорвал оковы. Уши тотчас уловили низкочастотный гул, и затем быстрые шаги суйтца. Превозмогая слабость и боль, Виталий устремился вперёд. Едва в проёме возникла фигура в чёрном комбинезоне, Чур припечатал её к стене. Получилось! Ударившись головой, баклажан лишился сознания.

Чур легко завладел оружием суйтца, закреплённого на раздвигающемся браслете. А просунув три пальца в узкое отверстие, почувствовал себя уверенней. Теперь надо захватить остальных коротышек.

Подняв оглушённого тюремщика, человек направился в следующий отсек.

Второй баклажан – ниже первого, но полнее – застыл у цилиндрического прибора. Он был поглощён всплывающим поплавком, и не заметил подошедшего человека. Лишь ощутив, как потянули за ворот, суйтц обернулся и, испугавшись нависающего великана, упал в обморок. Виталий сцепил пленников ремнями скафандров и потащил за собой.

Увидев человека, третий коротышка заверещал и пустился бежать. Чур направился за ним и в следующем, по-видимому, спальном отсеке нашёл четвёртого баклажана. Как и прежде, тот дрых на стене. Виталий разложил суйтцев на соседних местах и, закрепив ремнями, отправился за беглецом.

Чур настиг его через два отсека и схватил. Коротышка отбивался, но против человека он не боец.

Виталий принёс брыкающегося суйтца в спальный отсек и усадил на стульчик. А сам сел на пол в позе лотоса.

– Ты знаешь мой язык? – спросил Чур.

Баклажан молча пялился на человека. От сородичей он отличался удлинённым квадратным черепом, отчего походил на бычка.

– Ты меня не понимаешь, – констатировал Виталий и перевёл взгляд на лежащих суйтцев. Они пришли в себя, и напряжённо смотрели на человека.

– Кто из вас понимает меня?

– Суйтц не говорить пики, – едва слышно пропищал баклажан, у кого Виталий забрал оружие.

– Ладно, – вздохнул Чур. – Давайте начнём общение. Я солдат Федерации. Мы летели для установления контакта и везли суйтцев, которых спасли из разрушенного корабля. Но ваши военные уничтожили наш космолёт.

– Люди слабый, пискнул баклажан.

– Не нарывайся, – предупредил Виталий. – Кто у вас главный?

– Олисоно, – кивнул суйтц на полного коллегу, пристёгнутого к соседней полке.

– Вот и переведи ему.

Чур сидел и слушал кукольное бормотание коротышек.

– Ты пленник, и уважать суйтц, – вскоре заявил переводчик.

– Я прибыл к вам с дипломатической миссией, – возразил Чур. – Если вы не правомочны решать международные проблемы, то свяжитесь с теми, кто занимается ими.

– Ты не понимать! – заверещал баклажан. – Мы господин. Человек работать на суйтц. Ты идти свой место. Мы делать опыт. Ты слушать и быть кароший пики.

– Не дождётесь. А откуда ты знаешь галакто?

– Мы ловить человек. Вы сильный пики. Мы брать вас на планета. Тебе большой честь. Твой дети работать на великий суйтц.

– Мы не рабы, – возразил Чур. – В Федерации все равны, и по собственной воле трудятся на благо общества.

Сидевший баклажан что-то сказал, и переводчик, возвысив голос, принялся вещать:

– Ты работать на суйтц. Варк. Ты подчиняться суйтц. Варк. Человек слушать суйтц. Варк. Ты спать. Варк...

«Варк» в унисон произносил каждый суйтц, будто ставил точку в утверждении. Баклажан снова и снова повторял одни и те же предложения. Виталий не придал значения построению речи коротышки и, убаюканный особым ритмом, не заметил, как окружающий мир постепенно исчез.

* * *

– Проснись! – в сознание пробился ментальный импульс кохлота. Открыв глаза, Чур увидел, что суйтц с квадратным черепом пытался стащить энергомёт с его пальцев. А другие баклажаны выстроились полукругом и, напряжённо глядя на пленника, в унисон повторяли лишь одно слово – варк. И тут дошло – меня загипнотизирвали.

Чур оттолкнул бычка, встряхнул головой и поднялся. Коротышки тут же смолкли и открыли рты.

– Вы очень недружелюбно ведёте себя с гостями, – осуждающе заявил Виталий.

– Ты слушать суйтц. Варк! – опять затянул баклажан.

– Тихо! – взревел Чур, и разбросал коротышек ногами.

– Ты, – Виталий указал на переводчика. – Рассказывай, что это за корабль.

– Я не говорить пики! – заявил тот.

– Кто такой пики?

– Ты наш рабочий. Ты пики. Ты трудиться на суйтц. Ва….

– Ещё раз произнесёте варк – убью, – предупредил Виталий. – Кто откроет рот, тому первый удар.

Чур обвёл взглядом коротышек.

– Есть желающие?

Услышав перевод, баклажаны скукожились.

– Вижу, мы начинаем договариваться, – произнёс Чур, и снова уселся в позу лотоса.

Из соседнего отсека донёсся топот маленьких ножек, и в проёме возникли два суйтца с вытянутыми руками.

Лучший способ защиты – нападение. Чур выстрелил первым, и вбежавшие коротышки рухнули на пол.

– Ты плохо пики! – заверещал переводчик. – Мы наказать ты.

Виталий схватил баклажана за руку. Тот пытался сопротивляться. Но человек усилил нажим, и суйтц завизжал от боли. Чур с удовольствием отомстил бы мучителю, истязавшему его. Но здравый смысл не позволял следовать принципу «око за око».

Виталий усадил хнычущего коротышку на своё колено.

– Ты мой переводчик, – сказал Чур. – Если вы решите воевать со мной, ты пострадаешь первым. Уяснил? Отвечай.

– Да, – пропищал суйтц, растирая припухшую конечность.

– Как тебя зовут?

– Для ты господин.

– Неверный ответ, – гаркнул человек, и коротышка сжался. – Ещё раз спрашиваю твоё имя.

– Лиросо.

– Запомни, – сказал Чур. – Если мы договоримся, у тебя всё будет хорошо. Если нет, ты труп. Уяснил?

– Суйтц не слушать пики.

Виталий щёлкнул баклажана по голове, и тот, поперхнувшись, стал жадно хватать воздух.

– Меня зовут Виталий. Повтори.

– Итали, – пропищал Лиросо.

– Молодец, начинаешь думать. А теперь расскажи, где мы находимся.

– На корабль.

– Сколько здесь суйтцев?

– Десять. Ты один, а нас много. Ты слушать нас и жить.

– Я вижу шестерых. Где остальные?

– Низ, – указал баклажан пальцем.

– Я хочу увидеть наше положение в космосе.

– Ты глупый пики... – начал Лиросо, и тут же получил новый щелчок. Схватившись за больное место, коротышка захныкал.

– Извини, что ударил. Приходится упорядочивать твои мысли, а то до тебя плохо доходит.

Стоявшие вокруг баклажаны заверещали.

– Переводи, – велел Чур.

– Суйтц говорить, надо работать. Им не хотеть видеть ты.

– Лиросо, скажи всем. Для вас главная задача – доставить меня домой. Иначе возникнут большие неприятности. Я голоден. Если вы не успеете вовремя прилететь к моему кораблю, я буду питаться вами. И начну с…, – Виталий указал на упитанного коротышку. – С Олисоно.

Когда оторопевший переводчик оповестил сородичей об угрозе, суйтцы с кулаками набросились на человека. Виталий тяжело вздохнул диалог не получается. Одной рукой Чур подхватил Олисоно и поднёс к открытому рту.

– Не есть! – завизжал переводчик.

– Ладно, я пошутил, – ухмыльнулся Виталий и поставил суйтца на пол. Тот сразу упал и заскулил. – Я ещё не настолько голоден. Но предупреждение вы получили. Итак, где сейчас находится корабль?

– Тут нет экран.

– Ясно, – кивнул Чур. – Покажи, где хранится оружие.

– Нет! Я молчать или треньк.

– Лиросо, я вот думаю, зачем мне двуногий переводчик? Достаточно рта, чтобы говорить. Даю тебе право выбора. С какой частью тела ты готов распрощаться в первую очередь?

Суйтц испугано замигал, но промолчал.

– А таким ты мне больше нравишься, – улыбнулся Чур. – Терпеть не могу, когда детишки строят из себя умников. Итак, где оружие?

– Там, – указал переводчик на проём.

– Веди.

* * *

Едва Виталий спустился на нижнюю палубу, фиолетовоголовые астронавты тут же загалдели.

– Лиросо, переводи, – велел Чур.

– Они говорить, ты низя тут быть.

– Кто штурман?

– Он, – указал Лиросо на сидевшего у левой стены баклажана.

– Спроси, он знает, где подбили мой космолёт?

– Нет, – тут же ответил переводчик. – Ты лететь сюда на корабль.

– Кто меня доставил?

– Военные.

– Всё равно, спроси у штурмана.

Виталий наблюдал за суйтцами. Коротышки спорили, и пищание резало ухо высокими частотами.

– Переводи, – велел Чур.

– Капитан говорить, мы не лететь. Далеко.

– Штурман знает координаты?

– Да.

– Пусть рассчитает маршрут.

– Ты не понимать! Корабль маленький и летать только у планета.

– Лиросо, почему ты врёшь? – в голосе Чура прозвучали угрожающие нотки, и коротышка сник. – Я знаю, что вы недавно прилетели от другой звезды.

– Капитан говорит, ты сдаться, – заявил Лиросо.

– Кто капитан?

– Америсо, – указал переводчик на стоявшего у правой стены высокомерного коротышку.

Виталий сделал шаг и, взяв суйтца за отворот скафандра, поднёс к лицу. Надменное выражение у того вмиг исчезло, и капитан ухватился маленькими ручками за плечо человека.

– Лиросо, переводи. Я хочу договориться по-хорошему. Если доставите меня домой, никто не пострадает. Если нет, я вас съем.

– Ты врать! – заявил переводчик. – Наш воздух ты вред. Наш пища ты вред.

– Ты прав, – ухмыльнулся Чур. – Но голодному человеку всё равно. Лиросо, а ты уже выбрал, с какой частью тела расстанешься? Мне надоела твоя болтовня.

– Я…, – коротышка вздохнул и опустил голову.

– Ты повезёшь меня домой? – Виталий в упор смотрел на капитана. Тот почувствовал себя неловко и закрыл глаза.

Лиросо перевёл вопрос, и вскоре дал ответ:

– Корабль лететь.

– Отлично, – кивнул Чур и опустил Америсо на пол. – Чем скорее доберёмся, тем вы быстрее вернётесь домой.

Суйтцы молча слушали переводчика.

– Я хочу увидеть космос, – сказал Чур. – Пусть навигатор подключит наружные камеры.

Лиросо перевёл, и один из суйтцев запустил аппаратуру. На маленьком экране Виталий рассмотрел далёкое зеленоватое солнце. Если исходить из размеров светила, корабль парил на орбите Земли в оптимальной зоне для жизни.

– Возле какой планеты мы находимся? – спросил Виталий.

Суйтц покрутил ручкой прибора, и Чур увидел на чёрном фоне неба жёлто-голубой овал. Из-за него полумесяцем выглядывал ещё один.

– Как вы называете свой дом? – спросил человек.

– Суйцамисара.

– Переведи.

– Э… Мать суйтцев.

– Красиво. А как именуется спутник?

– Усивамасия. Старший э-э-э.. слуга.

– А есть и младший?

– Народ суйтц младший слуга.

– Понятно, – кивнул Виталий. – А что за корабль я вижу на орбите?

Лиросо вздохнул и с неохотой ответил:

– Космосгород.

– Там живут суйтцы?

– Да.

– Расскажешь о нём позже, – решил Чур. – А сейчас надо подняться на верхнюю палубу. Лиросо, скажи капитану, я буду у энергоустановки. Если почувствую угрозу, взорву корабль. Мне терять нечего.

Виталий направился к лестнице за переводчиком, которого держал за поясной ремень. Но на последней ступени Лиросо внезапно остановился, а затем рухнул без сознания.

Опасность! Чур подпрыгнул и увидел четырёх коротышек в шлемах. Заметив человека, те сразу открыли баллоны и пустили газ.

Задержав дыхание и подхватив Лиросо, Виталий поспешно ретировался на нижнюю палубу.

Экипаж с удивлением смотрел на быстро вернувшегося человека.

– Америсо, сийо! (взлетай) – бросил Чур, закрыв дверь.

Но капитан покачал головой и надменно произнёс:

– Пики треньк.

Бунт на корабле. Не глядя, Чур махнул рукой. Стоявший рядом баклажан, ударившись о стену, упал на пол.

– Америсо, сийо! – приказал Виталий, уставившись на капитана.

– Пики треньк, – без прежней уверенности повторил баклажан.

Чур схватил ближайшего коротышку и придавил ему руку. Тот отчаянно завизжал.

– Америсо, сийо, – прошипел Виталий.

Суйтц растеряно смотрел на корчившегося от боли члена экипажа.

– Ну?! – гаркнул Чур.

Капитан залепетал, и штурман метнулся к пульту. Виталий увидел на экране, что корабль начал маневрировать, и отпустил визжащего суйтца. Тот упал на колени и обхватил повреждённую руку.

Удовлетворённый, Чур сел на пол и прислонился к двери. Слабость навалилась мгновенно и застигла врасплох. Газовая атака не прошла бесследно. Виталий закрыл глаза и тут же отключился.

* * *

Могучий поток нёс куда-то. Вокруг переливались разноцветные струи. Царили удивительные – гармония и покой. Здесь хотелось жить и впитывать благотворную энергию, придающую силы.

– Пора возвращаться, – донеслась мысль Ашаш. Вскоре рядом проявилось нечто живое. Оно не имело формы и цвета, но мерцание его было приятно.

Мне здесь нравится, – блаженствовал Виталий. Ашаш впитал эмоцию. А затем от него возвратился тёплый энергетический поток.

Силы прибывали, а волшебный мирок становился тесным. Возникло желание вырваться из него. Словно отвечая на запросы изменения, пространство обрело статичность. Потоки слились в нечто огромное и затвердели.

– Мы возвращаемся, – известил Ашаш, и Виталий открыл глаза.

По-прежнему отсек у лестницы. Второй подъём на верхнюю палубу так же завершился неудачей.

Чур сделал глубокий вдох и ощутил, как обожгло лёгкие, а в голове поплыло. Он провёл рукой по лицу и обнаружил, что исчезли носовые фильтры. А когда решил подняться, выяснилось, что ноги прикованы к полу.

Ашаш, я опять связан. Баклажаны хотят убить меня.

– Витли, я удалил лишние компоненты из твоей энергетической структуры. Твоя оболочка цела.

Чур посмотрел на правую руку. На предплечье, куда попала отравленная пуля суйтца, образовалось тёмное пятно. Но когда провёл по нему пальцами, кожа очистилась, и больше ничего не напоминало о ране.

Спасибо, друг, ты снова выручил меня, – поблагодарил Чур.

– Суйтцы идут, предупредил Ашаш.

Виталий приоткрыл глаз и увидел коротышек: Олисоно, бычок, любитель поспать и стрелок.

Чур взглянул на руки. Оружия нет. Итак, всё с начала.

Баклажаны что-то буднично обсуждали. Достав медицинские инструменты, они приблизились к пленнику. Видимо, намеревались взять пробы ткани.

Одним ударом Виталий оглушил двоих коротышек, наклонившихся над его бедром. Затем схватил руководителя суйтцев и притянул к себе.

– Лиросо! – позвал Виталий переводчика.

Олисоно пытался вырваться. Чур перебросил коротышку через себя и сдавил шею рукой. Баклажан тут же присмирел.

– Лиросо! – вновь позвал Чур.

В отсек вбежал ещё один коротышка и на человека направил руку с оружием. Но стоявший у стены бычок что-то пропищал.

– Ты правильно говоришь, – кивнул Виталий. – Если он выстрелит, Олисоно треньк.

Придушенный баклажан с трудом дышал, но Чур не собирался облегчать ему жизнь.

– Лиросо! – опять крикнул Виталий, и переводчик, наконец, вошёл. На голове надет полушлем, а цвет кожи стал почти синим.

– Вот и ты, мой друг, – улыбнулся Чур. – Иди сюда.

Когда суйтц приблизился, Виталий похлопал ладонью по полу, и коротышка сел рядом.

– Как зовут товарища? – указал Чур на баклажана с энергомётом.

– Астаили.

– Скажи ему, чтобы отдал мне оружие и принёс ключи от кандалов.

Лиросо перевёл, но коротышка пронзительно заверещал.

– Он не делать, пропищал баклажан.

– Я сейчас буду загибать пальцы. Если Астаили не отдаст мне оружие, когда согнётся последний, я придушу Олисоно.

– Ты кароши, Итали, – сказал переводчик. – Ты не убить суйтц.

– Вы не оставили мне выбора.

Коротышка вздохнул и перевёл. А Чур поднял левую руку и загнул мизинец.

Астаили даже не пошевелился.

– Лиросо, если он выстрелит, ты тоже умрёшь. Переведи, – велел Чур и согнул безымянный палец. Напряжение росло.

Суйтцы переговорили, но всё осталось по-прежнему.

– Астаили говорить, я менять суйтц на ты, – печально выдохнул переводчик. – Он хотеть убить я.

– Скажи, что на его совести будет два трупа, произнёс Виталий и опустил средний палец.

Лиросо перевёл, и на лице Астаили отразилась внутренняя борьба. Чур сжал правую кисть, и Олисоно, задыхаясь, начал извиваться.

Вооружённый суйтц заверещал, но бычок оборвал его и пропищал приказ.

– Памисо говорить, – перевёл Лиросо, – низя пики давать дутс. Ты один, а суйтц много.

Чур загнул указательный палец и сказал:

– Прости, Лиросо, я вынужден тебя убить. Затем я уничтожу корабль. А виноват будет Астаили.

Внезапно переводчик взорвался гневной тирадой, и Виталий даже вздрогнул от выплеснутых им эмоций. Но Астаили не отреагировал. Чур сжал кисть в кулак, показав, что счёт закончился, и сдавил шею Лиросо.

Олисоно уже хрипел. Памисо с гневом набросился на Астаили. А переводчик лишь печально вздохнул и приготовился к смерти.

– Пики треньк! – внезапно завопил коротышка и бросил дутс в человека. А затем упал на пол и, обхватив голову, завыл. Похоже, нервный срыв.

Виталий отпустил суйтцев и подобрал браслет. Пункт номер один выполнен – оружие раздобыл.

– Лиросо, ты не обиделся? – спросил Виталий.

Потерев шею, переводчик лишь печально взглянул на человека.

– Я понимай ты.

– Хорошо. Скажи Памисо, чтобы принёс ключи.

Лиросо перевёл, и бычок тут же направился в соседний отсек.

– Помоги Олисоно, кивнул Чур на едва живого коротышку.

– Ты кароши, – произнёс Лиросо и, переступив ноги человека, присел возле начальника. Изменение его отношения к пленнику удивило Чура. Но сейчас не до анализа. Суйтцы коварны и, без сомнения, приготовили новую пакость.

Виталий навёл дутс на проём отсека. Бычок отличался агрессивностью, и даже пытался драться. Он на многое способен.

Памисо быстро вернулся с ключами на вытянутой ладони. Чур насторожился.

– Лиросо, скажи ему, чтобы показал обе руки. Бойся суйтцев, дары приносящих.

Памисо вздохнул и выронил шприц, который прятал за спиной. Но в его взгляде не было и тени сожаления или страха.

Отстегнув кандалы, Виталий с трудом поднялся. Хорошо ещё, здесь пониженная гравитация, иначе пришлось бы худо.

Размяв онемевшее тело, Чур направился в следующий отсек. Лиросо, как привязанный, шёл сзади, а Памисо за ним.

Виталий знал, где находится арсенал. Но, когда открыл ящик, тот оказался пуст.

– Где дутс?

– Прятать, – отозвался переводчик.

– Куда?

– Я не знать. Суйтц думать, я помогать ты, и не верить я.

– Идём дальше.

Чур вошёл в спальный отсек. Астаили, Олисоно и ещё один из коротышек лежали на полках. Четвёртый суйтц, видимо, пострадавший меньше других, ухаживал за ними. Противостояние с человеком оказалось для баклажанов серьёзным испытанием.

Виталий сел в позу лотоса, и суйтцы тут же повернулись к нему.

– Лиросо, переводи, – велел Чур. Однажды я могу не рассчитать силы и убить кого-то. Но если вам нравится подвергаться избиениям, я с удовольствием предоставлю вам столько боли, сколько пожелаете.

Коротышки ожидаемо зароптали.

– Давайте подведём итоги нашей маленькой войны, – предложил Виталий. – У каждого из вас, за исключением Памисо, как минимум сотрясение мозга. У одного из пилотов раздавлена кисть.

Услышав перевод, баклажаны загалдели.

– Лиросо, что они говорят?

– Суйтц ругать ты.

– Понятно. Я знаю, что мешаю вашей работе. Но я несговорчивый пленник.

– Ты слушать нас, – перевёл Лиросо.

– Разве? Почему вы решили, что суйтцы лучше остальных, и можете командовать другими расами? Кто дал вам такое право?

– Великий суйтц подчинять весь мир, – как-то неуверенно сказал переводчик.

– Я пытаюсь говорить с вами, как с разумными существами, – выдохнул Чур. – Вы же учёные, и должны хорошо соображать. Но, что я слышу? Лишь детские претензии на мировое господство.

– Наш армий взять шесть планет, гордо заявил Лиросо.

Виталий обвёл взглядом коротышек и покачал головой.

– Что вам известно о Галактическом Содружестве?

– Мы не знать такой.

– В галактике много разных народов. Мировая политика очень сложна. Чтобы избежать бесконечных войн, было основано Содружество и выработаны законы мирного существования рас. Вы пока столкнулись лишь с Федерацией, и ничего о нас не знаете…

– Замолчи! – на чистом галакто заявил Памисо, и все уставились на него. Как гласит мудрость: трудности срывают все покровы.

– Приятно слышать правильную речь, – сказал Чур. – А почему я должен молчать?

– Этим суйтцам не положено знать о внешнем мире.

– Вот как? – Виталий посмотрел на Лиросо. – У вас есть фракции, монополизирующие информацию?

– Военные называться аиси. А учёный ириа, – сказал переводчик.

– Молчать! – бросил Памисо. – Пики ничего не знает о нашем мире. Чужаки никогда не проникнут к нам.

– А зачем? – спросил Чур. – Что у вас есть особенного? Пока я вижу, что ваша цивилизация, по сравнению с Федерацией, отсталая…

– Молчать! – взвизгнул Памисо. – Все, кто тут находится, будут уничтожены, потому что услышали твои лживые слова. Лиросо, не переводи.

– Памисо, хотя вы и пытаетесь убить меня, но пока страдаете сами. Я и начал разговор с намерением прекратить бессмысленные….

– Если ты такой умный, – перебил баклажан, – то должен понять, что не вырвешься из плена. Твои командиры, отправив сюда, приговорили тебя к смерти. Посланников всегда убивают. Это закон. Тем признаётся превосходство сильного над слабым.

– У нас так не принято. Я летел к вам как посол...

– А ты жив, – продолжил бычок, – потому что суйтцам надо научиться убивать людей.

– Ну, и как? Опыты продвигаются успешно?

– Мы найдём способ убить тебя.

– Памисо, есть наблюдение – чем меньше человек, тем больше у него амбиций, и желания доказать собственную значимость. Но такая личность одерживает победу, если сумеет заручиться поддержкой сильных. Я не увидел у вас ничего, что могло бы заинтересовать другие расы. Законы Содружества запрещают вмешиваться в жизнь коренного населения, так что к вам никто не сунется. Но если будете наглеть, вас уничтожат. У рас, построивших огромные империи, есть весьма эффективное оружие. Заверяю, продвигаясь вглубь галактики, вы не завоюете больше ни одного мира, поскольку встретитесь с сильным противодействием.

– Ты лжёшь! – заявил Памисо. Ещё никто не мешал нам завоёвывать планеты. Мы захватим и твой мир, потому что вы слабые и трусливые. Освободившись, ты никого не убил. А значит, ты сам недостоин жизни.

– А тебе не приходило в голову я не убивал потому, что это неправильно. Я же здесь гость…

– Ты пленник. У вас что, гостей сажают на цепь? Твоя роль – быть подопытным. Великие суйтцы ни с кем не договариваются. Мы господа над миром.

– Если ваше руководство придерживается таких же взглядов, то вы обречены.

– Я больше не могу слушать эти трусливые речи. Я убью тебя! – воскликнул коротышка.

– Ты мне надоел. Лиросо, по вашим законам я могу прикончить его?

– Закон суйтц говорить – сильный можно убить слабый при другой.

– Видишь, Памисо, я могу свернуть тебе шею при ириа, и мне ничего не будет. Но я не сделаю этого, поскольку существуют великие законы, гласящие, что жизнь каждого бесценна.

Слабый толчок всколыхнул корабль стыковка.

– Мы ждём гостей? – спросил Виталий у Памисо.

Коротышка посмотрел на человека взглядом победителя и, не проронив ни слова, направился в соседний отсек.

– Памисо звать аиси, – прошептал Лиросо. – Если ты жить, мы помогать, и ты лететь домой.

– Ты предлагаешь сотрудничество? – уточнил Чур.

– Потом. Ты воевать.

– Хорошо. Где спрятано оружие?

– Я не знать. Памисо не верить мне. Я искать.

– Договорились. А я иду встречать гостей.

Когда Чур поднялся на третий ярус, Памисо в одиночестве стоял у шлюзового отсека. Виталий понял: он аиси на исследовательском корабле ириа. Чтобы вернуть пленника под контроль, агент раскрылся и затребовал помощь.

Ашаш, ты ещё здесь? – мысленно спросил Чур.

– Конечно, – отозвался кохлот. – Я всегда рядом. Но ты почему-то не общаешься со мной.

Ладно, с этим разберёмся позже. Ашаш, к нашему кораблю пристыковался другой. Если новые суйтцы проникнут сюда, начнутся боевые действия, и я могу погибнуть.

– Что ты хочешь?

Соединить пару деталей. Чур мысленно создал рисунок.

– Я никогда такого не делал, – ответил Ашаш. – Но я должен помочь другу. Можно попробовать вместе.

Как?

– Витли, приложи руку туда, где хочешь образовать связь. Я использую наши энергии, и тогда, возможно, у нас получится.

Хорошо.

Чур коснулся рукой места соединения шлюза и стены.

– Глупый человек думает, что сможет удержать суйтцев, – усмехнулся Памисо. – Но мы всё равно убьём тебя.

Виталий не стал отвечать, а сосредоточился. Когда рука легла на место соединения, Ашаш приблизился, и по телу человека прошла обжигающая волна. Энергия сконцентрировалась в одной точке, и поверхность стала нагреваться. Чур ощутил отток сил. Кохлот буквально высосал жизнь из тела. Когда металл раскалился, Виталий сумел лишь отдёрнуть руку, и тут же упал.

– Что ты сделал?! – почернел от негодования Памисо. – Ты сломал корабль! Да что ты себе позволяешь?!

Силы иссякли, и Виталий молча смотрел на беснующегося коротышку.

Со стороны шлюза раздались удары, но створка не сдвинулась с места.

– Я не думал, что у меня получится, – радовался Ашаш. – Я никогда не пытался воздействовать на кристаллические структуры. Для преобразования связей требуется колоссальная энергия. Но теперь я начинаю понимать, что наблюдал у господина омуе. Витли, наша встреча помогла мне постичь тайны ошио.

Я тоже рад, что познакомился с тобой, – ответил Чур, и затем сознание угасло. Плавка металла забрала все силы.

– Я помогу тебе, – на грани восприятия различил Виталий послание Ашаш, и тут же утратил связь с реальностью.

* * *

Когда Чур открыл глаза, вокруг стояли баклажаны, включая пилотов. Памисо говорил начальственным тоном, а остальные покорно внимали.

– Лиросо, что хочет этот злюка? – спросил Виталий, и коротышки тут же обернулись к нему. А Памисо, умолкнув, сжал кулаки.

– Мы думать, ты треньк, – ответил переводчик. В голосе суйтца ощущалась радость.

– Я ещё жив, – усмехнулся Виталий и сел, разминая затёкшее тело. – Долго я лежал?

– Кантин, – сказал Лиросо.

Примерно час, перевёл Чур и спросил:

– Шлюз закрыт?

– Да.

– Хорошо, – кивнул Виталий. – Мы должны продолжить разговор, прерванный стыковкой.

– Ты глупый пики! – встрял Памисо.

– Довольно. Я тебя наслушался, – перебил Виталий. – Сейчас я хочу говорить с разумными суйтцами.

– Да как ты смеешь на меня повышать голос! – взорвался бычок.

– Ты мне надоел! – не сдержался Чур. – Если услышу от тебя ещё хоть слово, накажу.

– Ты не можешь мне приказывать! – заорал Памисо, и Виталий отпустил ему щелбан. Коротышка тут же схватился за голову и сел на пол.

– Так-то лучше, – выдохнул Чур и заметил, как изменились лица суйтцев. Они боялись Памисо, и теперь злорадствовали.

– Ты не человек, – заявил Лиросо. – Мы делать опыт другой люди. Мы всех убить. А ты жить. Кто ты?

– Вы знаете, кто я, – ответил Чур.

– Нет, – встрял Памисо.

– Ты снова открыл рот? – Виталий гневно взглянул на коротышку.

– Ты не человек! – воскликнул бычок. – Мы не знаем, кто скрывается под этой оболочкой. Мы не раз убивали тебя, но ты снова оживал.

Надо будет побеседовать с Ашаш, – подумал Виталий, удивившись заявлению коротышек.

– Сколько же человек вы убили?

– Троих, – с вызовом ответил Памисо.

– Не знаю, с кем вы встречались, но сейчас перед вами настоящий воин. Я никогда не сдаюсь, и всегда добиваюсь поставленных целей. Я из той породы людей, кто доставляет неприятности. Если хотите выжить, советую поскорее отправить меня домой. Я только присматриваюсь к вам, и ещё не решил, что предпринять. Но, гарантирую, беды вы хлебнёте.

Виталий говорил с расстановкой, чтобы Лиросо успевал переводить. А сам наблюдал за суйтцами. Из десяти коротышек четверо смотрели на него со злобой. Трое проявили интерес, а в глазах трёх последних сквозило едва не обожание. Переводчик из их числа.

– Мы ириа – учёный, – вскоре сказал Лиросо. – Политика дело аиси.

– Ясно, – кивнул Чур. – Я просил, чтобы вы связались с теми, кто занимается международными отношениями.

– Мы ни с кем не ведём переговоры, – заявил Памисо, встав на ноги.

– Аиси явились убить меня по твоему зову? – уточнил Чур.

– Ты должен уяснить, – сказал бычок, если мы не убьём тебя, этот корабль взорвут. А я не собираюсь умирать, и сделаю всё, чтобы ты...

– Лиросо, переводи остальным, – скомандовал Виталий. – По словам Памисо, аиси убьют всех, потому что вы слышали, о чём я говорил. Если хотите жить, вы должны сотрудничать со мной.

– Какой же ты глупый, – засмеялся бычок. – Ты чужой. А мы раса господ. Мы покорим всю галактику.

– Вы просто дети, – ответил Чур, и дал Памисо ещё один щелбан, отбросивший коротышку на пол. Возможно, и перестарался, но иначе не сбить с аиси спесь.

– Итали, – сказал Лиросо. – Суйтц не знать, как быть. Я слышал Памисо, и переводил ириа. Аиси делать мы треньк.

– Есть иной путь, – возразил Чур. – Вам необходимо создать организацию, которая будет договариваться с другими расами. Вы должны связаться с руководством, и донести до них эту мысль. Я помогу вам.

Лиросо перевёл, и началась бурная дискуссия. Виталий решил не мешать суйтцам. Когда к Памисо вернулось сознание, он взял посиневшего бычка на руки и пошёл с ним на вторую палубу.

В спальном отсеке Чур усадил коротышку на стул, а сам опустился на пол.

– Мы должны найти общий язык, – сказал Виталий.

– Нам не о чём говорить, – отрезал коротышка, растирая больное место на голове.

– Памисо, у вас ещё не возникало подобных ситуаций. Но всё когда-то происходит впервые. Нам необходимо заключить союз.

– Ис-клю-че-но! – с расстановкой произнёс коротышка. – У нас есть огромный флот, способный уничтожить любую расу…

– А если встретитесь с более сильным врагом?

– Мы его истребим.

– Когда ваш крейсер появился вблизи базы Федерации у звезды Горгонеа, там находился корабль комплексного обслуживания, имевший лишь оборонное оружие. Люди пытались связаться с неизвестным космолётом по радио, но тот ответил ракетами. Мы оказались вынуждены защищаться.

– Ты врёшь! – воскликнул Памисо. – Вы застали наш крейсер врасплох и расстреляли его.

– Ты не знаешь международных законов, – возразил Чур. – Если бы мы первыми атаковали звездолёт другой расы, входящей в Содружество, против нас сразу же ввели бы ответные меры и, возможно, началась бы война.

– Ты снова говоришь о том, насколько вы трусливы. Сильный никогда не избегает сражения.

Виталий покачал головой.

– Ты даже не представляешь, к каким последствиям могут привести столкновения с другими расами.

– Сильный не думает о проигрыше, а ведёт победное наступление.

– Памисо, у меня ощущение, что я разговариваю с самым тупым созданием в галактике. Ты не способен воспринимать идеи, не соответствующие с детства вдолбленным доктринам. Одним словом – настоящий военный.

– Я горжусь этим! – заявил коротышка. – И ты не можешь обвинять меня в тупости. Я имею положение в аиси, но так же и достижения у ириа. Чтобы попасть на этот корабль, я учился и делал научные работы.

– Молодец. Хороший мальчик.

– Я не мальчик, и не девочка. У нас нет полов.

– Как же вы размножаетесь? – не удержался Чур.

– Не твоё дело.

– Значит, вы дети из пробирки.

Баклажан не проронил ни слова.

– Памисо, а если я прав, – сказал Виталий, – и существует мир, о котором я рассказываю…

– Ты лжёшь. От других людей мы слышали иное.

– Они не говорили о Галактическом Содружестве?

– Его нет. Ты врёшь, пытаясь запугать суйтцев всякими нелепостями.

– Памисо, назови имена тех, над кем вы проводили опыты.

– Это тайна.

– Я ведь спрашиваю о своей расе, и хочу понять, кого вы поймали.

– Их звали Билл, Карино и Мишель, – подумав, ответил бычок.

– Мне это ничего не говорит. Расскажи о них.

– Они летели на корабле, на котором не было оружия. Как и на том, где нашли тебя. Аиси пришли к выводу, что вы слабая раса, и вас легко завоевать. Нам нужны сильные работники. Вас поселят на наших планетах, и вы станете трудиться на шахтах. Вот тогда наши расы будут жить в мире.

– Памисо, вы ещё не видели мощь Федерации. Я летел к вам на гражданском корабле, не предназначенном для боевых действий. Потому вы и не нашли оружия. Давай лучше поговорим о пленных людях.

– Они рассказывали о святом Маубе и хотели, чтобы и мы поклонялись ему. Но у суйтцев есть Суйцамисара. У меня отличная память, и потому я попал в группу переводчиков. Допрашивая пленных, мы создали словарь. Вот откуда я знаю галакто, и положение дел в мире. Тебе не одурачить меня. Люди трусы. Вы поклоняетесь ложным богам и предпочитаете умереть, но не убивать. Суйцамисара принял решение о колонизации расы сильных миролюбивых существ, которые будут трудиться на благо суйтцев. А тебя мы убьём.

– Мне надоели твои угрозы, – отмахнулся Чур. – Памисо, задумайся, сейчас перед тобой уникальная возможность. Используя меня, ты можешь подняться в аиси.

– Ты предложишь нам оружие людей?

– Нет. Но я могу дать гораздо больше. Ты возглавишь отдел дипломатической службы…

– До чего же ты тупой! – воскликнул Памисо. – Сколько раз….

– Давай пофантазируем на эту тему, – прервал Виталий. – Ты можешь сказать аиси, что пленник будет сотрудничать и предоставит данные, которые могут пригодиться суйтцам.

– Я не буду врать. Но если ты располагаешь ценной информацией, мы вытянем из тебя всё, что ты знаешь. Ваша раса не переносит боль….

– Под пытками любой может сказать, что угодно. Но не всегда правду. Есть иные способы для развязывания языков.

– Расскажи о них, – зажглись глаза Памисо.

Громкий хлопок взорвал тишину и корабль задрожал. Военные открыли шлюз.

Виталий посмотрел на коротышку.

– Если не остановишь аиси, я поделюсь информацией с Лиросо.

– Не успеешь, – возразил Памисо. – Ириа уже мертвы. У аиси приказ убивать всех, кроме меня.

– Тогда ты будешь моим живым щитом, – сказал Чур и посадил бычка себе не колено.

– Как ты ужасно воняешь, – пропищал тот.

– Потерпишь.

В отсек вбежал запыхавшийся переводчик. За ним вошли два коротышки с закрытыми шлемами на головах и дутсами на руках.

– Аиси убить ириа! – воскликнул Лиросо. – Я бежать и падать.

– Иди сюда, – позвал Виталий, и коротышка попятился к человеку.

– Памисо, решай, – сказал Чур. – Либо мы сотрудничаем, либо я придушу тебя. А затем расправлюсь с остальными аиси. Ты же видел, меня не убить.

– У нас нет дипломатов, – отмахнулся тот.

– Так учреди новую службу. Я уверен – ты сможешь. Вам предстоит встречаться с множеством рас. Есть народы гораздо мощнее людей и агрессивней. А поскольку вы не входите в Содружество, ничто не помешает им перебить вас. Мы проходили этот путь, когда впервые повстречались с чужими. Если б не сильный флот, нас уничтожили бы. А у вас нет такого. Прояви здравый смысл и подумай. Если примешь верное решение, то, возможно, в будущем спасёшь свою расу от истребления.

– Никто не станет меня слушать. Ты не знаешь наш мир.

– Разве я говорил, что будет легко? В любом обществе новшества встречают сопротивления. Но здравый ум всегда побеждает, и результат зачастую превосходит ожидания. Ты можешь получить пост в правительстве Суйцамисара, как глава дипломатического корпуса.

Шесть солдат в серых комбинезонах с вытянутыми руками выстроились полукругом с наведённым на пленника оружием. Вскоре в отсек неспешно вошли ещё два коротышки. Сразу видно – начальство.

– Отпусти меня, – сказал Памисо. – Мне надо встретить аиси.

– Нет, – возразил Чур. – Я тебе не верю. Они пришли по твоему зову убить меня.

– Но ведь ты не умираешь.

– Давай не будем ставить новые опыты, а попробуем договориться.

Памисо фыркнул и обратился с речью к аиси. Между ними завязался диалог.

– Лиросо, переводи, – велел Чур.

– Памисо говорит ты жить. Но аиси ругать он, зачем им лететь сюда. Ириа теперь делать скандал. Экипаж треньк.

Наступила тишина.

– Итали, ты должен отдать дутс, – повернувшись к человеку, сказал Памисо. – Тогда аиси уйдут.

– У меня есть встречное предложение, – ответил Виталий. – Чтобы все чувствовали себя в безопасности, пусть солдаты покинут отсек.

Чур увидел, как напрягся Памисо. Но вот коротышка дал распоряжение, и аиси ушли.

– Отдай дутс, – скомандовал бычок, обернувшись к человеку.

– Не сомневаюсь – вы готовите новую провокацию, – сказал Чур. Я останусь без оружия, сюда вернутся солдаты и расстреляют нас. Памисо, запомни, ты тоже пострадаешь.

– Я выше этих аиси. Но они должны выполнить свою задачу. Передача дутса лишь формальность. Разоружив и заковав тебя, они покинут корабль.

Ашаш, меня сейчас могут убить. Что делать? – мысленно спросил Виталий.

– Я помогу тебе, – пришёл ответ кохлота.

– Хорошо, – кивнул Чур. А суйтцам вслух сказал: – Я надеюсь на вашу порядочность.

Баклажаны напряжённо смотрели на великана, снимавшего дутс. Коротышки боялись его, и не могли скрыть это.

Виталий бросил энергомёт. В тот же миг Памисо соскочил с колена человека и ринулся к выходу. Мгновенно расстановка сил изменилась. Но Чур сохранил выдержку.

Солдаты вернулись и выстроились напротив гиганта с дутсами наизготовку. Лиросо захныкал.

Офицер, словивший браслет, с деловым видом одел его на руку. Напряжение зашкаливало. Вооружившись, аиси поднял голову и важно пропищал.

– Лиросо, переводи, – велел Чур.

– Аиси говорить – ты плохой пики. Ты треньк.

На лице офицера застыло выражение довольства. Ещё бы – переиграл бестолкового великана. Чур напряжённо смотрел в глаза коротышки. Тот надменно усмехнулся и….

Взрыв. Сражённые ударной волной, аиси рухнули на пол. Виталий так же упал на спину. Его обдало жаром.

Ашаш, спасибо тебе за помощь, Чур мысленно поблагодарил товарища. – Ты опять спас меня.

– Витли, я бы помог тебе, но я ничего не делал, – ответил кохлот.

Чур задумался над странным взрывом, и вскоре понял, что произошло. Дутс ему дал Астаили, разыграв тогда целую сценку – с падением на пол и истерикой. Видимо, расчёт был такой – если пленник выстрелит, то сам взорвётся. Но аиси убили ириа, и Астаили не успел сообщить о подготовленной ловушке.

Когда воцарилась тишина, Чур открыл глаза и сел.

Уцелевшие солдаты поднялись на ноги. Лиросо хныкал от боли и нервного потрясения. От ударной волны его защитил корпус человека. У Виталия лишь слабое жжение на коже от ожога, а в правой руке, которой успел закрыть лицо, застрял осколок металла.

Чур сгрёб в охапку троих солдат и велел Лиросо разоружить их. Переводчик беспрекословно подчинился и передал дутсы человеку.

– Оставь себе один, – сказал Виталий.

– Я не аиси, – покачал головой Лиросо. – Итали, я верить ты.

– Спасибо, – кивнул Чур. – Держись меня, и всё будет хорошо. Я не хочу суйтцам вреда.

– Я знать, – ответил переводчик. – Ты кароши. Аиси треньк ириа, а ты нет.

– Памисо! – кликнул Виталий. – Иди сюда.

Бычок неспешно вошёл в отсек и уставился на человека.

– Ты готов вести переговоры? – спросил Чур.

– Аиси мертвы. Этот корабль должны взорвать, – сказал Памисо, и в его голосе прозвучала растерянность. Но вот суйтц поднял глаза и посмотрел на человека. – Что ты предлагаешь?

– Ты готов к переменам в жизни?

– Аиси проиграли, – ответил Памисо. – Я слушаю тебя.

– Мы должны полететь в Федерацию. А затем вернёмся к суйтцам, но уже с боевым флотом. И тогда ты будешь вести переговоры о мире.

– Пилоты треньк, – заметил Лиросо.

– Управлять кораблём аиси я умею, – сказал Памисо. – На нём можно улететь от Суйцамисара. Но мне необходима гарантия, что ты меня не обманываешь.

– Тебе придётся довериться мне, ответил Чур.

Суйтц колебался, но Виталий не стал давить. Памисо должен сам принять решение. А оно очень трудное.

Неизвестно, о чём думал бычок, но вскоре заявил:

– Мы летим в Федерацию.

Чур устало облокотился на стену и закрыл глаза.

Ашаш, кажется, мы победили и отправляемся домой.

– Отлично! – в мыслепотоке кохлота ощущалась искренняя радость.

+2
22:05
844
15:06
Приятно под занавес не откомментированных работ встретить хороший рассказ.

Сюжет

Автор явно писал по вселенной Звездного пути. Федерация рулит (капитан Пикар форева bravo ). Первый рассказ из этой серии на конкурсе встреченный мной. Сюжет не нов, но обыгран хорошо. Концовка также в духе вселенной — законы разума побеждают, что не может не радовать )

Повествование

Автор хорош. «Был»ья нет, со стилистикой не все гладко, только легкие шероховатости, но на них закрываю глаза. Персонажи раскрыты, мир хорошо представляется.

Итог: хороший рассказ по мотивам «Звездного пути», не шедевр, но пошел хорошо. 8 из 10.
02:28
Strangerbard, не выдавайте желаемое за действительное. ) Окромя упоминания гипотетической Федерации, ничего в рассказе от Стартрека нет.

А рассказ действительно неплох. ) Пока читал, никак не мог перестать улыбаться. Не знаю, хорошо это или плохо, но всерьез воспринимать ту, в общем-то опасную ситуацию, в которую попал ГГ, я так и не смог себя заставить. )) «Мы думали — ты треньк» — это просто шедевр. smile Да и вся раса — Суйтцов — какие-то наивно-искуственные ребята.
Ну и да, некоторые действия главного героя мне не очень понятны. Виталий — солдат, он сам это говорит. Но в то же время тратит КУЧУ, просто огромную уйму времени на убеждение своего абсолютно невменяемого суйтцкого коллеги. Да еще и пытается навязать ему роль посла. Абсурдный момент, если честно. Матерый боевой ветеран действовал бы совершенно по-иному.
Словом, само повествование выглядит не очень логично, и это отсутствие логики несколько портит впечатление от рассказа.

Но все равно, автор молодец. ) Не зря за клаву садился. )
07:08
По поводу того, что ко вселенной Звездного пути относится только слово«Федерация» не согласен. В рассказе упоминается, что кроме нее в галактическое содружество входит еще 6 держав, как и в Звездном пути. Дальше, сама мораль отношения пленного человека к захватчикам, тоже в духе той вселенной, где насилие особенно не в почете. Он ведь солдат, мог бы просто перебить всех на борту, кроме пилотов и свалить домой. Ну и слово тоже, да. Если автор и не имел в виду мир капитанов Кирка и Пикара, то точно им вдохновлялся…
«Не прошло и месяца после первого контакта с суйтцами» — название придумали бы другое, чтобы произносить поудобнее было. А так звучит не очень. Или строить предложения так, чтобы избегать подобных сочетаний.
«Офицер, словивший браслет, с деловым видом одел его на руку» — 1. Словивший щелбан в подворотне. А офицер оружие скорее поймал. 2. «С деловым видом» — лучше деловито НАдел НА руку.
В общем написано неплохо, читалось не сказать чтобы с большим интересом, но внимательно. Радует уровень грамотности, хотя указанные ляпы весьма досадны.
В конце прочтения осталось лёгкое сожаление, что всё уже закончилось.
Интересный персонаж без плоти и вида, сумевший установить контакт с человеком и сыгравший существенную роль в противостоянии человека и суйтцев.
Довольно продуман язык персонажей, внезапная интрига с военным шпионом на исследовательском корабле, попытка обмануть человека неправильным оружием.
В конечном итоге — неплохая психологическая зарисовка.
18:56
Интересный персонаж без плоти и вида, сумевший установить контакт с человеком и сыгравший существенную роль в противостоянии человека и суйтцев.

Простите, но это типичный рояль в кустах =/ Я даже скажу так,- это не просто рояль в кустах. Это рояль, который в открытую закатили на авансцену и даже не удосужились спрятать!
внезапная интрига с военным шпионом на исследовательском корабле

И при этом интрига высосанная из пальца.

Соглашусь с Вами только в одном, рассказ и правда не плох. Однако мир в рассказе выглядит не продуманным и (заранее прошу прощения у автора) каким-то картонным, что ли…
Я давно убедилась, что в авральном режиме хорошую вещь не написать. Свои начинаю править сразу после отправки. Возможно, это основная причина того, что на НФ так много ерунды. Я на днях знакомому кинула ссылку про 14 февраля в БС, через сутки он прислал мне два рассказа на рецензию. Такой же кошмар, что и в НФ. Притом я знаю, что он умеет писать замечательно.
Комментарий удален
Нельзя же раскрывать анонимность eyes
Запрещено представляться автором, писать от имени автора, раскрывать анонимность. Иначе дисквалификация.
20:17
как мысли обозначаются в тексте?
читается тяжело
нелепые попытки юмора текст не спасают
м-да…
Анастасия Шадрина