Валентина Савенко №1

Муха

Муха
Работа №399

Пашка сидел за письменным столом, уставившись в учебник истории и уже, наверное, в десятый раз перечитывал одну и ту же строчку, пытаясь вникнуть в написанное. Но мысли его блуждали где-то далеко и совсем не были связаны с правлением Петра I. Пашке было обидно, что родители собираются в город за покупками, а его с собой не берут, потому что у него завтра контрольная по истории. «Учи, не учи, а все равно больше тройки не получу. Уедут родители -пойду гулять», - решил Пашка, глядя в окно и наблюдая как Генка, его друг, уже полчаса кружит акулой возле их дома, пиная впереди себя футбольный мяч и поглядывая на калитку. Опустив глаза в учебник, Пашка еще раз прочел строчку. Мама крутилась возле зеркала, делая прическу: начесала волосы мелкой расческой и теперь укладывает их, обильно поливая лаком «Тафт: три погоды». Мама с такой прической была похожа на Сквидварда – осьминога из мультфильма «Губка Боб - Квадратные штаны», Паше она больше нравилась с прямыми, чистыми волосами, завязанными в хвостик, как у девочки. Оторвавшись от зеркала, очевидно почувствовав на себе взгляд сына, мать сказала: «Учи, учи. Не отвлекайся. Пока не выучишь - гулять не пойдешь».

Пашка еще раз прочел первую строчку параграфа и отвлекся на муху, громко зудящую и бьющуюся о стекло.

- Ишь. Разлеталась тут, - процедил он сквозь зубы. С улицы послышался звук сигнала. Папа устал ждать маму в машине, решил поторопить ее.

- Иду. Иду, - еле слышно, не понятно кому, сказала мама, крася губы ярко-красной помадой.

- Ну, сынок, мы поехали. Учи историю.

Хотела чмокнуть, но увидев перепуганные глаза Пашки и вспомнив, что накрасила губы, прислонилась к его щеке, потрепала чуб и побежала на улицу, громко стуча каблуками. Пашка повернулся к окну, глядя как мать галопом бежит по дорожке к калитке и, увидев все ту же муху, прихлопнул ее учебником. В ушах что-то сильно затрещало, из глаз посыпались искры и комната вдруг стала выглядеть по - другому, словно она состояла из множества пазлов или ячеек.

- Ничего себе, - хотел сказать Пашка, но у него получилось: «Дз - Дз». Замахав своими крылышками, он неумело оторвался от стола и полетел, раскачиваясь, к выходу.

- Мама. Ма. Дз - з - з.

Будто услышав сына, мама на всех парусах влетела в комнату, схватила сумочку, лежащую на тумбочке возле зеркала и, развернувшись на одном каблуке на 180 градусов, понеслась обратно к машине, где ее ждал уже злой папа. Так как Пашка еще толком не умел летать, а тем более тормозить, то со всего маха врезался в материн затылок, щедро политый «Тафтом». Мать «стыковки» даже не заметила, разгоряченная от быстрого бега на каблуках и сознанием того, что в очередной раз опростоволосилась, забыв сумку с кошельком дома. Хорошо, что хоть кинулась недалеко от дома, а не в городе у прилавка, как в прошлый раз. Отец с ней неделю после этого не разговаривал. Запрыгнув в машину, стоящую уже на перекрестке, мать украдкой посмотрела на отца.

- Голову бы свою лучше забыла с этим осьминогом, - не глядя на нее прорычал отец и тронул машину с места. «Это точно отец подметил. Как же мне теперь из этих щупалец выбираться?» - рассеяно думал Пашка, запутавшись в материных волосах. Всю дорогу до города, громко сопя и кряхтя, освобождал по одной лапке. Дело было трудным, а лапок всего шесть. «Иметь две ноги гораздо проще и удобнее» - заключил Пашка. Одно крыло было свободным, а второе прочно прилипло к маминой копне, просто намертво.

- Дз. Дз. - пытался он отлететь, размахивая одним крылом. Мать махнула рукой, услышав жужжание возле уха. «Ну и гигантская ручища у нее» - успел заметить Пашка, прежде чем мать смахнула его со своей головы, поломав полкрыла. Больно не было, но лететь получалось плохо – как-то боком. С непривычки кружилась голова и тошнило, как после долгого катания на качелях. В городе Пашка старался держаться рядом с родителями, боясь заблудиться. Люди нескончаемым потоком входившие и выходившие через двери какого-то здания создавали своим движением такой водоворот в воздухе, что Пашку просто затянуло внутрь. Оказавшись в помещении, он вздохнул полной грудью. От аромата выпечки аж голова закружилась. Оглядываясь по сторонам, он обнаружил, что находится в кондитерской. Прилавки были завалены всякого рода сдобой, а в холодильных витринах красовались торты и пирожные. Сглотнув набежавшую слюну, Пашка подумал: «Удачненько я залетел. Теперь-то вволю наемся пирожных и никто мне не запретит». Неуклюже приземлившись возле витрины с тортами, он начал искать лазейку, чтобы пробраться внутрь.

- Кхе. Кхе. – раздалось за спиной у Пашки. Он обернулся и увидел совсем рядом большую черную муху.

- Простите, но мне-таки кажется, что вы немножко заблудились, сказала незнакомка.

- Я? Да. Заблудился. - признался Пашка, - и очень сильно проголодался. Можно я попробую немножко крема на этом торте?

- Вы что вчера родились? - недоуменно спросила большая муха.

- Нет. Сегодня, - не очень уверено ответил Пашка.

- А, теперь понятно. Вам что же, уважаемая, не объяснили, что вы муха – жигалка, т.е. кровососка ? – с еще большим недоумением спрашивала муха.

- Нет. Не кому было. И что, мне пирожных нельзя ? – расстроенно спросил Пашка.

- Что вы! Пирожные для вас самый настоящий яд! Вам только кровь можно, восклицала муха.

- Фу! Ужас какой! А чью? Надеюсь, не людей ? - испугался Пашка.

- Ну, жигалки в основном пьют кровь животных, но на крайний случай и человеческая подойдет, - с видом знатока разъяснила черная муха. Пашка не мог оторвать глаз от тортика, который наметил попробовать. «Ну, что за не справедливость: одним все, а другим - ничего. И надо же было превратиться не в ту муху. Сидел бы сейчас, объедался кремом». Вдруг совсем рядом, громко зудя, приземлилась зеленая муха.

- Здоровеньки булы! - пробасила она.

- Здоровее видали - отозвалась черная.

- Фу! Чем это тут так воняет? - поинтересовалась вновь прибывшая.

- Да вот, гости из деревни - пояснила большая черная муха.

- Родственники что-ль в гости приехали? – интересовалась зеленая муха.

- Типун тебе на язык! Приезжали недавно. Только и знают, что есть, да пить. Замучилась кормить их с утра до вечера и по городу водить - достопримечательности показывать, ответила черная.

- А откуда это дитя порока? – все спрашивала зеленая.

- Заблудилась, - ответила ей черная.

- Я из Петровки, – отозвался Пашка.

- Ой! Ну хоть не из Мухосранска! - громко смеясь ответила зеленая. Видно это была ее коронная и постоянная шутка, смешная только ей самой. Черная на шутку не отреагировала, скорее всего, слышала ее уже не в первый раз.

- Хватит ржать! Подскажи лучше, где ей поесть. Где у нас тут животные? – с заботой в голосе спросила черная муха.

Зеленая, смахнув с глаз слезы от смеха, абсолютно серьезно ответила: «В зоопарке, где ж еще?!»

- Во, я всегда говорила: «Одна голова хорошо, а полторы лучше»,-обрадовалась черная и, повернувшись к Пашке, скомандовала : «Лети в зоопарк!»

Он молча кивнул и направился к выходу из кондитерской с таким уверенным видом, как будто знал, где находится зоопарк. Местонахождение зоопарка ему, конечно же, известно не было, но какое-то непонятное чувство подсказывало в каком направлении лететь. Прямо лететь у Пашки не получалось из-за сломанного матерью крыла, поэтому летел он вперед правым боком. Голова от высоты уже не кружилась. Пашка с интересом рассматривал неизвестные ему дома, машины и людей. «В принципе, не так уж плохо быть мухой. Лети себе куда глаза глядят. Только есть очень хочется» - думалось Пашке. И что самое странное, что за все это время он ни разу не вспомнил про родителей, будто их и не было вовсе. Зоопарк еще издали оповестил о своем существовании букетом запахов и звуков. Пролетая мимо бегемота, Пашка заключил - толстокожий. Медведь - лохматый. Дикий кабан - вонючий. Увидев зебру, приземлился на перекладину загона и призадумался: «В какую полоску лучше ужалить? В белую или черную?». Из глубокомысленных раздумий его вывел голос: «Крысавица!». Пашка повернулся и увидел маленькую мушку.

- Это вы мне? – недоумевал Пашка.

- Тэбэ. Тэбэ. Кому же еще? Развэ здэсь еще кто-то есть? – услышал Пашка в ответ.

Пашка поозирался по сторонам. Они были одни, не считая пяти зебр, мирно пощипывающих траву в загоне. Малявка подлетела поближе.

- Давай пазнакомимься, крысавица, - предложила она.

Пашке совсем не хотелось знакомиться с назойливой малявкой и ему не нравился ее намек на половую принадлежность. «Мало того, что превратился в муху-жигалку, которая питается кровью, так еще и в девчонку. Не хватало мне еще выйти замуж и детей нарожать. Фу. Гадость какая», подумал Пашка. Он мельком глянул на малявку и ее чрезмерно длинный нос-хоботок и полетел прочь как можно быстрее.

- Крысавица! Куда же ты? - услышал он уже позади и, не оглядываясь, замахал своими крылышками что есть мочи. «Домой! Домой! Нужно возвращаться домой и превращаться обратно в человека, как можно скорее» - ответил сам себе перепуганный Пашка. Лететь своим ходом до дома было далеко, поэтому он решил воспользоваться автотранспортом. На вокзале быстро нашел автобус, отправляющийся в его родную Петровку. «Хорошо, что я грамотная муха - читать умею, а то как бы домой попал?» - впервые за шесть лет учебы в школе Пашка с благодарностью подумал об учителях. Залетев в автобус через открытое окно, он расположился на пыльной занавеске и огляделся. Почти все места были заняты, но ни одного знакомого лица Пашка не увидел. «А вдруг, это другая Петровка?» -начал уже переживать и сомневаться в выборе автобуса, но, узнав садящегося за руль водителя, успокоился. Это был Валин отец. Валя, его одноклассница, тихая девочка с двумя косичками и круглыми, карими, очень живыми глазами. Пашка давно и безответно был в нее влюблен. Один раз в начале учебного года предложил помочь понести ее рюкзак. Она внимательно посмотрела на его ножки - спички, грустно улыбнулась и, ничего не ответив, пошла домой. А Пашка так и остался стоять на школьной дорожке, смотря ей вслед, не зная, что ему делать. Догонять ее или идти домой. И уже решил было побежать за ней и выхватить рюкзак из рук, как подошел Лешка и с издевкой поинтересовался: «Что, хилый, не доверила Валька тебе свой портфель? И правильно. Куда тебе с твоими, воробьиными мышцами такие тяжести носить».

«Да и дружить с мальчиком, у которого кличка «Хилый», наверное стыдно», - решил Пашка и больше к Вале не подходил, а только смотрел, как она на переменке читает книжки одну толще другой. От чего она еще больше отдалялась от него в зону недосягаемости, потому что он, кроме учебной литературы, вообще ничего не читал и то не всю. Ему было ужасно страшно подойти к ней. « А вдруг она спросит: а ты читал эту книгу? Разве буду я ей интересен после того, как признаюсь, что нет», - рассуждал Пашка и любовался Валей со стороны.

В мыслях о Вале дорога показалась короткой. Вот и Петровка. Прямиком с автовокзала полетел он на свою улицу Строителей. Залетел в дом через открытую форточку на кухне. Родители еще не вернулись. Кошка Лекса спала на диване. В своей комнате Пашка обнаружил учебник истории, валявшийся на полу. «Как же теперь обратно в себя превратиться? » - раздумывал он, бегая по обложке книги. На секунду приостановившись и ощутив на себе чей-то взгляд, Пашка поднял голову вверх и увидел в дверном проеме два огромных, хищно горящих, оранжевых глаза, принадлежащих Лексе. «Это что же она вздумала охотиться на меня? Дать бы ей пинка», - подумал мальчик. Кошка приготовилась к прыжку. «Ой! Надо лететь. Еще не хватало, чтобы меня моя же кошка съела. Полечу к Генке, посмотрю чем он занимается. Может, уроки делает, да и вызволит меня из этого плена», - рассуждал Пашка про себя.

Генка сидел в своей комнате за письменным столом, указательным пальцем левой руки ковырял в носу и рисовал танчики. Перед ним стопкой лежали учебники. Посмотрев на Генку со стороны взглядом мухи, Пашке стало страшновато доверять ему свою судьбу, а может даже и жизнь. Генка самый высокий и сильный в классе. Учится плохо, но ему всегда дают списать, потому что боятся. Дружить с ним было удобно. Никто не обижал и списать было можно без проблем. «А вдруг, если Генка меня прихлопнет, то я превращусь в него или еще чего доброго, он меня убьет. Силы у него, хоть отбавляй, в лепешку размажет. Превращаться в Генку совсем не хотелось, он хоть и сильный, но глупый, а умирать тем более. Полечу лучше к отличнику Олегу. Он маленький, щупленький, как я, но такой умный - ходячая энциклопедия. Про все знает, что ни спроси. В него и превратить не страшно», прикидывал Пашка все варианты. Прилетев домой к Олегу, застал его решающим задачки по физике. Учебников на столе не было, только задачник и толстая тетрадь, в которую он записывал решение, даже не напрягаясь. Усевшись на край тетради, Пашка заглянул в нее и удивился: «Мы же эту тему еще не проходили. Во, дает! Вперед программы решает. Предметы на завтра, скорее всего, подготовил. Опоздал я. Так. К кому еще можно слетать? К Вадику? Учится он хорошо, велоспортом занимается. Симпатичный, по мнению девчонок, они все за ним бегают, кроме Вали. Она вообще ни за кем не бегает».

Прилетев к Вадику, дома его не застал. Вадькины родители пили чай с пирогом. У Пашки от голода, аж желудок свело. «Что делать? Куда теперь лететь?» - думал Пашка. Так и не придумав, куда ему податься, решил лететь, куда глаза глядят и, крылья сами принесли его к Валиному дому. Валя сидела на улице в беседке и читала книгу. Пашка приземлился совсем рядом и начал рассматривать ее, он еще никогда в жизни не был так близок к ней. От волнения у него пересохло в горле. Сейчас он даже был готов умереть ради этих минут. «А что, если Валя меня прихлопнет книжкой и я превращусь в нее? Тогда я влюблюсь в себя, ну, то есть, в Пашку Зубарева. Вот здорово было бы», -размечтался Пашка. Валя не обращала на него никакого внимания, читала, иногда смешно хмуря свои бровки. «Какая же она красивая», - не мог оторвать от нее глаз Пашка, усаживаясь возле ее коленки. Она буквально на секунду оторвалась от книги, внимательно посмотрела на него и прихлопнула сверху, даже не метясь. В глазах у Пашки потемнело, зазвенело в ушах. Он схватился за голову руками и присел.

- Зубарев! Ты как сюда попал? - вскрикнула перепуганная Валя, вскочив с лавочки и уставившись и без того большими глазами на Пашку, сидящего около ее ног.

- Что? А, Валя, привет! Я это. Книжку хотел у тебя попросить почитать, протороторил Пашка.

-Книжку? - удивленно переспросила Валя, - А ты про что любишь читать?

- Я? Про приключения, - нашелся Пашка и тут же испугался своих слов. А вдруг, она сейчас спросит, какие книги про приключения он читал. Но она не стала его спрашивать, а просто поинтересовалась: «Дети капитана Гранта» читал?

- Нет, - честно признался Пашка.

- Вот и почитай. Интересная книга. Думаю, тебе понравится. Сейчас принесу, - сказала Валя и направилась к дому. Уже возле двери обернулась и предложила: «Паш, а давай чаю попьем?»

Пашка от неожиданности потерял дар речи. Стоял, как дурак, и улыбался. Валя не выдержала, подошла к нему, взяла за руку и повела, как маленького, в дом.

-1
699
16:35
+1
И сразу Баранкин со своим «будь человеком» вспомнился)
А вообще хороший такой детский рассказ. Жаль только, он без нравоучительной концовки, как это обочно в мультиках и сказках бывает.
Ах, да, муха с половинкой крыла по-моему никуда не улетит. А от лака волосы не липкие. Лак очень быстро сохнет, и волосы твердыми становятся. Вроде так.
02:03
Сначала он боялся потеряться, а потом чудом нашел зоопарк, не зная где тот находится, а после, совсем уж просто, автовокзал… и это не считая сломанного крыла и липкого лака, о которых упоминалось выше.
Также не очень понятен рекламный заход в начале рассказа.
Но, если абстрагироваться от того, что это фантастика, и воспринимать как сказку, то вполне себе даже ничего)
17:06
В сказке все же логика то тоже должна быть. Магия твориться потому что гг ловит магическую рыбу, например, или пошел в волшебное место принцессу спасать, а не просто потому что. И в сказке должна быть простая и понятная юному читателю мораль. А тут даже непонятной не завезли.
13:33
ну почему же?) мораль есть — не трогайте мух, мало ли что))
12:35
«Вот я, вот я, превращаюсь в воробья» — да-да, тоже очень чётко Баранкиным пахнуло=)). И стилистика такая (не знаю сознательно ли), ну точно списанная с советского детиздата, такую сейчас редко где встретишь, прямо аж ностальжи.

Ну и собственно, придираться сильно не буду к рассказу, смысла нет, это ж даже не фантастика по большому счёту, а такая детская сатирическая юмореска. Сильно позабавил сюжетный момент в зоопарке с маленькой мушкой и с большим кавказским акцентом, вот тут реально смешно и даже хорошо сатирически зло=)).

В общем, рассказ не лишён прелести, но, повторюсь, для меня это не фантастика. Поэтому поставлю нейтральные 5 баллов из 10-ти.
18:47
мать сказала: «Учи, учи. Не отвлекайся. Пока не выучишь — гулять не пойдешь». прямая речь в тексте
развернувшись на одном каблуке на 180 градусов развернуться можно на 360, на 180 — повернуться
в материных волосах в материнских
Простите, но мне-таки кажется, что вы немножко заблудились, тире
Вам только кровь можно, тире
не справедливость слитно
достопримечательности показывать, тире
громко смеясь зпт
куча ошибок в прямой речи
х-м… а где фантастика?
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Лара Шефлер №1