Ольга Силаева №1

Сноходцы

Сноходцы
Работа №400

Настойчивое пикание вырвало Джека из столь сладких иллюзий сна, вернув его в обыденную действительность, в которой существовала лишь оболочка его настоящей личности.

- Дерьмо! – выругался он, садясь на кровать, и пытаясь отойти от картинок из сна, столь ярко висящих перед внутренним взором и отказывающихся раствориться даже под напором рассвета.

- Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо! – вскричал он, стуча по тумбочке, на которой находился столь раздражавший его будильник. Он мог бы разнести эти проклятые шестеренки одним ударом, но одна мысль, что придётся покупать новый, и ему вновь не хватит на kisspro2, останавливала его от жестокой расправы.

Джек глубоко вздохнул и снял шлем, предварительно отстегнув от руки датчики. «Шестнадцать часов, всего лишь шестнадцать часов» - твердил он про себя. Ровно столько нужно было, для полной зарядки шлема.

Очень бережно, почти нежно он повесил его на подставку, подключенную к розетке и стоящую на полу в конце кровати, среди разбросанных подушек. Такая предосторожность не была излишней, в особенности после того раза, когда он задел стойку ножкой кровати, пытаясь дотянуться до ключей. Неизвестно как там оказавшихся. В тот раз, шлем, слетев с подставки и ударившись о деревянный пол, треснул. Тогда за его ремонт пришлось выложить кругленькую сумму, почти годовой оклад. Он с содроганием вспоминал тот случай. А скорее даже то, что ему пришлось выплачивать кредит, вместо покупки новых приложений.

Встряхнув головой и отбросив невеселые мысли, Джек уныло побрел в ванную, где голые плитки пола, явно давно не чищенного, встретили его обжигающе холодным приветствием. Не более тридцати секунд душа. Только прохладная вода и мыло. Нужно экономить. Щетка, не менявшаяся уже года три. Никакой пасты. Все это стоит денег, а значит оттягивает от апгрейда. «Это не имеет значения» - в очередной раз напомнил он себе. Главное обновить шлем, все остальное не имеет значения. Ведь уже скоро, уже совсем скоро. Он взглянул на себя в зеркало – высокий лоб, широкие скулы, правильные черты лица, черные, чуть вьющиеся волосы, которые давно не стригли и которые он пытался уложить уже видавшей виды расческой. И если раньше это лицо можно было назвать красивым, то сейчас на него смотрел затравленный, осунувшийся человек, с диковатым взглядом. Но с каждым мгновением огонек в глазах угасал и, к концу расчесывания, он потускнел окончательно.

Выйдя из ванны, он отправился на кухню и, отрезав себе хлеба, налил из-под крана холодной воды. «Завтрак готов» - невесело пронеслось в голове.

Откусывая каждый раз небольшой кусочек, он тщательно его пережевывал, поскольку знал, что чем дольше жуешь, тем быстрее насыщаешься. А так как обедать он не планировал, то и жевал очень старательно, пока челюсть не начинала пульсировать и болеть от бесконечных движений.

Закончив очередной ритуал, он подошел к календарю. Последний день месяца. Сегодня. Он отработает последний день и сможет купить KissPro2. Наконец-то хорошая новость. Он даже обрадовался настолько, что губы изогнулись в некое подобие улыбки. «Как здорово, еще совсем чуть-чуть» - мысленно воскликнул Джек. Уже ночью он сможет пройти этот блок и двинуться дальше. Как же долго он ждал этого момента.

Сняв свой серый костюм с вешалки, уныло висевшей рядом на гвозде, он обнаружил, что тот будто вновь вырос. И теперь придется делать очередную дырку в ремне, чтобы тот не сваливался, при ходьбе. «Мда уж, это не JasonSmithSuitPack» - с сожалением пронеслось в голове. Но он не придавал этому значения. «Пятнадцать с половиной часов, всего лишь пятнадцать с половиной часов» - твердил он про себя как мантру.

Что по сути это для него, «всего лишь обязанность, которую нужно пережить, чтобы вновь погрузиться в настоящую реальность, а не эту бледную копию» - говорил он себе, пытаясь проделать ложкой отверстие в ремне. «Новый костюм стоит так дорого. Да и зачем его покупать, если он нужен только для того, чтобы сходить в нем на работу» - оправдывал свои мучения Джек. Он мог бы ходить туда и голым, если бы это было допустимо. А так, это всего лишь статья расходов.

Вся эта реальность - сплошные лишние статьи расходов. «Ведь можно же еще сэкономить» - пронеслась мысль. Он пока не знал как, но очень надеялся придумать, пока выходил из своей квартиры и двигался на поезд, который отвезет его на работу.

Он смотрел перед собой, пока шел к станции. Как и многие тысячи таких же, которые шли рядом с ним. На тот же поезд, везущий их к такой же работе, где они смогут заработать еще немного денег, на покупку очередного приложения для их бога. Для Сноходца. Джек знал, что вокруг него идут люди, но ему было это абсолютно безразлично. Ведь здесь, в этом мире, все это не имело значения. С детства его мучал страх. Страх за то, что его не поймут, не оценят, не воспримут так, как он этого заслуживает. И как же он был счастлив, когда получил свой первый шлем. Это было настоящее чудо. Все тревоги оставались по эту сторону жизни. Внутри сноходца был только один хозяин. И им был он. Джек. Больше не было нужды в риске, какой-то нервозности или страхе. Все было контролируемо. Он знал, что над ним не будут смеяться, что его никто не обидит. И что он может все. Нужно только вовремя заряжать. И в течение восьми часов он становится хозяином своей жизни, только он и больше никто.

Джек считал, он считал пока шел, считал, пока ехал на поезде, пока заходил на работу. Он считал не шаги, не людей, он считал минуты. Минуты, которые он тратил на то или иное действие. Те минуты, которые он мог потом вычесть из времени, что осталось до новой встречи. До встречи с реальностью, что была ему много ближе. Это всегда помогало ему не отвлекаться на глупости вроде наблюдения за окружающими. Да и смотреть вообщем-то было не на что. Серые здания, серые костюмы, серые люди вокруг. Он не хотел видеть все это. У него была единственная цель – промотать эту часть жизни, эту каторгу, чтобы как можно скорее вернуться в рай.

Он заходил в офис и скорее проходил на свое рабочее место, где его уже ждала стопка отчетов. То, что от него требовалось было элементарно, практически примитивно. Достаточно было брать данные с листа и заносить их в форму, на компьютере. Никаких лишних действий. Бумага – цифры – форма. Данные – клавиатура – монитор. Все просто. Джек никогда не задумывался над тем, зачем он делает это, или кому все это нужно. С тех пор, как его сюда определили, он это делал просто потому, что за это платили. Все остальное не имело значения. Первый столбик, второй, третий. Кнопка отправить. Следующий лист.

Джек не спешил. Это не имело смысла. Как бы он ни спешил, в тот момент, когда последний лист будет обработан, на столе вновь появится точно такая же пачка. Но в то же время, если он будет слишком медлителен, и за целый день не справится с тем, что было на столе, штрафа не избежать. А этого никак нельзя было допустить.

Кроме того, любая ошибка в отчете – это тоже штраф. Поэтому приходилось быть аккуратным и внимательным, каждый раз старательно проверяя данные. За пятнадцать лет работы штраф он получил трижды. Но каждый из них он запомнил на всю жизнь. Поэтому совершенно не хотел повторять тот опыт. Тем более в этом месяце, когда он уже все рассчитал.

Джек заметил, как в предвкушении вечера у него задрожали руки. Нужно было срочно успокоиться, чтобы не сделать ошибки. Он выкинул из головы все, что не касалось отчетов, лежащих сейчас перед ним на столе. И продолжил однообразный труд.

В офисе царила тишина. Никто не пытался разговаривать между собой или что-то спрашивать у соседа. Каждый был занят своим компьютером и своими отчетами. Никто не пытался отойти и попить чай или кофе. Никто вообще ничего не пытался. Только мистер Фелпс периодически прохаживался, словно надсмотрщик, по лабиринту перегородок. Хотя в этом вряд ли была необходимость. Камеры, висящие под потолком, словно неусыпные стражи, следили за всем, что происходило в офисе.

Пройдя мимо Джека, он остановился у соседнего пространства. И ни к кому особо не обращаясь, спросил:

- А где мистер Берринджер?

Джек даже не повернул головы. Он понятия не имел, где мистер Берринджер. Более того, он даже не знал кто это. Какой-то человек в сером костюме, конечно же, приходил и садился на то место, откуда сейчас вопрошал мистер Фелпс, но кто он и даже как выглядит Джек не мог вспомнить. «Да и какое кому дело?» - подумал он. Завтра на его место придет другой серый человек и будет делать ту же самую работу. И какая разница, как его будут звать, потому что «от перемены личности суть не меняется» - вдруг вспомнилось откуда-то.

Мистер Фелпс постоял еще немного, и отправился дальше. Вопросов он больше не задавал. Видимо все остальные были на своих местах. Но Джека это совершенно не интересовало, он был полностью погружен в работу.

То, что наступил вечер, он понял по боли в напряженных пальцах и рези в глазах, от постоянного сравнивания цифр. Какое-то время назад, ему заменили стопку листов, так как предыдущие он обработал. После этого он позволил себе немного расслабиться и тратить на один отчет вдвое больше времени. Безделье тоже наказывалось штрафом, поэтому ничего иного все равно делать не оставалось.

Он на пару минут прикрыл глаза и помассировал их уставшими пальцами. Стоило ему отвлечься, как в голову вновь вернулась желанная мысль – «сегодня мне переведут зарплату за этот месяц, и я наконец-то смогу купить его». Он весь задрожал. Сегодня. Уже сегодня. Как же долго он этого ждал. Осталось всего несколько часов.

Звонок, возвещавший об окончании рабочего дня, отбросил его возбуждение и заставил открыть глаза. Он поднялся и направился к выходу, куда уже потянулись те, чьё рабочее место, располагалось к заветной двери, ближе остальных.

Вновь эта сплошная серая масса существ, с абсолютно невыразительными лицами и застывшими взглядами, смотрящими себе под ноги. Вновь поезд и стук колёс. Вновь мерное качание стоящих друг за другом одинаковых тел. Здесь были и мужчины, и женщины, но Джек не понимал разницу между ними и не видел никаких отличий. Одинаковые лица, одинаковые взгляды, одинаковые эмоции.

Поезд начал притормаживать. «Моя остановка» - подумал Джек и повернувшись двинулся к дверям. За ним потянулись остальные, чьи мысли прозвучали также лаконично.

Двери открылись, и волна двинулась наружу. По платформе, по лестницам. Никто не спешил и не отставал. Все двигались синхронно, словно под единый аккомпанемент, управляемые невидимым дирижером. Со станции, в свои квартирные блоки. Такая синхронность могла бы удивить, потому как эти люди даже не замечали друг друга. Но удивлять было некого. Вокруг был сплошной серый ковер из людей.

Поднявшись по лестнице и зайдя в квартиру, Джек окинул взглядом прихожую, которая по совместительству была также и кухней. Да и гостиной. Из всей мебели здесь был одинокий облезлый стол и такой же потрёпанный, но все ещё крепкий стул, стоящий рядом с ним. Эта композиция ютилась у окна. С другой же стороны комнаты висела пара кухонных шкафов, под которыми стояли газовая плита и мойка, разделенные небольшим столиком, приделанным к стене.

«Ничего нового» - непонятно к чему подумал Джек. Он снял вешалку с гвоздя и раздевшись, повесил на неё свой костюм. Домашней одежды у него не было, он не видел смысла тратить на это. Впрочем, как и на все остальное.

Подойдя к шкафам, он достал пачку хлопьев и, насыпав их в тарелку, залил водой из-под крана. На вкус выходила мерзкая жижа, но кого это волновало. Весь мир, на вкус был как мерзкая жижа. Он выключил свет и сел ужинать.

Пока Джек пытался пережевать то, что приготовил, за окном что-то мелькнуло. Он бросил туда взгляд, но ничего не увидел. Серые блоки домов напротив, как бетонные статуи стояли вдоль всей улицы. Редко в каком окне можно было заметить свет. А даже, если он там и появлялся, то достаточно быстро снова угасал. Все экономили. На улицах никого не было, а даже если бы кто-то и появился, он бы не заметил. Его мысли были обращены сейчас к совсем иному. Он взглянул на часы. Без пяти девять. У него оставался ещё целый час.

Помыв посуду и решив подмести, чтобы потратить оставшееся время с пользой, он взял веник и тщательно прошел им все углы, стараясь не пропускать ни одного сантиметра. Спешить было некуда. Двадцать квадратных метров пространства, практически лишенных мебели, можно было убрать очень быстро. Но он методично, шаг за шагом мел и мел, проходя одни и те же места по два, а иногда и три раза. Он бы не занимался этим, но «лучше потратить время на уборку, чем на болезнь», вновь всплыло в памяти.

Джек выкинул все, что намёл, за дверь и вновь поднял глаза. Девять тридцать. Как бы он ни старался, у него в запасе ещё оставалась куча времени. Он решил умыться, так как делать было больше все равно нечего. Направившись в ванну, он очень старался все делать медленно. Но это тоже заняло не более десяти минут. Оставшееся время он просто сидел перед зарядкой, нетерпеливо уставившись на зеленую лампочку, которая вот-вот должна была загореться.

Ровно в 22:00 огонек вспыхнул. Джек в нетерпении схватил шлем и, надев на голову, подсоединил датчики к руке.

- Добро пожаловать в Сноходец, – прозвучало успокаивающее приветствие.

Меню внутри шлема выглядело так знакомою и так притягательно, словно ты встретил лучшего друга, спустя пять лет разлуки. В ответ на манипуляции Джека прозвучал столь желанный вопрос:

- Хотите приобрести улучшение KissPro2 за девятнадцать тысяч карентов?

Джек не раздумывая двинул пальцем, согласившись. Все эти месяцы ожидания и вот оно. Наконец-то. Короткий значок загрузки. И все тот же, обволакивающий сознание голос продолжил:

- Ваше приложение установлено. Приятного снохождения.

Оставалось только выбрать пункт «Активация сна» и сделав пару глубоких вдохов, Джек выбрал его.

Открыв глаза через секунду, он ощутил, как его обдувает легкий бриз, приносимый волнами, разбивающимися недалёко от берега. Джек снял очки и огляделся. На нем была легкая сатиновая рубашка и такие же, но на несколько тонов темнее, штаны. Он лежал на шезлонге, в нескольких десятках метрах от воды. Солнце медленно клонилось к закату, и тепло медленно уходило вслед за ним. «Ранняя осень» - подумал Джек. Позади него располагался небольшой дом кубической формы со стёклами в пол. Второй этаж немного нависал над первым, образуя при входе небольшую теневую террасу, где так приятно посидеть в жару, наслаждаясь прохладным коктейлем и умиротворяющим видом моря.

В окне второго этажа он увидел Лину. Она переодевалась, видимо желая искупаться. Джек помахал ей рукой. Заметив это, она улыбнулась и поспешила вниз. Он заложил руки за голову и откинулся на спинку шезлонга, наслаждаясь спокойствием, царившим здесь.

- Хочешь пить? – Прозвучал ее мелодичный голос над самым ухом. Он, видимо задремал, поэтому вздрогнул от неожиданности. А она засмеялась над тем, что напугала его.

Джек любил этот смех, оттого и сам через мгновение улыбался. Лина не стала дожидаться ответа, а просто сунула ему в руки бокал и побежала к воде.

Он любовался ее стройной фигурой, ее загорелой кожей, тонкими пальцами и всегда чуть насмешливой улыбкой. Даже в том, как она двигалась, было нечто магическое. Откинув голову, он не сводил с нее взгляда: пока она входила в воду, пока пропадала под набегающими волнами, а потом вновь появлялась, отфыркиваясь, словно маленький котёнок. Он обожал ее. Каждое ее выражение лица, каждый волосок на ее коже. Джек уже не мог себе вообразить, что значит жить без нее. Без этого ангела, приходящего к нему каждую ночь.

- Ты не простудишься?! – крикнул он ей.

Но она даже не повернулась. Очередная волна поглотила ее, и оставалось только ждать, когда она сама выйдет на берег. В отличие от Лины, он боялся моря. Боялся того, что вода не отпустит, что ему не хватит сил бороться. Что волны поглотят его с головой, и он захлебнется, пытаясь позвать на помощь. Он боялся этой стихии и ее непредсказуемого нрава. И это, пожалуй, было единственным, в чем они не сходились. Лина была словно русалка. Он же, как маленький сухопутный зверек, с ужасом взирающий на огромного, зеленого гиганта.

Джек встряхнул головой, пытаясь отогнать все эти мрачные мысли прочь, наблюдая, как его нимфа выходит из воды и медленно направляется к нему. Капли стекали по мокрому телу, оставляя длинные дорожки, падая и разбиваясь о песок у ее ног. Джек был готов отдать все, чтобы стать одной из этих капель. Но такого приложения не существовало, поэтому оставалось только отдаться фантазиям.

- Тебе понравился мой коктейль? – спросила она, усаживаясь на него сверху.

У него перехватило дыхание. Он ощутил, как брюки мгновенно стали влажными и как напряглось его желание этой женщины.

- Да, – просипел он, не успев отпить.

Хотя он и не сомневался, что ему понравится. Он любил все, что она делает. Так что это было ложью лишь наполовину.

- Обманщик, – засмеялась она.

Внезапно ее лицо оказалось прямо напротив Джека. Их разделял только бокал, который он так и продолжал держать перед собой. Вода с ее волос капала на его рубашку, но он не ощущал этого. Он не ощущал ничего, кроме пленительной тяги её глаз. Они поглощали его, заставляя забыть обо всем на свете. Поддавшись безумному чувству влечения, которое она в нем вызывала, он потянулся, чтобы поцеловать её, но она резко отпрянула назад и вновь рассмеялась.

- Не сейчас…Позже… – шепнула она, приложив указательный палец к его губам.

Он ощутил привкус соли и глубокого разочарования. Он столько ждал, чтобы сделать это. А сейчас, когда она так близко, и ничто не мешает ему, она сопротивляется. «Наверняка опять играет со мной. Она очень любит это делать» - подумал он, пытаясь перебороть чувство обиды, тут же переполнившей его мысли.

- Тогда переодевайся, а я приготовлю ужин, – предложил он, стараясь, чтобы ни в одном слове не проскользнуло сквозившее в нем настроение.

- Ты самый лучший, – промурлыкала она, ткнувшись носом в его щеку, и убежала в дом.

Он сделал большой глоток из бокала, который намертво прилип к его ладони, и, поднявшись, двинулся вслед за ней. Это была простая вода с лимоном и мятой. А кислинка, оставшаяся на языке, лишь подчеркивала привкус момента.

Зайдя внутрь, он подошел к холодильнику и достал пару свежих рыбных стейков и овощи. «Может она хочет, чтобы все было романтично?» - мелькали в голове мысли, пока он резал овощи и разжигал плиту. «Да, пожалуй, она права. Не нужно спешить. Для первого поцелуя нужен подходящий момент» - уже почти освободившись, от подкрадывающейся меланхолии, решил он. Стейки шипели на разгоряченной сковороде, пока Джек заправлял салат и ставил его в центр стола, где уже ждали пара тарелок с приборами и столько же высоких красных свечей в серебряных подсвечниках. «RomanticDinerPack, всего две тысячи со скидкой» - подумал он, усмехнувшись - «всего лишь…половина месячного оклада». Обычно он не думал о «другой» жизни здесь, но мысли, словно бешеные собаки, никогда не знаешь, куда они прыгнут в следующий момент.

Он вновь встряхнул головой, освобождаясь от посторонних мыслей и снимая уже начавшую подгорать рыбу, когда увидел ее. На него смотрели пронзительные карие глаза, которые подчеркивали длинные ресницы. Ярко-алые губы обещали очень многое. Он даже задрожал и не сразу смог опустить взгляд ниже, на черное, в блестках, платье. Облегающее ее, словно богиню, подчеркивая все пленительные изгибы фигуры, и спускалось до открытых туфель, такого же черного цвета, на высоком каблуке. Он сглотнул слюну.

- Ужин готов? – томно поинтересовалась она.

В этот момент Джек почувствовал, как его пальцы расслабляются, и сковорода начинает выпадать из руки. Он попытался перехватить другой, но лишь обжегся и вскрикнув, прижал ладонь к губам. А сковорода с грохотом упала на пол, разбросав то, что должно было стать изюминкой вечера.

Опустившись на корточки, он попытался неуклюже собрать разлетевшийся ужин, но она остановила его нежным, но настойчивым движением, взяв за плечи и потянув к себе. Лина словно гипнотизировала его, и через секунду он уже не видел ничего, кроме ее губ, таких близких и манящих. Очень ласково она взяла его обожженную ладонь и также аккуратно поцеловала в красное пятнышко, уже начавшее покрываться вздувшейся кожей. В тот момент Джек забыл обо всем. Он взял ее лицо обеими руками и впился в ее губы. Он целовал ее. Целовал нежно и бесконечно страстно. В первый, и как в последний раз, не желая ни на секунду выпускать ее из своих объятий. Голова кружилась. Он не ощущал себя. Только ее. Точнее их вместе, слившихся в этом едином жесте и ставших одним целым.

Он не знал сколько времени прошло. Чтобы удостовериться, что все это действительно происходит, он, остановившись, немного отодвинул ее от себя. Он очень хотел быть уверенным, что это не очередная фантазия, которые он изредка позволял себе в той, «другой» жизни. Но это действительно была она, чуть смущенная и немного растрепанная. Видимо он не заметил, как досталось ее прическе от этих объятий.

- Так мы будем ужинать? – спросила она лукаво, украдкой поглядывая на него из-под своих длинных ресниц.

- Вино и салат вас устроят? – решив подыграть своей возлюбленной, торжественно спросил Джек.

- О! Именно то, что я и хотела сегодня отведать, –продолжила она игру – нужна ли любимому помощь?

- Думаю, самое страшное, что могло произойти, уже случилось, – иронически заявил он, бросая взгляд на пол.

- Уверена, что завтра ты устроишь мне настоящий рыбный день.

- Не сомневайся, – ответил он, улыбнувшись.

Она всегда умела вернуть ему расположение духа. «Она идеальна» - подумал он, доставая вино и штопор.

Разлетевшиеся по полу стейки, были действительно самым страшным, что произошло. В остальном ужин проходил чудесно. Они болтали и смеялись. В другой момент просто уплетали салат, запивая его отличным красным вином, не сводя друг с друга взгляда.

После ужина оба, слегка захмелевшие и расслабленные, лежали в шезлонге. Обнимаясь и целуясь под шепот волн, разбивающихся о берег.

Вдруг Лина встрепенулась:

- Пойдем купаться! Прямо так! – проговорила она, уперевшись кулачками в его грудь. – Я сто лет не купалась ночью, это же так здорово! Ну же!

- А это не опасно? – спросил он осторожно

- Не опаснее, чем обычно, – рассмеялась она.

Джек очень не хотел расстраивать ее. Тем более сегодня. В день их первого поцелуя. Ему очень хотелось, чтобы сегодня был праздник. Нечто особенное. Поэтому он не стал спорить.

- Ну хорошо. Если ты уверена...

- Догоняй, – крикнула она, спрыгивая на песок и бегом устремляясь к воде, на ходу скидывая платье.

Он бросился следом и догнал ее у самой кромки. В последний момент обняв и крепко поцеловав, прежде чем она успела раствориться на недоступной ему территории. Он был непередаваемо счастлив от того, что у него была Лина и от того, что сегодня они стали чуточку ближе. Укусив его за губу, она вывернулась из объятий и побежала к воде. Джек смотрел с берега и видел, как она нырнула. Полная луна давала достаточно света, чтобы он мог разглядеть маленького человечка посреди чернеющей пучины.

Джек сидел на берегу и ждал. Волны, разбивающиеся о песок, дотягивались до его ног и откатывались назад, чтобы вновь попытать удачу. Он задумался о том, что такое любовь, и может ли это слово описывать то, что он испытывал к ней. Или оно было слишком простым и незначительным, чтобы описать всю гамму чувств, которая переполняла его в те моменты, когда он думал о ней, или когда прикасался. У него возникало ощущение, что он уже давно воспринимал ее, как часть себя. Как часть того, что называют целым. Он растворялся в ней, в ее глазах. А теперь и в ее поцелуях. Это было то волшебство, в которое не веришь до того момента, как оказывается слишком поздно, чтобы успеть сдать билет. Он мечтал о том, что еще успеет поцеловать ее сегодня, и что вкус этих губ он будет хранить весь день. Как вдруг заметил, что слишком давно потерял её из виду.

Он поднялся и, сложив руки, стал кричать. Но в ответ ему доносился лишь шум волн, молчаливо взиравших на него. Паника охватила его. Он то бежал к воде, то отбегал назад, когда страхи брали над ним верх. Постоянно выкрикивал столь любимое имя и пытался прислушиваться, стараясь расслышать хоть что-то, кроме звуков воды. Как вдруг ему послышался голос. Он закричал сильнее, но если ответ и был, то он не долетел до его слуха. Собрав всю волю в кулак, он бросился к воде, стремясь в ту сторону, где как ему показалось он слышал её голос.

Но в тот же момент раздался крик будильника. Открыв глаза и оказавшись не среди волн, а в своей постели, он со всей силы ударил по нему кулаком. От чего тот невнятно затих. Взглянув на экран Сноходца, он попытался вновь его активировать, судорожно двигая рукой с датчиками, но тот уже погас и ни на что не реагировал.

Закричав от ярости, вспыхнувшей в нем, он сорвал шлем и бросил его в сторону. Но лишь тогда, когда послышался звон разбиваемого стекла, он осознал, что натворил. Джек рывком сдернул одеяло и прыгнул в сторону окна, но успел увидеть только как тот, разлетается на куски, ударившись об асфальт внизу дома. Слезы брызнули во все стороны. В ужасе от всего произошедшего у него подкосились ноги. Прижав к себе колени и уткнувшись в них лицом, он заскулил от бессилия, понимая, что потерял все.

В голове все перемешалось, он винил себя за то, что сразу не бросился за ней. За то, что отпустил её. Но все это было уже не важно. Ее не вернуть. Он ощущал огромную дыру внутри себя.

- Я все потерял, я все потерял… - шептал он сквозь слезы.

Вдруг пришла мысль. Поначалу тихая и незаметная, но с каждой секундой набирающая силу. Его сознание не пыталось ей сопротивляться, она была вполне логичной и закономерной. Он потерял все то, чем жил последние годы, а может и всю жизнь, умещавшуюся в этом маленьком шлеме. В Сноходце. Который был связующим звеном с тем миром. И с ней. Джек не знал кто она и откуда. Он ничего о ней не знал. Да и всегда боялся спросить, чтобы не разрушить ту сказку, в которой они были так счастливы. Он пытался понять, что он сделал за все то время, что существовал в этой бетонной клетке или за то, когда носил свой серый костюм. И был ли вообще смысл в его убогой жизни. Сны спасали от этого. От этих вопросов. Единственное, чего он всегда желал, это скорее сбежать из этой реальности туда, где он не будет чувствовать себя одиноким и ущербным куском мяса, изо дня в день делающим одно и тоже. Где он просто почувствует человеческое тепло, а не холодный и безразличный взгляд другого «серого» существа. Где мир полон красок, звуков и запахов, а не представляет собой бесцветное месиво идентичностей, заполняющих все пространство вокруг тебя. Но стоило ли бежать, если в итоге все равно оказался здесь?! Посреди этого уныния и серости. Этого бесконечного ничто, поглощающего тебя день ото дня и дарящего лишь изжогу в сознании, которую пытаешься вылечить фантазиями снов. И сейчас, когда ничего не осталось, а сознание разрывала боль, он видел только один выход. Он поднялся, и с губ сорвалось беззвучное «люблю тебя». Шагнув к окну, он улыбался. Как никогда, по эту сторону реальности…

Двумя этажами ниже. Практически в такой же комнатушке, истерично вопил будильник. Но его некому было отключить. Девушк, лежащая на кровати была очень бледной, а вокруг носа и рта пузырилась розоватая пена, словно кровь в ее легких почему-то смешалась с водой.

Ровно через тридцать минут из этого и соседних домов начали выходить люди в серых костюмах и словно под удары невидимых барабанов, вереницей двинулись в сторону станции. Никто не обращал внимания на труп, лежащий в луже крови. Люди вообще не смотрели по сторонам. Им все это было безразлично.

Другие работы:
-3
791
12:35
Банальные мысли, выраженные в ничем не примечательных, а порой и стилистически пританцовывающих, нелепых с точки зрения русского языка словосочетаниях. В этом весь ваш рассказ.

Стоило ли огород городить, если ничего нового сказать не можете? Подумайте над этим, автор, на досуге.

Поставлю 1 из 10-ти баллов, поскольку ну вот вообще ничегошеньки примечательного тут не обнаружил.
21:20
-1
Мне понравилась эмоциональность рассказа. Возможно немного длинное начало, описывающее серую жизнь, уже готова была пропускать абзацы, чтобы узнать, что дальше.
Я думаю, что можно было бы все таки разукрасить реальную жизнь героя и разделить проблемы: первая — это относительная бедность реальной жизни к той, и вторая — наличие там любимой женщины.
Ведь в снах ему тоже нужно покупать доп.опции. Значит там тоже все не на халяву. Получается, что там просто дешевле жить красиво чем в реальности или как? Это непонятно.
Вначале описывается что он там никому ничего не должен и ничего не боится, но не показано как это достигается в сноходцах. И мы видим, что все хорошее там заключается в наличии любимой женщины, которая неизвестно откуда появилась, и непонятно как он с ней познакомился.
Получается, что на самом деле настоящая проблема для него — это познакомиться в реальной жизни с реальной женщиной. А вовсе не целый мир сноходцев его привлекает. Что и показано в конце, когда он потерял ее сначала в море, а потом и в реальности, как потерю доступа к снам. И конечно, потерял и смысл жизни.
Значит дело-то все не в хорошей жизни там и серой массе людей здесь. По крайней мере я так увидела.
Возможно, автор имел ввиду что все люди там сидят (в снах этих), и живут одной мыслью — поскорее добраться до своего шлема. Но это нигде не показано в рассказе… Кроме как указания на девушку этажом ниже, но опять же, не указано, что у нее тоже был шлем.
Поэтому, я и думаю, что если бы разделить любовную линию там и не такую мрачную, но все же обыденную жизнь здесь, то это было бы не так по шаблону. И с девушкой как-то прояснить, может они в одном офисе работают, вместе домой едут, но друг друга не видят и встречаются только в снах.
И тем, не менее, повторю еще раз, мне понравилось наличие эмоций у героя. И уже не так важно как он выглядит, хотя его описание есть. Его страдания, сомнения и переживания оставляют эмоциональный след.
А учитывая качество других рассказов конкурса, я бы 10 поставила, несмотря на простой сюжет.
Слог хороший, читается легко. Небольшие ошибки не в счет.
Автору удачи!
20:12
нет слетел и замечания не сохранились
скажу вкратце
неграмотная, скучная поделка
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Елена Белильщикова №1