Ольга Силаева №1

Предвестник

Предвестник
Работа №304 Автор: Ильюшина Татьяна Ивановна

Мила сидела на кухне и с наслаждением ела мороженое. Клубничное. Было немного необычно и непривычно сидеть вот так с утра пораньше, кушать мороженое и никуда не спешить, не бояться опоздать на работу. Впервые за долгое время она могла позволить себе такую роскошь. И, страшно подумать, Мила даже зажмурилась от удовольствия, теперь ей не придётся думать о работе ещё очень и очень долго. Всё-таки есть своя прелесть в декрете. Подумав так, Мила достала другое мороженое, на этот раз шоколадное, и принялась за него. Малыш весело зашевелился в ответ, шоколадное он любил.

- С добрым утром, соня! - сказала девушка и легонько погладила свой живот.

Шла 32 неделя.

Первая половина дня пролетела незаметно. Мила немного убралась в комнате, успела сходить в магазин за продуктами к ужину, посмотрела очередное ток-шоу по телевизору и погрузилась в ноут, выбирая приданное для будущего малыша. Как раз во время того, как она делала выбор между двух комбинезонов - один был розовый, а другой розовый с белым - девушка почувствовала явственный запах гари. Пахло каким-то горелым тряпьем.

«Опять соседи чем-то навоняли», - подумала Мила и пошла в прихожую. В последнюю неделю это был уже третий раз, когда воняло чем-то паленым. До этого два раза пахло жженой пластмассой, но вычислить из какой квартиры шёл запах так и не получилось, хотя источник был явно где-то на их этаже, потому что ниже всё было нормально, а выше уже находилась крыша и оттуда вонь идти не могла. Те разы приходилось по часу проветривать потом квартиру, дышать было совсем невозможно. В первый раз Миле даже показалась, что она видела дым. Сейчас запах стал ещё противней и совсем уж какой-то едкий.

Девушка уже почти дошла до входной двери, как уловила глазом какое-то движение сбоку, около двери в ванную. Обернувшись, Мила на некоторое время даже застыла на месте от удивления. Дверь в ванную комнату была распахнута настежь, хотя обычно всегда оставалась закрытой. На внутренней стороне двери висели полотенца для рук, и вот одно из них сейчас горело. Причём не тлело, а именно горело открытым ярко-желтым пламенем. Когда первое изумление прошло, Мила подбежала к двери, сорвала полотенце с крючка и бросила в раковину, включила воду. Сама села на край ванной и тупо уставилась на то, что осталось от полотенца. Оно было зеленое с синими цветами. Уцелел только один цветок с левого края, справа все полотенце представляло из себя серо-черное липкое и вонючее месиво. Милу стало мутить от запаха, она перегнулась через ванну и освободила желудок. Повернула кран из раковины в ванну. "Вот только пожара не хватало", - это была пока единственная фраза, которая вертелась у неё в голове, повторяясь снова и снова.

Немного придя в себя Мила, помыла ванну и собрала остатки полотенца в пакет. Его она положила на стол, так как не решила пока, что ей делать. Пошла проверила входную дверь, та была заперта, как и обычно. Прошлась по квартире, вышла на балкон и посмотрела из окна вверх, вниз, по сторонам. Идея о том, что кто-то влез к ней в квартиру с крыши или от соседей, прокрался мимо, потом поджег полотенце в ванной и так же незаметно удалился, была абсолютно бредовой, но никаких других идей у Милы не было.

Потом ей на ум ещё пришло, что может у хозяйки квартиры, которую они снимали, какие-то проблемы с кем-то из родственников. И эти кто-то, желая ей, хозяйке, досадить, украли у неё ключи, проникли внутрь, подожгли полотенце и вышли, заперев за собой дверь. И всё это делалось для того, чтобы жильцы испугались и съехали, освободив квартиру. Именно эту версию Мила озвучила вечером мужу. Они стояли вокруг стола и рассматривали сгоревшее полотенце.

- Не думаю, слишком уж какая мудрёная схема. Бред какой-то, - Макс завязал пакет с полотенцем и выкинул в ведро под мойкой. ШМЯК. Звук получился какой-то живой и неприятный. Мила передернула плечами. То как муж посмотрел на неё, девушке не понравилось. Холодно и оценивающе. Раньше она никогда не замечала у него такого взгляда. Мила ощутила себя очень несчастной, большой и одинокой. А ещё чужой. Остаток вечера они провели каждый в своем телефоне. Историю с полотенцем больше не вспоминали.

Существо сидело у неё на груди и давило своим огромным весом, так, что было невозможно вздохнуть. Оно было чёрное и лохматое, и небольшое, как кошка. Даже удивительно, как при таком размере, можно столько весить. Руки не слушались и безвольно лежали вдоль тела, губы были плотно сжаты и не давали позвать на помощь. Безумный страх, такой сильный, что, казалось, она вот-вот обмочится, заставлял сердце стучать с невероятной до этого скоростью.

- Аааа, - Мила рывком села на кровати и с жадность глотнула воздух. Руки дрожали, всё тело было в поту, а ребёнок бешено пинался внутри и, казалось, вот-вот порвет кожу живота и вывалится наружу. Вокруг было темно, но Мила различила контуры спокойно спящего рядом мужа. Его ровное дыхание успокоило её. Всего лишь сон. Кошмар. Ничего страшного. Девушка встала, прошла на кухню и выпила стакан воды. Немного посидел в темноте, гладя живот. Малыш тоже успокоился и затаился. На часах было 3:04. Мила снова легла в постель и проспала до утра спокойно и без сновидений.

Следующая неделя пролетела быстро. Мила заказала кроватку, комод с пеленальным столиком и несколько комплектов детского постельного белья: один - жёлтый с медвежатами, играющими друг с другом и второй - розовый с животными из джунглей. На осмотре у гинеколога тоже всё было нормально, третий скрининг хороший, ребеночек развивался как надо. Мила никому не стала рассказывать про ночной кошмар, да и сама о нем скоро забыла. Про полотенце тоже старалась не вспоминать и не пытаться объяснить себе, что же всё-таки явилось причиной возгорания.

Ходить становилось всё труднее, живот, казалось, рос буквально на глазах. Боли в спине не оставляла Милу дольше, чем на пару часов. Спать приходилось только на левом боку, так как на правом и на спине она задыхалась. И каждые три часа, а то и чаще, обязательный поход в туалет. Мила решила, что уже пора, и собрала сумку в роддом, поставив её в шкаф, дожидаться своего часа.

А потом сны вернулись.

Они были яркими и четкими, порой было непонятно во сне это происходит или на яву. Кошмары приходили к ней посередине ночи, душили и выдергивали в реальность, в которой страх не проходил, а становился только сильнее, так как Мила ещё какое-то время не могла понять, проснулась она или ещё нет. Сон всегда был примерно один и тот же. Только иногда ей удавалось шевелить губами и беззвучно кричать. Иногда проснувшись, она долго не могла избавиться от ощущения, что на неё кто-то смотрит с левого нижнего угла кровати. Девушка часто включала телефон и светила на то место, оно, конечно же, оказывалось пустым, но как только луч от фонарика гас, ощущение чужого взгляда возвращалось. Мила рассказала мужу про свои сны, но он сказал, что у неё просто паранойя после истории с полотенцем.

Тем временем вещи тоже начали вести себя странно. Они пропадали с своих обычных мест и через пару дней возникали в совершенно неожиданных. Мила могла несколько дней искать свою расчёску, которую оставив в комнате на полочке под зеркалом, она потом находила на подоконнике на кухне. Больше всего вещей терялось в стиральной машине. Это была какая-то одна сплошная чёрная дыра. Мила загружала в машинку одни вещи, а после стирки не могла найти одну-две почти всегда. Позже они оказывались где-нибудь на полу или под шкафом, грязные и абсолютно не стиранные. Дошло до того, что перед тем как запустить стирку, будущая мама записывала на листочек какие именно вещи она кладет в машинку, а потом по нему же проверяла, что она из неё достаёт, ставя плюсы напротив совпадающих пунктов в списке. К слову сказать, в таких случаях вещи всегда оказывались на месте, что заставляло девушку усомниться в своём уме. Макс, застав её за сравнением вещей по списку, пришёл в очень весёлое настроение, пошутив про короткую память беременных.

Ближе к 35 неделе у Милы стали появляться после ночи синяки по всему телу. Особенно много их было на ногах. Синяки были разных размеров, и с каждым днём их становилось всё больше. Гинеколог предположила варикоз и предложила Миле лечь на сохранение в роддом с предполагаемым гестозом, так как помимо синяков ещё появились отеки, и давление стало скакать. Молодая мама очень обрадовалась такому повороту событий, так как находиться дома ей было совсем тяжело, и отделение патологии в роддоме воспринималось как курорт.

Оставшись в квартире один, Макс испытал облегчение. После того как жена вышла в декрет, общаться с ней становилось всё труднее и труднее, чуть что не так, сразу слёзы и крики. Да и вообще поведение её стало странным, он не узнавал её. Макс очень надеялся, что до рождения ребёнка она пробудет в роддоме, и он сумеет хоть немного отдохнуть и морально подготовиться к появлению дочери в доме. К слову сказать, все детские вещи уже были куплены, и ему оставалось только заправить кроватку подготовленным постельным бельем перед выпиской Милы с ребёнком, да передать в роддом одну сумку, но это уже после родов.

Первый свой одинокий вечер Макс решил отметить пивом и просмотром смешных видео на ютубе нон-стоп. Второй вечер он провёл также. А в третий он уснул на диване ближе к стенке, на месте жены. Максу приснился ужасный кошмар. Лохматая мерзкая тварь сидела у него на груди и издавала какие-то чавкающие звуки. Он пытался рассмотреть её морду, но у него не получалось, везде была густая тёмная шерсть. Мужчина хотел сбросить это существо с груди, но не мог пошевелить ни одним мускулом своего тела. Страх, который испытал Макс, был настолько сильный, что он был почти уверен в неизбежности немедленного инфаркта. Макс не заметил того, что проснулся. Ничего не изменилось, просто он снова мог двигаться, а на нем уже никого не было. Сердце стучало так бешено, что каждый удар отдавал в голову и давил на глаза. Пот градом струился по лицу, шее, затылку и липкими струйками тек дальше на спину. Мужчина резко перевернулся и сел на край дивана, обхватив голову руками, его трясло и подташнивало. Макс включил везде свет, бесцельно побродил по квартире. Зашёл в ванную и посмотрел на себя в зеркало: вид был растрепанный, и даже успели почему-то появиться синяки под глазами. Макс залез под прохладный душ и простоял под ним минут 20. Потом попытался снова прилечь, но сон совсем не шёл к нему. Пришлось идти на кухню и варить себе кофе, чтобы хоть как-то растянуть время до работы. Было около 5 утра.

Милу отпустили домой на 37 неделе. Состояние её улучшилось, кошмары и синяки прошли, малышу также ничего не угрожало. Макс взял отгул на работе и забирал её из роддома. Мила не сразу узнала мужа. Он выглядел также, а вроде и по-другому. Как будто это он же, но лет на 10 старше. Всё те же светлые волосы, но они стали заметно тусклее, как будто цвет вымылся. То же красивое стройное тело, но походка стала другой, какой-то тяжелой, грузной. Те же серые глаза, но взгляд был пустой и отстраненный.

- У тебя всё нормально? Ты как-то не очень выглядишь, - спросила она.

- Всё нормально. Просто плохо сплю, - он странно усмехнулся, что совсем не понравилось Миле.

Придя домой, Мила была ещё больше удивлена. В комнате произошли перестановки, их диван от стены напротив двери муж переставил к окну.

- Ты решил переставить диван? Зачем?

- Там плохое место. Мне стали на нем сниться те же сны, что и тебе. А мне это не нравится, - Макс улыбнулся и подмигнул ей, но взгляд так и оставался серьезным.

-Хорошо, мне так даже больше нравится, может мы начнём, наконец, высыпаться, - Мила обняла мужа и нежно прижалась к его плечу головой.

И, действительно, ночные кошмары прекратились, и последние недели до родов прошли для Милы относительно спокойно. Она заранее легла в роддом и в 21:45 6 октября родила здоровую девочку, которую назвали Евой. Малышка была такой же кудрявой и рыжей, как и её мама.

Через три дня их выписали из роддома и Мила с дочкой вернулись домой. Макс взял отпуск на две недели и во всем помогал жене, менял ребёнку подгузники, вставал кормить смесью ночью, купал и ходил с ней гулять. Мила была почти счастлива и наслаждалась материнством. Так пролетел первый месяц.

Однажды ночью Мила проснулась от непонятного шума. Казалось, будто кто-то катает в коридоре металлический мячик. Трррррр-трррррррр, трррррр-тррррр.

- Макс, ты это слышишь? - она легонько потрясла его за плечо.

- Может у соседей? Сейчас посмотрю, - мужчина встал и босиком пошёл в коридор. Мила подошла к кроватке, которая стояла в паре метров от их дивана и проверила дочь, та спокойно спала и не замечала шума.

В коридоре щелкнул выключатель, стало светло, и шум резко прекратился.

- Откуда был шум?

- Я так и не понял, вроде как около двери в ванную, но не уверен.

Они вместе немного походили по коридору от прихожей до кухни, но ничего подозрительного не заметили. Мила выключила свет и в ту же секунду опять услышала трррррр-тррррррр, трррррр-тррррррр.

- Макс, мне страшно! Что это за звук? - она включила свет, и снова стало тихо. Милу начала бить сильная дрожь.

- Ну-ка выключи снова, - Макс встал около двери в ванную, откуда ему показалось шёл звук

У Милы не сразу получилось нажать на клавишу выключателя. Пальцы прыгали и никак не хотели её слушаться. Стало темно и тихо-тихо, девушка даже не слышала своего дыхания, а потом поняла, что она и не дышит, а стоит, набрав воздух и затаившись. Мила осторожно выдохнула и стала вглядываться в темноту, пытаясь различить очертания предметов и увидеть мужа.

- Ну что там? - прошептала Мила.

- Не знаю. Тихо всё, я ничего не вижу.

И тут они услышали грохот, как от падающей мебели, из комнаты, а потом истошный плач ребёнка.

- Ева! - в два прыжка Мила очутилась возле кроватки дочери и попыталась достать её, но никак не могла нащупать малышку руками, хотя и слышала плач прямо около себя.

- Макс, Макс, я не могу найти Еву, Макс! - у Милы началась настоящая истерика, она чувствовала, что задыхается и ещё немного и потеряет сознание.

В это время Макс безуспешно щелкал выключателем в комнате, свет так и не появлялся. Из коридора опять донеслось трррррр-тррррррр, трррррр-тррррррр. Внезапно в квартире наступила полная тишина, за исключением истошного крика ребёнка, и везде загорелся свет. Мила схватила дочь на руки, прижала к груди и начала быстро ходить взад вперёд по комнате.

- Её там не было! - Мила почти кричала.

- Кого? - Макс никак не мог прийти в себя после случившегося и продолжал в растерянности стоять около выключателя.

- Евы! Её там не было!

- Я не понимаю тебя. Где не было Евы?

- В кроватке! Когда было темно, Евы в кроватке не было! Её там не было! Я всё ощупала руками, кроватка была пустая! - Мила опять начала задыхаться и всхлипывать.

- Успокойся! Ты её пугаешь! Всё хорошо, тебе показалось, - Макс сам не знал, верит он или нет своим словам, но сейчас важнее было успокоить жену.

- Всё совсем не хорошо, всё очень и очень плохо. Я в этой квартире не останусь больше ни минуты. И Ева тоже! Мы поедем в гостиницу, и пробудем там до тех пор, пока ты не найдёшь другую квартиру. С меня достаточно! Я к такому не готова! Я хочу сидеть дома и заниматься ребёнком, наслаждаться тем, что я мама, а не жить в квартире, где чёрт знает что происходит!!!

- Хорошо, собирай вещи, я отвезу вас. - Макс чувствовал себя смертельно усталым.

Мила с Евой пробыли в гостинице два дня, после чего все вместе переехали в новую квартиру, которую муж нашёл в самые сжатые сроки. Это была однушка на краю города, на втором этаже шестнадцатиэтажного дома. Макс уже перевез туда всю их нехитрую мебель.

- Сколько у нас осталось денег, - спросила Мила, укладывая малышку на новом месте.

- Достаточно. Ты можешь не беспокоиться.

- Хорошо.

В новой квартире все прежние ужасы остались позади. Ночи были такими спокойными, какими они могут быть при наличии дома грудного ребёнка. Хотя иногда Миле казалось, что темнота ночью в кроватке с дочерью немного гуще и чернее, чем в остальной комнате. На каких-то пол тона, почти незаметных глазу, но если очень приглядеться, то можно было увидеть разницу. Да и с самой через некоторое время стало твориться что-то непонятное. Девочка стала вялой и капризной, пропал аппетит. Первое время Мила списывала её состояние на переезд, колики, зубы, погоду. Но время шло, а состояние ребёнка не менялось. Врачи обследовали малышку вдоль и поперёк, но не нашли никаких отклонений, которыми бы можно было объяснить её поведение, и заверили взволнованную маму, что скорее всего это просто такой у неё «характер, особенности темперамента». Милу такой ответ не удовлетворил, всё свободное время она проводила в интернете, выискивая различные диагнозы и их симптомы. Постепенно она перешла на сайты о сверхъестественном и застряла там надолго. То, что молодая женщина прочла там, её напугало.

- Я думаю что существо, с которым мы столкнулись в старой квартире, можно назвать предвестником, - рассказывала она мужу, когда они сидели за столом вместе и ужинали.

- Что ещё за предвестник? - спросил Макс, отправляя себе в рот очередной кусок сырника, утопленного в сметане.

- На некоторых сайтах его называют домовым, но это не отражает смысл. Предвестник - это сущность, которая выходит на контакт с тобой, а именно, как правило, наваливается на грудь, душит, пугает, перед каким-нибудь несчастьем в семье. Обычно это смерть близкого человека. То есть он как бы предупреждает. Почти все, кто с ним столкнулся, пишут, что контакты с предвестником начинаются примерно за полгода до события, которое его и вызывает. Или он вызывает это события. Тут мнения расходятся, что первее, курица или яйцо. Но факт в том, что происходит какое-то несчастье 100%. И почти всегда в течение полугода, - Мила была очень взволнованная и почти ничего не съела.

- Но тут как-то странно. Он же приходил и к тебе, и ко мне. Плюс ещё был настоящий полтергейст. Но теперь мы же переехали, значит всё осталось позади?

- Нет! В том то и дело, что нет. Без разницы, где ты находишься, событие - неизбежно. И так как он являлся нам двоим, значит, опасность грозит близкому нам двоим с тобой человеку. А это только Ева! Он может убить Еву! - Мила начала переходить на крик.

- Так, хватит! Ты начиталась в инете всякого бреда, и теперь будешь засорять мозг мне? Всё это чушь! Никому ничего не грозит. Нет никаких предвестников, домовых и прочих существ. Просто мы жили в не очень хорошей квартире, с шумными соседями, там были проблемы с проводкой и стены, может быть, фонили чем-нибудь. Всё! На этом разговор закончен! - у Макса на лбу выступило пару капелек пота.

- Ну-ну. А полотенце - это тоже проводка или соседи? - спросила Мила с вызовом.

- У полотенца тоже есть своя, совершенно не сверхъестественная причина. Просто мы её не знаем. Я не хочу продолжать разговор на эту тему. И не хочу, чтобы ты и дальше читала что-то подобное в интернете. Обещай! - Макс посмотрел ей в глаза и нервно сжал свои руки в кулаки.

- Хорошо. Обещаю, - Мила слегка улыбнулась и отвела глаза.

Приближался Новый Год. Мила поставила в комнате маленькую искусственную ёлочку и нарядила её крошечными синими и голубыми шариками, рядом посадила мягкие фигурки снеговика и оленя с выпученными глазами. Комнату она украсила белой мишурой и везде развесила мигающие гирлянды. Вот только настроение в этой семье было совсем не праздничное. Макс ходил совсем угрюмый, задумчивый и почти не разговаривал со своей женой. Ева начала терять вес, так как совсем плохо ела, мало спала, и сутки напролет тихонько всхлипывала. Мила находилась в постоянном состоянии стресса, переживала за мужа и, особенно за дочь, у неё тоже пропал аппетит, и часто случались приступы тошноты, которые она списывала на нервы. Тем не менее, дней за пять до Нового Года, Мила разбирала оставшиеся пару коробок со старой квартиры и наткнулась на свои неиспользованные тесты на беременность. Для успокоения она решила сделать один, тошнота ей не нравилась. Результат - две полоски - поверг Милу в настоящий шок. Ведь она родила чуть больше двух месяцев назад и близость с мужем у них была совсем не часто и только в последние четыре недели. К тому же женских дней у неё так и не было после родов. Дрожащими пальцами Мила достала из коробки другой тест. Результат остался прежним - две полоски.

К вечеру мысли о втором ребенке уже целиком захватили Милу. На смену первоначальной растерянности, пришло смирение и чувство ответственности. Мила уже отказалась от кофе и старалась не подымать никаких тяжестей. Ей не терпелось рассказать новость мужу, но она не стала звонить ему или писать смс, а предпочитала сказать лично, чтобы видеть его реакцию. Как назло, Макс задерживался на работе.

Он пришёл уже поздно, в двенадцатом часу и набросился на макароны по-флотски, которые приготовила на ужин Мила.

- У меня для тебя новость, - сказала она, после того как его тарелка опустела и он принялся за чай.

- Надеюсь хорошая? Плохих у нас в последнее время хватает.

- Не знаю, надеюсь, что хорошая, - она сделала небольшую паузу, - я беременна!

Лицо Макса всё посветлело, он улыбнулся и обнял жену.

- Это отличная новость! Я так на это надеялся! Теперь ты сможешь сделать аборт, и мы забудем об этом кошмаре.

Мила всё ещё продолжала улыбаться, не до конца осознав то, что он сказал.

- В смысле? Я что-то немного не понимаю о чем ты?

- Когда ты рассказала мне свою версию про домового, или предвестника, как ты его называешь, я сделал вид, что не поверил тебе. Это было нужно для твоего же блага, ты слишком впечатлительная. Но на самом деле я вспомнил случай из своего детства. Мне тогда было лет 14 и в то время, также как и сейчас, меня стали посещать дурные сны. Всё практически один в один, даже и звуки тоже были по ночам, только другие, мне тогда всё казалось, что где-то шуршит пакет. В общем, не суть. Смысл в том, что примерно через полгода умерла моя старшая сестра. Она начала болеть, болеть, в итоге у неё нашли какую-то редкую генетическую болезнь, и она скончалась очень быстро. Ну, впрочем, эту историю ты знаешь, я не рассказывал только подробности, - Макс горько ухмыльнулся и посмотрел Миле в глаза, - я специально постарался, чтобы ты забеременела. Аборт снимет угрозу с Евы, мы принесем другую жертву. И всё будет хорошо. Никто из нашей семьи не пострадает.

- А не рождённый малыш тоже не пострадает? - зло спросила Мила.

- Если делать выбор между ним и Евой, то кого ты выберешь? По-моему ответ очевиден. У нас осталось не так много времени.

- А почему ты вообще решил, что это сработает?

- Я не знаю, сработает это или нет, но вот если ничего не делать, то я знаю, чем это закончится.

Они спорили и ссорились ещё на протяжении недели. В результате даже не стали отмечать новый год. Мила была категорически против аборта, а Макс же с неожиданным упорством настаивал и давил на неё. Еве тем временем становилось всё хуже, она медленно таяла. Врачи порекомендовали положить её на обследование в больницу, но Мила не согласилась, так как не видела в этом смысла. Она приняла решение.

Как-то раз, в середине января придя с работы, Макс увидел празднично накрытый стол. Там была запеченная с яблоками утка, нарезка овощей, шампанское.

- У нас какой-то праздник? - спросил он, радостно потирая руки, усаживаясь за стол и с нетерпением отрезая от утки кусок. С тех пор как Мила родила, их ужины не отличались разнообразием и были максимально простыми.

- Да, - Мила положила себе на тарелку овощи, - я решила нашу проблему. Предлагаю за это выпить!

- Это же здорово! - Макс перегнулся через стол и поцеловал ее, - я знал, что ты примешь верное решение.

Мила улыбнулась. Макс взял уже зачем- то открытую заранее Милой бутылку шампанского и налил себе в бокал. Миле он налил сок, так как она кормила грудью и не пила алкоголь.

- За нашу семью! - Макс поднял свой бокал.

- За семью! - Мила легонько чокнулась, - пить до дна!

Макс быстро осушил свой бокал и принялся за утку. Через полчаса бутылка была почти пуста, и Макс почувствовал себя плохо. У него ужасно заболел желудок, появилась тошнота, перед глазами плавали черно-зеленые круги.

- Что-то мне нехорошо,- только и успел сказать он и упал на пол. Изо рта пошла пена, а тело забилось в мелких судорогах.

Мила встала и поправила свои рыжие волосы, провела руками, будто отряхивала его, по синему домашнему платью. Перешагнула через мужа и пошла в комнату. Выходя из кухни, она оглянулась. Взгляд её был жёстким.

- Прости, любимый, но я нашла другой способ спасти Еву. Возможно я бы покончила с собой, но ты не оставил мне выбора, я не могу убить сразу двоих. И выбирать между двумя детьми, пусть один из них и не рождённый, я тоже не буду. Прости меня.

Мила прошла в комнату и остановилась у кроватки Евы. Впервые за долгое время девочка дышала глубоко и спокойно. На секунду Миле даже показалось, что она улыбается во сне.

- Всё будет хорошо, - прошептала Мила и аккуратно поправила одеялко у дочери. На улице снежинки со звуком лопающегося попкорна стучали об оконное стекло. Начиналась метель.

+4
794
14:49
Хорошо! Понравилось очень. При желании ведь прицепиться глобально не к чему. Объемные персонажи, детальное описание, финал — хороший такой, финальный финал. Немного недожали тему самого предвестника, но картины это не портит. Благодарю за рассказ!
Да уж…
Минус
Повествование:
Начало от лица жены. То есть один фокал.
Потом, без всяких переходов и предпосылок переход на мужа. То есть повествование идет от лица Макса. А это уже второй фокал.
А после переезда на новую квартиру автор прыгает по головам уже практически через предложение. То есть автор рисует картинку то от лица жены, и тут же, в следующем предложении, от лица мужа.
Это не правильно.
Персонажи:
Не картонные, но и не живые. Они какие-то фальшивые, что ли?
Не возникает веры, сострадания, или еще что-то. Пустота. Фальшь.
Всем их переживаниям грош цена, они не вызывают никакого отклика в душе.
=
Теперь составляющая конкурса:
Фантастикой как таковой здесь и не пахнет.
Нет фантастики, как не ищи.
Упоминание о домовом не есть фантастика.
Загоревшее полотенце тем более не фантастика.
=
Плюс:
Ошибок нет. За исключением = в одном слове пропущена буква (окончание потеряли).
И все. Больше плюсов нет. Я хорошо искал.
Минус ставить не буду, не к чему, но и плюс тоже не за что.
15:12
Такие рассказы вряд ли понравятся мужской аудитории. Мне не понравился, хоть я сам и родитель…
Я не совсем понимаю, что такое «мужская аудитория».
Если вы имеете ввиду для мужчин только:
ты-тыц, аа-а-а, на-на, нога-рука, он упал, тот прыгнул.
То такое я вообще не читаю…
Экшен конечно великая составляющая, но только мало авторов которые могут изобразить это красиво.
Я высказал о рассказе только то, что сказал.
Неправильно построенное изложения.
Не показаны чувства переживания Милы как матери. Она фальшивая, даже в том, что отравила мужа, фальшь.
Среди некоторых писателей есть мнение, что использовать ребенка — «болезнь, смерть, и т.д.» , это игра краплеными картами. Какой человек, если он не конченный сухарь или идиот, не посочувствует ребенку?
В данном случае автор не использовал свои козыря. Говоря профессиональным жаргоном преферансиста — автор при чистом мизере умудрился взять 5 в гору.
И повторяю, здесь дело не в половой ориентации читателей. Здесь плохая игра автора.
Хотя у каждого танцора свои гвозди на сцене.
15:39
Да я не про тыц-тыц, а про концовку рассказа )

Про танцора согласен…
А,…
а про концовку рассказа )
А я бы вообще всех убил. Ибо не фиг.
Про танцора согласен…
Ну слава богу, хоть в чем-то со мной соглашаются)))))))
07:02
Про фокал не соглашусь. Правильно/неправильно тут неприменимо. Можно как угодно) Хоть каждое предложении с новым ПОВом начинать.
Конкретно в данном рассказе нет никакого дискомфорта при переключении фокала. На мой взгляд все гармонично.
Так ваш взгляд никто и не оспаривает.
Тот коммент выше, на который вы ответили, это МОЙ взгляд. И он может, и имеет права, и должен, отличатся от вашего. так как мы с вами разные люди, у нас разный жизненный опыт, разный жизненный уровень, у нас разные национальности)))), у нас все разное.
Поэтому у вас и другой взгляд.
А теперь контрольный вопрос в голову:
Ни фига, что эта работа с прошлогоднего конкурса?
То есть это события давно минувших дней?
Перечитал ваш коммент когда случайно на ткнулся в своем компе на материал о фокалах.
Вы не правы. Мэтры советуют, да и литературоведы утверждают — смена фокала в одной главе есть ошибка. И очень грубая.
Так что скакать по головам в одном абзаце не есть гуд.
20:51
Подумав так, Мила достала другое мороженое, на этот раз шоколадное, и принялась за него. т.е. первое она не доела?
32 неделя числительные в тексте
но вычислить зпт
Те разы приходилось по часу проветривать потом квартиру
На внутренней стороне двери висели полотенца для рук, и вот одно из них сейчас горело
Немного придя в себя зпт, а вот после Мила зпт не нужна
Потом ей на ум ещё пришло
какие-то проблемы с кем-то из родственников какие-то с кем-то
у хозяйки квартиры, которую они снимали фразу можно прочесть как снимали хозяйку
И эти кто-то, желая ей, хозяйке
И эти кто-то, желая ей, хозяйке, досадить, украли у неё ключи, проникли внутрь, подожгли полотенце и вышли, заперев за собой дверь.
довольно неуклюжий по написанию текст
сложные предложения, корявый язык
с зпт кое-где напутано
но не мог пошевелить ни одним мускулом своего тела
много лишних слов
их диван от стены
обняла мужа и нежно прижалась к его плечу головой
100% сто процентов
да, фантастикой и не пахнет, обычная психология беременных
автору — правьте текст, старайтесь писать проще
07:04
+1
Хороший рассказ. Скорее всего навеян сонным параличом)
Было такое как-то раз. Ужасная штука)
Это прикольно когда автор свои переживания оформляет в нечто подобное )
Загрузка...
Крафтовый журнал