Эрато Нуар №1

Родинка

Родинка
Работа №398 Работа снята по просьбе автора

(Работа снята по просьбе автора)

- Фотографии жены с вами? Любые. Вплоть до детских, – эксперт Центра психологических проблем человека по фамилии Берушев смотрел на Парковского с умелым равнодушием. Такое равнодушие не оскорбляет, а только подчёркивает рабочий настрой специалиста: не думайте, будто мне на вас наплевать, я всего лишь не любопытен.

- Да. В телефоне.

- Покажите.

Парковский извлёк из кармана смартфон и, потыкав пальцем по файлам, нашёл папку с фотографиями Жанны.

- Вот все, что есть.

Берушев взял телефон и быстро пролистал фотографии, задержавшись только на двух последних.

- Неплохо. Вот эти, в купальнике… особенно неплохо. А голос?

- Голос?

- Образец её голоса?

- Да, конечно. Сейчас покажу.

- Будьте добры, - Берушев вернул телефон, а сам принялся изучать квитанцию об оплате услуг Центра за коррекцию реальности второй степени.

- Всё в порядке? – насторожился Парковский. – Я оплачивал агентству, как было указано в договоре.

- Да. Полный порядок, - Берушев убрал квитанцию в стол. – Нашли?

- Вот, - Парковский разыскал голосовое сообщение и включил динамик на громкую связь.

«Извини, что не дозвонилась, но ты не отвечаешь, а у меня совсем нет времени на звонки, - полился из телефона торопливый голос Жанны. – В Корчёвниках утечка карборанов, и я срочно вылетаю туда. Домой постараюсь вернуться вовремя, я помню, какой сегодня день, но сам понимаешь, если дефект окажется серьёзным, возможно придётся задержаться».

Наступила тишина.

- Хорошая запись, - одобрил Берушев. – Я хоть и не специалист в области фонетики, но уверен, что реаликатор обработает её в лучшем виде. С вашего позволения, я скачаю все материалы в свой ноутбук.

- Как вам угодно, - Парковский вздохнул и отчего-то подумал, что может зря он затеял всё это. Конечно, семь лет совместной жизни – срок немалый, и неудивительно, что у них с женой притупились чувства друг к другу. С другой стороны, хотелось бы вернуть ощущение новизны в отношениях, заново пережить позабытые эмоции, да и вообще, ложиться в постель с женщиной только для того, чтобы тут же закрыть глаза... Последнее беспокоило Парковского больше всего.

- Скажите… после завершения коррекции, её голос останется прежним?

- Не думаю, - пальцы эксперта привычно летали по клавиатуре. – Вы же понимаете, что процедура коррекции реальности затронет в первую очередь сектор, касающийся образа вашей супруги, внесёт определённые изменения в первоначальный вариант.

- Это я понимаю, - Парковский замялся, думая как точнее выразить свои сомнения. – Наоборот, меня беспокоит, не будут ли изменения чересчур радикальными. Всё-таки мы прожили вместе семь лет. Сложились определённые привычки.

- За это не переживайте. Кое-какие черты вашей супруги безусловно исчезнут, но основное останется прежним, ну или в несколько обновлённом варианте, - Берушев развернул ноутбук экраном к Парковскому. – Ну-с, смотрим и закрепляем визуализацию. На нашем профессиональном жаргоне это называется: «лепить куклу».

Эксперт защёлкал кнопками, и на экране появилось изображение человеческой головы.

- Начнём с черепа. Череп в женщине – самое главное.

- Неужели? – удивился Парковский.

- А вы думали попа? - эксперт продолжал свои манипуляции с клавиатурой. – Вот и не угадали.

- Да я не думал…

- Думали. Мы, мужики, все думаем одинаково. Между тем, череп, гораздо больше расскажет о женщине, чем её аппетитные, опять же с точки зрения мужчины, части тела. Например, широкий череп встречается у женщин расчётливых, для них мужик – это средство для достижения материальных благ. Узкий высокий череп принадлежит дамам взбалмошным и истеричным. Скошенный лоб свидетельствует о нелепых рассуждениях и непредсказуемых поступках. Заботливая мать и хорошая хозяйка обладает выпуклым затылком, а если вам попалась особа с плоской макушкой, гоните прочь её из своей постели, она не доставит вам сладострастных минут в момент обладания ею. Так какой череп у вашей супруги?

- Никогда не обращал внимания, - сказал Парковский. – Помню, что он всегда был спрятан под кожей и волосами.

- Это декорация, - Берушев нажал несколько кнопок одновременно, и голова на экране приняла очертания овала.

- Теперь смотрите внимательно.

На пустом лице стали поочерёдно появляться глаза различных типов. Круглые, узкие, миндалевидные, запавшие, навыкате, широко посаженные, припухлые, с опущенными уголками и многие другие.

Парковский растерялся. Он никогда не обращал внимания на глаза Жанны. Карие – это точно. А форма, размер…

- Как вам эти? – эксперт остановился на паре круглых голубых глаз с пушистыми ресницами. – На мой взгляд, вполне симпатичные.

- Нет, не похожи, - сказал Парковский. – У моей жены глаза карего цвета и не круглые. Скорее вытянутые.

- Решено, оставляем. Теперь нос. Предлагаю этот: длинный и тонкий.

- У Жанны маленький аккуратный нос, - сказал Парковский. – А это какая-то морковка.

- Длинный тонкий будет лучше смотреться с такими глазами.

- Уверены? – Парковский пристально посмотрел на Берушева, но тот был невозмутим.

- Можете поверить мне на слово. Вообще-то у меня есть целая теория о взаимосвязи элементов человеческого лица. Я даже брошюру написал по этому вопросу. Общая мысль такова: Каждому элементу человеческого лица, например – глазам, соответствуют только определённые нос, губы, подбородок, скулы, ну и так далее. Более того: каждая связка одних элементов соответствует лишь некоторым связкам других элементов. Те есть, комбинация глаз и носа группы номер один, а я разбил все элементы на группы и подгруппы, может сочетаться с комбинацией: подбородок – скулы именно этой группы и никакой другой. Ну, или: губы – скулы, неважно.

- Неужели? Но мне какой толк от вашей теории? Я не хочу, чтобы у моей супруги глаза и нос были такими, как вы их тут выдумали.

- Это вам так кажется.

- Ах, мне кажется! – Парковский стал закипать. – Я не желаю иметь жену с сарделькой вместо носа. Мне нравится тот нос, что есть у неё сейчас. Что здесь непонятного?

- Однажды меня привлекли к полицейскому расследованию, - Берушев видимо решил уклониться от дальнейшего спора. – У них там накопилось с десяток дел в отношении одного маньяка. Так вот, во время лепки куклы преступника, все потерпевшие упирались точно, как вы сейчас: рот не такой, скулы острее, нос слишком приплюснут. А я их не слушал, я никогда не слушаю соавтора, я наблюдаю за ним. Когда вы называете, какой именно нос или рот должен быть у вашей спутницы жизни, вы следуете голосу разума, а это не совсем правильно. Разум отдаёт предпочтение привычным очертаниям, но не способен запечатлеть истинное лицо человека. Истинное лицо не воспроизводится, а выявляется путём взаимодействия с подсознанием соавтора. А сознание соавтора часто неосознанно подменяет настоящие элементы ложными. Ведь в большинстве случаев мой соавтор – жертва.

- Я – не жертва, - обиделся Парковский.

- Пусть, не жертва. Скажем, человек, слегка пострадавший от житейской рутины. Так устраивает?

Парковский кивнул.

- Но нос мне всё равно не нравится.

- Бесподобный нос, - гнул своё эксперт. – Таких носов – два-три на весь город.

- Хорошо, пусть нос будет длинный, - согласился Парковский. Он вдруг подумал, что зря потратил свои деньги, ввязавшись в глупую авантюру.

- Вот вам мой выбор глаз не понравился, - Берушев кивнул на экран. – А это, на самом деле, ваш выбор. Я наблюдал за вами, и вы чётко среагировали на эти глаза.

- Я? – Парковский с недоумением уставился на эксперта. – Каким образом?

- Таким, знаете, еле уловимым подрагиванием нижней губы, - засмеялся Берушев. – А если честно, то не знаю как. Это происходит интуитивно, на уровне подсознания.

- Надо же, - Парковский зло прищурился. – Делаете свою работу на уровне подсознания, и при этом получаете за неё реальные деньги. Неплохое местечко.

- Так я не закончил, - Берушев не обратил внимания на сарказм Парковского и добавил к уже имеющемуся на лице длинному тонкому носу большой ярко накрашенный рот. – Все жертвы нападения были исключительно женщинами и вот лепим мы куклу с одной из них, и вдруг в образе преступника тоже вырисовывается женщина. Я даже засомневался, думаю, может, перепутал, не уловил подсознательную реакцию жертвы. Пробую лепить куклу с другой жертвой – картина прежняя. Вырисовывается молодая женщина, высокого роста, крепкая телом, но со слабыми руками. Потерпевшие даже скандал устроили, мол, я пытаюсь их сумасшедшими выставить. Я спорить не стал, вот только оставил полицейским куклу в том виде, как получилась. Через месяц мне оттуда сообщают, что задержали грабителя, пытавшегося у какой-то дамочки сумку выхватить. Доставили в отделение, съездили за потерпевшими, из числа тех, с кем мы фоторобот составляли, и они с ходу признали в задержанном своего обидчика. Стали преступника обыскивать, тут и выяснилось, что не мужик это вовсе, а женщина. В мужской одежде и стрижка короткая. Хотела, таким образом, от себя подозрение отвести. Вот только силёнок не хватало сумки из рук вырывать. А одной из жертв ещё и пригрозила: «Не отдашь кошелёк по-хорошему, изнасилую в извращённом виде».

Парковский молча смотрел на экран ноутбука. Готовая «кукла» не имела с Жанной ничего общего. Скорее, полная противоположность.

- Ну как?

- Совершенно не похоже.

- Значит, оставляем в таком виде, - странным образом удовлетворённый ответами Парковского, Берушев ткнул пальцем в клавишу «Ввод», а затем вышел из программы. – Уверен, в итоге вы получите то, что нужно.

Парковский узнал её сразу, как только открыл дверь. После общения с неадекватным сотрудником Центра психологических проблем человека, он понимал, что Жанна окажется вовсе не той Жанной, какой он её знал, поэтому не удивился, увидев на пороге своей квартиры абсолютно незнакомую женщину. У настоящей Жанны лицо скорее круглое, но упрямый эксперт оставил вариант с овальным лицом. Круглые голубые глаза. Длинный нос. И волосы… Жанна – крашенная брюнетка, носившая короткое «каре», но никак не пепельную гриву ниже плеч.

- Привет!

- Привет!

- Извини. Суд опять задержали. Хотелось хотя бы сегодня вернуться домой вовремя, но подзащитного привезли с опозданием на целый час, - она прошла в квартиру и привычно сбросила плащ ему на руки. Прошла в комнату, не разуваясь, плюхнулась на диван.

- О! Ты подготовился, - кивнула на столик с шампанским и фруктами.

- Ещё есть коньяк, - Парковский сел рядом. – Свадьба хоть и не золотая, но всё-таки семь лет прошло.

- Не сердись, - она погладила Парковского по щеке. – Что я могла поделать? Разве кто-нибудь принимает желания адвокатов всерьёз.

«А может это наваждение. И настоящая Жанна – заведующая химической лабораторией вернётся из своей командировки с минуты на минуту? – подумал Парковский. – Вот будет история…».

- Ну чего скис? Наливай! – она резким движением откинула со лба пепельную прядь.

Наступил вечер и в комнате стоял полумрак. Парковский предусмотрительно оставил включённым только светильник в коридоре. Пока целовались, Парковский безуспешно старался рассмотреть лицо женщины, к этому времени мнимая жена успела переодеться в домашний халатик и избавилась от макияжа. Женщина хихикала и отворачивалась, как только Парковский пытался повернуть её лицо к свету.

- Пошли в спальную, - прошептала она и взяла Парковского за руку.

- Жанна, - прошептал Парковский и потянулся к пуговицам её халатика. Пуговицы расстегнулись без усилий, и халат легко соскользнул с женских плеч.

- Я не Жанна, - прошептала она в ответ. – Меня зовут Мари.

- Мари? – Парковский замер в изумлении. – Но я женат на Жанне.

- Это не важно. Три дня даётся на притирку и уточнение данных. Если хочешь, пусть сегодня я буду Жанной. Потом привыкнешь и станешь называть меня правильно.

«Ну и пусть, - внезапно подумал Парковский. – Даже если эта девушка не Жанна, чем она хуже? Очччень приятные губки».

Парковский выпил уже полбутылки коньяка, и чувствовал лёгкую эйфорию.

Он гладил её обнажённое тело, целуя шею, подбородок, губы, нос, снова шею, плечи. Вскоре ему стало казаться, что рядом с ним прежняя жена, его Жанна, заведующая химической лабораторией, а вовсе не адвокат, и что никакого похода в Центр психологических проблем не было. Он уже узнавал её запах – ту смесь шампуни, духов, крема, губной помады, лака для ногтей, и даже пота, неужели есть женщины, которые не потеют? Пусть чуть-чуть. Пусть по капле в день. Но потеют же!

- Жанна, - шептал Парковский. – Я хочу тебя.

Скользнул ладонью по бедру, провёл один раз, другой. Что-то его насторожило. Однако коньяк не давал сосредоточиться. «Ну же! Давай, действуй! – вопила в артериях веселящая кровь жидкость. – Тебе всё можно. Сегодня твой день».

Но неясные сомнения удерживали Парковского, мешали выполнить приятную часть супружеских обязанностей. Парковский запаниковал, в очередной раз переживая за свою мужскую состоятельность, но возбуждение, вызванное близостью женщины, стремительно таяло. Обидные, ломающие первоначальные планы, трансформации происходили в его сознании.

Внезапно он понял, что его смутило. Когда в третий раз провёл рукой по бедру. Родинка! У Жанны на бедре была родинка. Каждый раз, проводя рукой по коже, Парковский обязательно натыкался на неё. А сейчас никакой родинки нет.

Парковский откинул одеяло, и сел на кровати.

- Что с тобой? – встревожилась Жанна-Мари. – Что случилось? Так было хорошо и вдруг...

- Родинка, - чуть не всхлипывая, выдавил Парковский.

- Какая родинка?

- На бедре. У тебя на левом бедре должна быть родинка. Её нет.

- Ну, напугал…. Я то думаю, что стряслось. А тут истерика из-за какой-то родинки. Считай, что я её… удалила. Лазером.

- Не могу в это поверить, - стоял на своём Парковский. – Ты всегда боялась хирургов.

- О, боже!

Жанна, не включая свет, как была голышом, выскочила в гостиную. Вернулась с сумочкой, забралась по пояс под одеяло и тогда только щёлкнула выключателем над спинкой кровати. Комната осветилась мягким неоном.

Парковский увидел загорелые плечи, золотисто-коричневые груди с коричневыми сосками и вспомнил, что вот опять несовпадение: Жанна никогда не загорала топлес, опасаясь мастопатии и онкологии.

Покопавшись в сумочке, Жанна вынула пластиковую коробочку.

- Какая родинка? Большая, маленькая?

- Средняя. Ты что, родинку решила вырастить?

- Делать больше нечего, - Жанна вытряхнула из коробочки целую пригоршню тёмно-коричневых пятачков. Выбрала одну.

- Такая подойдёт?

Парковский провёл пальцем по родинке.

- Размер, похоже, тот. Каучук?

- Силикон, - Жанна высвободила ногу из-под одеяла. - Покажи где.

- Вот тут, - Парковский ткнул пальцем в бедро.

Жанна аккуратно сняла с пятачка защитную плёнку и приклеила родинку на кожу.

- Вот и всё, - сказала она и выключила свет.

Парковский провёл рукой по бедру.

- Жанна, - прошептал он. – Это ты?

- Я, - ответила Жанна и прижалась к Парковскому.

На этот раз всё получилось.

+3
566
16:12
Прочитав рассказ, скажу, что для в тени остались несколько вещей:
— что стало с его прежней женой? Она от него ушла?
— Кто эта новая женщина? Она робот или просто другая женщина? Если это измененная Жанна, то на кой ей лицо по желанию мужа переделывали? Если это другая женщина, просто женщина, даже не робот, то, получается, она просто играет свою роль, но при этом отлично знает его дом и вещи бывшей жены.
И если это обычная женщина, то это не фантастика.
Если же сознание меняли у мужчины, то он бы не придрался к родинке.
А лично мне кажется, что этот доктор просто водит пациентов за нос.
Короче, я много чего не понял(
02:10
Мало того, что очень много не раскрытых вопросов, не очень понятна связь банальных вещей (ноутбук, смартфон и тд) с фантастическими (карбонары, реаликатор и пр).
Непонятна концовка — что в итоге получилось? И, если получилось все, то почему до этого не получалось? Совершенно не ясна коррекция реальности, если в итоге получил «жену», но совсем не «жену», при том, что таких «других» женщин полно вокруг или все же не полно?
Вообщем не понятно все — почему? зачем? и для чего вообще?
17:50
+1
Вопросов и правда возникает много, но я рискну сказать, что понял идею произведения. «Мужики без проблем готовы изменять, если дать им возможность убедить себя, что это не будет изменой». Вообще другая баба, все по другому, но родинка на месте — ок, это Жанна, порядок, пошли ломать кровать.
Кстати, если бы это была не фантастика, а триллер (новая Жанна — обычная женщина, а реальную Жанну убили) — было бы круче. Хотя тогда возникает вопрос, а откуда у агенства такая куча баб, что согласны претворятся чужими женами.
Предложение — поменять фант.допущение. будущее. Мужиков стало катастрофически мало рождаться.каждый на вес золота. Из-за этого успешной считается только та женщина, что вышла замуж. (чувствуете, повеяло социальной сатирой?) И вот есть агентство, которое тупо убивает какую-нибудь женщину и заменяет ее другой, согласной на такие радикальные меры. даже менять почти ничего не придется.
01:42
«Мужики без проблем готовы изменять, если дать им возможность убедить себя, что это не будет изменой» — да они и так готовы изменить без проблем)))
11:58
Ну вот, ещё один рассказ, словно написанный по мотивам ещё одной серии «Чёрного зеркала»(той, в которой засветилась несравненная Ева Грин). Только тут идея вывернута нескольку в другую, и, что уж говорить, в довольно ироничную, я бы сказал даже, издевательскую по отношению к мужчинам, сторону.

Но рассказ, несмотря на все те недостатки, о которых упомянули выше (недосказанность в деталях, недопрописанность сюжета), на самом деле вполне гудский на общем конкурсном фоне. Я поставлю 7 баллов из 10-ти в рамках своего, внутреннего литературометра, применяемого в рамках этого конкурса.
18:00
а почему сняли?
Загрузка...
Илона Левина №2