Ольга Силаева №1

Монстр

Монстр
Работа №395 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

На той неделе в городе N в прокат вышел фильм «Великий и ужасный Инвайтед» от компании «Lord of the UnivImag». Премьера состоялась вечером, в тот момент, когда дети уже пришли с занятий, а взрослые — с работы. Многие люди сходили на этот фильм, и почти всем он понравился. Главным героем этого фильма был Инвайтед — огромное тёмное чудище со светящимися жёлтыми глазами. Его происхождение уходило вглубь веков, он был стар, как мир. Чтобы выжить, Инвайтед питался душами людей. Однако он был ничем не защищён, и, чтобы люди не могли его поймать, местность вокруг него всегда была окутана плотным туманом. Таким образом, он был не в поле зрения, а люди видели лишь его огромные глаза, нагоняющие страх. В основном Инвайтед обитал на дорогах, подстраивая аварии, и очень быстро менял местоположение, чтобы люди не догадались о его существовании. По сюжету, Инвайтеда так и не смогли поймать.

Конечно, очень многим нравятся подобные ужастики. Но не тогда, когда они начинают переходить в реальность.

Через два дня после выхода фильма дорогу от посёлка V к городу N окутало белесым туманом, который плотнел с каждым днём. На дороге, на которой всегда было тихо и спокойно, участились аварии. Прошло около недели, а за это время на дороге случилось четыре аварии. Раньше столько было за год. Дорожная полиция объясняла это плохой видимостью, а суеверные люди шептались, что видели над дорогой два огромных жёлтых глаза. Так или иначе, на дороге появились знаки с ограничением скорости, а жители посёлка, чтобы проехать к городу, начали ездить по другой, более длинной дороге. С тех пор произошло ещё две аварии, и многие люди действительно поверили в Инвайтеда, и совсем перестали пользоваться этой дорогой. Тем более, чем же ещё можно было объяснить плотный белесый дым, который невесть откуда взялся и никак не хотел рассеиваться?

Томас Бинглайт тоже ходил на премьеру фильма, но тот ему не понравился. Он не любил смотреть картины, развращающие сознание, а эта вселяла страх. Неудивительно, что люди поверили в существование Инвайтеда. Нет, он считал Инвайтеда глупой детской сказкой, а людей — слишком наивными. Его дочь Элин очень просилась, чтобы он взял её с собой на премьеру, но Томас отказался. И правильно сделал — зачем зря пугать ребёнка?

Услышав странные щёлкающие звуки за своей спиной, Томас посмотрел в лобовое зеркало. Элин баловалась с регулятором окна на заднем сиденье, бесконца щёлкая его.

— Элин, сломаешь же! — предупредил Томас, чуть притормаживая на повороте.

— Всегда так делаю, и не ломается, — раздался тонкий детский голосок. Послышалось тихое шуршание, затем маленькая рыжая головка проснулась между передними сиденьями, — Можно я перелезу вперёд?

— Нет, нельзя. Ты ещё маленькая, — серьёзно запретил Томас, одной рукой запихивая головку обратно, — Лучше так не делай. Щас как встряхнёт — и вылетишь отсюда.

— Но мне скучно! — обиженно пожаловалась Элин, удобнее устраиваясь на заднем сиденье, — То — нельзя, это — нельзя… Ещё три часа ехать!

— Полчаса всего. — поправил отец. Он глянул на часы — Бог ты мой, уже почти восемь! Мы же опоздаем!

Они ехали в городскую школу. Элин тяжело вздохнула и бросила быстрый взгляд в окно.

— Придётся, — чисто по-философски заметила она. Томас поджал губы и наддал газу. Они влетели на повороте со скоростью пятьдесят миль в час, и неожиданно резко сбавили скорость: на дороге была большая пробка.

— Вот тебе и придётся! — сердито сплюнул Томас — Ты только полюбуйся, какая красота! Мы так и ко второму уроку не успеем.

Элин опять проснулась вперёд и своими большими голубыми глазами уставилась на заполненную машинами дорогу. Машины стояли зад в зад, с холодной безразличностью, короткими рывками продвигаясь вперёд. Только одинокий велосипедист тихо прошмыгнул мимо незаметной птичкой. Томас стрельнул в него злыми глазами.

— А как же та, другая дорога? По которой мы раньше ездили? — вдруг спросила Элин, заглядывая отцу в глаза.

— На той дороге не проехать из-за тумана, — отмахнулся тот, задумавшись.

— Но она короче этой! Мы же можем медленно ехать.

Томас вздохнул и ещё раз обвёл взглядом ситуацию на дороге. Затем глянул на соседнюю развилку. Там, за деревьями, дорога была пуста.

— Ладно, чёрт с ним, поехали! — Томас свернул с дороги и помчался по развилке. Перед тем, как въехать на другую дорогу, он успел заметить, как соседние водители встревоженно смотрят на него. -" Дураки,« — подумалось ему.

Элин тоже заметила встревоженные лица водителей. Она обернулась и чуть улыбнулась им, показывая, что всё хорошо и беспокоиться не стоит. Элин знала, почему все так бояться этой дороги, и знала, почему отец никогда ей об этом не говорит. Он думает, что она тогда тоже поверит в Инвайтеда и будет бояться ездить в школу. Но это он зря. Она не боится высоты и засыпает без света. Почему же ей надо бояться чудовища, которого никто не видел?

— Пап, все ведь бояться ездить по этой дороге не из-за тумана, да? — неожиданно спросила Элин. Томас промолчал. — Из-за Инвайтеда. Я знаю.

— Кто поедет через туман, когда есть нормальная дорога? — вопросом на вопрос небрежно ответил отец. Он сбавил скорость до сорока. Дорожный ограничитель показывал тридцать пять. Как предвестник чего-то нехорошего, одиноко стоял он на обочине. Они въехали в туман.

— А я не боюсь Инвайтеда, — храбро заявила Элин.

— Его нет, — устало откликнулся отец. Но Элин его не слушала.

Деревья, таинственно возвышаясь над дорогой, были подёрнуты лёгкой дымкой. Слабые лучи просыпающегося солнца, пытаясь прорезать эту дымку, тонули в ней. Они растворялись золотистой пыльцой, бросая отблески на тёмные стволы деревьев. Эта пыльца, улыбаясь, слабо переливалась в тонкой дымке. Это было очень красиво. Элин тоже улыбнулась ей.

Однако чем дальше они ехали, тем плотнее становился туман. Скоро верхушки деревьев растворились в плотном белом тумане, а солнце перестало видно совсем. Томас снизил скорость до тридцати пяти и включил фары. Поначалу они освещали всю дорогу вокруг них, затем туман уплотнился настолько, что свет фар стал бесполезным: он растворился в тумане.

— Всё-таки та дорога была лучше, — запоздало заметил отец, внимательно всматриваясь в дорогу.

— Зато машин нет, — пожала плечами Элин. Она всё ещё продолжала смотреть в окно. Вдруг она резко выпрямилась и выпалила — Пап, там машина.

— Где ты её видишь?

— Сзади. Она едет на полной, пап.

— На какой полной, ты что? — Томас недоверчиво посмотрел в боковое зеркало. И вправду: сзади показались стремительно приближающиеся фары. — Что они там, совсем уже? — он сердито прижал машину к обочине.

Буквально через секунду, со свистом рассекая воздух, мимо них на всей скорости промчалась машина. Томас высунулся и что-то прокричал. Но Элин этого не слышала. Она не могла оторваться от окна. От того, что она там увидела.

Над дорогой только что показались, чуть расплывчатые из-за тумана, два огромных жёлтых глаза. Элин затаила дыхание. Глаза смотрели на неё. Они долго, не отрываясь, глядели на Элин, а затем исчезли. Глаз уже не было, а Элин всё смотрела на то место, откуда они появились, и странное чувство овладевало ею.

В тот же миг послышался жуткий грохот и крики. Томас резко остановил машину и выругался: они чуть не наехали на машину, боком стоящую рядом с обочиной. Машина стояла как-то неестественно, и передний бампер и левый бок были сильно изуродованы. Очевидно, водитель врезался в забор.

— Господи! — отец с ужасом оглядел изуродованную машину, затем обернулся — Так, нужно вызвать скорую, а, пока она едет, я успею оказать первую помощь. Сиди здесь и никуда не выходи, слышишь? — он схватил сотовый и аптечку и вышел из машины, сильно хлопнув дверью.

Элин с непонимающим видом уставилась на побитую машину. Она и раньше видела аварии, но эта была ей непонятна. Зачем ехать на такой скорости по туману? Элин сердито уставилась на машину, а затем на то место, где видела глаза. И, как ей показалось, всё поняла.

— Инвайтед, — тихо прошептала ответ девочка на все вопросы, державшие в голове. И тут ей показалось странным то, что фильм вышел всего неделю назад, а Инвайтед и вправду существует. Как будто бы авторы предсказали появление этого монстра или знали про него. Она видела рекламы. Он совсем такой, как в этом фильме. Глаза такие же…

Элин наблюдала за тем, как отец возится в той машине. Он был занят, и не смотрел назад. А ей непременно хотелось увидеть чудовище. Когда-то она уже пыталась поймать чудовище, живущее под кроватью, но его там не оказалось. Или он просто испугался? Может, чудовища любят пугать людей, а сами их боятся? Иначе почему он прячется в тумане? Элин аккуратно дёрнула на себя ручку, вышла из машины и с тихим щелчком закрыла дверь. Теперь ей было лучше видно ту машину. В ней сидело трое. И двое помогали Томасу с третьим. Наверное, подростки. На заднем стекле была выцветшая от времени наклейка с надписью «Verum est omne quod fit» (Всё происходящее реально). Латинский…

Элин отвернулась от машины и посмотрела назад. Не было ни намёка на то, что сзади кто-то был. Не в состоянии унять странную дрожь в теле, девочка осторожно отошла от машин и обернулась. Всё, что осталось позади, понемногу заволакивалось белесым туманом. Вроде они были близко, но никто не знал, что Элин здесь, и потому она почувствовала себя одинокой. Но ведь она же только на минуточку. Проверит вон то место, и всё, назад. В тумане было холодно. Элин на ходу застегнула ветровку и выправила ворот джемпера. Вскоре она быстрым шагом отдалилась от машин настолько, что они исчезли из вида совсем, а затем перешагнула через забор и оказалась в лесу.

Элин зашагала вперёд, к тому самому месту, и сухие ветки тихо ломались и хрустели у неё под ногами. Здесь пахло мокрой древесиной, сухой травой и ещё чем-то едким. Холодный воздух влагой пропитывал волосы и одежду. С деревьев, бешено кружась в воздухе, падали двойные иголки. Где-то застучал дятел.

Элин остановилась и замерла. Здесь были глаза. Она вгляделась во все соседние деревья, но они молчаливо стояли на страже леса, и за ними никто не прятался. Стало очень тихо. Даже дятел перестал стучать. Собственное дыхание показалось Элин слишком громким. Что-то здесь было не так, и от этого мучительно засосало под ложечкой. Она дышала слишком громко. Тогда она затаила дыхание и поняла, что так громко дышала не она.

Рядом был ещё кто-то.

Элин стояла и боялась обернуться. Кто-то громко и хрипло дышал за её спиной. Она чувствовала спиной чьё-то тёплое дыхание. И ещё она чувствовала на себе чей-то взгляд, и от этого становилось ещё страшнее. Но так не могло продолжаться вечно. Она пришла посмотреть на чудовище, и вот оно здесь. Она должна увидеть его.

Судорожно вздохнув и сжав руки в кулаки, Элин обернулась.

Он был большой и тёмный, и у него были уши, как у волка или у кота. Это был Инвайтед, и она сразу узнала его. Ему принадлежали эти огромные светящиеся глаза. Они и сейчас внимательно смотрели на неё, пригвождая к земле и лишая всякой способности двигаться.

Они долго смотрели друг на друга. Огромное чудовище и маленькая девочка. Затем чудовище фыркнуло, как фыркают недовольные лошади, и моргнуло. Было невыносимо больше стоять в такой тишине, и Элин спросила:

— Ты — Инвайтед?

Она ожидала, что, как во всех ужастиках, тот улыбнётся жуткой ухмылкой, и скажет «да». Но чудовище не улыбалось.

— Я — тот, кем ты меня представляешь, — послышался глубокий, низкий голос. Чудовище чуть наклонило голову вбок, всё ещё не сводя с неё глаз. Элин чувствовала, что нужно продолжать разговор, и уже гораздо смелее спросила:

— Это ведь ты сбил ту машину. Я видела твои глаза, — странная дрожь прошла. Она сейчас стояла напротив него, и говорила с ним. И он был не такой жуткий, как все чудища в страшилках.

— А ты так думаешь? — поинтересовалось чудовище. Элин задумалась. В фильме, папа рассказывал, Инвайтед сбивал машины, а затем забирал души всех сидящих в ней. Здесь никто не умер. Один только ранен.

— Нет, — покачала головой девочка, — Иначе ты бы их убил.

Чудовище ничего не ответило девочке. Она только сейчас заметила, что вокруг него туман намного плотнее. Когда он был рядом, было холодно. Элин поёжилась.

— Но ведь ты — Инвайтед, — сказала Элин, — Все думают, что ты такой, как в фильме. Но если бы ты был таким, ты бы со мной не разговаривал, верно? — чудовище опять не ответило, и она продолжила — Ты меня не тронешь?

— А ты как считаешь? — в том же тоне спросило чудовище. Элин нахмурилась.

— Ты же сам сказал, что не сбивал машину.

— Я ничего не говорил, — голос чудовища понизился. Стало чуть холоднее.

— Но ты и не говорил, что я неправа, — обиженно возразила девочка. Он говорил с ней, и не пытался напасть. Страх понемногу проходил, уступая место неопределённости. Чудовище громко выдохнуло, и на её ресницах появился иней. Она передёрнулась от холода.

— Верно, звёздочка, я ничего не говорил. Ты сама всё придумала, — неспеша ответил Инвайтед.

— Да ты и сам придуманный, — Элин только потом поняла, что сказала.

— Я — Инвайтед, — сказало чудовище, — Я и есть Придуманный. Меня придумали люди, и они же навязали ответственность моему имени.

— Ответственность… — тихо прошептала девочка, лихорадочно соображая. Если его придумали люди, то он не существует на самом деле, он же выдумка… Нет, но он же здесь, вот он. Он живой… Значит… Значит, всё, что придумывают люди, существует? Нет, иначе бы весь мир был заселён всякими волшебниками и единорогами. Это не совсем так… Значит, он, наверное, один такой. Он — фантазия. Чья-то. Жителей этого города… Да. А, может, на самом деле, не один, просто она столкнулась с одним. Их много… А появляются они посредством не одной мысли, а многих. Когда вышел этот фильм, и туман появился на дороге, и все эти аварии… Тогда несколько сотен человек поверили в Инвайтеда. И сами же его создали.

— Ты — не просто Инвайтед, — наконец сказала девочка, — Ты — фантазия. Ты появился потому, что здесь много людей поверили в Инвайтеда. Если бы люди поверили в кого-нибудь другого, то и ты бы стал другим.

— Верно, — выдохнул Инвайтед. Он сильно наклонился к девочке, и ей пришлось поднять голову, чтобы видеть его лицо. А лицо было закрыто туманом. Видны были только глаза и уши. Он был ужасен, но Элин его уже не боялась. Она знала теперь, кто он. Бояться было нечего.

— Ты странная, — прошептало чудовище, — Я вижу твои мысли. Ты видишь перед собой самого Инвайтеда, и не веришь в него. Почему?

— Потому что я знаю, что ты — не Инвайтед. Если я поверю во что-нибудь другое, то и ты станешь другим. Хотя нет… Я же одна. А тебе нужно, чтобы поверили все, да? Или… Не знаю.

— Во что же ты веришь?

Элин заглянула в его глаза. Взгляд детских голубых глаз столкнулся с взглядом глубоких жёлтых. И Элин прочитала в его глазах то, что не видела до этого. Она смогла увидеть и дикую боль, и ненужность, и великую мудрость, и понимание. И тут же поняла его. И дикая жалость проснулась в ней, и ей даже захотелось обнять его. Он как старая игрушка, никому не нужная, но которая всё ещё хочет, чтобы её любили. Долгое время он скитался по миру в виде незримой фантазии, но когда появилась возможность обрести плоть, он обрёл её. И пусть даже стал чудовищем — он хотел жить по-настоящему. И набирать силу с помощью чужих фантазий. Кто знает, насколько великим и ужасным он бы стал? Или станет…

— В добро, — тихо ответила девочка. В тот же миг потеплело. Дышать стало легче. Инвайтед ещё раз фыркнул наподобие лошади и по движению его силуэта у Элин создалось впечатление, что он сейчас встал на дыбы и топнул копытом. Или так и было?

— Я удивляюсь тебе, — сказало чудовище, — Твой воображаемый мир огромен… Я видел взрослых людей, которые верили в меня, едва завидев мои глаза, и боялись. Я вижу тебя, и ты в меня не веришь, хотя видишь меня, и не боишься. Ты всего лишь ребёнок, но твой мир стоит тысячи взрослых миров. Все дети такие?

— Да, — не раздумывая, подтвердила Элин, — Как я поняла, взрослые верят только в то, что видят. А мы можем верить в то, чего не видим. Если ты хочешь, чтобы в тебя поверили, попробуй делать что-нибудь хорошее. Все тогда поверят в эльфов или волшебников. Тебе ведь не нужны взрослые…

— Если я перестану быть Инвайтедом, — хрипло заметило чудовище, — Я исчезну. Пока что все верят в Инвайтеда, но я не увидел, чтобы хоть кто-нибудь верил в добро, кроме тебя. Я не выживу.

— Я верю, — сказала Элин, — И все поверят.

— Твой мир стоит тысячи других, — повторил Инвайтед, — Но что же мне делать, чтобы в меня поверили другие дети?

— Помогать, — тихо ответила девочка.

Ещё миг огромное чудовище неотрывно смотрело на маленькую храбрую рыжеволосую девочку. Затем оно закрыло глаза и фыркнуло. Всё вокруг закружилось в мощном необъяснимом вихре. Мимо Элин пролетали листья, камни, ветки. Туман вокруг чудовища клубился, и солнечный свет искрился в нём. Затем ветер сильно встряхнул туман и прижал его к земле так, что земля вздрогнула. Туман распался на тысячи облачков и вспарил в небо, растворяясь по пути в воздухе. Элин услышала откуда-то из тумана тихое «спасибо». Затем всё исчезло. И холод, и туман, и странный запах. Остался лишь туман на дороге, но и он начал понемногу рассеиваться. Чудовища уже не было.

Элин оглянулась. Деревья свободно вздохнули и встряхнулись, осыпав девочку сотнями иголок. Тихо кружась, падали на землю взметнувшиеся было до небес листья. Сверкнув глазками-бусинками, прошмыгнула мимо Элин маленькая серая мышка. Где-то снова застучал дятел. Словно только сейчас проснувшись, защебетали вокруг птицы. Всё ожило.

Тихо и незаметно Элин вернулась назад, к машинам. Возле сбитой машины уже стояла скорая. Люди основали туда-сюда, помогая друг другу. Элин только успела сесть в машину и захлопнуть дверь, как вернулся отец.

— Всё хорошо? — спросила Элин, расстёгивая ветровку. Томас кинул аптечку на соседнее сиденье и включил зажигание.

— Всё хорошо, — кивнул он, — Подушка безопасности вовремя сработала, и парень сильно не пострадал. Так, немного лицо разбил и руки. Ещё одному ногу отдавило. Но их уже везут в больницу, так что беспокоиться нечего, — отец взглянул на часы и присвистнул, — А мы сильно опоздали! Сейчас на полной поедем, — он огляделся, — Смотри-ка: и туман уже растаял. Нам повезло. Видимость теперь хорошая.

— Растаял, — эхом откликнулась девочка, наблюдая за тем, с какой скоростью проносятся мимо них деревья. Она всё думала об Инвайтеде, и о том, что же будут думать люди, и том, что теперь этой дорогой опять станут пользоваться, и том, что же сейчас делает Инвайтед и где он вообще. Элин думала и думала, пока не заснула. И снился ей огромный добрый пёс, и дракон, и эльфы.

А за окном накрапывал мелкий дождик, хотя солнце уже светило вовсю. Деревья радовались долгожданному дождику, и тянули к нему свои листья и ветки, бурно стряхивая друг на друга драгоценную воду. Запахло свежестью и мокрой травой. Туман ещё не до конца рассеялся, и необычный тёплый луч света, пронзая его, золотым фонарём освещал дорогу перед маленькой машиной, на полной скорости ехавшей по заброшенной дороге. Этот луч тихо улыбался искрящейся пыльцой, и заглядывал в окна, наблюдая за спящей девочкой. Томас Бинглайт смотрел на с удивительной быстротой передвигающийся луч, и находил это необычным. Луч тоже так считал.

Чудовища больше не было.

0
432
03:12
+1
Первое, что не понравилось, это имя монстра… Инвайтед — у меня все время сознание переключалось на английский, в поисках объяснения происхождения имени… старайтесь, чтобы имена не имели отношения к словам в распространенных языках без причины…
Томас Бинглайт тоже ходил на премьеру фильма, но тот ему не понравился. Он не любил смотреть картины, развращающие сознание, а эта вселяла страх. Неудивительно, что люди поверили в существование Инвайтеда. Нет, он считал Инвайтеда глупой детской сказкой, а людей — слишком наивными. Его дочь Элин очень просилась, чтобы он взял её с собой на премьеру, но Томас отказался. И правильно сделал — зачем зря пугать ребёнка?

1. так развращала сознание или вселяла страх?
2. если вселяла страх, то почему ГГ считал ее детской сказкой
3. почему правильно сделал, он же считал, что это детская сказка
Томас посмотрел в лобовое зеркало

смешно…
Вообще по тексту, очень много забавных вещей. Вкратце поясню:
1. фары не освещают дорогу вокруг, тем более в тумане, они больше слепят тебя же, для этого придумали противотуманки…
2. в плотном тумане не видно машин летящих на тебя, видно как к тебе приближается большой пучок света и не более того…
3. если водитель врезался в забор, то как он оказался на дороге, а если уж врезался в него, то либо бампером, либо притерся боком… если уж даже девочка могла его «перешагнуть»
4. откуда девочка знала латинский?! (ну да ладно)
Вообще очень много «не реальных» заигрываний с туманом (просто совет: как-нибудь в нем побродите)
Такое ощущение, что рассказ писал ребенок и местами редактировал взрослый… очень много пустых перечислений и полное отсутствие связок между абзацами…
17:20
Великолепный сюжет – сказка о том как добрая фантазия маленькой девочки побеждает зло и преображает монстра. Размышления о том, что наши фантазии способны обрести реальность уместны и сказку не портят. Но тяжеловата подача сюжета в целом.

Особенно в начале язык очень тяжёлый, заштампованный, даже не литературный. Хочется более внимательного отношения автора к слову. Есть совершенно потешные несуразности. Например: «Машины стояли зад в зад» – задастые машины? «… а затем перешагнула через забор и оказалась в лесу». – я представила лилипутский забор и девочку великаншу. «Возле сбитой машины» – вначале, вроде, говорилось о том что машина врезалась в забор. Кем и как она оказалась сбитой?
Образность – местами про туман красиво, местами – сбивчиво. Диалоги, на мой взгляд, надо прорабатывать.
00:42
-1
Я плюсанул.
Это практически тот же самый сюжет, который у меня в голове несколько месяцев, приятно видеть единомышленника.
Очень крутое чувство.
Я хочу читать этого писателя ещё. Братец (сестрёнка), когда можно будет раскрывать авторство, напиши мне. Очень хотелось бы пообщаться с тобой.
Загрузка...
Ирис Ленская №1