Светлана Ледовская №1

Забытый кошмар

Забытый кошмар
Работа № 332

Полтора часа на электричке от Москвы, длительное ожидание автобуса, еще полчаса по неровной дороге до остановки и от нее два километра пешком до поселка. Сергей не был в Лихоборье семь лет, и сейчас он с трудом узнавал эти места. В детстве он приезжал к бабушке каждое лето. Но последний раз Сергей был у нее в десять лет. Почему он перестал проводить каникулы в теплое время на природе? Юноша не мог вспомнить.

Он приближался по дороге с рюкзаком за спиной к бабушкиному дому, когда чья-то цепкая рука ухватила его за толстовку. Сергей быстро развернулся и оказался лицом к лицу с растрепанной женщиной с безумным взглядом.

- Что с ним случилось? Что случилось с моим сыном в ту ночь? – ее голос звучал, как шипение змеи, чувствовалось, что она балансирует на грани срыва в истерику.

- Женщина, успокойтесь, - беспомощно пролепетал шокированный юноша. Разумеется, это не помогло.

- Что случилось с Ваней? – визжащий крик вырвался из ее груди, и Сережа резко дернулся, освобождаясь от жесткой хватки.

- Ты вернулся, а он нет. Что произошло? – женщина вновь попыталась ухватить его за толстовку, но Сережа уже взял себя в руки и бросился со всей доступной ему скоростью по дороге. Он боялся оглянуться и увидеть ее мчащуюся за ним по пятам, как будто что-то такое уже было в его жизни. Но когда на повороте он все же решился бросить взгляд через плечо, оказалось, что встрепанная женщина стоит все там же, не отрывая от него взгляда.

Когда уже сидя за столом, заваленным едой, Сережа рассказал бабушке об этом инциденте, та отреагировала спокойно.

- Да, это же Вика, мама Ванечки. Не узнал ее?

- Ни Вику, ни Ванечку не помню.

- Правда? – бабушка удивленно вскинула брови, - вы с ним были так дружны. Ты ведь и приезжать перестал после того, как он пропал. А Вика тогда так и не пришла в себя.

Воспоминания всплыли неожиданно, и теперь Сережа не мог понять, почему секунду назад имя Ванечка для него ничего не значило. Веснушчатое лицо с задорным взглядом. Они дружили чуть ли не с пеленок и каждое лето проводили неразлучно.

Сережа вышел пройтись по Лихоборью. Вон колодец, в который однажды на веревке с ведром спустился Ваня. Сережа не смог его вытащить, как ни пытался, и пришлось звать взрослых. Им обоим влетела знатная взбучка. А на дереве на повороте у них был тайник в дупле. Чем дальше он шел, тем больше вспоминал и удивлялся тому, что все это было скрыто в его памяти.

Так о чем же говорила Виктория? Откуда он вернулся, а Ваня нет? Ответы на эти вопросы он вспомнил, когда солнце закатилось за горизонт. Сережа стоял на косогоре и огни домов Лихоборья приветственно манили в темноте. Но юноша смотрел на тропинку, уходящую в лес. Чертовски знакомую тропинку. Он сделал по ней несколько шагов, но вдруг ощутил, что за ним кто-то наблюдает. Взгляд неизвестного наблюдателя был колючим и злым. Сережа замер в ожидании. Что-то должно было случиться. И он увидел движение на тропинке впереди. Фигура – скрюченная, но быстрая - начала движение ему навстречу. Крик замер где-то у него в груди. А потом он увидел глаза – желтые, как у зверя, но они горели на человеческом лице. Крик наконец вырвался из его горла, а вместе с ним пришло и движение. Сережа второй раз за день бросился бежать. Он летел к огням Лихобобрья, а позади было что-то, с чем он уже встречался.

Он вбежал по ступеням и хлопнул дверью бабушкино дома, напугав старушку.

- Сережа, ты чего шумишь?

Как объяснить случившееся и надо ли? Юноша пытался восстановить нормальное дыхание и скрыть от старушки свой тревожный взгляд. Было ли в лесу это нечто, или ему просто показалось? Может, он видел зверя, ошибочно приняв его за человека?

- Я просто немного заблудился и перенервничал, - выдохнул наконец Сергей.

Он думал, что не уснет этой ночью, встревоженный увиденным, но что-то как будто тянуло его в сон. И в забытьи он увидел то, что показалось ему прошлым.

Они с Ваней соревновались, кто дольше провисит на ветке вниз головой, зацепившись за нее коленями. Напряжение не мешало детям вести разговор.

- Я что-то видел в лесу из окна своего дома.

- Деревья, кусты, шишки? – попытался пошутить Сергей, у которого ужасно ныли колени из-за твердой и неровной коры.

- Нет, что-то странное.

Сережа попытался изобразить на лицо интерес и скептицизм одновременно, но не вышло ни то, ни другое. Покрасневшее от прилива крови лицо висящего мальчика выражало только муку.

- Не могу объяснить, - тем не менее продолжил Ваня, - но хочу посмотреть. Сходишь со мной в лес?

- Сейчас? – Сережа обрадовался возможности прервать состязание, потому что явно проигрывал.

- Нет, ночью.

- Ночью? Зачем и как? – отрывисто спросил мальчишка.

- Я вижу это только ночью. А как – убежим, когда все уснут.

- Да ну.

- Зассал? – с вызовом бросил Ваня. В этот момент Сережа почувствовал, что колени разжимаются, он качнулся, дернув руками и, перевернувшись, спрыгнул на землю. Это было поражение. Признать в этот момент и страх перед ночным лесом просто нельзя.

- Ни фига не зассал. Только наверняка я приду к твоему дому, а ты спать будешь, как сурок. Еще и вылезти со второго этажа не сможешь.

Ваня спустился на землю вслед за другом и сказал только одно: «Фонарик ночью возьми».

В полночь Сережа бросил мелкий камушек в окно спальни Вани, и через секунду створки распахнулись. Мальчишка, стараясь не шуметь, спустился на навес крыльца из окна второго этажа, а оттуда спрыгнул на землю. Приземление оказалось жестким, но попытка произвести на друга впечатление была важнее боли в пятках. Дети двинулись к лесу.

Там было темно и тихо. Мальчики напряженно вслушивались в хруст веток под своими ногами, боясь услышать посторонний звук. Они шли по протоптанной тропе плечом к плечу, медленно удаляясь от Лихоборья, за пятнами света от фонариков.

- Ну и где твое «странное»? – наконец решился нарушить молчание Сережа, стараясь придать своему голосу уверенности. Ваня собирался ответить что-то резкое. После краткой перепалки дети бы отправились назад, но Ваня не успел. Он открыл рот и замер, а затем молча указал рукой вперед. Там между деревьев скакал огонек холодного голубого света. Мальчики оба стояли, напряженно вглядываясь вперед. А огонек начал удаляться, он скакал от дерева к дереву, зовя за собой. Не сговариваясь, они двинулись за ним и не заметили, как сошли с тропы.

Огонек привел их к дому на опушке. Он выглядел ветхим, но явно жилым. В окнах горел свет. Сережа не сразу понял, что электропроводов к строению не ведет.

Огонек доскакал до дома, а там растаял в воздухе. Мальчишки присели за кустом у края опушки. Они испуганно переглядывались, обоим хотелось рвануть домой, но каждый боялся показаться трусом, и потому предложение о бегстве высказано не было.

- Глянем, кто внутри? – задыхаясь от волнения, спросил Ваня. И они по-пластунски поползли к дому, сжимая в руках выключенные фонари.

Когда они были в полутора метрах от окна, дверь резко распахнулась, и на крыльцо шагнула хромая старуха. Одну ногу она волокла, но в ее резком движении чувствовалась сила.

- Здравствуйте, детки, - она улыбалась, не показывая зубов, - поздновато вы гуляете.

Сережа и Ваня лежали перед ней в глупых позах. Первым пришел в себя Сергей. Он почувствовал угрозу до того, как распознал ее, но инстинкт подсказывал ему, что надо вести себя как ни в чем не бывало.

- Здравствуйте, - откликнулся мальчик и встал. Он принялся очень тщательно оттряхивать штаны от налипшей грязи, стараясь выиграть время.

- Далеко от тропинки ушли, - заметила старуха, – заходите в дом.

-Да нет, спасибо, - неуверенно протянул уже поднявшийся Ваня. Мальчики непроизвольно прижались друг к другу. Старуха как будто специально все это время смотрела мимо них, а тут перевела на их лица глаза. Они были нечеловеческими - желтые, светящиеся, как у хищника, затаившегося в ожидании жертвы.

- Невежливо отказываться, - она улыбнулась, обнажив кривые желтые острые зубы, и сделала шаг вперед. Сережа и Ваня одновременно дернулись назад, уцепившись друг за друга.

- Какая сплоченность, - усмехнулась старуха, - что ж, давайте посмотрим, как сильно вы готовы стоять друг за друга. Из леса из вас выйдет только один. А второму… - она клацнула зубами – ему придется посетить мой дом.

«Что за глупость?» - вертелось в голове у Сережи, но чувство опасности было настоящим. Хромая старуха угрожала им, это было очевидно. Сережа и Ваня сцепили руки, ища друг в друге поддержки.

- У вас семь минут. Бегите.

И они побежали. Дети рванули в ту сторону, откуда пришли, но путь как будто изменился. Деревья хватали их ветками, коряги как будто кидались под ноги, сбивая с пути. Они пробивались вперед с чувством отчаяния, но каждый все время искал взглядом второго, чтобы убедиться: друг рядом.

В Сереже начала крепнуть уверенность, что они вскоре выберутся на протоптанную тропу, а потом по ней – к Лихоборью. Но тут воздух рассек вой. Дикий и голодный вой. Совсем рядом. Сережа успел только повернуть голову, когда на него кинулась огромная серая туша. Тяжелый пес сшиб его с ног, мальчик почувствовал зловонное дыхание зверя у себя перед лицом и инстинктивно взмахнул рукой с зажатой в ней тяжелым, большим фонарем. Тварь получила удар в нос и с рычанием отскочила. В этот момент на серого зверя бросился Сережа с маленьким зажатым в руке перочинным ножиком. Тонкое лезвие казалось бесполезным против этого огромного зверя с длинными лапами, но оно случайно угодило псине в глаз.

В следующую секунду звуки смешались: рычание, короткий крик, скулеж. Пес вертелся вокруг своей оси, его морду заливала липкая кровь. Ваня с прокушенной рукой лежал в полуметре от зверя. Из его предплечья тоже сочилась кровь.

Сережа ничего не чувствовал. В эту секунду он просто действовал, как будто наблюдая за собой со стороны. Он поднял друга рывком и потащил за собой, на ходу снимая ветровку, чтобы перетянуть ею рваную рану на руке Вани. Кажется, что-то такое он видел в кино.

Из-за нападения зверя они потеряли направление. Мальчики поняли это, когда оказались перед болотом. Раньше они его не видели.

- Чертова псина, - в отчаянии крикнул Сережа.

- Это был волк, - голос Вани звучал глухо.

- Нет в этих местах волков, - огрызнулся Сергей, но он знал, что друг прав.

- Прости меня, что тебя потащил сюда, - Сережа видел, что Ваня с трудом сдерживает слезы, которые выступали на глазах от боли в прокушенной руке.

- Потом извиняться будешь, козел, - грубо ответил Сережа, - сейчас надо двигать.

Он надеялся, что такой тон придаст ему сил. И на минуту это сработало. Дети начали обходить болото.

- Он не выберется, - Сережа дернулся, голос шел со стороны болота. Он посмотрел на друга, но Ваня, похоже, ничего не слышал.

- Брось его, - голос казался булькающим, - он ранен. Она чует кровь. Толкни его ко мне в болото, и я продержу его здесь, пока она не придет. А ты уйдешь, ты вернешься к маме, к папе, к бабушке. Вы не выберетесь вдвоем, она же вам сказала. Только один сможет спастись. Почему бы не ты?

В болоте Сережа увидел лицо. Оно расплывалось и менялось под гладью воды. Казалось, оно приближается.

- Просто ударь его. Ударь фонарем и толкни сюда.

- Нет! – Сережа громко крикнул и лицо в воде исчезло.

- Не ори, придурок, - зашептал Ваня, – вдруг кто услышит.

- Уже услышала, - старуха стояла у кочки метрах в тридцати от них. Она двинулась к ним вокруг болота, волоча неподвижную ногу.

- Срежем, - крикнул Ваня и прыгнул на кочку.

- Нет! – Сережа дернулся за ним и увидел руку, поднимающуюся из воды, она ухватила Ваню за лодыжку. А вслед за рукой над водой показалось склизкое лицо с водянистными глазами. – Ну вот и все, - спокойным тоном произнес тот, кто показался из болота.

- Нет! - Сергей снова среагировал быстрее, чем осознал свои действия. С разбега он заехал кроссовком в лицо из воды. Нога как будто утонула в липкой грязи. Издав булькующий звук, чудище отпустило лодыжку Вани и удивленно воззрилось на детей.

Мальчики уже скакали по кочкам. Где-то позади них начала хохотать хромая старуха, а из воды они слышали булькающие звуки.

Они оторвались, но заблудились. Фонарики мальчики даже не пытались включать, опасаясь привлечь к себе внимание опасных обитателей ночного леса. Ваня и Сережа остановились возле старого кривого дерева, чтобы перевести дыхание. И когда Сережа открыл рот, чтобы что-то сказать, сухая ветка вдруг ожила и ухватила его за воротник, приподнимая над землей.

- Он ведь говорил: «Брось раненого», и выбрался бы. Теперь останешься ты, - голос звучал, как шелест листьев, но слова были отчетливо слышны.

- Помоги, помоги! - Сережа барахтался на высоте всего полуметра над землей, но не мог вырваться из хватки.

Ваня сделал шаг навстречу новому неизвестному противнику, но дерево обратилось к нему.

- Зачем? Просто иди, а твой друг останется в лесу. Никто не узнает, что тут произошло. Ты будешь жить, ты забудешь. Разве ты не понял ее слова?

Ваня замер, а Сережа в ужасе смотрел на него. Друг просто стоял перед ним, ничего не предпринимая. В Сергее поднялась ярость, он ухватился за ветку помельче и сломал ее. Дерево взвыло. Затем за следующую ветку, а потом еще одну. Он обрывал листья и пинал ствол, отчаянно хватая и ломая все, до чего мог дотянуться, и хватка разжалась.

Упав на землю, он тут же поднялся и бросился вперед. Сережа почувствовал, что рядом бежит Ваня, а затем услышал его голос.

- Я бы помог, я просто замешкался.

Сережа ему не ответил. Они плутали несколько часов, не разговаривая друг с другом, но и не упуская друг друга из вида. Мальчики больше не делали остановок у деревьев и не подходили к оврагам и пням, стараясь держаться на открытом пространстве. До рассвета, казалось, оставалось не более часа, и вместе с приходом солнца они рассчитывали на спасение. Но той, кто гналась за ними, похоже, надоело ждать. Она появилась молча в нескольких метрах перед ними, улыбаясь своим полным острых зубов ртом.

- Набегались?

Рядом с ней был волк. А нож, лишивший серого зверя глаза, остался лежать где-то там на земле на месте его первого нападения.

Что делают мальчишки, спасаясь от собак? В этот раз они поступили так же, как если бы удирали в поселке от соседского Рекса, – полезли на дерево. Сережа был впереди, а Ване мешала раненая рука. И когда отстающий мальчик цеплялся за очередную ветку в его голень впились острые зубы. Сережа услышал душераздирающий крик и увидел старуху с разинутым ртом, полным крови, ее цепкие пальцы держали Ваню за лодыжку.

Сережа видел, как его друг покачнулся, готовый свалиться, и тогда он ухватил Ваню за руку, потянул к себе, наверх.

- Отпусти. Бежать больше некуда, отпусти его, и я отпущу тебя, - старуха говорила, жуя, и мальчик знал, что жевала она плоть, выкушенную из ноги. Ее желтые глаза смотрели прямо на него. И в этот момент Сережа почувствовал, что ужасно устал. Ему было страшно. Он понимал, что дальше им не убежать. И тогда его пальцы, обхватывавшие запястье Вани, медленно разжались.

Ваня упал на спину и удар об землю выбил воздух из его легких. Мальчик хотел закричать, но не мог. Старуха торжествующие засмеялась, схватила Ваню за раненую ногу и медленно поволокла за собой. Сережа смотрел, как она неторопливо тащила свою добычу, а за ней следовал волк. Уже почти скрывшись, она обернулась и махнула костлявой рукой, указывая направление.

- Тебе туда.

С рассветом Ваня вышел к Лихоборью. На все расспросы он отвечал: «В лесу».

Поиски Ивана Большакова, десятилетнего мальчика, длились больше двух недель. Когда Сережу попытались взять на поисковую операцию в лес, чтобы он показал хотя бы направление, в котором они ушли в ту ночь, у него случилась истерика. Тело его друга так и не нашли, как и никаких следов.

Вскоре Сережа уехал в Москву, все медленно пошло своим чередом, ничего не напоминало о случившемся. Когда он решился поговорить о произошедшем, взрослые отвели его к психологу. Дама в круглых очках, выслушав его сбивчивый рассказ, заявила, что это «замещенные воспоминания». По ее версии, безусловно, с детьми случилось что-то страшное, но мальчик боится признать правду, поэтому придумывает ужасы из сказок.

Детали произошедшего в лесу постепенно стирались из памяти. Сереже с каждым разом становилось все сложнее воспроизводить свой рассказ. В результате он решил не думать и не говорить об этом, а потом он просто забыл.

Родители больше не отправляли его в деревню к бабушке. Но спустя семь лет он проснулся в холодном поту среди ночи в Лихоборье, его трясло. «Глупый сон», - повторял он про себя. Его друг потерялся, когда они вместе гуляли в лесу в детстве или на них кто-то напал. Но движущегося дерева, болота, волка и страшной старухи быть не могло. Просто правдоподобный кошмар. «Ведь случилось там что-то совсем другое. Замещенные воспоминания – вот что это», - уверял он себя.

Сережа спустился вниз, умылся, пошел на кухню, чтобы выпить воды, а на обратном пути глянул в окно. Огонек холодного голубого света скакал по деревьям в лесу. Его охватил ужас. Он понял, что видит перед собой часть древней злой силы, которая была известна каждому с детства, но в которую никто по-настоящему не верил.

Утром Сережа стоял на автобусной остановке, чтобы вернуться в Москву. На прощанье он сказал бабушке что-то невразумительное. При свете солнечного дня нечто, увиденное в лесу, снова начинало казаться игрой воображения. А сон? Быть может это просто сон. Он надеялся, что сумеет окончательно убедить себя в этом. Сергей знал: то, с чем он столкнулся, ему не победить. Он не сумел выстоять тогда, и не смел сейчас даже открыто взглянуть в лицо своим страхам.

Вдалеке на дороге появился автобус. А со стороны Лихоборья к нему приближалась фигура- Виктория, мама Вани. Она оказалась рядом с ним быстрее, чем желанная возможность сбежать.

- Скажи мне правду. Разве я многого прошу?

Сергей почувствовал, что на его лице расплывается глупая кривая ухмылка. Это было замороженное проявление ужаса, который невозможно принять. Если он останется, это станет правдой.

- Его съела Баба-Яга.

В следующую секунду он почувствовал, что его щеку обожгло. Пощечина. Разумеется, она приняла это за издевку. Виктория развернулась и пошла прочь.

Сережа уехал, со временем он думал об этой поездке все реже, потом воспоминания о желтых глазах и зовущем огоньке начали стираться из памяти, пока он снова все не забыл. И только иногда во сне он видел образы, из-за которых просыпался, дрожа от страха. Но, как и всякий кошмар, они отступали с рассветом. 

0
518
23:20
Понравилось. Особенно финал с пощёчиной.
20:00
хороший рассказ. всё.
14:34
Динамично, лихо. Только с мотивацией Бабы-Яги сбоит. Это в сказках она тупо убивает, жарит в печи и заманивает путников или всяких любопытных долбаков. Здесь мотивация просто корявая. Вернется только один! Ну и что? Ну побегали, ну прошли испытания, ну проверили у кого кишка тонка, что дальше? Все должно иметь начало и конец. С началом все нормально, а конец… Автор мог бы и постараться. Я не очень доволен. При том, что мальчишки получились отлично. Разумеется, я выставлю приличный балл. Всего лишь.
13:53
Интересная, но очень уж очевидная деконструкция сказки про Бабу Ягу. Проблем с мотивацией не вижу, но можно было бы и вывести её за рамки сказочных канонов.
20:59
Он приближался по дороге с рюкзаком за спиной к бабушкиному дому корявая фраза
Он приближался по дороге с рюкзаком за спиной к бабушкиному дому, когда чья-то цепкая рука ухватила его за толстовку.
но Сережа уже взял себя в руки и бросился со всей доступной ему скоростью по дороге. Он боялся оглянуться и увидеть ее мчащуюся за ним по пятам, как будто что-то такое уже было в его жизни. Но когда на повороте он все же решился бросить взгляд через плечо
Лихобобрья смену названия встречаю впервые. до этого имена героев в хоте рассказов менялись, а тут деревня успела поменяться. Сергей не был в Лихоборье
электропроводов к строению не ведет
В этот момент на серого зверя бросился Сережа с маленьким зажатым в руке перочинным ножиком. сбитый с ног, ошеломленный, успел откуда-то достать ножик, разложить его, вскочить и кинуться. не ребенок, а Рэмбо
что жевала она плоть, выкушенную из ноги. выкушенную тут неудачное слово
3+
Загрузка...
Светлана Ледовская №1