Ирис Ленская №1

Утренний график или КО-4

Утренний график или КО-4
Работа №366

С утра, все с утра: позвонить, написать, отправить, получить, запланировать, планы поменять, оставить на следующее утро (а то!), и вот уже после полудня - свободный день. Отличный утренний график!

- Вы понимаете, я - "сова"! Мне трудно – Роб говорил тихо и неуверенно - трудно просыпаться в пять утра и заниматься делами, я могу ошибиться, а мои ошибки будут причиной какого-нибудь ЧП!

Начальница Станции Эона, даже не вникая в его слова (потому что если бы вникла, ей пришлось бы вступать в полемику), быстро ответила:

- Нет. Только утренний.

И натужно улыбнулась, но скорее себе, а не ему. И еще она никак не могла на него посмотреть, а все что-то читала в документах или глядела в многочисленные мониторы, а что перед ней человек сидит - ну да, помнит, знает, но есть дела поважнее.

- Исчезни! - мягко потребовала она - Уйди! Я очень занята сейчас, Роб!

***

Роб был самым бесхарактерным на Станции планирования и учета межпланетных полетов. Он никогда не умел и не мог спорить с начальством. В своих мыслях еще перед походом в ее кабинет он прорепетировал все аргументы и, естественно, выиграл спор, но, войдя к Эоне, растерялся и испугался. Мало того, она его еще и не слушала. Самоуважение после разговора с Эоной упало ниже нуля.

Со стороны казалось, что Роб просто ленив, любит поспать, возможно, действительно боится тяжелой ответственности. Но дело было не в этом. Он не мог бы вслух сказать, но все знали и отлично понимали, что не сон и не ранний подъем являются причиной столь упорного его внутреннего и внешнего сопротивления, а совсем другое.

Все дело в Джимме!!!!!

Джимм.

Раньше у него был «Утренний график». А теперь Джимма нет, вернее, он есть - но каждый знает - не Джимми это!

***

Джимм и сейчас работает у них на Станции. Ведет счет пролетающих мимо Станции неизвестных космических объектов, главным образом метеоритов. Вернее, ведет их специальный счетчик, а Джимм записывает число утром и потом еще число вечером, и так каждый день; и заполнил уже не один файл. А еще он дублирует это в простую электронно-бумажную (с чиповой памятью на случай сожжения) тетрадь.

- Ну не убивать же его!

Ну да. А что с ним делать? Дома его не признала ни мать, ни жена.

- Не он! Не он! - визжали они. - Он все делает не так, и говорит не так. Вы что, сами не видите?

Все видели, понимали....

Но объяснить! Объяснить, что перед тобой какой-то другой человек - как можно?

- Пускай работает – космическая полиция сказала, что никакой опасности он не представляет, а на Земле ему находится тяжело - пояснила Эона.

***

И вот Джимм работает, а никто с ним не общается. Он теперь как аутист. Или как немой. Всем его жаль, и многие сочувствующие уже пытались - пытались з а г о в о р и т ь с ним.

- Я, значит, подошел и ему говорю: "Привет, Джимм!" - а он мне "Я не Джимм. Ни мать, ни жена не признали меня, а ты зачем мне врешь? Я знаю, что я не Джимм. Но кто я - я не знаю тоже."

- "Не знает тоже!" Вот и как после этого с ним жить рядом? Кто и как его подменил и, главное, как они могли так точно скопировать его тело?

- А кровь? Анализы? - спрашивали многие.

- ДНК стопроцентно его! Все его! А душа не его. И памяти у него никакой нет. Ни жену, ни мать он "не знает» - отвечали из медицинского штаба.

А космическая полиция сто двадцать раз воспроизводила на видео то злополучное утро, когда Джимм вдруг перестал быть собой.

Обычное утро, когда он отправил на Землю два отчета и составил план полетов на две соседние искусственные планеты - Эю и Маро. А потом, как обычно, совершал облет вокруг всей Станции на Мини-корабле КО-4 в целях осмотра Станции на предмет внешних повреждений. И все - ВСЕ ВИДЕЛИ - что он САМ СОБОЙ ЯВЛЯЛСЯ ЕЩЕ, когда подходил к двери, ведущей в Мини-корабль. Он сел в КО-4 и многие в иллюминаторы наблюдали за его спокойным, абсолютно безопасным полетом (потому что у КО-4 было четыре страховочных троса и магнитный защитный механизм притяжения к Станции на случай отказа всех тросов).

Пустяковое ведь дело! Занимает 10-15 минут.

И вот представьте детектив - дверь после облёта открылась и из КО-4 выходит какая-то другая сущность в виде Джимма.

***

- Да, черт возьми, как такое возможно? Может, он головой ударился, рехнулся? Может все что угодно быть, вы же в Космосе - ругались в Главном штабе.

- Да, мы так и думали, пока он два дня чудил у нас на корабле: сначала смотрел странно, молчал. Потом долго себя в зеркало рассматривал. Пояснил всем, что не понимает, кто его сюда определил и зачем. Потом чего-то испугался, убежал. Прятался в комнате и вдруг раз – выходит оттуда вполне себе спокойным. И после этого стал адекватно себя вести - ел, пил, даже пытался работать, но отказывался от себя как от личности Джимма, когда его так называли. Его Эона сразу освободила от обязанностей, и приказала на неделю в отпуск на Землю его отправить (Немедленно!)

На Земле на детекторе лжи его проверили - не врет, а потом память считали - а там НОЛЬ. Ни детства, ни юности. Жена, от которой двое детей - НОЛЬ реакции на нее. На детей «своих» смотрел как на диковинных зверят. Ни Землю ни знает, и даже с трудом дышал. Умеет говорить, анализировать, самое удивительное - все понимает, что ему говорят. Знание языка какое-то бессознательное. Заключение экспертной комиссии - "Биологический робот со стопроцентной копией биологического материала Джимма".

Ну да. Ясно. Здорово. Можно ли успокоиться? Позвольте, а где Джимм? Настоящий - где?

***

Космический отдел полиции еще только начинал писать первые главы по теории Космической криминалистики и отвечал очень прозаически на все вопросы:

- Что с телом?

- Скорее всего, выбросили за борт. Сгорело в атмосфере.

- А откуда копия взялась, если все камеры фиксировали - никто к кораблю не приближался?

- Проглядели, значит! Или сначала был невидимым, а потом воплотился. То, что произошло - научная загадка, которую нам теперь предстоит разгадать.

- А может быть, Джимм это, только у него другой мозг?

- А где швы? И за десять минут полета, позвольте, этого мало, чтобы мозги-то поменять!

***

Роб обливался холодным потом, думая о том, что его постигнет та же участь.

Слава богу, пока никто не осмеливался вслух предложить ему полетать на КО-4 и начать проверять Станцию, но он чувствовал, что все к этому идет.

Сначала будет утро, а потом уже скажут – мы хотим жить в безопасности, а вдруг где дыра или какая-нибудь злостная сущность космическая присосалась?

И запихают его в корабль, как ненужное барахло.

Даже если - а он уже представлял себе - он будет сопротивляться - его обязательно прилюдно пристыдят. Напишут в интернет-газете между делом заметку: "Роб, один из ведущих специалистов по межпланетным полетам, отказался совершать полеты вокруг своего корабля, потому что испугался, что его тело будет заменено биологической копией".

Обязательно напишут. Позор еще тот будет.

Роб пошел в космонавты, потому что у него было очень хорошее здоровье, а не потому, что хотел стать героем космоса. Тем не менее, прилюдного позора и всеобщего презрения побаивался. В планах его скромной жизни было полетать лет пять-десять, а дальше поселиться в околоземном орбитальном домике и жить в свое удовольствие всю оставшуюся жизнь. Аренду такого домика он мог бы осилить и сейчас. Все так и было бы, если бы не эта странная история с Джимми.

- Роб, не соглашайся! Это проклятое место. Уволился бы я лучше, чем согласился на такое.

- Однако, ты все еще работаешь на этой станции.

- Это потому что я еще не получил свою годовую зарплату. Планирую уходить.

Но никто никуда не уходил, Станцию не закрыли, полеты продолжились, никто не паниковал. Джимма обследовали, всадили ему в кожу какую-то ядовитую ампулу с дистанционным управлением, мол, если начнет чудить - кнопочку нажать и Джимм умрет быстро, мгновенно.

Гуманно.

- А если он ее сам расковыряет?

- Пуленепробиваемое стекло, самораскрытие исключительно дистанционное!

И все-равно, неприятно. И жалко, жалко даже его.

Джимм со своей ядовитой ампулой сидел и работал. Чем он жил, о чем думал, никто не знал. Ел, пил, даже слушал музыку.

- Он так и сто лет может прожить.

- Пускай живет. Он никому не мешает. Возможно, в скором времени техника и наука позволят ответить на главный вопрос - что же с ним случилось! И куда делся настоящий Джимм! - объясняла всем Эона на собрании.

Да, Эона оптимистка. Жестокая оптимистка.

***

Жена Джимма долгое время пребывала в шоковом состоянии. Она даже была готова жить с биологической копией мужа, но ей никто не разрешил. Во-первых, это опасно, а во-вторых, Джимм (вернее, его биологическая копия) не проявлял за время общения с «женой» никаких любовных чувств, а только смотрел и молчал, поэтому ей пришлось смириться с потерей любимого.

Мать горевала, но для нее главное было, что она видела Джимма живого. Она сказала, что боится своего сына, вернее, его новой сущности, но счастлива, что, хотя бы копия осталась. Может быть, сердце матери верило, что это ее настоящий сын?

***

На следующее утро Роб встал в пять утра (в глубокой печали) и приступил к исполнению обязанностей дежурного по Утреннему графику (автоматически), и делал все, как робот, (исключительно с помощью волевого усилия): проверял почту, включал управление первым сектором, планировал полеты на соседние станции.

Периодически косился на КО-4.

Там, в железной коробке, в которую после подмены, заходили только один раз - чтобы найти тело Джимма - хранилась тайна. Тело Джимма не нашли. Не нашли никаких следов.

" - Можно и с ума сойти. Конечно! И почему детективы не хотят провести эксперимент сами?

- Потому что не все из них космонавты. Высшее практическое космическое образование для всех бесплатное, но далеко не все стремятся его получать. Многим и на Земле хорошо. Это опасно. Кому охота быть подмененным своей биологической копией?".

Бесконечный диалог в голове Роба мог длиться часами. Две недели, три недели. Прошел месяц с небольшим.

***

- Роб! - Эона посмотрела на него так, что стало все понятно. - Роб! Ну дальше-то как? Ты же понимаешь, кто-то должен осматривать корабль. Не факт, что подмена произошла на корабле. Это может произойти с кем угодно и когда угодно. Да хоть сейчас! тут! с нами! Тьфу, тьфу, тьфу, конечно - Эона постучала кулачком по столу. - Но что делать? Робот-камера не сможет делать такую работу, тут нужно человеческое внимание. Робот пока еще несовершенен. Тем более, на робота можно повлиять любыми электронными и другими космическими средствами воздействия, и прибор покажет, что все супер, а на самом деле где-то будет повреждение!

- Почему бы не отправить туда опять Джимма? – почти уже с вызовом спросил Роб.

Эона замерла и задумалась:

- Джимма? ты хочешь, чтобы мы опять отправили его туда, где он перестал быть собой? А вдруг оттуда выйдет еще более страшная сущность?

"А меня не жаль. Я, значит, могу идти практически на смерть. А он - биологическая копия - пускай себе живет. Сто лет! – с возмущением подумал Роб.

***

На следующее утро Роб встал, позавтракал, отправил текущие письма и написал план полетов. Постепенно до его сознания дошло, что на корабле стоит непривычная для утра Тишина, и понял - все знают, что Эона все-таки сделала его второй экспериментальной мышью и у КО-4 наконец-то заработает двигатель.

Когда Роб пошел надевать специальное снаряжение для облета, он почувствовал, что кто-то за спиной наблюдает за ним. Повернулся - а это копия Джимма вышел из своей комнаты, стоит и смотрит, а в глазах видно явное беспокойство.

("Тоже знает?!")

- Мм…- сказал ему Роб - Не волнуйся. Надеюсь, все будет в порядке. ("Что я несу? Какого черта я еще и его успокаиваю."). А у самого сердце застучало, и руки задеревенели. А еще что-то с языком… ("Вот попал!").

Роб застегнул последний рукав и быстро, чтобы не передумать, подошел к

КО-4.

Люк открывался при помощи дистанционного пульта, надо было всего лишь нажать кнопочку. Но Робу было тяжело это сделать, потому что пальцы нажимать ее не хотели. Тогда он поднес пульт к люку и нажал на кнопочку с помощью дверной ручки от люка, люк быстро открылся и Роб увидел перед собой пустое и темное пространство КО-4. Свет включился, только когда его ноги переступили порог корабля....

Сначала Роб расставил датчики для постоянной онлайн трансляции, чтобы другие члены экипажа во главе с Эоной наблюдали за его полетом по внутренним мониторам. И только потом он включил корабль для работы.

Двигатель КО-4 противно завибрировал и заскрежетал, и уже через пять секунд мини-корабль отделился от станции. Страховочные шнуры, толстые, большие и морщинистые, болтались и трепыхались в космическом пространстве. Робу казалось, что это какие-то серые змеи или черви-паразиты.

Он принялся за работу - стал внимательно осматривать внешние железные "бока" Станции, но, естественно, натыкался только на наглые глаза своих коллег, которые таращились на него из круглых окон иллюминаторов.

Думать о том, что его могут подменить, он даже не смел, потому что знал, что это может привести к панике.

Может быть, никогда, н и к о г д а (???!!!) с ним ничего подобного не случиться. Возможно, с Джимми произошла мутация, может он попал под какой-то особый космический луч?

А, может быть, случиться…значит, это такая тенденция, значит это будут изучать. Простой космонавт Роб будет первым, кто поможет людям понять сущность опасного космического преступления. Его имя напишут в учебниках по космической криминалистике!

Полет продолжался уже 10 минут и ничего, совершенно ничего не происходило. Роб постепенно успокаивался: сердце стало биться ровнее, дышать стало легче, а во рту появилась слюна. Вместо тоскливых мыслей пришли другие, неведомые ему ранее, например, ощущение гордости за себя.

"Я чувствую себя исследователем, испытателем, и мне кажется, во мне просыпается самоуважение " – начал даже думать он. «Никто вот не смог, а я смог. Возможно, я как герой!? – резюмировал он, когда КО-4 состыковался обратно со Станцией.

***

Люк открылся. Но вместо Эоны и остальных членов экипажа Роб увидел перед собой того, кого менее всего ожидал - удивленного и радостного Джимма-копию. Он стоял почти вплотную к люку и долго, почти в упор, смотрел на появившегося Роба.

- Джимм? Т.е. что? - спросил Роб.

Копия Джимма старался сжимать губы, но те расползались в какой-то глупой улыбке, но потом он все же собрался с духом и громким шёпотом изрек:

- Роб, получилось! Но не ты! Теперь ОНИ – и он показал рукой на кабинет с мониторами – ОНИ стали другие.

- Что???

- Да! - и он показал рукой в сторону комнаты, где была Эона и другие члены экипажа. - Пока еще ничего не поняли (я знаю, со мной так же было), но скоро начнут понимать.

Роб не стал проверять правдивость слов биологической копии Джимма. Все и так ясно - его никто не встретил. Ни Эона, ни коллеги. А так быть не должно. Значит, правда. Роб подумал, что сейчас с ним случиться истерический припадок или острое умопомешательство, но «биологический коллега» как будто угадал это и стал пояснять:

- Хотели, чтобы стал ты!!! Пойми! А стали они. Каково? Я думаю, это справедливо! – впервые за два месяца неизвестное земной науки биологическое существо было счастливо – Я понятия не имею, как это произошло! Клянусь! Но меня это радует, радует.

Роб вспомнил, как Эона убеждала его: «Это может произойти с кем угодно и где угодно»! Ну вот, что сказала, то и получила. Сама-то, небось, не верила в то, что говорила.

***

Роб принял решение немедленно вернуться со Станции на Землю. Ясно, что ЧП, и ясно, что никто теперь сюда носа не сунет. Закроют, объявят карантин, могут и уничтожить. Или - "оставят под наблюдением" - космической полиции. Да....

***

Корабль, который возвратит его на Землю, к частью, находился рядом с КО-4. Хорошо, что Роб не успел снять скафандр, а открывался корабль без пульта, а вручную.

- Я, наверное, на Землю полечу – спокойно сказал Роб. Мыслей в его голове почти не осталось, так же, как и сил что-либо чувствовать и переживать.

- И правильно! – сказала ему копия Джимма.

- А ты? — машинально предложил Роб (скорее из чувства самосохранения) – Там четыре места есть.

- А я останусь тут – ответило биологическое существо – Во всяком случае, пока. Думаешь, легко, когда все: "Он не Джимм. Где Джимм? Кто это такой? Я его боюсь!" Я чья-то копия! Понятия не имею, откуда я и зачем меня такого сотворили! Жертва космического преступления с ядовитой ампулой в теле. Мне даже имени нового никто не дал! Меня это мучит, и я, между прочим, страдаю! И надеялся, что первым человеком, который поймет меня, т.е. биологической копией Роба, станешь ты. Я думал, мы станем друзьями, будем жалеть друг друга, будем вместе работать! Но ты не стал, а жаль! Зато – я даже не мог и мечтать об этом – стал почти весь экипаж. И я очень, очень этому рад!

Роб слушал и одновременно не слушал Джимма. Он хотел только одного –

У Л Е Т Е Т Ь.

Через пять минут Роб уже летел к Земле.

А биологическая копия Джима, с грустью проводив взглядом корабль с несостоявшимся другом, направился в комнату мониторов, предвкушая важное и радостное событие в своей жизни – общение с себе подобными.

-2
489
16:19
канцеляризмы
Биологический робот со стопроцентной копией биологического материала Джимма тавтология
Космический отдел полиции еще только начинал писать первые главы по теории Космической криминалистики и отвечал очень прозаически на все вопросы: eyes
числительные в тексте
eyes автор сам понимает, что написал?
10:58
Безобразно сырой рассказ. Если угодно, приведу самые сырые места.
Дома его не признала ни мать, ни жена. — Не он! Не он! — визжали они. — Он все делает не так, и говорит не так. Вы что, сами не видите?
Но через несколько абзацев описывается уже совсем другая реакция:
Жена Джимма долгое время пребывала в шоковом состоянии. Она даже была готова жить с биологической копией мужа, но ей никто не разрешил. Во-первых, это опасно, а во-вторых, Джимм (вернее, его биологическая копия) не проявлял за время общения с «женой» никаких любовных чувств, а только смотрел и молчал, поэтому ей пришлось смириться с потерей любимого. Мать горевала, но для нее главное было, что она видела Джимма живого. Она сказала, что боится своего сына, вернее, его новой сущности, но счастлива, что, хотя бы копия осталась. Может быть, сердце матери верило, что это ее настоящий сын?

Дальше. Роб боится позора:
Напишут в интернет-газете между делом заметку: «Роб, один из ведущих специалистов по межпланетным полетам, отказался совершать полеты вокруг своего корабля, потому что испугался, что его тело будет заменено биологической копией». Обязательно напишут. Позор еще тот будет.
Но почему должен быть позор, когда есть абсолютно четкое:
Заключение экспертной комиссии — «Биологический робот со стопроцентной копией биологического материала Джимма».


Далее. Объяснение, почему на КО4 отправляют Роба, а не Джимма:
— Джимма? ты хочешь, чтобы мы опять отправили его туда, где он перестал быть собой? А вдруг оттуда выйдет еще более страшная сущность?
А пристрелить его в таком случае нельзя? Или правильнее рисковать человеком, а не биороботом?

В общем, за кучу ляпов и нестыковок в таком небольшом объеме — минус.
Загрузка...
Жанна Бочманова №1