Валентина Савенко №1

Спасибо, не надо!

Спасибо, не надо!
Работа №306 Автор: Арзуманова Рена Сергеевна

Галина стояла на балконе своей квартиры в легком тренировочном костюме. Костюм, конечно, не по погоде. Погода сегодня не радостная. Пасмурно. А синоптики обещали, что день будет солнечным. Все врут. И синоптики в том числе.

Чуть свесившись вперед, Галина смотрела вниз. Думала о том, подходит ли пятый этаж для того, что она задумала или подняться на этаж выше к Светке. Светка - школьная подруга. Не близкая, но школьная. Возможно, что и пустит на свой балкон, если все толково объяснить. А можно ли толково объяснить то, что задумала?

А для чего вообще кому-то что-то объяснять? Можно просто войти в квартиру, молча пройти на балкон и сигануть вниз ровно в семь двадцать пять вечера. Непременно в семь двадцать пять. Это очень важно. В семь двадцать пять с Казанского вокзала отходит поезд. В поезде - Валентин. Валентин - любовь всей ее жизни. И вот любовь всей ее жизни, с которым она жила последние два года, уезжает из Москвы. И не один уезжает. Уезжает совсем с другой женщиной, которую он, по недоразумению, с некоторых пор, считает любовью всей его жизни. Так прямо о том, что у него случилась новая любовь, Валентин Гале не говорил, но она и сама прекрасно обо всем догадалась. Она вообще девушка догадливая.

У них с Валентином, конечно же, и прежде случались несогласия. Но такое глобальное несогласие случилось впервые. Все таки в вопросе кто чья любовь нужна четкая определенность. Так казалось Галине.

Девушка посмотрела на часы. Девятнадцать ноль ноль. Если прыгать со Светкиного балкона, то подниматься еще рано. Если она будет свешиваться с соседского балкона двадцать пять минут, то школьную подругу это может насторожить. Даже не может, а насторожит однозначно. Светка всегда была очень въедливой особой. Во всем хотелось ей дойти до самой сути. Даже в тех вопросах, которые ее не очень-то и касались.

Галина вдруг подумала о том, что Светка ей вовсе и не подруга. Так, одноклассница. Бывшая.. Живут друг над другом, а общаются раз в год по случаю. И хорошо ли это - прыгать с балкона человека, которого не считаешь близким? Близкий - он все поймет и простит. Светка не простит точно. Если уж быть откровенной с самой собой в последние двадцать пять минут жизни, то и она, Галина, не простила бы Светке прыжка со своего балкона. Еще чего… Одна прыгнет, вторая, потом и все остальные повадятся. И поди знай - сколько их будет, всех остальных. И как это вынести… Кто-то с твоего балкона летит вниз, а у тебя душа в клочья рвется от ужаса. Душа она ведь хрупкая. Она не может рваться в клочья бесчисленное количество раз.

- Света! - Галина чуть больше свесилась со своего балкона и, развернувшись, посмотрела вверх. - Света!

- Что ты орешь? - Светка подозрительно быстро откликнулась на зов соседки. - Я ребенка укладываю.

- Можно к тебе подняться?

- Я же сказала - ребенка укладываю!

Светка, не попрощавшись, ушла с балкона.

“Что с людьми происходит” - подумала Галина. Никакого желания понять ближнего. Никакого гостеприимства. Даже некому высказать последнее желание перед казнью, которую сама себе назначила. Она вновь посмотрела вниз. Лететь, наверное, придется секунд пятнадцать. Не дольше… Всего пятнадцать секунд и Валентин останется без прошлой любви всей своей жизни.

Интересно, - подумала Галя, - а придет ли кому в в голову связать время ее прыжка с балкона с временем отхода поезда? Вряд ли… Люди стали очень невнимательны друг к другу…

Галина посмотрела на часы - девятнадцать ноль пять. Мысли в голове скачут, а время ползет. Полное несоответствие. В последнее время в ее жизни полное несоответствие мыслей и поступков.

Буду прыгать со своего балкона, - решила девушка. Со своего - надежнее всего. Можно предельно точно рассчитать время прыжка. Галина чуть больше наклонилась вперед и при этом крепче вцепилась в балконные перила. Перила были влажными и скользкими. Дождь все таки начал накрапывать. Никакого солнца, обещанного синоптиками, нет и в помине. Наверное, это даже лучше, что день дождливый. Если вдруг, перевалившись через балкон передумаю прыгать, то руки предательски с влажных перил соскользнут…

В кармане спортивной куртки завибрировал телефон. Галина моментально выхватила трубку. Мама.

- Галчонок, привет! - взволнованный голос мамы бился в трубке. - У тебя все нормально? Что-то мне на сердце неспокойно.

Галина дала отбой. Говорить с мамой не хотелось. Мама умудрится затянуть разговор так, что выполнить задуманное ровно в семь двадцать пять вечера не получится никак. А может и совсем не получится. У мамы есть такая способность - рушить планы.

Телефон вновь забился истеричными звонками. Галина, не задумываясь, бросила трубку с балкона вниз. Пусть летит первой…

Глазами внимательно отследила полет. Досчитать удалось только до десяти. Если телефон летел всего десять секунд то она, Галина, скорее всего долетит до земли быстрее. Как более тяжелый предмет.

Коснувшись земли телефон разлетелся на мелкие детали. Взорвался. Жар взрывной волны достиг пятого этажа и опалил девушку. Интересно, подумала Галина, станет ли разлетаться она? Или люди не разлетаются? Внешне остаются такими, как были, но с многочисленными внутренними повреждениями. А с внутренними повреждениями очень трудно жить. Галина это знает точно. Она уже целую неделю очень сильно внутренне повреждена. С того самого момента, как Виталий ушел к другой. Он ушел, а она внутренне разорвалась.

Галина заметила как со скамейки, которая стояла у подъезда, спрыгнула белая кошка и улеглась поверх разбитого телефона. Если траектория падения Галины совпадет с траекторией падения телефона, то приземлится она как раз на эту бедолагу.

- Эй, - крикнула Галина. - Эй! Брысь!

Ладони предательски заскользили по перилам. Девушка пошатнулась, но удалось устоять.

На балкон этажом выше выскочила Света. Она посмотрела беглым взглядом на затылок школьной подруги, на кошку, которая распласталась на асфальте под балконом и заскочила обратно в квартиру. Эта неугомонная Галка никогда ей особо не нравилась.

Галина посмотрела на часы. Девятнадцать десять.

- Брысь! - крикнула она так громко, как могла. - Брысь, глупая!

Кошка не шелохнулась. Надо бежать вниз и прогнать эту дуру с линии огня. С линии падения. Галина понимала, что именно сейчас, когда надо не стоять, а действовать, время понесется вперед гораздо быстрее и можно не успеть осуществить задуманное именно в ту минуту, как планировалось.

Девушка бросилась к балконной двери. Зацепилась ногой за порог и упала, больно стукнувшись локтем.Не обращая внимания на боль (смешно, право слово, прикладывать лед к ушибленному локтю перед полетом, который прервет ее жизнь), Галина выскочила в подъезд. Вниз бежала через две ступеньки.

На заасфальтированной площадке перед подъездом, на разбитом вдребезги телефоне лежали белые крылья…

Галина опустилась на колени и прикрыла лицо ладонями. Дождь усилился. “Какая глупость, - подумала она. - Детские крылья. Отголосок отшумевшего карнавала или утренника в детском саду. Какая глупость! И эта глупость помешала ей исполнить задуманное. Время еще есть, а запала уже нет. Весь запал улетучился при виде этих нелепых крыльев.

Девушка взяла крылья в руки. Крылья как крылья. Ничего примечательного. Из натуральных перьев. Наверное, курицу ощипали.Крылья между собой соединены лямками с застежками. Как рюкзак. Галина прижалась лицом к крыльями и заплакала. Горько-горько. Как в детстве. Крылья пахли чем-то очень знакомым. Знакомым, но забытым.

Галя аккуратно положила крылья на скамейку. Пусть заберет тот, кто забыл. Собрала останки своего телефона. Входя в подъезд - оглянулась. Крылья, как ей показалось, нахохлились. Как птица под дождем. Галина вернулась и села на мокрую скамейку рядом с крыльями. Крылья встрепенулись и легко оторвались от скамейки. Повисли перед самым носом девушки.

“Холодно, - подумала Галя. - Одета совсем не по погоде. Наверное, лежать тут распластанной на мокром асфальте было бы совсем холодно”.

Галина потянулась к крыльям, просунула руки в лямки и застегнула застежку. Крылья приятно зашуршали за спиной, расправились и…

Галина легко долетела до своего балкона. Села на балконные перила. Посмотрела на часы. Девятнадцать пятнадцать. До отхода поезда ровно десять минут. До прыжка с балкона, к которому она готовилась с самого утра, тоже десять минут. “Прыгать уже не имеет никакого смысла, - подумала Галина. - С крыльями совершить последний прыжок будет очень сложно. Можно, конечно, крылья снять. Но… Но это так приятно чувствовать за спиной легкое шуршание”.

Галина закрыла глаза, расслабилась и начала ждать кто из соседей первым ее заметит и всполошиться. А как не всполошиться - человек в дождливую погоду сидит на балконных перилах. С закрытыми глазами. Скользко же…

Через какое-то время поняла, что никого она не пугает. Все заняты своими делами. Посмотрела на часы. Девятнадцать пятнадцать. Время, казалось, остановилось. На проезжую часть дороги, которая проходила прямо под окнами дома, выкатился яркий мяч. “И кто под дождем в мяч играет”? - подумала Галина. Вслед за мячом на дорогу выбежала девочка в красной куртке нараспашку. Из-за угла дома на проезжую часть выезжала машина. Крылья затрепетали. Не успев сообразить, что делать, Галина слетела с балкона, встала перед набирающей скорость машиной, раскинула руки и крылья. Машина, издав скрежещущий звук, остановилась. Из машины выскочил молодой человек, который не обратил никакого внимания на девушку. Он открыл крышку капота машины, затем достал телефон.

- Я опоздаю! - прокричал парень и стукнул кулаком по крыше автомобиля. - Не знаю насколько, машина сломалась! Вчера только прошел техосмотр - и вот, пожалуйста! Я понимаю, что есть ситуации, когда опаздывать нельзя! Я понимаю, но…

Парень отвел руку с трубкой от уха и с отчаянием посмотрел на дисплей.Видимо, кто-то, не дослушав, дал отбой. Парень сел на корточки, привалился спиной к машине и, прикрыв ладонями лицо, заплакал.

Галина оглянулась. Девочка подхватила на руки мяч и побежала к своему подъезду. “Как можно детей оставлять без присмотра? Я ведь не всегда буду рядом.” - подумала Галина и посмотрела на часы. Девятнадцать пятнадцать. До отхода поезда еще десять минут.

Парень оторвал ладони от лица и начал набирать номер. Галя присела рядом с ним на корточки.

- Валя! - прокричал парень в трубку. - Ты где, Валя? Артем попал в автокатастрофу. Машка мне позвонила - кровь нужна! Я ехал в больницу и заглох! Ну, что ты тупишь, не я заглох, а машина! Выручай, Валя, он же и твой друг!

Галина погладила по голове парня и посмотрела на часы. Девятнадцать пятнадцать. Она поднялась, взмахнула крыльями и полетела…

… Валентин бежал по перрону. Опаздывал. Как всегда. Тяжелый рюкзак больно бил по спине. Нужный ему вагон был в самом начале состава. У входа в вагон стояла Оля и махала ему рукой. Рыжеволосая Оля, которая поманила в неизвестное и он за ней пошел. В кармане куртки завибрировал телефон. Валентин остановился и полез в карман за телефоном. Оля замахала еще отчаяннее. Торопила. Галина опустилась на перрон рядом с Валентином. Крылья так и чесались отвесить ему подзатыльник.

- Да! Я на вокзале. Уезжаю. Артем!? Он жив? Как это - ты заглох? Понял… Понял! Я еду, не волнуйся!

Валентин дал отбой. Положил трубку в карман. Обратил внимание, что Оля уже не машет, а бежит ему навстречу.

- Что ты стоишь? - запыхавшись спросила Оля. - Поезд через десять минут отходит.

- Я не могу ехать. Мне надо в больницу.

- В какую больницу? - Оля повысила голос. - Поезд не станет ждать.

- Причем тут поезд? У меня друг умирает.

- Если ты не поедешь… Если ты не поедешь, то я брошусь под поезд!

- Перестань. Ты же не Анна Каренина…

Валентин снял со спины рюкзак и протянул его Ольге.

- Мне не нужны твои вещи. Мне нужен ты сам! - Оля спрятала руки за спину.

Валентин положил рюкзак на перрон, развернулся и побежал в обратном направлении.

Галина прикрыла ладонями лицо и заплакала.

Оля пнула ногой рюкзак, закусила губу и тоже заплакала.

“Надо было прыгать с балкона не в ту минуту, когда отходит поезд, а на час раньше. - Подумала Галина. - И не с пятого этажа, а со второго. Так, чтобы только до потери крови, а не до потери жизни. И сейчас Валентин бежал бы в больницу к ней, а не к Артему!”

Галина оторвала руки от лица и с удивлением огляделась. Что она тут делает, когда Артем, которого она тоже хорошо знает, обескровлен. А Валентин, которого она продолжает любить до разрыва души, хочет отдать свою кровь.

Оля продолжала плакать. Поезд издал пронзительный гудок. Оля не пошевелилась. Галя легко коснулась ее своим крылом. Коснуться рукой не решилась. Ольга вздрогнула, еще раз пнула ногой рюкзак и побежала к своему вагону…

Валентин метался на привокзальной площади, пытался остановить такси. Галина остановилась перед такси, которое отъезжало от входа на вокзал и раскинула крылья. Между Галиной и машиной проскочила девушка, которая явно опаздывала на поезд. Водитель такси резко затормозил и высунулся в окно.

- Дура! - прокричал он в спину удаляющейся девушке. - Свою жизнь не ценишь, о других подумай!

Валентин оглянулся на голос водителя и, недолго думая, подбежал к машине. Сел. Галина села рядом.

- Я в парк, - сказал водитель. - Смена закончилась. Выходи.

- Мне в больницу. Друг умирает.

Водитель, обернувшись через плечо, внимательно смотрел на Валентина.

- Чем от тебя пахнет? - спросил водитель.

- Ничем, - смущенно проговорил Валя. - Я парфюмом не пользуюсь.

- Какой-то знакомый аромат… Что-то из детства. Не могу вспомнить. - Водитель ободряюще улыбнулся. - В какую тебе больницу?

Артем лежал в отдельной палате реанимационного отделения. Валентин сидел рядом. После переливания крови слегка кружилась голова. Валентин думал о том, что кровь - это такая малость. Мы живем и совсем не думаем о том, как эта кровь течет. О многом не думаем, пока эта малость не спасет чью-то жизнь. Врач сказал, что теперь Артем точно будет жить.

Галина сидела на стуле рядом с Валентином. Думала о том, что прыгать с балкона - самая глупая мысль, которая могла прийти ей в голову. Любовь всей жизни не должна заканчиваться полетом вниз и многочисленными внутренними повреждениями, несовместимыми с жизнью. Чем должна заканчиваться любовь Галина еще не придумала.

Дверь палаты открылась и вошла Маша, жена Артема. Она держала за руку девочку в красной куртке нараспашку с ярким мячом в руке.

- Представляешь, - обратилась Маша к Валентину, - пока я тут с Артемом была, Галка без присмотра во дворе играла.

- Я уже взрослая! - прокричала маленькая Галка. - Я все могу сама.

- Чем это у вас пахнет? - спросила Маша. - Такой знакомый запах.

Валентин пожал плечами и привлек к себе девочку. Обнял.

Галина прикрыла лицо ладонями и тихо заплакала… Она вспомнила запах, который исходил от крыльев. Запах духов “Белая сирень”. Эти духи очень любила ее бабушка.

Галина сидела на балконных перилах. Накрапывал легкий дождь. Рядом сидела Светка и шуршала своими крыльями. От ее крыльев исходил аромат вишневого пирога. Галя не чувствовала ни холода, ни удивления ни разочарования жизнью в целом.

- Ты мне крылья подкинула? - спросила Галя.

Светлана в ответ только пожала плечами и улыбнулась.

- И много нас таких?

- Каких?

- Крылатых.

- Наверное, много. Я не знаю. - Света вновь пожала плечами.

- Тебе не интересно? - Галина с интересом посмотрела на соседку.

- Нет.

- А без крыльев мы уже друг другу помогать не можем? По простому, по земному?

- Можем. Но не всегда знаем как. А время уходит…

Галина посмотрела на часы. Ровно девятнадцать пятнадцать.

- Я же звала тебя, когда мне было плохо. Хотела воспользоваться твоим балконом. А ты… Ты без крыльев на меня даже внимания не обратила.

- Я же тебе ответила, что укладываю ребенка.

- Что бы случилось, если бы не уложила? - прокричала Галина. В ней начали просыпаться чувства. - Сама же говоришь - время уходит… Ты бы там спокойно колыбельную пела, а я бы с балкона…

Галина прикрыла ладонями лицо и заплакала. По себе, по Валентину, по рыжей Ольге, которая так ничего и не поняла. По Артему и Машке. По девочке в красной куртке нараспашку.

- У меня же нет ребенка, - тихо проговорила Света.

- Что? - Галина отвела руки от лица и с удивлением посмотрела на одноклассницу. - Что ты сказала?

- У меня нет ребенка, - твердо повторила Света.

- А кого же ты укладывала?

- Никого. Я сказала первое, что пришло в голову. Думала, что ты удивишься и спросишь: “Какого ребенка?”. Удивишься и забудешь о том, что ровно в девятнадцать двадцать пять отходит поезд. Но ты уже никого кроме себя не слышала. Наверное, именно в этот момент нам и подбрасывают крылья.

- Кто? - спросила Галина.

- Не знаю. Кому - кто. Мои крылья мамой пахнут.

- А мои - бабушкой.

Дождь прекратился. Девушки продолжали сидеть на балконных перилах и шуршать крыльями.

- Не хочу я вмешиваться в чужие жизни, - неожиданно проговорила Галина. Не хочу. Кто его знает, мы тут с тобой сидим, а Ольга там под поезд бросится.

- А ты могла тут с балкона прыгнуть.

- Ну, не прыгнула же… - Галина соскользнула с перил на балкон. Расстегнула застежку, сняла крылья и протянула их соседке. - Спасибо, не надо! Не хочу.

- Я не могу взять твои крылья. Они мне ни к чему.

Галина, не задумываясь, сбросила крылья с балкона. Крылья, обиженно зашуршав, полетели вниз. Галя решила не засекать время падения.

Светлана пожала плечами, взмахнула своими крыльями и исчезла. То ли взлетела на свой балкон, то ли пала вниз…

Вновь пошел дождь. Холодные капли вывели Галину из оцепенения. Она открыла глаза. Ладони, которыми она крепко держалась за перила, затекли. Галина посмотрела на часы. Девятнадцать двадцать пять. “Поезд отошел от перрона, - подумала девушка. - А я упустила время. Теперь пусть все идет так, как идет”. Галя громко чихнула, поежилась и зашла в комнату, плотно закрыв балконную дверь. Ей захотелось сладкого чая в большой кружке и хлеба с маслом.

На балконе дома напротив стоял мужчина. Курил и безостановочно набирал номер телефона рыжей Ольги, которую считал любовью всей своей жизни. Посмотрел на часы. Девятнадцать двадцать пять. “Вот и все! - подумал он. - Поезд ушел”. Чуть наклонившись над перилами он бросил телефон. Телефон неожиданно быстро долетел до земли и разлетелся осколками в разные стороны. Мужчина еще больше высунулся над перилами и наклонился вниз.

Со скамейки, стоящей у подъезда, соскочила белая кошка и расположилась на осколках телефона.

“Если траектория падения будет такой же, как у телефона, - подумал мужчина, то…”

- Брысь! - крикнул он на весь двор. - Брысь, глупая!

+4
570
22:58
Слегка относит и к Призраку, и к Майклу, и еще к чему-то, а может и нет. Мне понравилось. Очень здорово написано, очень, я бы сказал, по русски или российски. (+). Желаю успехов!
00:59
Спасибо! Меня ваш комментарий на первом этапе очень поддержал :)
21:35
Написано очень даже неплохо, что хочется отметить. Сюжет держит в напряжении практически до конца. Идея с крыльями хорошо смотрится. В общем рассказ приятно порадовал своим качеством.
Но меня все же смущают некоторые моменты переживаний Галины. Она находится в готовности покончить жизнь самоубийством, но рассуждает при этом не просто рассудительно, что я допускаю, а очень спокойно, скорее беззаботно… Звонок мамы не повлиял на настроение, это тоже как-то не вяжется, тем более что с мамой по видимому отношения хорошие. Зачем прыгать с балкона если ОН этого не увидит, она скорее хочет ему отомстить, чем действительно умереть. А это уже совсем другая история как говорится. В этом как мне кажется есть нестыковки. Поэтому переживания героини воспринимаются легко, не серьезно, и эта же легкость убивает трагизм ситуации и волшебность крыльев.
Учитывая качество других рассказов, однозначно 10.
Автору удачи!

01:07
Спасибо за комментарий! Мне показалось, что рассуждения героини как раз и должны были показать, что прыгать она, в принципе не собирается. Просто находится в отчаянии. Кто, действительно хочет прыгать, тот вышел на балкон — и вниз. Так мне кажется.
По повода звонка от мамы. Настроения он, может не изменил, но поменял ход событий. Мне хотелось показать, что наши близкие порой, сами того не подозревая, просто одним телефонным звонком, спасают от неприятностей.
Интересный рассказ…
Понравился…
01:07
Спасибо smile
07:07
Возможно, что и пустит на свой балкон
И вот любовь всей ее жизни, с которым она жила последние два года, уезжает из Москвы.
Все таки в вопросе кто чья любовь нужна четкая определенность. зпт нужны
первые абзацы сложно построены. упрощайте все эти «любови жизни». игра слов тут не к чему
Галина вдруг подумала о том, что Светка ей вовсе и не подруга. Так, одноклассница. тавтология. про это написано в первом абзаце
оформление мыслей в тексте
десять секунд зпт
Взорвался. Жар взрывной волны достиг пятого этажа и опалил девушку это единственное фантдопущение?
С того самого момента, как Виталий ушел к другой ранее он был Валентином В поезде — Валентин. Валентин — любовь всей ее жизни.
останки своего телефона остатки, а не останки
Артем попал в автокатастрофу в аварию. никто в отчаянии не будет говорить автокатастрофа
средненький рассказ, непрорисованный. непонятно про крылья, кто и что
3+
01:08
Спасибо за комментарий! smile Когда прочла свой рассказ уже выставленным на конкурс сама ужаснулась — откуда этот Виталий взялся smile Ф до этого раз десять читала. Фантастика, да и только smile
05:55
+1
фантастический Виталий…
Загрузка...
Мая Фэм №1