Нидейла Нэльте №1

В поисках

В поисках
Работа № 338 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Мы в пути уже давно, точно не знаю сколько. Все уничтожено… Уничтожено без следа… Приборы, инструменты, техника, да и сам корабль.

Не хочу говорить, что мы – колонизаторы, исследователи, спасители, это не так. Наша цель была далеко не благородна. Мы улетели, чтобы спастись. Экипаж был небольшой, примерно 250 человек. Наш корабль назывался «Буцефал». Как символ мощи и надежности.

Так вот мы улетели, чтобы спастись. Мы – элита, мы те, кто был допущен к спасению. От чего? От людей. Войны, пожары, теракты, разрушения городов. Только в космосе, в пространстве, еще не затронутом людьми, мы могли найти приюта. Это жестоко? Бесспорно, в таком можно упрекнуть каждого члена экипажа. Но и мы были наказаны беспощадно.

Я расскажу все, что знаю, не буду скрывать, приукрашивать или говорить о людях несправедливо. Вы можете ненавидеть меня (за наш поступок я другого не требую). Прошу лишь дослушать мое повествование.

Это было летом, ярко светило солнце, погода не предвещала ничего плохого. Мы с отцом и матерью, как это часто бывало летом, сидели на террасе перед домом. Акции протеста, для теплых пор года, обычны, особенно в нашем районе. Поэтому мы не удивились услышав, как невдалеке проходят люди рьяно, что-то доказывая, будто друг другу, на деле общественности… Не удивились мы и тогда, когда нам в глаза сверкнули белой краской надписи на кусках картона…

Но все же могло, что-то привлечь гордых родителей и такую же дочку, это было не что иное, как выстрел, за ним последовали еще и еще…

Именно это могло привлечь и даже напугать богатых людей распивающих кофе на террасе. Послышались крики, плач…

Мы пробыли неделю в доме, не выходя, подкрепляя страх телевизионными новостями. Там говорилось о такой же обстановке во всем мире. Каждый час мы слышали трение шин о мокрый асфальт, это проезжали большие темно-зеленые машины с черной полосой сбоку, они были символом того, что творится.

Лишь когда близилась вторая неделя томительного ожидания, к нам прибыл человек, как позднее отец его назвал «спаситель», я слышала только урывки разговора. «Спаситель» говорил что-то о том, что мы слишком ценны и дабы «сберечь» нас он предлагал эвакуацию с Земли. Он говорил, что наша семья вполне потянет, такую «недорогую» поездку. Отец согласился, мать тоже.

Уже в скором времени к нам прибыл отряд вооруженных людей, они вывели всю семью из дома. Посадили в чёрные автомобили и увезли из места, которое не суждено было больше увидеть никому из нас.

Путешествие на машинах заняло всего полчаса, спустя это время мы подъехали к кораблю. Его описать довольно сложно, «Буцефал» был овальной формы, с отделявшимися от корпуса, маленькими пристройками, они были, как рожки лошади ниссийской породы (этой породы был сам Буцефал – конь). Эти помещения были для персонала.

Я все это считала лишней мерой предосторожности, по моему мнению массовые акции протеста должны были закончиться очень скоро. Я не была «искушена» ни политикой и военными делами. Но космос был интересен, так что согласия от меня было не трудно добиться. Отец говорил, что мы лишь немного «повисим» на планетой, пока агенты на Земле не свяжутся с персоналом на корабле и не скажут, что ситуация улажена.

За нами несли сумки, я шла рядом с мамой, папа шел впереди с картой в руке - схемой корабля. Мы начали подниматься на эскалаторе к «двери».

В корабле было светло, но этот свет отчего то был серый и печальный. Он, как-то контрастировал с улыбкой на лице капитана.

Капитан встретил нас еще у входа на «Буцефал» он был одет в белую одежду (причем одежда, что интересно, не создавала эффекта контраста с серым освещением, чего не скажешь о выражении лица женщины). Именно женщина являлась командиром нашего корабля. Ее звали Фиола. Сделав нам, а точнее больше отцу экскурсию и показ «Буцефала» капитан показала нам нашу каюту (слово ВИП-каюта здесь не подходит, потому что весь экипаж корабля был привилегированный).

Каюта была очень простая, в сравнении с нашим прежним домом, она состояла из трех комнат и общего коридора. Также там была маленькая подсобка, которая служила гардеробом. Едва ли туда могла поместиться вся наша одежда.

В столовой корабля был скудный ассортимент, опять-таки же сравнивая с тем, какой был в нашем особняке.

Так как проживание на «Буцефале» было вынужденным, все смерились с не самыми лучшими условиями.

Спустя две недели пребывания на «Буцефале», отец пошел к капитану выяснить нет ли вестей от агентов. Фиола сказала, что когда будет какая-нибудь информация, она немедленно сообщит экипажу. В ожидании скорого возвращения домой проходили недели, потом месяцы.

Каждый день капитан связывалась с агентами. Но вот однажды, где-то на восьмую неделю «заточения» на корабле, с нами связались другие люди, это были террористы, они прорвались к пункту связи. Нам говорили, что на корабле заложена бомба и если мы не переключимся на автоматическое управление (а это значит отдать управление пункту связи, то есть им), будем взорваны. Наш капитан быстро приняла решение. Она не могла позволить рисковать экипажем, впрочем переключение грозило тем же, что и бомба, но все же пока надежда была, управление досталось террористам. Они не заставили себя долго ждать, лишь только от них временно улизнули их жертвы, «другие люди» нашли себе еще одно развлечение. Когда свершилась эта «находка» весь экипаж и персонал не веря своим глазам от ужаса, прильнули к иллюминаторам. Прямо под нами взвилось в небо, в атмосферу, облако дыма и огня, громадный взрыв был виден даже в космосе. Далее с нами, точнее с капитаном снова вышли на связь, чисто машинально, не оправившись от горя, Фиола приняла сигнал. «Ну, теперь вы видели, что со взрывными устройствами, мы неплохо управляемся?!» Сказав эти слова говоривший посмеялся и еще не выключив устройство связи, что-то пробормотал своему напарнику, это «что-то» было очень похоже на «кончай с ними». В корабле стояла такая тишина, что последнее распоряжение услышали все. И словно ему в ответ «Буцефал» вдруг резко толкнулся. Толчок был такой неожиданный, что много людей упало. Все еще стояла гнетущая тишина, весь ужас сложившейся ситуации заставлял молчать, хотя и у экипажа, и у персонала, было вполне достаточно фактов, чтобы строить предположения. «Буцефал» двинулся неслучайно!

Люди не двигались, будто застыли на месте, те кто упал, так и не встали. Все ждали распоряжения капитана. Фиола быстро пришла в себя и приказала идти в свои каюты, она не давала никаких разъяснений, а впрочем никто и не просил, все прекрасно сознавали, что к движению «Буцефала» капитан не имеет отношения, и покорно следовали указу.

Пройдя в каюту отец взял какой-то журнал и принялся его читать, словно ничего не было, мать пошла спать. Меня удивило, что она, так быстро уснула, невзирая на обстоятельства. Я же еще долго проворочалась, а когда задремала, мне приснился тот взрыв, огонь, дым…

На утро мы все еще были в пути, непонятно куда, да и откуда. Капитан с помощью подчиненных, пыталась вновь вернуть управление, впрочем, не это было ее первостепенной задачей, она понимала, что даже с контролем полета нам грозит смерть. Больше Фиола хотела понять закономерность пути «Буцефала». Если террористы управляют кораблем, они должны понимать, куда нас ведут. Но подумав, просмотрев весь путь, который мы уже проделали, капитан поняла, что если закономерность и есть, то она ужасна…

«Буцефал» летел ровно, явно по какому-то конкретному пути, посмотрев на схемы полетов и космос-карты Фиола поняла, что если мы и дальше будем придерживаться этого маршрута, то попадаем в черную дыру.

Черная дыра – это область пространства-времени, гравитационное притяжение которой настолько велико, что покинуть его не могут даже объекты обладающие скоростью света, в их числе и кванты света.

Теперь, когда стало понятно, куда продвигается корабль, мы превратились в «подопытных крыс», скорость «Буцефала» была достаточно велика, чтобы люди оказались рядом с черной дырой примерно через полторы недели. Открытие сделанное капитаном было страшным, на борту было четыре академика, в области физики. Все, как один сказали, что избежать «дыры» не получится, так же никто не мог предсказать, умрем мы или будем жить. Единственное, что как они предполагали успокоит нас, это то, что если мы все переживем «путешествие» террористы потеряют доступ к управлению, правда корабль будет в другой галактике, в другом времени (и то, это лишь по предположениям).

Маршрут «Буцефала» стал известен экипажу лишь спустя полнедели (соответственно оставалась только неделя до «встречи» с черной дырой), что вызвало довольно трудную реакцию. Но на высокомерии и тщеславии богатых людей, сыграть оказалось легко, желая показать (даже непонятно кому) свою сдержанность, спокойствие, они действительно проявляли выше упомянутые качества (не обошлось здесь конечно, без помощи капитана). В глубине души разумеется каждый боялся, и день за днем этот страх нарастал.

Проходили дни, все понимали, что неделя, слишком короткий срок, чтобы распрощаться с жизнью, да и века не всегда достаточно…

Эта неделя была самой худшей в моей жизни. Люди словно мрачные признаки скитались по «Буцефалу», никогда за это время нельзя было встретить человека, который посмеялся бы или хотя бы улыбнулся. Впрочем, что экипаж, что персонал – все сидели в своих каютах, только изредка выходя пополнить запасы еды (затем ее всю утаскивали в каюты и устраивали склады, люди предпочитали не видится, ни на учениях, ни в столовой). Черное уныние космоса предавало еще больший траур нашему положению. Я его поддерживала, так же, как и всеобщую неприязнь к общению, хоть было бы легче от разговора. Но даже родители были мне на «Буцефале», какими-то чужими, другими... Я вдруг осознала, что и они склонны к честолюбию и высокомерию…

Такими были будни перед столкновением с черной дырой…

Если до последнего дня, перед встречей с черной дырой, еще кто-то хоть изредка, что-то говорил, то, когда остался один день, стояла гробовая тишина. Было ощущение, будто корабль необитаем, но при этом на нем есть восковые фигуры (по-другому нельзя назвать наш экипаж), они не шевелятся, не говорят лишь сидят и смотрят в иллюминаторы. Понять, куда они смотрят можно, только узнав события последней недели, но в их остекленевших глазах, ясно виден ужас, напоминающий о том, что это все же живые люди…

Неделя пролетела, как мгновение, чего нельзя сказать о одном только дне. Он тянулся медленно, неумолимо приближался час нашей предполагаемой гибели. Думаю будет лишним говорить, что никто не уснул той ночью.

Утро тоже не отличилось, оно было еще более жутким. Жены, мужья – они ходили вместе, только на лицах у них застыли страх, смешанный с напускным безразличием, они не держались за руками, а лишь смотрели на иллюминаторы, все взгляды корабля были устремлены на них.

Никто не ел, никто и не готовил, никто не сидел в каютах, и только капитан угрюмо покачиваясь, стояла на мостике, отстраненная ото всех. Она тоже смотрела в иллюминатор, только в дали от экипажа.

И вот ОНА показалась. ДЫРА. Пока она была лишь точкой, маленькой точкой, несущей в себе разрушения. Некоторые люди заплакали. Космос был темный, но так черна, так страшна была дыра, что все заметили ее еще из далека. Она была странная, за наш путь я видела достаточно светил и других объектов, чтобы этот назвать странным, название ей подходило.

Мы все ближе подлетали к дыре, уже можно было разглядеть серебряно-лиловое свечение внутри объекта. Очень скоро загорелись красные лампочки, они объявили тревогу – мы попали под воздействие гравитационного притяжения дыры. Корабль несколько раз тряхнуло, но на этот люди настолько были «изранены» переживаниями последних дней, что не падали, да и вообще вели себя, как-то безразлично ко всему происходящему вокруг. Однако были те, кто внимательно следил за всем – я одна из тех. Впрочем следить было незачем свет погас, и горели лишь красных лампочки, напоминая в какой мы ситуации, в иллюминаторах ничего не было видно, я чувствовала себя гонщиком, у которого в окне, мелькают только неразборчиво силуэты (в моем случаю, даже очертаний не было видно).

Когда дыра начала нас засасывать, только тут люди наконец поняли, что происходит, но для остальных, было бы лучше, чтоб «протрезвевшие» и дальше прибывали в неведении. Потому что открытие сделанное ими стало ужасным и они непременно подняли бы панику, если бы не капитан. Фиола вновь проявила себя, как разумный лидер (к несчастью, ей никогда этого не говорили, так как элита не привыкла благодарить, что несомненно сыграло свою роль в ее отношении к себе), она приказала всем идти в каюты и сесть в гиперкресла. Признаться, мы не сразу поняли, про что капитан говорила, и лишь после пояснения штурмана мы догадались, что Фиола имела ввиду, устройства под диванами, для их активации достаточно просто поднять подушки, сесть, и пристегнуться ремнями, которые, оказывается, все время находились под опорами.

На выполнение приказа ушло пару минут, по истечении этого времени, все уже сидели в креслах. Боясь и трепеща перед будущим, мы все, почти одновременно зажмурились…

Перед глазами у меня всплыло изображение бесконечного лилового туннеля, под цвет свечения дыры, это был коридор пространства-времени, но вдали виднелся свет. Я верила, хотела верить, что и из чёрной дыры есть выход, есть мерцание…

Мы просидели в креслах час, напряженно вслушиваясь в звуки, которые то и дело доносились с мостика. Корабль летел очень быстро и было ясно, что он уже в дыре, но вот внезапно «Буцефал» остановился, это было понятно по резкому толчку. В тот же момент погасли и красные лампочки. Несколько минут, пока происходило перераспределение энергии мы сидели в полной темноте. Затем корабль перешел на резервное питание и нашу каюту озарил тусклый свет. Словно по команде мы отстегнули ремни, встали и направились к выходу. Отец в нерешительности стоял у двери и держался за ручку. Наконец он дернул за нее, и мы все вышли в темный коридор. По мере того как мы продвигались вперед, звуки с мостика раздавались все более четко. Это были восклицания, грозные возгласы, крики. Словно кто-то с кем-то ругался. Мы все еще шли вперед, уже был различим голос капитана. Найдя в темноте очертания двери, отец без стука открыл ее. Фиола и другие присутствующие не были удивлены, они ожидали, что в скором времени экипаж заинтересуется обстановкой на корабле.

-А, господа, это вы? – сказала Фиола, однако не смотря на нас и так же не дожидаясь ответа прибавила. – Садитесь.

Мы присели на маленькие кресла на мостике. После этого интерес капитана к нам окончательно угас, и она вновь принялась разговаривать со своими коллегами. Мы не требовали к себе внимания, но вскоре Фиола сама посмотрела на нас и дала пояснения к происходящему:

- Как вы наверно поняли, мы остановились, так же я думаю вы обладаете информацией о том, что черная дыра – совершенно неизведанное место, никто не знал чего то нее ждать. И вот сейчас корабль висит в абсолютной пустоте… - после этого капитан сделала небольшую паузу. – Радары выключены, система навигации не работает. «Буцефал» перешел на резервное питание и сейчас мы еле справляемся с освещением, не говоря уже об основном сервере.

Печальны были слова Фиолы, однако радовало, что она говорит правду. Понимая, что мы больше сделать ничего не можем, я, отец и мать вернулись в каюту. Родители поужинали и отправились спать. Поесть я не пришла, меня удивляло и даже ранило их безразличие. Со мной они давно уже потеряли общий язык, но друг с другом, обычно были очень близки и откровенны. В этот же раз все было иначе (но меня это не касается). Я начала усердно изучать информацию о черных дырах, даже приблизительно, никто не мог предугадать, что случится с теми, кто окажется у них внутри. Но все же одна статья, хоть и очень сомнительного автора, привлекла мое внимание, в ней говорилось о возможности дыр питаться энергией получаемой из поглощаемых объектов. Это было похоже на пищеварение, когда все «питательные вещества» выкачены, объект покидает дыру. Если бы статья была правдивой, тогда это объясняло бы отсутствие первичного источника питания у нас. По теории автора работы, даже ИБП (источник бесперебойного питания) подвержен поглощению. А это означает, что мы скоро лишимся света.

При матовом свете лампы, я сидела на краю кровати и читала статьи Роберта Теинджера – автора предыдущей теории. Как вдруг свет погас, я встала и направилась к включателю, впрочем не особенно надеясь на успех, учитывая выводы, которые можно было сделать исходя из научной работы. И вправду помещение не озарило, даже когда моя рука дернула включатель. Я решила немного поспать и снова направила к пастели.

Утро было темным, в прямом смысле этого слова, родители спали долго, а я встала пораньше и отправилась на мостик, к капитану. Фиола поприветствовала меня и оказалось, что она тоже пришла к тому же заключению, что и я накануне вечером. Мы обменялись мнениями, насчет статьи и закончили на том, что остается только ждать. После такого короткого разговора, пошла к себе в каюту, на полпути я вдруг упала от резкого толчка. Потом приподнявшись обнаружила, что больно ударилась головой. На глухой стук, от моего падения прибежала Фиола она помогла встать. Я очень смутно слышала, что она говорит и почти ничего не видела. Капитан медленно повела меня в каюту. Но тут еще один толчок помешал, мы обе упали. Я потеряла сознание, но не на долго, открыв глаза, увидела много людей, которые вышли в коридор посмотреть в Центральные иллюминаторы: большой, словно солнце сверкающий шар крутился за стеклом и освещал весь длинный зал. Экипаж смотрел на него со страхом. В скором времени яркая вспышка озарила весь корабль, было так светло, что ничего не было видно. Такое ощущение, что свет высасывал из людей силы, все медленно ложились на пол коридора и медленно закрывались их глаза. Последнее, что мы увидели было серебряно-лиловое свечение…

Я не знаю сколько дней, часов, не знаю, сколько времени все мы были без сознания. Думаю долго. Вспышка света, словно на некоторое время забрала жизни всего экипажа. Но спустя отведенный срок, люди начали приходить в себя, не все сразу, по нескольку человек в день. Я очнулась одна из первых, при этом не испытав ни боли, ни иного дискомфорта. Фиола сразу после меня. Ей повезло меньше, чем мне и она долго приходила в себя. Однако еще до полнейшего прозрения капитан принялась выполнять свои обязанности.

Теперь в резервном питании не было нужды, первичный источник работал исправно. Тоже самое можно было сказать и о навигационных системах. Как и предполагал ученый – Роберт Теинджер черная дыра «выпустила своих пленников». Навигаторы показали, что мы возле Фланкинсевой туманности. Она располагается в двух с половиной тысячах световых лет от Земли.

Один астроном Давид Фланкинс, еще очень давно придумал приборы, который летя в космос под особым углом, могли делать снимки самых далеких объектов и зон. Так мир узнал о Крыле Сойки, Туманности Пилигрима, Большой Пушке, Фланкинсевой туманности и других.

Нас не радовал этот факт, но также по предположениям во Фланкинсевой туманности должна было находиться планета пригодная для жизни. Запасы корабля истощились. И по сему было принято решение: мы будем искать Землю 2 (благо координаты у нас имелись). Эту планету, если она конечно существует, предложили назвать Иссия.

«Буцефал» уверенно двигался вперед по координатам Иссии. Мы были в пути всего три дня. Когда это время прошло, все ждали, что вот-вот должна появиться планета-спаситель. Но ее не было видно. Тогда корабль продолжил двигаться, при этом придерживаясь первоначальных координат. Когда пятый день поиска был на исходе, все уже потеряли надежду, найти Иссию. Но именно в этот вечер, после команды отбой, приборы уловили слабый сигнал присутствия Земли 2. Не колеблясь, Фиола отдала приказ двигаться в ту сторону. Прошел час, никто не уснул в это время, все, хоть и не говоря об этом в слух, подсознательно желали услышать громкий голос, по приемникам корабля, который возвестил бы о том, что мы подлетели к Иссии.

-Уважаемые пассажиры корабля, «Буцефал 509» находится над планетой Иссия, на сегодняшний вечер, по распоряжению капитана, будет отменена команда отбой, все желающие могут подойти к Центральным иллюминаторам и посмотреть на Землю 2. Всего доброго!

-Ура!!! – такой крик у нашего привилегированного экипажа вырвался впервые, все были настолько счастливы, что не раздумывая побежали к иллюминаторам.

Я тоже пошла посмотреть на Иссию. Даже через толстое стекло, она была прекрасна. Почти как Земля, с разницей только в том, что на ее поверхности не встречалось белого цвета (ледники), гораздо больше там преобладали желтые (пустыни, саванны) и зеленые (тропики, леса), конечно, как и на нашей планете, там повсюду виднелись синие и голубые полосы, круги, овалы (моря, океаны и др.). Спустя некоторое время, нас попросили вернуться в каюты, так как «Буцефал» начинает снижение. Мы снова вернулись в кресла, родители и я сели по местам. Отец и мать взялись за руки, папа протянул и мне. Я была очень тронута, наконец и их заинтересовало происходящее. Так мы сидели держась за руки, все время: когда корабль тронулся, когда летел через атмосферу, когда садился…

Посадка прошла успешно, очень мягко. Перед тем, как пустить экипаж на поверхность Иссии, персонал сканировал воздушную оболочку планеты. Из-за постоянной эксплуатации, системы корабля начали давать сбой, и получилось так, что проверили сам «Буцефал». Фиола, сразу поняла, что это за скан. Корабль был в полном порядке, именно он был в отличном состоянии, бомбы на нем не было! Капитан немедленно сообщила это персоналу, по какой-то причине Фиола очень мне доверяла, она рассказала о том, что террористы нас обманули. Впрочем сейчас это ужасное открытие было не актуально и капитан ничего не сообщила экипажу, мы провели повторное сканирование. Иссия действительно пригодна для жизни! Хоть это нас радовало.

Поручение капитана было таким: на корабле имелся вооруженный спец-отряд, каждой семье на борту «Буцефала» (из-за недостатка персонала задействованы были все) будет выделяться один солдат из этой группы, за час до команды отбой, все пассажиры должны вернуться на корабль, в противном случае они не будут пущены на него.

Такое строгое распоряжение было вполне понятным для всех. Я, мои родители и Майкл – наш сопровождающий из спец-отряда вышли первыми. О, как давно мы не дышали свежим воздухом, воздухом родной Земли! Хотелось обнять каждое дерево на этой планете, хоть они и не были похожи на земные. Мы приземлились в лесу, трава там была голубоватая, местами приторно-зеленая, деревья, растущие с поражающей симметрией, были с черными стволами и горизонтальными ветвями, они не имели листьев. Наша компания медленно продвигалась вперед, но вот пройдя чуть дальше мы заметили, что лес резко обрывается, причем все деревья и близкие, и далёкие заканчиваются ровной линией, уступая место пустыне. Также, как и растения, песок тянулся вдоль леса, не наступая на его территории. Нам все это казалось подозрительным, словно какой-то гигант построил эту планету, точно в ответ этим мыслям, мы вдруг вспомнили о внеземных цивилизациях. Но внезапно обрушившаяся стихия заставила прекратить раздумья, далеко-далеко на противоположном конце пустыни, огромное торнадо летело прямо на нас. Трудно найти сравнения, для описания его силы, ведь ни домов, ни усадеб, там не было, но оно было очень мощным. Мы стояли, точно застывшие, потому что понимали, что бежать бесполезно. Когда торнадо было уже близко, все просто закрыли глаза, я единственная предпочла умереть с открытыми. Случилось нечто удивительное, на нашем конце пустыни, смерч навис, будто боялся переступить на часть леса, и где-то в метре от нашей группы, он свирепо завывал. Это происшествие окончательно ввело нас в замешательство, мы решили пораньше отправиться на корабль.

Оказалось, что мы зашли довольно далеко и вернулись уже вечером. По приходу от Фиолы, я узнала, что странные явления видела не только наша компания. Кассий Вертер – один из наиболее уважаемых владельцев недвижимости в мире, видел в озере, неподалеку от сюда, большую волну, которая, словно на что-то напоролась, потому что на берег не зашла. Джонатан Дерс – еще одна «звезда среди звезд», увидел тоже, что и мы. Все это заставило нас серьезно задуматься, некоторые лица даже предложили покинуть Иссию. Но последнее слово было за капитаном. Она решила пополнить запасы воды и еды насколько возможно, а затем улететь отсюда и висеть над планетой, пока припасы снова не кончатся. Эту идею одобрили. Скоро выслали спец-отряд, для сбора пропитания. Потом и он прибыл обратно на борт, хотя и с очень скудными припасами. Корабль приготовился ко взлету. В специальных кабинах сидели пилоты и следили за благополучным поднятием. И вдруг тишину на «Буцефале» прервали два громких звука. Сомнения не было – это взрывы. Были подорваны главные двигатели, без которых соответственно мы не могли взлететь. Перегрузки быть не могло, это сделал кто-то умышленно… Ответ напрашивается сам собой, но он страшен. Никто не дает своему мозгу думать долго над этим делом. Капитан приказывает опустить предохранители выходов, вдоль всего периметра корабля выставить патрульных, людей отправить в их каюты и снабдить оружием. Также добровольцы должны круглосуточно следить за показаниями радаров. Долго ждать не приходится, на корабль, лично капитану было отправлено сообщение. Оно было таким:

«Капитан корабля «Буцефал 509», мы знаем ваш язык, знаем как называется ваша планета, мы знаем, что двигатели вашего корабля подорваны, тут задействованы наши силы. Когда то давно наш лидер взял с каждого из нас слово, что мы убьем того, кто посмеет прилететь на нашу планету, нашу Датарию. Мы обязаны сдержать слово, мы – Дар-роны воины клана Арен, в системе Пита. Наша задача знать все про всех, все о всех. Ваша судьбы в наших руках. Вы умрете!»

Фиола была ошарашена. Прослушав сообщение она в ту же минуту выслала ответное. Его содержание было таким:

«Мы получили ваше сообщение, и вопрос, который я хочу задать таков. Можно ли кого-нибудь спасти?! Тут дети. Пожалуйста…»

На это Дар-роны ответили так:

«Мы выделим вам одну капсулу и доставим ее на Землю, ваша задача только решить, кто достоин спасения.»

Опять выбирать, опять решать. Фиола ничего не сказала о сообщениях экипажу. Она долго думала, кого выбрать, капсула может вместить от силы пять человек, детей на корабле четверо, но как же взрослые, ведь малышам нужен сопровождающий… Капитан решила обратиться к избранным по громкой связи:

-Иден Мэй, Николас Байер, Карл Филис, Амелия Колин и Патриция Шер, просьба немедленно явиться к капитану.

Среди перечисленных имен, было мое. Я – Патриция Шер. Немного медля, отправилась к капитану. Придя в кабинет, я увидела детей, имена которых прозвучали по громкой связи. На глазах Фиолы были слезы, два мальчика и одна девочка сидели в креслах, а другая рыдала обнимая капитана, то была ее дочь – Иден Мэй. Уже по этому я поняла, что разговор здесь будет неприятным. Увидев, что в кабинет зашел еще один человек, Фиола прекратила объятия и начала:

-Патриция, я позвала тебя сюда, потому что думаю, что ты как нельзя лучше справишься с моим поручением. Помнишь странные явления, которые видела ваша группа и другие, так вот со мной на связь вышли Дар-роны – жители этой планеты – при этих словах капитан едва заметно всхлипнула, – они сказали, что все на этом корабле умрут, кроме тех, кто спасется в капсуле, которую эти инопланетяне выделят. Я выбрала всех детей, но за ними нужно присматривать, эту должность будешь выполнять ты.

Я невольно заплакала, после того, как Фиола закончила речь, меня распирали чувства, но сказать смогла лишь:

- Я не смогу, простите.

-Извините, мисс Шер, вы кажется не поняли, это не просьба, это приказ!

-Вы не можете, вы не можете приказывать мне оставить семью, других людей, которые быть может более достойные, чем я!

-Я капитан этого корабля, и я сочла вас достойной, я сочла вас самой подходящей кандидатурой! И если уж на то пошло, мне плевать на ваши чувства, у меня они тоже есть! – сказав эти слова, Фиола с горечью посмотрела на свою дочь. – У меня тоже есть чувства!

-Хорошо, но можно я скажу обо всем родителям, я хочу попрощаться.

-Ладно, расскажи. Можешь идти, я должна успокоить их.

Так я покинула кабинет капитана, полный плачущих детей. Родители встретили меня очень радостно, они получили какие-то фрукты и были этому очень счастливы. Я была грустная, и отец с матерью это заметили.

-Пат, почему ты такая печальная? – спросила мать и пристально на меня посмотрела.

-Я, я не хочу вас обманывать. У меня есть причина, по которой я имею права грустить…

Я рассказала им все, родители восприняли все спокойно. Мама взяла меня за руку и улыбнулась, папа тоже.

-Милая, ты была избрана из всех пассажиров, ты достойна большего, чем просто вернуться на Землю. Мы с отцом редко говорим тебе это, а напрасно, мы очень сильно тебя любим. Возможно наша жизнь могла быть и лучше, но мы видели достаточно хорошего, самое потрясающее из всего – твое рождение.

Это были самые приятные слова за всю мою жизнь…

На утро Дар-роны выслали капсулу и дали на сборы два дня. Избранные препятствовали высылке, их родственники напротив умоляли тех уехать. Капитан записала меня на курсы по воспитанию детей, я до сих пор не могла свыкнуться с мыслью, что мне придется покинуть свою семью…

Прошли выделенные дни, Дар-роны послали сообщение, в котором говорилось, что мы сами должны запустить капсулу, когда та будет в космосе они перехватят управление и доставят нас на Землю используя сверхзвуковую скорость и гиперпрыжки. Проблема была в том, что я не училась пилотированию, а с корабля нельзя было ее запустить. Фиола стояла перед сложным выбором либо заменить меня, либо рисковать потерять единственную капсулу. Она остановилась на втором.

Я села в капсулу в кресло, что находилось ближе от остальных к пульту управления. Нас провожали все, в том числе и мои родители, в последний раз мои глаза увидели улыбки на их лицах…

«Все, как меня учили, нажать сюда, черт, не тут, вот эта кнопка, она и подписана, правда не разобрать» - такие мысли были у меня перед взлетом, пока я не пролетела через атмосферу. Потом со мной связались Дар-роны:

-Патриция Шер, вы готовы к отправлению? У вас есть вопросы?

-Только один.

-Задавай.

-Вы не позволили взять с собой провизию, как мы будем жить, ведь сюда мы летели полгода… - сказала я и подумав, решила задать еще один, волновавший меня вопрос, еще со времени того, как мне объявили волю обитателей планеты. – Куда мы вернемся, террористы, они там!

-Мы ответим вам по порядку: первый вопрос, который вы задали был о пропитании, так вот мы введем вас всех в гибернационный сон, ну а насчет террористов, мисс Шер, вы можете не переживать, с того момента, как вы уехали прошло 150 лет, на Землю обрушилась Третья Мировая Война, также именуемая как Цирейная Война, так как зародилась она в террористическом лагере – Цирея. Сейчас же на Землю мир, а точнее был заключен мирный договор, в историю он вошел как Договор Хараси, нового государства, которое возникло а в результате борьбы с преступными группировками. - сказав эти слова Дар-роны сразу отключились.

Я была поражена. Сто пятьдесят лет! Но прежде, чем смогла все осмыслить, нас начали вводить в сон. Я надеялась, что это случится позже, я хотела сама увидеть, что сделают со всеми людьми корабля.

Я все еще оставалась в сознании, когда увидела, что прямо за нашей капсулой в космос вылетел «Буцефал». Все произошло быстро. Корабль взорвался. Оранжевые, красные, золотые, черные, разноцветные языки пламени летели в разные стороны… Я плакала. Я плакала.

-Нет!!! – закричала я, когда пришла в себя то шока.

Мы совершили прыжок, сразу после взрыва, и последняя мысль, которая посетила меня, перед тем, как уснуть, это – «в чем отличие между продвинутыми цивилизациями и не очень, если и те, и другие друг друга убивают»…

Некоторое время, не знаю сколько, мы пробыли в блаженном сне, без убийств, без преступлений, но потом начали приходить в себя. Первая очнулась я, в начале не поняв в чем дело, однако быстро, слишком быстро все вспомнив… Мы начали снижение, Земля была под нами. Второй проснулась Иден – дочь Фиолы. Она плакала, как и все дети потом, я не могла заставить их прекратить, у них была причина. И сейчас я отдала бы все, даже свою жизнь если потребовалось, чтобы у экипажа нашей капсулы не было причины рыдать.

Прилетев мы узнали, что на Земле, наша команда стала героями. Люди следили за нашем снижением уже долго. ИНДО, ФЛЭК и другие большие научные корпорации нашли записи об отправки в космос корабля – «Буцефала 509». Каким-то образом они связали наш прилет с тем отправлением, 150 лет назад. Люди надеялись услышать от нас подтверждение своих слов. Представьте, как они были удивлены увидев, вместо ученых и военных, плачущих детей и человека, который не являлся даже пилотом.

Нас встречали цветами, как героев, но таковыми мы не были. Нас везли на странных машинах, по каким-то странным дорогам. Меня познакомили с мистером Филисом, начальником отдела космических полетов, он просил рассказать меня обо всем. А я не хотела, я не хотела говорить. Я не хотела, чтобы кто-то знал, как мы поступили и меньше всего нужна была мне критика моих действий от этого человека. Тогда меня повели к другому человеку – психологу доктору Саинстеру. Он не сказал ничего, только дал мне стопку чистой бумаги и запылившуюся от того, что ее не используют ручку, на верхнем листе всплыла надпись «Пишите». Я без труда смогла разобрать, что она значит…

Сейчас я дописываю одиннадцатую страницу моего повествования, но закончить его как следует не могу, ибо не знаю, что ждет меня впереди. Сейчас утро, солнечные лучи ложатся на стопку бумаги передо мной, на стол, на стулья. Кабинет пуст, я тут одна. Мне остаются только ждать, потому что солнце единственное, что осталось от прежней жизни.

Эта была подлинная история о «Буцефале 509».

+3
643
01:32
к сожалению, нет.
14:55
Милый автор! Прочитала Ваш рассказ… не знаю, что и сказать. Мне думается, что вы человек очень молодой и только начинаете путь писателя. От всей души желаю вам им стать. И уверена, что у вас есть талант. У вас есть воображение, фантазия. Но Вам нужно учится! Немного о рассказе:
Вначале рассказ шел нормально, но затем, похоже, автор увлекся и стал быстро писать, что ему приходило в голову, и не перечитал свой рассказ через несколько дней на «свежий глаз», а зря. Получились куски непонятного для меня текста, например: " Они не заставили себя долго ждать, лишь только от них временно улизнули их жертвы, «другие люди» нашли себе еще одно развлечение. Когда свершилась эта «находка» весь экипаж и персонал не веря своим глазам от ужаса, прильнули к иллюминаторам. Прямо под нами взвилось в небо, в атмосферу, облако дыма и огня, громадный взрыв был виден даже в космосе. Далее с нами, точнее с капитаном снова вышли на связь, чисто машинально, не оправившись от горя, Фиола приняла сигнал. «Ну, теперь вы видели, что со взрывными устройствами, мы неплохо управляемся?!» Сказав эти слова говоривший посмеялся и еще не выключив устройство связи, что-то пробормотал своему напарнику, это «что-то» было очень похоже на «кончай с ними». В корабле стояла такая тишина, что последнее распоряжение услышали все. И словно ему в ответ «Буцефал» вдруг резко толкнулся. Толчок был такой неожиданный, что много людей упало. Все еще стояла гнетущая тишина, весь ужас сложившейся ситуации заставлял молчать, хотя и у экипажа, и у персонала, было вполне достаточно фактов, чтобы строить предположения. «Буцефал» двинулся неслучайно!"
Получается, что командир отдал управление (поставив на автоматику), но все равно их взорвали? или он не отдавал управление? от кого пассажиры корабля «ускользнули» и кто начал развлекаться? это не одни и те же люди?
дальше были проблемы со стилем, да и просто встречались ошибки. Например,
«И словно ему в ответ «Буцефал» вдруг резко толкнулся».
«Люди не двигались, будто застыли на месте, те кто упал, так и не встали». Почему не встали?
«Открытие сделанное капитаном было страшным, на борту было четыре академика, в области физики. Все, как один сказали, что избежать «дыры» не получится, так же никто не мог предсказать, умрем мы или будем жить».
«Маршрут «Буцефала» стал известен экипажу лишь спустя полнедели (соответственно оставалась только неделя до «встречи» с черной дырой), что вызвало довольно трудную реакцию.»
«Впрочем, что экипаж, что персонал – все сидели в своих каютах, только изредка выходя пополнить запасы еды (затем ее всю утаскивали в каюты и устраивали склады, люди предпочитали не видится, ни на учениях, ни в столовой).»
«Утро тоже не отличилось, оно было еще более жутким».
«Корабль несколько раз тряхнуло, но на этот люди настолько были «изранены» переживаниями последних дней, что не падали, да и вообще вели себя, как-то безразлично ко всему происходящему вокруг». И т.д.
Не очень точное выражение мысли может привести к недопониманию ситуации. Советую Вам, как закончите написание произведения, отложите его на несколько дней. А потом медленно медленно перечитайте. Попробуйте еще прочитать вслух. Или пусть кто из домашних почитает. Пока Ваш опыт не очень удачен, к сожалению. Но у Вас обязательно все получится! Пишите!
17:13
Как много букв! (в отчаянии)
Автор хотел зацепить драмой. Увы, неудачно.
Характеров нет, описания обрывочны и однобоки. Скучно. Перескоки с пятого на десятое, детские грамматические ошибки. Героям не сопереживаешь. К чему космические термины, названия созвездий и прочие фишки, если повествование тянется со скоростью контуженной улитки. Тут нужно переделать все. А лучше, прекратить писать в подобном ключе. Автор, вот вам конкурс! Читайте и делайте себе мнение.
14:34
Смысл рассказа понятен, но он теряется за нелогичностью повествования, обрывочным сюжетом, огромным количеством стилистических и орфографических ошибок, научных неточностей и (смею верить) фант.допущений. Дочитал исключительно из-за интереса – во что всё это выльется.

Стилистически рассказ изобилует перлами и дефектами, на которых постоянно спотыкаешься, перечитываешь по два-три раза, в надежде понять то, что хотел сказать автор.
Приведу лишь несколько примеров:
— повторы «было летом – бывало летом», «был-было-были», «двигались-двинулся»
— неясен смысл спасаться на орбите от гражданских беспорядков?
— много ненужных уточнений (насчёт белой одежды, насчёт – связались с нами, а точнее, с капитаном, и т.д.), про оставшееся до черной дыры время (недели, полнедели)
Странная мотивация террористов: цель уничтожения беглецов?
Вставка про чёрную дыру – словно определение из википедии )

корявости:
— трудная реакция,
— следовать указу капитана,
— «Мы все ближе подлетали к дыре, уже можно было разглядеть серебряно-лиловое свечение внутри объекта» – никакого свечения в черной дыре быть не может! Она ведь притягивает даже кванты света!
И тряски не должно быть при достижении горизонта событий.
Если ЧД высосала всю энергию из корабля, то как у них заработал основной источник питания?

Это только самое явное, и только по первой половине рассказа. На бОльшее уже не было сил.

Но, тем не менее, желаю автору удачи и дальнейшего роста. Фантазия работает как положено!
Гость
08:07
+1
«никакого свечения в черной дыре быть не может! Она ведь притягивает даже кванты света!»
Чисто теоретически, хокингово излучение может иметь вид «огненной стены», плюс у многих ЧД есть аккреационный диск, в котором притянутое вещество разгоняется до релятивистских скоростей и начинает светиться… Но, боюсь, автор имел в виду далеко не это, и выглядит это иначе.
09:13
Ааааа, вот классное замечание! Очень познавательно ) Чего-то не знал, о чём-то забыл ) но теперь вспомнил.
Спасибо )
23:18
Ну, это фигня. что корабль в космосе буксовал и дергался. Выучим физику — поправим. Но Буцефалом космический корабль называть не стоило бы. Сноровистый был коняга, еле укротили по легенде, да и издох в самый неподходящий момент. Но это частности. Моё бы пожелание юному автору — а не накидать бы фантастический сценарий? Подумайте
16:04
На протяжении всего рассказа ничего не происходит — это, по-моему, самая страшная из его проблем. Какие-то события есть, но герои в них никакого участия не принимают, а только пассивно их переносят.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1