Светлана Ледовская

История не о путешествии во времени

История не о путешествии во времени
Работа №386

- Ну, что же, давайте приступим к нашему собеседованию, - произнес Áртур – бледный, темноволосый парень в выцветшем свитере и круглых дурацких очках, на манер Гарри Поттера, после чего запрокинул голову и влил в себя пинту самого дешевого светлого пива.

В мгновении ока разделавшись с содержимым, он поставилстакан на стол, вытер губы и широко улыбнулся.

- Но сначала давайте еще по одной, - жизнерадостно заявил очкарик и поднял вверх руку, подзывая официантку.

Девушка (безусловно, красавица, других попросту не брали в бары, расположенные по соседству с университетами) откликнулась почти сразу и тут же направилась к ним.

- Что будете, мальчики? - спросила она с наигранным техасским акцентом, доставая потрепанный блокнот и ручку из кармана джинсовых шорт.

- Принеси нам еще по кружечке, - произнес Áртур, хотя оба его спутника даже не успели прикоснуться к первой, после чего добавил, - и поставь какую-нибудь музыку. Например, ту, что была в «Час-Пике». Я просто обожаю этот фильм!

Свою просьбу он подкрепил зеленоватой купюрой, которую многозначительно протянул девушке, чем заслужил ее широкую улыбку.

Официантка ушла, а через несколько минут стоны трубы и сильный голос Эдвина Старра разлетелись по всем закоулкам бара «Техасская звезда», заставляя подпевать и пританцовывать всех посетителей. Всех кроме Айзека.

Парень ужасно нервничал и не мог оставить стакан с пивом в покое. Из-за банальной вежливости и странного стечения обстоятельств молодой математик, который только семь часов назад прилетел в Штаты, оказался в самом «американском» из всех возможных мест на Земле. Это сильно сбивало с толку, но, конечно, не так сильно, как парочка чудаковатых физиков, что сидела напротив.

Артур Лэмб – доктор наук, получивший грант на проведение исследований и личную навороченную лабораторию от самого МТИ[1], был тем самым человеком, который пригласил Айзека в Америку, и если в вкратце, то у него были не все дома. То же самое можно было сказать и про его коллегу, Игоря Прохорова – молчаливого и тучного человека, который в точности походил на своего горбатого теску - помощника Доктора Ф.

- Итак, Айзек, в первую очередь позволь тебя поблагодарить! Ты проделал такой длинный путь ради этого собеседования, - уверенно и беззаботно начал Артур. - Не буду тебе врать, такая целеустремленность меня сильно подкупает. А если прибавить к этому твои блестящие работы по пространственному перемещению сверх-объектов, то можно считать, что эта должность уже у тебя в кармане, - сказал он и улыбнулся. – Однако давай не будем спешить. Мы …

В этот момент официантка вернулась с тремя запотевшими от холода бокалами, и Артур сразу замолчал, не желая, чтобы его слова услышал кто-то еще. Девушка быстро поставила пиво на стол и удалилась, после чего физик тут же схватил свое и сделал большой глоток.

- Я и Игорь изменим Мир, - торжественно заявил очкарик, на секунду оторвавшись от выпивки, а сидевший рядом толстяк утвердительно кивнул. – И мы хотим узнать, готов ли ты сделать это вместе с нами?

- Простите, - с ужасно тягучим акцентом произнёс Айзек. - Я не понимаю...

- Ой, прошу прошения, - засуетился Артур. – Наверное, я говорил слишком быстро. Сейчас! Я постараюсь объяснить все еще раз.

- Нет, нет, нет, - сказал математик, активно замахав руками, после чего замолчал и начал тщательно подбирать слова. На самом деле он хотел сказать: «О каком собеседовании вообще может идти речь?! Тебя уволили и выгнали из лаборатории прямо на моих глазах!», - но для этого эму не хватало знаний языка.

- А, - все с тем же энтузиазмом продолжил Артур, - наверное, тебя взволновали слова ректора? Понимаю твое беспокойство, но поверь, тут совсем не о чем волноваться. Это обычное недоразумение! Со стариком всегда сложно перед его ежегодной речью. Боязнь публичных выступлений, я полагаю. Не принимай близко к сердцу. Я вот, например, обиды не держу! Нет, нет, нет! Уверен, очень скоро он поймет, что ошибся и прибежит извиняться. Особенно если наш сегодняшний эксперимент удастся, - произнес Лемб и хитро улыбнулся, после чего сделал еще глоток.

- Эксперимент? - удивленно спросил Айзек.

- Именно, но перед тем, как я посвящу тебя в детали, ответь, пожалуйста, всего на один вопрос, - сказал он и выдержал театральную паузу. - Что ты думаешь о дельфинах?

"Ну вот, - подумал математик, - снова какая-то нелепица", - но Артур не отрывал от него глаз, поэтому он поспешил ответить.

- Добрые, мьлие? - неуверенно начал Айзек.

- Неплохо, - заулыбался очкарик, - немного не понял последнее слово, но прошу, не останавливайся.

- Спасают всех, когда тонут люди, - немного подумав, выдал математик.

- Отлично! Просто превосходно, Айзек, - обрадовался Артур. – Но в корне не верно. А теперь пей!

- Что?

- Пей, пей, таковы правила, я бы даже сказал традиции нашего многоуважаемого института! Верно говорю, Игорь?

Здоровяк вновь кивнул и набрал в руку орешков, после чего по очереди начал закидывать их в рот.

- Вот видишь, Айзек. А любые традиции надо уважать. Вы же у себя на родине чтите традиции, правда?

- Да, просто - попытался отговориться Айзек, но Лэмб был непреклонен.

- Пей, а я пока расскажу, в чем была твоя ошибка.

Айзек повиновался, в то время как Артур устроился поудобнее и начал говорить:

- Дело в том, мой дорогой друг, что дельфины выталкивают на берег только тех людей, которых выталкивают, - сказал он и хитро улыбнулся. - Давай предположим, только предположим, что кому-то из них вдруг взбрело в голову увести беднягу совсем в другую сторону. Ну, скажем, он ошибся в направлении или этот человек сделал ему что-то плохое, а может он просто мерзкая садистская тварь, которая ненавидит Человечество. А что?! Нападение животных на людей не редкость, как и нападение самих людей друг на друга, а эти гладкие морские создания не так уж и отстают от нас в развитии. Итак, это случилось. Дельфин утопил человека. Что в таком случае произойдет? Паника? Массовая охота на зверя? Пляжи заполнятся плакатами: «Осторожно дельфины»? Конечно же, нет. Ничего не изменится, потому что мы попросту ничего не узнаем! Все улики и единственный свидетель (он же жертва) уйдут на дно, а злодей останется безнаказанным. Получается, в теории это возможно. Дельфин мог убить человека. В таком случае как можно утверждать, что это до сих пор не произошло? Ошибка - считать их добрыми, основываясь лишь на показаниях выживших, но мы в своем стремлении познать как можно больше уже закрепили за ними статус самых милых созданий на планете. Небрежность - незримая проблема тысячелетий. Веками мы постигали и изучали этот Мир. Рылись в грязи, смотрели в небо и бороздили океаны. И так камень за камнем, ступеньку за ступенькой мы возводили нашу лестницу из знаний, и все ради того, чтобы однажды взглянуть на этот Мир свысока, увидеть и понять каждую его частичку. Вот только вместо могучего сооружения получилась наспех сколоченная стремянка. Она шатается из стороны в сторону, ведь в ее основании полно полуправды и доводов. Но, несмотря на все, мы продолжаем карабкаться вверх без страха и раздумий, словно строители Вавилонской башни, - Лэмб замолчал, после чего нахмурил брови и впервые после их знакомства с Айзеком стал серьезным.

- Я смотрю на этот Мир совсем по-другому, - заявил он. - Стараюсь увидеть новое в старом и разглядеть потенциал в чем-то бесполезном, построить свою собственную лестницу и взглянуть на все со стороны. Поэтому я не позволю этим чертовым дельфинам себя обмануть!

В этот момент кто-то открыл входную дверь, и в бар ворвалсяпронзающий гул автомобилей, обрывки громких слов и звук десятков тысяч ног, марширующих по тротуару. Город жил, и именно так звучало его сердцебиение, но оно стихло, как только дверь закрылась. Все это время трое ученых, молча, смотрели друг на друга.

- Ладно, а теперь давайте приступим к обсуждению эксперимента, - сказал Артур и в предвкушении потёр ладони.

- Простите, - удивился Айзек, который все ещё пытался переварить полученную информацию, - я разве сдать тест? Вы все равно взять меня к себе?

- Конечно, парень, - прервал молчание Игорь, посылая новую порцию орешков в рот. - Нам нужна твоя помощь, а точнее твой "Спиральный алгоритм", - он уже около четырёх лет жил в Штатах, но так и не смог избавиться от сильного восточного акцента. - Артур просто умничает. Он всегда так делает, когда пытается кого-то впечатлить, - сказал Игорь, после чего обратился к коллеге. - Объясни ему, только нормально.

- Хорошо, хорошо, - нисколько не растеряв энтузиазма, согласился Артур. - Скажи, Айзек, что ты думаешь о путешествиях во времени?

- Это невозможно, - уверенно заявил математик.

- Не скажи, - заулыбался Артур. - Это было невозможно, до того момента пока не появился ты и твоя теория, - физик выдержал паузу. - Сначала мы не планировали так спешить, но из-за всей этой ситуации с ректором нам придётся немного ускориться. Поэтому, как насчет того, чтобы сделать это сегодня ночью?

- Что? Но как? Вас же выгнать из лаборатории!

- Это несущественно, - отмахнулся Артур. - Вспомни точные слова профессора: "Чтобы завтра Вас тут не было!" Да, да именно так он и сказал, а значит мы ещё полноправные работники института.

- Айзек, - вмешался Игорь. - Мы действительно считаем, что нашли способ... путешествия во времени. Пока это только теория и она во многом основана на твоём алгоритме. Поэтому мог бы ты вкратце о нем рассказать, и тогда бы мы объяснили, как планируем его использовать.

- Да, да конечно, - взволнованно ответил Айзек. Собираясь в Америку, он был готов к вопросам об алгоритме, поэтому заранее подготовил выступление на английском.

- Спиральный алгоритм, - начал он, - по своей сути является просчетом траектории сверх-объектов в огромном пространстве. Таким сверх-объектом можно считать нашу планету, а пространством - бескрайний космос. Земля вращается вокруг Солнца. Этот факт, открытый ещё в 16 веке Коперником, перевернул наше представление о Вселенной, но с развитием астрономии и открытием дальнего космоса стало понятно, что имеющаяся структура перемещения планет безвозвратно устарела. Земля по-прежнему вращается вокруг Солнца, а само Солнце, наряду с другими звёздами, вращается вокруг центра галактики. Получается наша планета никогда и не двигалась по кругу. В масштабе космоса она перемещается по спирали, закручиваясь и закручиваясь все сильнее, и ни разу не находилась в одной точке дважды. Идея алгоритма появилась у меня два года назад. Имея данные о движении всех известных объектов в космосе, мне удалось просчитать, в каком конкретном месте будет находиться Земля через час, день или год. Так появился "Спиральный алгоритм".

- Превосходно, просто превосходно, - ликующе заявил Артур. - Теперь ты понимаешь? Чертовы дельфины больше не властны над тобой!

- Заткнись, - оборвал его Игорь. - Спасибо тебе, Айзек. А теперь мы попытаемся объяснить нашу теорию.

Игорь кивнул Артуру, и эксцентричный физик вновь вышел на сцену.

- Как и ты, а в своё время Коперник, мы подошли к этому вопросу совсем с другой стороны, а точнее с более простой, - он схватил свой практически пустой стакан и слегка его приподнял.

- И так, возьмём за пример наше трёхмерное пространство и этот бокал, как перемещаемый объект. Сейчас он находится в точке А. Для того, чтобы переместить его в точку Б, мне необходимо узнать ее координаты, а именно три параметра: длину, ширину и высоту в заданном пространстве. Видишь, все просто, и именно этот подход мы решили взять за основу нашей теории. Все что необходимо - это добавить ещё один параметр - время, переведя этот стакан в четвёртое измерение. Задав длину, ширину, высоту и дату, скажем 4 мая, 5 часов после полудня, мы сможем переместить этот стакан во времени... конечно, если получится расщепить его на молекулярном уровне и собрать в другом месте. Ну, и ещё он должен двигаться со скоростью света...

- Невозможно, - практически закричал Айзек.

- Да, конечно, мы сейчас не говорим о перемещении такого сложного объекта как стакан и не планируем путешествие в прошлое, но перемещение чего-то простого, скажем, волны, в будущее вполне возможно. Люди и так постоянно это делают. Все что необходимо - это двигаться чуть быстрее или найти место с более сильной гравитацией. Однако, все эти прыжки довольно незначительные, поэтому все, что нам необходимо - это сделать их значительными.

- Но, перейдя к просчетам, мы столкнулись с проблемой, - вступил в разговор Игорь. - Самое неожиданное, что при определении точки перемещения, мы без проблем смогли задать параметр времени, а вот остальные, к сожалению, нет, потому что, как ты и сказал - планета постоянно находится в движении. Но с твоей помощью у нас должно все получиться.

- Нет, - продолжал не соглашаться Айзек. - Даже если так, ничто не сможет достичь скорости света! Это невозможно!

- Ошибаешься, мой дорогой друг, - заулыбался Артур. - Свет... сам свет может ее достичь, и мы собираемся отправить его в будущее, - сказал он и схватил горсть орешков, которые ещё не успел доесть Игорь.

- Тебе интересно? - спросил физик, медленно пережевывая арахис.

Конечно, ему было интересно. Это отчетливо читалось на его лице.

- Ну, вот и отлично! Тогда у меня есть тост. За успех нашего предприятия, - радостно возвестил Артур, после чего раздался звон бокалов.

11:35 AM. Кампус МТИ.

Это было отвратительное утро ... наверное, самое худшее за всю его жизнь.

Темно-синее тучи затянули небо над Кембриджем, а холодный, почти осенний ветерок пронизывал до костей.

«Возможно у погоды тоже сегодня похмелье».

Эту ночь Айзек провел на лавке вблизи студенческого общежития «Симмонс Холл» - архитектурной жемчужины Бостона, которая походила на кривую фигурку из тетриса.

Длинный и худощавый. Молодому математику пришлось подогнуть под себя ноги, чтобы они не упирались в подлокотники. Спина болела, а голова просто раскалывалась. Левая рука, которую он положил под голову вместо подушки, затекла и начала сильно болеть. Именно она, в конечном счете, его и разбудила.

Открыв глаза, Айзек попытался ухватиться за остатки сновидения. Кажется, он видел какое-то существо - красивое, сильное, величественное. Вместе они неслись сквозь пространство, сквозь диковинные Миры и бескрайний океан. Существо крутилось вокруг него, в то время как сам Айзек просто летел вперёд. Таинственный зверь был гладким, словно зеркало, в котором математик мог разглядеть всю свою жизнь, а каждый взмах его огромного плавника, создавал волну, которая сбивала с курса или возвращала на верный.

Существо не было ему ни другом, ни врагом, скорее, попутчиком - молчаливым и загадочным. Но когда Айзек потянулся к нему, намереваясь дотронуться, ухватиться за него и подчинить, существо открыло пасть, полную маленьких острых зубов, и укусило его за руку.

Вернувшись из царства снов на лавку возле общаги, Айзек продолжал лежать, шмыгая носом, и разглядывал онемевшую руку, на поверхности которой взрывались тысячи маленьких фантомных фейерверков.

Воспоминания прошлой ночи сразу всплыли перед глазами (возможно, не все, но большая часть), а вот осознание произошедшего приходило постепенно.

"У нас... получилось! - наконец, мысленно воскликнул Айзек. - О нет, нет, нет, это плохо, очень, очень плохо!"

Айзек сел и быстро посмотрел на наручные часы. Он ещё не успел перевести стрелки после вылета из Будапешта, поэтому мысленно отнял девять часов.

"Получается, до выступления ректора осталось всего 18 минут. Черт, черт, я должен его остановить, должен предупредить".

Он поднялся, из-за чего его голова отозвалась дикой болью. В этот момент мимо проходило две девушки. Айзек подошёл к ним, стараясь подобрать слова.

- Простите... ректор, речь... где, - торопливо заговорил он.

- Отвали, фрик, - резко ответила брюнетка, и они с подругой быстро зашагали прочь.

«Черт, ЧЕРТ», - выругался Айзек.

Он пытался вспомнить дорогу, по которой вчера пришёл вместе с Артуром и Игорем, но на все его запросы мозг отвечал туманными образами. Тем более это было ночью, а при свете дня все вокруг казалось ему незнакомым.

Вдруг ещё несколько студентов в спешке прошли мимо него, весело что-то обсуждая, и направились в ту же сторону, что и предыдущие две девушки. Выбора не было, поэтому Айзек решил последовать за ними.

Вместе они направились прямо по пешеходной дорожке, минуя здания 64 и 59. В этот момент справа открылся шикарный вид на ухоженное бейсбольное поле и на большой овальный стадион для занятий атлетикой. Пройдя еще около двух миль, компания повернула направо, и математику удалось мельком увидеть знаменитую «Кресжскую аудиторию».

Эти люди явно никуда не спешили, намериваясь прибыть прямиком к началу речи, что безумно раздражало Айзека.

"Быстрее, черт, быстрее!"

Студенты повернули еще раз теперь уже налево и, пройдя чуть вперед, перед ними открылась прекрасная картина: просторная зеленая лужайка была коротко подстрижена, а сбокупо всей длинеросли могучие клены. Все это великолепие располагалось прямо перед прямоугольным невысоким сооружением с колоннами и куполом – зданием № 10. Увидев рядом с ним толпу людей, Айзек обогнал своих нерасторопных проводников и со всех ног побежал вперед.

Зеваки стояли почти у самых ступенек, на вершине которых была установлена небольшая деревянная трибуна. Повсюду шныряли люди с телекамерами и фотоаппаратами, а охранники кампуса следили за тем, чтобы никто не подходил ближе. Погода была пасмурная, поэтому многие не поленились захватить с собой зонтики, которые сейчас держали в руках и были готовы пустить в ход при первой необходимости.

Добежав, Айзек сразу же нырнул в толпу людей, пробираясь все дальше и выискивая глазами ректора, как, вдруг, он услышал чей-то голос. Очень знакомый и назойливый голос.

- АЙЗЕК!

Он обернулся на звук и увидел Артура, весело машущего ему рукой, и Игоря, раздражено потирающего виски (кажется, не только математик страдал сегодня от сильного похмелья). Они стояли чуть правее от того места, где находился Айзек, который тут же направился к ним, попутно извиняясь перед всеми за беспокойство.

- Ну, слава Богу, - беззаботно поприветствовал его Артур. - Мы уже начали бояться, что ты не придёшь. Куда ты вчера запропастился?

- Нам нужно остановить, - практически закричал Айзек. - Остановить это!

- Что остановить? - удивленно посмотрел на него физик. – Эксперимент? Так ректор уже поднимается на сцену.

"О нет, я опоздал!"

И действительно, ректор, облачённый в красную мантию с черными полосками на рукавах и в квадратной академической шапочке, вышел из здания №10 и занял своё место за трибуной.

Минутная стрелка на часах Айзека показала двенадцать, ректор набрал в грудь воздуха, чтобы начать речь, как вдруг яркая вспышка света, появившаяся у основания лестницы, взлетела вверх по диагонали и ударила ректора прямо по глазам. Он закрыл лицо и отпрянул, но перед этим успел крикнуть кое-что прямо в микрофон.

- АХ, СУКА!

Слова ректора, усиленные колонками, разлетелись по всему ошарашенному кампусу.

- Фраза всех первооткрывателей, - едва сдерживая смех, заявил Артур.

02:07 PM. Комната охраны кампуса.

- Дайте нам поговорить с ректором!

- Замолкни, Лемб, - резко оборвал физика один из охранников - рыжеволосый здоровяк с мелкими, как у овечки, кудряшками. Он сидел за столом и методично заполнял протоколы, неподалёку от скамейки, куда посадили троих нарушителей, у каждого из которых за плечами была докторская степень.

- Вы не имеете права нас тут держать, - возмущался Артур. - Вы не полицейский, а значит, я могу спокойно встать и вый...

В этот момент в дверь постучали.

- Ну, вот копам сейчас это и расскажешь, - сказал охранник, поднимаясь с места. - Готовьтесь к веселой жизни, ребята.

Он подошел, открыл дверь, и в помещение тут же ворвался растрепанный ректор.

- Спасибо, Говард, - обратился он к здоровяку, - а теперь, пожалуйста, оставь нас.

- Что? - удивился рыжеволосый. – А как же копы?

- Офицеры не приедут. Я извинился за ложный вызов и поблагодарил их за службу.

- Ложный! Сэр, но как же…

- Говард, - повысил голос ректор, – выйди немедленно!

Охранник был обескуражентакой резкой смене обстановки, но спорить не стал.

Как только дверь закрылась, ректор в три шага преодолел комнату и встал напротив троицы.

- Я видел запись сегодняшней речи. Этот свет, он появился ниоткуда, - осторожно начал ректор. – Лемб, неужели у тебя получилось?

- Да, профессор, да! Получилось! - радостно затараторил Артур.

- Рассказывай, - оборвал его ректор. – Живо!

- Это необязательно, профессор, - искренне заулыбался физик. – Я могу все Вам показать.

***

- Сука, - выругался Игорь, - палец прищемил. Черт!

- О, фраза всех первооткрывателей, - весело сказал Артур, помогая коллеге поставить и настроить аппаратуру. – Еще начиная с самого Архимеда!

- Подожди, а разве он не «Эврика» говорил?

- Нет, конечно! У тебя вода из ванны польется, ты что, радоваться будешь? Вот прям очень сомневаюсь. Это историки виноваты, переврали все ради политкорректности … чтобы детям можно было эту историю рассказывать.

После этого Артур серьезно посмотрел на Игоря и пару секунд они не отводилидруг от друга взгляд, после чего громко и искренне рассмеялись.

- Ахах, ой. Что-то я все, - сквозь улыбку сказал тучный физик. – Последний стаканчик явно был лишним. Даже удивлен, что нам удалось все подключить.

- Да ладно, в первый раз что ли, - отмахнулся Артур. – Как тогда, помнишь тот опыт с лазером?

- Ага, еще бы! Ректор нам тоже его никак забыть не может.

- Простите, - неуверенно сказал Айзек, обращая на себя внимание. – Я уже включить камера.

- О, супер! - обрадовался Артур, отбегая от компьютера и на ходу поправляя прическу. – Долго уже снимаешь? Просто надо в минуту уложиться, иначе не получится залить его в «Инстаграмм». А хотя ладно, не суть. Всем привет! Меня зовут Артур Лемб, еще тут Игорь Прохоров и Айзек Варма, и сегодня мы втроем отправим свет в будущее! Круто, скажите?! А сделаем мы это с помощью гениального «Спирального алгоритма» и вон той большой штуки, которая напоминает трубу. По ситу это пространственный передатчик, он переносит частицы на большие расстояния, и мы назвали его «Горизонт событий», - физик слегка пошатнулся и облокотился на один из раскладных столов. - Так, что еще, - продолжил он, как ни в чем не бывало. - Ну, это великий день для истории и человечества и еще … короче, Игорь, врубай, не укладываемся!

Прохоров только этого и ждал и включил установку. Цилиндр внутри трубы начал раскручиваться, а бегунок по спирали завращался вокруг него. В этот момент все молчали, слушая, как гул машины нарастает вместе с их волнением. Все громче и громче и громче. И, наконец, …

- Игорь, свет! - во все горло закричал Артур.

Тучный физик тут же бросился к мощному прожектору, который был установлен прямо напротив «Горизонта», и активировал его. Сильный луч ударил прямо в установку и на секунду ослепил всех присутствующих. Генераторы загудели еще громче, а фонарные столбы начали мерцать. В какой-то момент всем трем ученым показалось, что электросеть не выдержит, и они оставят полгорода без света, но спустя минуту вспышки прекратились, а аппаратура замолкла.

Айзек наблюдал со стороны, находясь рядом с Артуром, и все еще не мог осознать произошедшее, как вдруг эксцентричный физик заорал во все горло: - Получилось! Получилось! ПОЛУЧИЛОСЬ!

От этих воплей Игорь чуть не расплакался, но Айзек ...

- Нет, нет, - все еще не мог согласиться математик. – Надо провести тесты. Убедиться…

- Просто поверь, Айзек, - сказал Лемб, подойдя к нему вплотную, практически заслонив собой камеру. – Ведь у нас получилось. Мы сделали это! Иначе откуда у тебя это ликующее чувство внутри? Ведь, оно есть, правда? Правда? Так что скажи, я хочу это услышать!

Айзек замер на секунду, пытаясь собраться мыслями, а потом еле слышно произнес:

- У нас получилось…

- Да, ДА! Ох, это надо отметить. Кажется, где-то здесь была недопитая бутылка, - удовлетворенно сказал Лемб и искренне улыбнулся.

***

На этом моменте видео остановилась, и ректор еще какое-то время смотрел на потухший экран.

- Думаю его лучше переснять, - наконец, нарушил тишину профессор. – Нет, я полностью уверен в этом.

***

А теперь к другим новостям. На минувшей вчера вечером церемонии "Человек года" по версии журнала "GQ", лауреатами главной премии стал не один, а сразу три молодых учёных, покоривших время - Артур Лемб, Игорь Прохоров и Айзек Варма. И как на любом мероприятии, проходившем в Лос-Анджелесе, не обошлось без громких заявлений. Эксклюзивный отрывок церемонии далее на нашем канале.

- Альберт Эйнштейн однажды сказал... и Джон Уилер тоже однажды сказал, и ещё множество светлейших умов в истории однажды что-то сказали. Но не слов вы сейчас от меня ждёте, ведь правда? Что же, тогда вот вам мое предсказание, - Игорь и Айзек, стоявшие позади Артура, в момент побледнели и попытались одернуть коллегу, но физика уже было не остановить.

- Меньше чем через год мы отправимся в прошлое! И когда эта крошка разгонится до 88 миль в час, вы такое увидите[2]!

04:50 АМ. 11 месяцев спустя.

- Вам неуютно?

- Да нет, нет, все хорошо, - будто извиняясь, сказал Айзек и через силу улыбнулся.

- Хм, странно, - женщина в строгом чёрном костюме выглядела на 35-40 лет.Короткая стрижка обрамляла лицо, выставляя напоказ величественный лоб. Маленькие внимательные глаза были близко посажены друг к другу, и не отрывались от своего собеседника.

- На Вашем месте любой был бы разбит, просто подавлен, - продолжила она, - а Вы каким-то чудом чувствуете себя... хорошо.

- Нет, нет, я, - затараторил Айзек. – Все не так, - а потом испуганно добавил, - я что, под подозрением?

- Нет, доктор Варма, совсем нет. Просто хочу понять, собираетесь ли Вы говорить мне правду.

- Конечно, я готов, да.

- Тогда, почему Вы сказали, что Вам уютно?

Айзек застыл, не зная, что ответить.

- Ладно, доктор, не берите в голову, - сказала она, поменяв позу в кресле, - просто расскажите, что сегодня произошло.

Математик взглянул на неё украдкой, но повстречавшись глазами, тут же уставился в пол и начал вспоминать события прошедшей ночи.

- Мы, мы с доктором Прохоровым и Лембов готовились к эксперименту. Завтрашнему эксперименту... то есть к тому, который должен был состояться завтра.

- Я поняла. Пожалуйста, продолжайте.

- Ага, да. Так вот, поначалу, с нами было три наших ассистента: Джим Гойл, Кевин Ли и Оливия Кларксон. Они обычно помогают нам с ...

- В тот момент, - перебила его женщина, - они были вместе с Вами?

- А, нет, нет. Они ушли раньше ... допоздна задержались только мы втроем.

- Что за эксперимент Вы планировали провести?

- Мы ... я не уверен, что вправе это говорить.

Женщина напротив сдержанно улыбнулась и лукаво сверкнула в него глазами.

- К чему эта скрытность, доктор, - спросила она. - Весь Мир уже в курсе. Или вы не читаете "Твиттер" Вашего коллеги?

Айзек выпрямился в кресле и широко раскрыл глаза.

"Черт, Артур, неужели ты...", - подумал он, после чего тяжело вздохнул.

- Мы собирались отправить свет в прошлое, - наконец, признался математик.

- Ясно, - кивнула она. - Что-то пошло не так, я полагаю?

- Да, да. Совсем не так, - сказал он и после небольшой паузы продолжил. - Я уже собирался уходить, а Игорь и Артур ещё проводили диагностику, как вдруг нас что-то ослепило. Я ... я закрыл глаза всего на секунду, может на две, но когда открыл, все уже было в огне, - он поежился. - Я не многое помню, но, кажется, первым вспыхнул шкаф с образцами. Просто должен был, ведь именно рядом с ним находились эти чертовы баллоны с водородом.

Женщина в костюме быстро сделала пометку в блокнот, но Айзек так разошелся, что этого не заметил.

- Мы, мы даже не успели что-то сделать, - сокрушался математик. - Все было так быстро. Артур закричал... велел нам убираться, после чего мы втроём выбежали из комнаты, за минуту до того, как баллоны взорвались, - последние слова явно дались ему тяжело. - Все было уничтожено. Год работы ... исчез за одно мгновение.

- Я … сожалею, - сказала женщина и немного опустила голову. Выдержав необходимую в такие моменты паузу. Она убрала блокнот и задала последние интересующие ее вопросы:

- Вы уверены, что установка не была включена?

- Да, абсолютно.

- Тогда откуда могли взяться эти "вспышки"?

- Я … я не знаю, - искренне ответил Айзек. – Может короткое замыкание?

- Может… но скорее всего кто-то просто повторил ваш опыт.

- Нет, - возмутился математик, - это … это невозможно!

- Почему же, - не согласилась Форд. – Обстоятельства весьма схожи с вашим первым экспериментом. Кто-то лишь заменил свет лазером и поджег лабораторию. Как по мне, очень даже правдоподобно.

- В теории может и да, - не унимался Айзек, - но я уверяю Вас, никто в целом мире не способен это сделать!

- Получается, только вы?

- Да, только мы.

- Тогда это существенно сужает круг подозреваемых.

- Что, - вдруг осекся математик. – Что Вы хотели этим сказать?

- Мы свяжемся с Вами, - проигнорировала она его вопрос и поднялась с кресла. Айзеку ничего не оставалась, как встать следом и направиться к выходу.

- Ваш английский стал заметно лучше, - сказала она, когда они подошли к двери. - Год в Штатах явно пошёл Вам на пользу.

- Простите, агент Форд, - замер Айзек и задал вопрос, который уже долго его интересовал. - А из какого Вы бюро?

- Наш департамент совсем новый, - улыбнулась она, - и боюсь, нам ещё не придумали название. Скажем так, мы следим за людьми, которые балуются со временем.

Сначала Айзек подумал, что она пошутила, но агент Форд была совершенно серьёзна. В этот момент ему безумно захотелось очистить историю своего браузера. С этими мыслями он вышел из комнаты.

В коридоре его уже дожидались обеспокоенные Артур и Игорь.

- Джентльмены, - обратилась агент Форд к учёным.

- Мэм, - сдержанно ответили они.

- Постарайтесь больше не менять Мир сегодня, - сказала она, после чего попрощалась и зашагала прочь из здания. Агенты, которые допрашивали Артура и Игоря направились следом, и трое учёных остались совсем одни.

- Завтра будет пресс-конференция, - тихим голосом начал Артур. - Подробности мне раскрывать запретили, но спонсоры будут требовать ответов. Не знаю, - обеспокоенно вздохнул он, - возможно, это конец.

- Нет, - возмутилсяАйзек. – Мы … мы должны начать все сначала. Восстановить все наработки! К тому же у нас по-прежнему осталась наша старая установка, - он сам до конца не мог свыкнуться с произошедшим, но, никак не ожидал, что Артур сдастся первым.

- Путешествия в будущее уже никого не интересуют, Айзек. Так было с полётами в космос и много еще с чем. Общественность будет требовать чуда ... нового чуда, а не наши старые фокусы. А фокусы – это все, что мы можем предложить…

Он замолчал, а его коллегам было нечего добавить.

- А может, это даже лучшему, - вдруг произнёс физик.

- Что? Почему это Артур?! - возмутился Игорь.

- Потому что любая история о путешествии во времени - это история об ошибке, - сказал он, не отрывая глаз от пола. - Я уже долго думал об этом. Может... может сегодня нас уберегли от чего-то ужасного?

Игорь и Айзек настороженно посмотрели на своего товарища.

- Ладно, забудьте, - чуть более живо произнёс Артур. - Наверное, я просто устал. Честно, это был чертовски долгий день, так что поехали по домам.

Айзек согласился. Он уже валился с ног и давным-давно мечтал оказаться в своей постели.

- Ты идёшь? - спросил у Игоря Артур.

- Да, но чуть позже. Сначала хочу кое-что проверить.

- Хорошо. Только долго не сиди. Завтра нам всем нужно быть на пресс-конференции. Утром сообщу вам место и время.

- Ладно, до скорого, ребят, - ответил Игорь.

- Да, до скорого.

После этого Артур и Айзек разъехались по домам, но выспаться, ни одному из них так и не удалось.

08:58 АМ. Кресжская аудитория

Гудок… гудок…гудок.

- Не отвечает?

- Нет, - сказал Айзек, убирая от уха телефон.

- Черт, - шепотом выругался Артур. – Я же просил его быть здесь. Черт! Трус! Черт! Бросить нас решил … в такой-то момент!

- Подожди, Артур, подожди, - вступился математик. – Это совсем не похоже на Игоря. Наверное, что-то случилось … что-то серьезное. Может, лучше отложим конференцию?

- Нет, - гневно ответил Лемб. – И ты туда же? Тоже решил сбежать? Так беги! Беги! А я не собираюсь!

Артур развернулся на каблуках и быстро направился к ступенькам, ведущим на сцену, а Айзек направился в зал, отмахиваясь по пути от кучи назойливых журналистов. Резкость и нервозность, появившиеся во всех действиях и словах Лемба этим утром, напрягали и раздражали Айзека… но он понимал … знал откуда все это взялось. Не каждый день приходится говорить кучке голодных до сплетен репортеров и безжалостным инвесторам о том, что проект всей твоей жизни был разрушен по каким-то неизвестным причинам.

Математик плюхнулся в свое салатовое откидное кресло и снова попытался набрать Игоря. А Лэмб занял место за трибуной. Переполненный зал начал понемногу утихать, и лишь щелчки фотоаппаратов разразились с новой силой.

- Доброе утро, дамы и господа, - начал свою речь Артур. - Рад, что Вы все смогли собраться здесь в этот ранний час.

Лемб был очень взволнован. Айзек мог легко рассмотреть выступивший пот на его лбу даже со своего места в первом ряду.

- Будущее, прошлое … все это лишь определенные моменты в жизни каждого человека, - продолжил Артур, но на секунду прервался, почувствовав, как завибрировал телефон в кармане. Не придав этому значения, он собирался продолжить, как вдруг весь зал раздался шквалом различных рингтонов, оповещающих о приходе смс.

Айзек удивленно обернулся и с опаской осмотрел аудиторию, после чего проверил и свой телефон. Да, ему, так же как и всем пришло сообщение, вот только получить смс от него он совсем не ожидал.

«Игорь... его написал Игорь!»

Зал начал волноваться. Пошли разговоры, многие крутили головой по сторонам, а некоторые и вовсе поднялись и начали выкрикивать что-то в сторону Артура.

- Что это за шутки?! Объяснитесь, Лемб!

- Артур, по-Вашему, это смешно?

- Что происходит?

- Успокойтесь, пожалуйста, - пытался утихомирить толпу Артур. - Мы сейчас во всем разберёмся, - сказал он, открывая присланное сообщение.

«Прошлое нам не принадлежит. Только будущее и оно одно! Время жёстоко карает тех, кто пытается с ним играть, пытается его подчинить. Я видел это собственными глазами. Конец сущего, конец всего. Но я пришёл это исправить и если у меня получится, то я просто исчезну. Простите. Простите меня, но этот урок должен быть жестоким. Что бы его все усвоили и навсегда прекратили попытки. Мне очень жаль».

- Что за…

В этот момент яркие вспышки пронеслись над головами собравшихся, ослепив всю аудиторию, и ударили прямо по сцене. Две другие появились с противоположной стороны и полоснули по стенам. Дерево вспыхнуло, и началась паника. Люди закричали и пригнувшись побежали к выходу. Кто-то не удержал равновесие и упал прямо в проходе. Раздался чудовищный женский вопль, но остальные, не обращая внимания, бежали по телам, толкаясь и образуя давку, а вспышки все продолжали и продолжали появляться.

- Артур! - во весь голос закричал Айзек, который отбежал в сторону, пытаясь спастись от обезумевшей толпы. Сцена, где он в последний раз видел друга, была похожа на настоящее поле боя: огонь с каждой секундой распространялся все дальше, а черный едкий дым заполнял все вокруг.

- Артур! - снова позвал математик и громко закашлял, закрывая рот рукавом.

Новая вспышка пронеслась над аудиторией. Айзек по инерции пригнулся, наблюдая, как свет пронесся под самым потолком.И тут он, наконец, понял.

«Лучи бьют не прицельно, - догадался он. – Да, они пугают до чертиков, но, ни один из них так и не ударил по полу».

В этот момент он не понимал, что делает, ноги сами понесли его на сцену. Он нашел Артура под трибуной, тот свернулся калачиком и спрятался за ней. Айзек попытался привести в его чувства, но физик был практически без сознания, скорее всего, сильно надышался дыма.

Варма взвалил его на плечи и попытался поднять. Артур начал бормотать что-то, но математик сразу его прервал.

- Все хорошо, дружище. Все хорошо! Мы выбираемся отсюда. Мы обязательно отсюда выберемся, - сказал он и направился прочь из опустевшей аудитории.

10:12 РМ. Кабинет доктора Лемба

- Вы нашли его, - спросил физик, потирая пульсирующие виски.

Артур сильно наглотался дыма и довольно погано себя чувствовал, но врачи не стали настаивать, когда он отказался от поездки в больницу. Сейчас он сидел за своим столом и с трудом напоминал человека, который улыбался с многочисленных ярких фотографий, весящих на стенах.

- Никто не видел доктора Прохорова с прошлой ночи, а записи с камер наблюдения удивительным образом исчезли, - сдержанно ответила агент Форд. - Мы объявили его в розыск. Если он появится на любой железнодорожной станции или в аэропорту, то мы обязательно его схватим.

Облаченная в свой неизменный черный костюм, она сидела в одном из кресел напротив Лемба, другое же занимал Айзек и не отрывал взгляд от пола.

- Вы думаете, он, правда, мог ... правда, мог прийти из будущего?

- Давайте не будем углубляться в фантастику, доктор, - строго отрезала Форд. - Скорее всего, это был корпоративный шпионаж. Думаю он украл все Ваши наработки и, устроив диверсию, сбежал на родину.

- Диверсию, - нервно хохотнул Артур. - Это был хаос. Настоящий хаос! Господи, столько людей пострадало!

- Но к счастью никто не погиб, - парировала Форд и поднялась с кресла. - Мы обязательно найдём его, а Вас я попросила бы воздержаться от необдуманных поступков.

Артур поднялся следом и проводил агента Форд до выхода.

- До свидания, - сказала она, покинув кабинет.

- До свидания, - ответил Лемб, захлопнув за ней дверь.

Двое учёных остались совсем одни в полумраке комнаты, и никто не решался начать разговор.

- Я уезжаю Айзек, - наконец прервал молчание Артур. - Пока не знаю куда, но думаю, что так будет лучше.

Варма ничего не ответил, продолжая рассматривать свои ноги и нервно потирая ладони, а Лемб лишь печально кивнул и достал из кармана телефон.

- Я вызову тебе такси, - сказал он и начал набирать номер.

- Ты и, правда, думаешь, что он мог им быть, - вдруг тихо спросил Айзек.

- Кем? - удивился Лемб.

- Путешественником во времени, - сказал он, поднимая голову. Он так же, как и его коллега, был совсем не похож на себя прежнего.

- Не знаю, - честно ответил Артур. - Скорее всего, все так, как сказала агент Форд. Он предал нас...

- Да... да, скорее всего, - печально кивнул он.

- Но знаешь, что, - вдруг неожиданно продолжил физик. - Мне гораздо легче поверить в то, что он, пришёл из будущего, чем в эту историю про шпиона.

Услышав эти слова, Айзек чуть не прослезился.

- История о путешествии во времени - это история об ошибке. Не всегда, конечно, но здесь я больше на стороне Брэдбери. Скажем, мы бы отправили свет в прошлое и ослепили убийцу Кеннеди или помещали покушению на жизнь Франц Фердинанда. Сделало ли это наш Мир лучше? Наверное, нет. Мы бы просто создали другую реальность, она могла бы быть лучше, а могла бы быть и хуже, а наша ... наша бы просто перестала существовать. И никто ничего бы даже и не узнал. И это самое ужасное. Люди бы просто жили, как живут и сейчас, а путешествие во времени так бы и осталось лишь фантастикой, несбыточной мечтой. Но это сообщение, которое отправил Игорь, оно все перевернуло. Допустим, он изменил будущее. Не напиши он это смс, и мы бы ничего не поняли, но он его написал и тем самым заявил: "Я изменил реальность! Я это сделал". Кто-то, наверное, сочтет это за шутку или за попытку скрыть правду, но другие поверят... поверят в то, что путешествия в прошлое реальны. Опасны, но реальны. И за эту возможность, за возможность поверить я ему благодарен.

- Да, - согласился Айзек. - Да, словно прощальный подарок.

Лемб впервые за сегодняшний день улыбнулся и открыл дверь.

- Я вызову такси, - повторил он. - Сейчас только, захвачу пузырёк аспирина из лаборатории и вернусь.

Айзек кивнул и облокотился на спинку кресла. Лемб вышел из комнаты, оставив математика наедине со своими мыслями.

Варма просидел так несколько минут, пытаясь переварить события сегодняшнего дня.

"Так кем же ты все-таки был, Игорь, - мысленно обратился он к другу. - Наверное, каждый сам для себя это решит. А правда... ее откроет нам будущее... впрочем, как и всегда", - подумал он и, наконец, сомкнул покрасневшие, измученные глаза.

***

- Так, мне надо выпить.

Эта мысль встряхнула Айзека и он вскочил на ноги, начиная осматривать кабинет Артура в поисках чего-то алкогольного.

«Вроде, у него была бутылка скотча в сейфе», - начал вспоминать математик и направился к столу, обогнув его с правой стороны.

Открыв один из ящиков слева от кресла, он обнаружил искомое - маленький серый сейф, запирающийся комбинацией. Кода он не знал, но это и не требовалось. У Артура на все был один и тот же пароль - бесконечное "Число Пи".

Опустившись на одно колено, он быстро набрал шесть цифр: 314159, и надавил на ручку. Маленькая дверца с легкость поддалась и открылась, не издав ни единого звука. Початая бутылка "Джонни Уокера" стояла прямо посередине, в окружении других вещей, которые были ему не интересны. Айзек схватился ее за горлышко и потянул, не заметив, что зацепил что-то ещё.

Раздался звук удара, какая-то тяжёлая, пластиковая вещь выпала из сейфа. Поставив бутылку на стол, он взял черный прямоугольник и поднялся.

В свете лампы ему удалось хорошенько его рассмотреть и от неожиданности, он чуть снова не уронил его на пол.

"Нет... этого не может быть!"

Айзек нащупал сверху кнопку и нажал ее. Через мгновение, которое показалась вечностью, экран включился, иу математика перехватило дыхание.

"Это телефон Игоря! Это точно телефон Игоря!"

В этот момент в комнату вошёл Артур и застал его стоящим у своего открытого сейфа.

- Что ты ...

Он резко бросился к Айзеку и выхватил телефон прямо из его рук и спрятал его во внутренний карман пиджака.

- Артур, это же телефон Игоря? - растерянно спросил математик. - Откуда он у тебя?

- Нашёл сегодня в лаборатории. Никому не говори, - резко ответил Лемб, повернувшись к нему спиной.

- Это враньё! - чуть ли не закричал Айзек. - Я был с тобой весь день! Мы и близко не подходили к лаборатории!

- Айзек, прошу тебя. Ты не ...

- Что ты сделал, Артур? Что ты сделал?

Этот вопрос всколыхнул у физика воспоминания вчерашнего вечера: как он вернулся в лабораторию, их ссору с Игорем…

«Конечно, кто, как не он смог обо всем догадаться, ведь лазер, который я использовал, был нашим общим проектом».

- Иначе бы он все разболтал, - вдруг в голос закричал Лемб. – Разрушил бы все, чего я пытался достичь!

"О нет... нет, нет, нет", - события всех последних дней, наконец, сложились в одну четкую картинку, и это осознание оглушило и ужаснуло Айзека.

- Это ты ... все это сделал ты! Вчера в главной лаборатории и сегодня в аудитории. Это был ты, ведь так? Но зачем? Зачем было все уничтожать?

- Айзек, - взмолился Лемб. - Ты не понимаешь! Я сделал это ради нас, нас всех!

- Что? Что ты несёшь, вообще? У нас же почти по...

- Нет, Айзек! Не почти и даже не близко, - гневно выкрикнул он. - У нас бы не получилось. В прошлое путешествовать невозможно!

- Почему? - удивился математик. - А как же опыты...

- Я подделал результаты! Перепробовал все, но ничего не сработало, - он опустил голову и сжал кулаки так, что костяшки побелели. - Да, я это сделал. Написал то сообщение и уничтожил лабораторию, чтобы никто не узнал правду. Ведь она никому не нужна! Игорь не смог это понять, но ты, ты, Айзек, можешь. Помнишь, ты сам это сказал? «Прощальный подарок», ведь это хорошо! Люди заслужили надежду! Давай не будем забирать ее у них!

- Что, - Айзек совсем был сбит с толку, а потом жгучая ярость переполнила его.

- То есть ты соврал! Соврал нам, а потом все разрушил, так? И не надо говорить, что это ради нас! Ты постоянно ходил на телешоу, хвастался налево и направо и не затыкался в своём чертовом "Твиттере"! Ты сделал это ради себя! Ты всех обманул и Игорь ... Игорь это понял, ведь так?!

И тут до Айзека дошло, куда пропал Прохоров, и как у Лемба мог оказаться его телефон. Он сразу же попытался дотянуться до своего. Но не успел он набрать "911", как Артур схватил бутылку со стола и бросился с ней на Айзека.

В последний момент Варма успел поднять руку. Удар пришёлся по предплечью. Математик выронил телефон, и он отлетел в дальний угол комнаты.

Лемб замахнулся еще раз. В этот раз бутылка разбилась, угодив математику в плечо. Осколки посыпались на пол вместе с недопитым скотчем, а следом рухнул и Айзек. Воспользовавшись преимуществом, Артур начал наносить сильные удары ногами. В живот, по рукам, да куда угодно. Математик же полз вперед. Старался заслониться одним из кресел, но Артур сразу же отбросил его и продолжал наносить удары. Варма пытался сгруппироваться, прижавшись к деревянному столу.Лемб бил, бил и бил... так, что на пол повалились рамки, бумаги и всякая всячина. Монитор компьютера перевалился через край и повис на проводах.

Варма пытался схватить его за ногу, повалить или хотя бы дать себе передышку, но ничего не выходило, у него попросту не хватало сил.

Артур начал выдыхаться, пот выступил у него на лбу, а дыхание сбилось. Адреналин притуплял все чувства и не позволял ему остановиться. Безумные глаза округлились и не отрывались от беспомощной жертвы. В конечном итоге он набросился на Айзека сверху и начал его душить.

Варма задергал ногами, пытался выбраться, но Лемб держал крепко. Отсутствие воздуха, невозможность сделать вдох - это чувство было таким необычным, таким неправильным и пугающим. В уголках глаз выступили слезы, а лицо налилось багровой краской, но Айзек отказывался сдаваться, отказывался умирать. Он хотел жить и ради этого готов был на все ...

Математик с силой ударил по рукам Артура потом ещё и ещё, чем выиграл лишь пару коротких вдохов. Это не помогало, поэтому он быстро сменил тактику. Начал в слепую шарить по полу в поисках чего-нибудь, что смог бы использовать. Сначала ничего не подходило, ладони натыкались то на листы бумаги, то на другие канцелярские принадлежности, но он не сдавался, продолжал искать, пока не нащупал что-то каменное.

Длины его руки хватило только, чтобы дотянутся до челюсти. Удар пришёлся физику прямо по подбородку. Артур сразу отпрянул, освободив горло Айзека и тот, наконец-то, смог вздохнуть и разразился громким кашлем.

Наступила секундная передышка, но, оправившись от удара, Артур снова попытался напасть, но Айзек оказался быстрее.

Уголок каменного пьедестала, на котором были установлены две прозрачные буквы «G» и «Q», угодил физику прямо в висок. Камень пробил череп Артура. Он рухнул на пол и больше не двигался.

Математик отбросил статуэтку. Потирая горло он отполз от бездыханного тела и молча смотрел, как на полу растекалась небольшая лужа крови.



[1] Массачусетский технологический институт

[2] К/ф «Назад в будщее».

+4
00:15
636
Свою просьбу он подкрепил зеленоватой купюрой, которую многозначительно протянул девушке, чем заслужил ее широкую улыбку.
Многозначительно?????
Парень ужасно нервничал и не мог оставить стакан с пивом в покое.
Стакан?
Речь вроде о кружках шла.
Да и не пьют в барах пиво из стаканов.
В этот момент официантка вернулась с тремя запотевшими от холода бокалами,
Бокалы?????
На самом деле он хотел сказать: «О каком собеседовании вообще может идти речь?! Тебя уволили и выгнали из лаборатории прямо на моих глазах!», — но для этого эму не хватало знаний языка.
Как выгнали?
Когда?
Вы же только что вот сказали:
Артур Лэмб – доктор наук, получивший грант на проведение исследований и личную навороченную лабораторию от самого МТИ[1], был тем самым человеком, который пригласил Айзека в Америку, и если в вкратце, то у него были не все дома.
Но если допустить, только допустить, что Артура все же выгнали, то какого хрена вы поехали в эту сраную Америку?
Хотя я понимаю, тогда рассказа бы точно не было…
Со стариком всегда сложно перед его ежегодной речью.
О какой речи идет речь?
В этот момент кто-то открыл входную дверь, и в бар ворвалсяпронзающий гул автомобилей, обрывки громких слов и звук десятков тысяч ног, марширующих по тротуару.
В баре играла музыка. Громко. Уличный шум при громко играющей музыке?
Спорный момент.
— он уже около четырёх лет жил в Штатах, но так и не смог избавиться от сильного восточного акцента.
Восточный акцент. Азия? Кавказ? Ближний Восток?
В кино можно показать акцент, и это легко. В тексте лучше этого не делать, или делать как-то более тонко. Как-то слабо вериться в акцент Игоря.
А вот Айзек почему-то говорит с орфографическими ошибками.
— Это несущественно, — отмахнулся Артур. — Вспомни точные слова профессора: «Чтобы завтра Вас тут не было!» Да, да именно так он и сказал, а значит мы ещё полноправные работники института.
А правда, когда их выгнали-то? Но допустим их все же пнули с кафедры. Тогда интересно тут другое — откуда Айзек мог знать, что их уже пнули с кафедры если он прилетел всего 7 часов назад? Семь часов, КАРЛ!!!
Темно-синее тучи затянули небо над Кембриджем,
До этого момента я считал, что они все находятся в Америке.
Но как оказалась " оказался в самом «американском» из всех возможных мест на Земле" самое американское место на земле находится в Англии.
Эту ночь Айзек провел на лавке вблизи студенческого общежития «Симмонс Холл» — архитектурной жемчужины Бостона, которая походила на кривую фигурку из тетриса.
?????
— Почему же, — не согласилась Форд. – Обстоятельства весьма схожи
Как-то неудачно вы женщину представили. Все время она, она и тут бац Форд. Хорошо хоть не Генри.
=
Интересная версия о путешествиях.
Но какое изложение ужасное.
Исполнение просто хреновое.
Вопросы:
Причем здесь Кембридж?
Зачем упомянут Бостон, если главное место действия Массачусетский технологический институт?
Противоречия в сюжете. Нелогичное поведение героев.
Но финал это что-то.
Убил. И что????
Что дальше-то????
Минус.
Но по другому никак.

P.S.
Исправлять не буду. Не солидно.
Но пишу о том, что был не прав насчет Кембриджа.
Я не знал, что в Америке есть свой Кембридж.
Приношу автору за свой ляп извинения.
17:57
Кембридж — это пригород Бостона, штат Массачусетс. Именно там расположен МИТ.
Удивительно, но я не знал об этом.
Тогда в этом я не прав.
Спасибо.
08:43
горбатого теску тезЗку
пафосные рассуждения о дельфинах
я разве сдать тест? Вы все равно взять меня к себе? с чего он вдруг с акцентом начал говорить?
скучно, хотя начало было многообещающим
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Империум