Светлана Ледовская №1

Там у Тау

Там у Тау
Работа № 339

Как в фантастическом романе, земляне высадились на планете E. Но путешествие их продлилось не двенадцать лет – именно столько отделяет нас от Тау Кита. Проскочив сквозь червоточину они долетели всего за двенадцать дней. И оказались в прошлом. Как янки. Такое искажение пространство-времени, конечно, повлияло на психику некоторых членов команды, но это была допустимая жертва.

Они высадились на благодатную во всех смыслах почву в мире уже просканированном зондами, которые остались на орбите и оттуда посылали сигналы домой.

Спутники дали достаточно данных, чтобы было принято решение о спасательной операции, потому что на планете, кроме пригодной для жизни атмосферы и экосистемы почти идентичных земным, что вызвало в среде учёных вспышку рассуждений об искусственности этого мира, впрочем, быстро угаснувшую, обнаружилось гуманоидное сообщество, схожее с неандертальским. Его следовало обучить и сделать частью цивилизации, пока будущих Homo Sapiens не уничтожило конкретной космической катастрофой: возникновением чёрной дыры, той самой пресловутой червоточины, сквозь которую пролетели земляне на сверхсветовой скорости из-за чего вернулись в прошлое. Даже лучшим умам Земли трудновато было понять это. А ещё то, почему Тау Кита неожиданно коллапсировала и видоизменилась, хотя являлось звездой, мало отличавшийся от солнца – каждый же знает, что мгновенное сжатие происходит только у светил, втрое превышающих массой земное и только после исчерпания в них материала для термоядерных реакций.

Перед высадкой командир операции Роман достал из сейфа наградной пистолет, который являлся очень приятным воспоминанием о службе в десанте.

На такие задания: спасать, а не уничтожать, его раньше не посылали. Но именно на него, боевого офицера, возложили руководство, потому что кроме военного опыта он обладал и мирным: в бытность свою зелёным юнцом, ещё не призванным на службу, Роман защитил диплом по сравнительной антропологии. Конечно, во время войны, да и после, тот не пригодился, но само наличие исследования о неандертальцах в принципе сыграло определяющую роль. Владение навыком стратегического планирования также повлияло положительно на решение командования.

Кроме него колонизаторами стали Виктор – лингвист для общения с туземцами, Регина – физиолог для выявления их особенностей, и Андрей – инженер, прихваченный на случай, если ковчег, протащенный сквозь червоточину, получит какие-то повреждения. В распоряжении последнего имелась армия роботов-ремонтников. Но активировать тех не потребовалось.

Для безопасности ковчег они оставили на орбите и спустились в капсулах.

После обустройства лагеря, Роман приступил к реализации плана, разработанного аналитиками из исследовательского центра. Суть его была в просвещении аборигенов, не как отсталых диких людей, а как равных индивидуумов, достойных войти во всемирное человеческое сообщество, охватившее уже несколько планет.

На самом раннем этапе была отвергнута идея явиться во всей мощи, словно боги, и продемонстрировать превосходство, поскольку это могло спровоцировать агрессию.

Взяв «ценные дары», заранее собранные экспертной группой специалистов по первому контакту, Роман прихватил лингвиста и отправился к туземцам.

Их появление в селении могло вызвать большой ажиотаж, поскольку они сильно отличались от коренного населения планеты не только одеждой, но и цветом кожи. Эти факторы легко бы устранились с помощью голограммам или генной инженерией, только вот пресловутый запрет «Не быть богами» распространялся и на использование сложной техники. «Ваша задача: максимально аккуратно интегрировать аборигенов в человеческую цивилизацию». Такой Роману отдали приказ. И ему приходилось следовать. Им даже нельзя было использовать гравитационные бронежилеты, лишь самые обычные из арамида и титана, но так, чтобы не шокировать туземцев. Особенно возмущался Андрей, который не расставался с гаджетами.

– Вот как это помешает их просвещать! – спрашивал он вопиюще, потрясая маленькой коробочкой, в которой находился генератор поля, способного оттолкнуть не только пулю из винтовки, но и артиллерийский снаряд, а тем более стрелу или дротик.

Регина не ответила, потому что препарировала представителей местной фауны, и остальное её абсолютно не интересовало.

Подчинённые Романа не знали ответа, да и сам командир лишь предполагал, что причина в повышении ценности развития личности из-за либерального настоя в их обществе после выборов нового лидера страны.

Виктор долго муссировал этот вопрос и недоумевал: «Действительно почему?», бегая вокруг, пока они шли к туземцам и восхищаясь местной флорой, которая напоминала ту, что растёт на Земле в тропиках. Если в ней прятались аборигены, их невозможно было бы обнаружить, потому что они все были зелёными.

Пришествие в селение вызвало сумятицу. Аборигены сбежались со всех сторон, держа копья наготове, но нападать не стали.

Роман приветственно и примирительно поднял пустую правую руки. Левой он сжимал древко лопаты.

– Мы пришли не биться, – проклокотал Виктор, успевший проанализировать видеозаписи, сделанные зондами, и вычленить основные звуки и слова местного языка. Туземцы посмотрели на него с недоверием.

Лингвист, чтобы продемонстрировать свои благие намерения, вскинул раздвоенную лозу над головой.

Исследователи велели сначала принести аборигенам не огонь, а воду, потому что рядом не было её источников. Ближайший родник находился в целом дне пути через густейшие джунгли. Но сканирование спутника с орбиты выявило большую естественную полость, полную H2O прямо под селением. Виктор предложил устроить целое театральное представление. Роману не дали каких-либо чётких распоряжений касательно способа выполнения задания, поэтому он согласился.

Туземцы наблюдали за каждым шагом лингвиста, пока тот, широко расставляя ноги, что выглядело слишком наигранным, обходил вокруг места раскопок, обозначенного крестом на карте, которую они с собой не принесли, запомнив. Бурение им запретили, считая слишком сложным для восприятия аборигенов. Собственно из-за этого заблуждения, Роман взял лопату, которую теперь закинул на плечо, с сомнением глядя за манипуляциями Виктора. Тот явно возомнил себя халдеем, факиром и магистром ордена самых тайных искусств, одновременно. Мыча то ли заклинание, то ли мантру на выдуманном языке, известном ему одному, двигаясь по стремительно сужающейся спирали, псевдолозоходец дошёл до точки, в которой нужно было копать, и указал на неё. Роман воткнул остриё лопаты в мягкий чернозём.

Хоть он и надеялся, что повезут, и будет наоборот, рыть пришлось долго. Командир весь покрылся испариной. Древко лопаты начало выскальзывать из рук, а на ладонях появились мозоли. Но яма отвесно росла вниз. Лингвист же, захвативший только лозу, с умным видом стоял рядом, и давал советы, явно не задумываясь, что нужна помощь. Роман обещал себе запомнить это.

Туземцы очень внимательно наблюдали за ним. Некоторые уходили, возвращались с едой, жевали и смотрели.

Колодец получился вдвое глубже, чем рассчитали «умники»-аналитики. Роман запомнил и это. Вода начала прибывать.

Лингвист протянул ему свою холеную белую руку. Командир не принял его помощи, вытащил лопату, положил в прокопе поперёк, уцепился за древко, как за перекладину турника, и выбрался.

– Вода для всех вас, – сказал Виктор, быстро подобрав слова, которых Роман не знал, но суть за клокотанием уловил, наполнил специальный фильтрующий бокал, похожий на обычную глиняную плошку.

Ему нельзя было пить воду, не очистив. А разделить с вождём на брудершафт добытую жидкость требовалось всю, чтобы укрепить свой авторитет, подорванный лингвистом: тот осознанно или не осознанно, но оказался на вершине иерархии, заставив в одиночку рыть колодец. На это командор не рассчитывал. Но так он показал свою физическую силу. Теперь было необходимо показать власть над подчинённым: жестом, он велел болтуну молчать. Распитие же добытой им воды точно должно расставить всё по местам.

Драгоценная, хоть и мутная, жидкость чуть вспенилась и очистилась. Роман прикрыл фильтр ладонью, чтобы аборигены не заметили это чудо, сделал большой глоток и отдал бокал вождю. Низколобый дикарь взял его смело, глядя прямо в глаза командору. И тоже выпил.

Первый контакт был установлен.

И они удалились, ни разу не оглянувшись. Виктор заметно трясся, боясь, что получит удар в спину. Роман шёл назад без страха. Убить колонистов не пытались.

Дальнейшая планомерная «работа» по приведению туземцев в цивилизацию продолжалась неделю.

В первый день ближе к вечеру Роман принёс им настоящий железный топор, который заменил каменное рубило.

Во второй, вместо дырки в скале, где постоянно поддерживалось пламя, научил правильно пользоваться кремнем и кресалом, а также «готовить» трут из местного то ли овоща, то ли фрукта, рассыпающегося при высыхании в труху, которая по горючести не уступала пороху из-за большого содержания серы и селитры. Это «сообщил» командору обычный химический анализатор.

В третий – удить что-то похожее на мокриц, которые завелись в колодце. До того вождь добывал их острогой в ядовитом гейзере, находившемся довольно близко, если лететь над лесом, но далеко, если напрямик идти, а вернее продираться.

Чтобы добраться до селения командиру требовалось всё больше и больше усилий, потому что кусты на тропе, проложенной сразу после высадки для налаживания контакта, отрастали за ночь, при этом становясь всё колючее, коренастее и крепче. Достигнув конкретной высоты они начинали ветвиться и ползти к лагерю землян. Роману пришлось вооружиться секирой, отдав Андрею затупившееся мачете. Инженер скучал без дела, но отказывался помогать обучать туземцев владению простейшими орудиями труда.

Лингвиста командир с собой не брал, поскольку тот себя показал плохим помощником.

Физиолог же продолжала заниматься препарированием, и не соглашалась прервать эксперименты.

От идеи «привить» аборигенам земледелие сразу же отказались. Не потому, что на планете не водилось крупных нехищных животных, и пришлось кому-нибудь впрягаться в соху, а затем и в борону, но потому, что времени на это не было.

Как следствие, в четвёртый день командир выбрал из коллекции финских ножей пуукко, специальный для резьбы по дереву, конкретно Вуолупуукко, и направился в селение, рубя секирой с плеча и наотмашь. Роман нацелился на подростка, который наблюдал за его действиями особенно внимательно. Обучение юнца показалось ему перспективным. У паренька были очень умные глаза.

Роману нравилось резать по дереву. Поэтому к этим делом он занялся со знанием основ. Но задача в условиях этой планеты оказалась неожиданно сложной: слишком скользким был ствол, отрубленный им с помощью топора, оставленного тремя днями ранее туземцам, и очищенного от коры, отделившейся легко, словно кожура от банана. Командир будто держал в руке стеклянную бутылку, к тому же облитую маслом. Но ассоциация подтолкнула Романа к мысли, и за час он вырезал бокал. Точную копию фильтрующего.

Молодой туземец оправдал смелейшие ожидания: всего пару минут освоился с ножом и начал вырезать, схватив оставшийся кусок так, словно у него присоски были на ладонях. Получилась мокрица из колодца. Непростая поделка. Стараясь ему не завидовать, и даже немного восхищаясь, командир подметил эту способность.

И на следующий, уже пятый, день сумел убедить пойти с собой Регину, чтобы та показала «дикарям», как вязать, а не протыкать друг друга, щипами кустарников, точнее спицами, а сама смогла поизучать аборигенов вблизи.

Физиолог и самка вождя сразу же очень оценивающе окинули друг друга взглядами. Очевидно, пресловутая особенность ненавидеть конкурентку, с которой приходилось делить мужское внимание не зависела от расы, и являлась отличительной чертой женской натуры.

Самка демонстративно ушла в лес, рассержено виляя бёдрами. Заинтересовались вязанием только вождь и юнец. Но через пару часов командир осознал, что туземцы не столько вяжут, сколько делают вид, чтобы пялиться на грудь Регины, скрытую под обтягивающим комбинезоном. Хоть самка и была полуголой, она не могла конкурировать с физиологом. Но эмансипированная землянка предпочитала, чтобы её ценили за ум, а не тело. И, тоже поняв, что её просто-напросто пожирают глазами, поднялась с широкого гриба, на котором сидела, и ушла, не прощаясь.

Это вызвало недовольство аборигенов, и Роману пришлось задержаться в селении, чтобы их утихомирить. Он яростных воплей разбежались пауки, разноцветные нити которых физиолог использовала для вязания. Получившийся у неё свитер с санями и оленями, командор забрал с собой.

Где-то посередине обратного пути он заметил на шершавом стволе местного «клёна», названного так из-за звёздовидных листьев, кровавый след, оставленный человеческой рукой.

Зная, что произошло самое худшее, Роман бросился по тропе, уже начавшей зарастать вьющимися побегами.

Выдохнул он только в лагере, увидев Регину, которая, стиснув зубы до побеления губ, зашивала собственный бок.

– Почему не лазером? – как будто специально сразу спросил Виктор, зеленея лицом и отворачиваясь, когда физиолог вгоняла иглу под кожу раз за разом: у лингвиста была нетипичная фобия.

– В медотсеке есть комплект хирургический? – заметил Андрей, тоже наблюдавший за манипуляциями женщины, но без интереса.

– Я сссама, – прошипела Регина, завязала узелок и отсекла короткий остаток нити скальпелем.

– Что произошло? – спросил Роман.

Физиолог проигнорировала его вопрос типично по-женски, отмахнувшись: «Не важно».

У командира возникли подозрения, но озвучивать их он не стал, поскольку смысла это не имело. Регина подчинялась не ему, а исследовательскому центру непосредственно, и, очевидно, не желала отчитываться.

В шестой день, придя к туземцам, Роман обнаружил, что самка избита: синяки покрывали её скулы, а на лбу вздулась шишка. Ударил вождь? Сомнительно. Значит, физиолог, когда подверглась нападению ревнивицы в зарослях, но сумела отбиться – это казалось более реальным.

Приняв случившееся, как неизбежное зло, командор занялся обучением подростка стрельбе из лука. Роману хотелось проверить действительно ли юнец настолько сообразительный, или притворяется? Паренёк полностью оправдал все ожидания. И сделал даже больше. Командир намеренно пользовался интуитивным хватом, так называемым Primary Release, зажав древко в месте её упора большим и указательным пальцем. Так делают дети, когда им дают лук и стрелу. Так сделал и подросток. Но только один раз. Во второй он воспользовался ещё и средним с указательным для более сильного натяжения. Так стреляют аборигены Африки и обеих Америк. В третий же раз он смог поразить Романа. Вовсе не стрелой. Юнец осмотрел тетиву, подумал и ухватил её указательным, средним и безымянным, а рассечённый конец уложил между первыми двумя пальцами. Так стреляли критские лучники, почитавшиеся в Греции, и английские лучники, захватившие Шотландию, затем Ирландию, и все чемпионы мира ныне. Этот способ считался самым правильным. Только не самым лучшим. Если бы паренёк теперь перехватил тетиву по-азиатски: большим пальцем без указательного, Роман бы решил, что паренёк точно является настоящим местным гением. И даже сообщил об уникальном подростке исследователям. Но, увы. Впрочем, и полученный результат был неожиданным. Подарив юнцу стрелы и лук, командир ушёл в лагерь очень довольным.

Воодушевленный, он предвкушал новые достижения и не спал до утра.

Которое стало последним…

В седьмой день аборигены принесли жертву. Ей стала не Регина, как можно было ожидать, а Виктор. Лингвист тайно пробрался к дикарям, чтобы поговорить, нарушив чёткий ясный приказ командира, и его подвесили над колодцем вниз головой, а потом безжалостно распороли глотку подаренным ножом.

Роман пришёл в селение и увидел вождя, облизывавшего острый окровавленный клинок.

Мокрицы поднялись из глубины и тянули щупальца их пастей к булькавшему Виктору.

У командира помутилось сознание. Он престал себя контролировать.

Да, ему не нравился лингвист. Но тот являлся человеком, и был в его команде!

Роман выхватил пистолет из нагрудной кобуры и выстрелил в вождя раз, другой, ещё, но зеленокожий гигант даже не вздрогнул, хоть все пули достигли цели и увязли его в теле.

С горечью командир смотрел, как подросток кладёт стрелу на тетиву. Ученик использовал знания против своего учителя. И хотел того убить!

***

Роман вернулся в лагерь один. Руки у него дёргались. Ему всё ещё чудилось, что он поднимает и опускает глыбу. В памяти его зиял провал, и понять, как удалось выжить, не получалось. Вероятно, благодаря адреналину.

Особенно сопротивлялась самка. Подражая своему мужчине, она схватила лежавший под ногами обточенный камень, как кинжал. А затем попыталась cбежать, вопя или зовя на помощь, осознав, что вождь мертв. Роман её остановил.

Но лагерь гостеприимных землян всё равно оказался пуст. Везде были кровь и разрушения. Трупы каннибалы забрали с собой. А пленных не оставляли вообще.

Роман с трудом залез в капсулу, чтобы связаться с исследовательским центром и запросить разрешение на нанесение ракетного удара. Но вместо нужной кнопки нажал «Пуск», и не останавливался, пока не израсходовал боезапас. Автоматическая система наведения, подчиняясь командам, сделала так, что все снаряды достигли цели…

-4
535
13:57
Рассказ получился вполне цельным, однако слишком сухим. Повествование ведётся планомерно, без интриги, и его не скрашивают даже вставки о добывании воды и стрельбе из лука (последнее прочитал даже с большим интересом). Но нет конфликта, конечной цели. Вот обучили бы, а дальше? Включать их в социум или обмениваться бусами? И почему туземцев хотели спасать? Ведь червоточина – это не синоним чёрной дыры, которая должна притягивать на себя всё окружающее вещество? Не отыграно психическое расстройство при переходе через червоточину (что упоминается в начале). Также не понял, для чего деталь с быстрорастущими кустами.

Само повествование ровное, без каких-то существенных дефектов. Читается ровно, местами проблема с запятыми, но это не критично. Наткнулся на одно (минимум) перегруженное предложение, и пришлось перечитывать его дважды, чтобы понять смысл (конкретнее, первое предложение в третьем абзаце). Его можно разделить на два-три поменьше, должно стать лучше и понятнее.
13:52
Автор (героями) взял на себя смелость за библейские семь дней сделать чудо. Предсказуемо эта затея провалилась. Вечные торопыги люди (и американцы, но они тупые, об этом каждый знает!) решили облагодетельствовать, разумеется, не готовых к коренным переменам аборигенов. Эволюция и предпосылки для возникновения толчков или всплесков развития, побоку. Простая история: мы так хотели, но нич-чего не получилось. Характеры прописаны слабо. Сопереживательности никакой. Сюжет скучноват.
11:34
Откровенное подражательство «Трудно быть богом» Стругацких. Автор имеет явные познания в ножах и стрельбе из лука, но в то же время травоядных животных именует «нехищными», из-за этого текст выглядит рваным — то словно ребенок пишет, то специалист. Передача эмоций не удалась совсем.
Его следовало обучить и сделать частью цивилизации, пока будущих Homo Sapiens не уничтожило конкретной космической катастрофой: возникновением чёрной дыры, той самой пресловутой червоточины, сквозь которую пролетели земляне на сверхсветовой скорости из-за чего вернулись в прошлое. Даже лучшим умам Земли трудновато было понять это.

Мне вот трудно понять это предложение. И не из-за парадоксов со временем, а просто потому что в художественной литературе так предложения не строят.
15:15
Ещё раз перечитал сейчас начало рассказа и у меня возник вопрос: кто на ком стоял? Куда прилетела команда, кто погибает от чёрной дыры и когда команда кого спасает?
06:25
Но путешествие их продлилось не двенадцать лет – именно столько отделяет нас от Тау Кита 12 лет с какой скоростью отделяют нас от Тау Кита?
И оказались в прошлом. Как янки. сравнение просто ох… как янки. я то понял, на что намек, но сравнение плохое
в каком прошлом? Они высадились на благодатную во всех смыслах почву в мире уже просканированном зондами, которые остались на орбите и оттуда посылали сигналы домой. какие сигналы домой, куда? если они в прошлом? откуда взялись спутники в прошлом?
той самой пресловутой червоточины, сквозь которую пролетели земляне на сверхсветовой скорости из-за чего вернулись в прошлое. тавтология
куча канцеляризмов, громоздкие описания
скука с первого абзаца
Даже лучшим умам Земли трудновато было понять это. при чем тут лучшие умы Земли? они все собраны на корабле?
пролет через червоточину с перемещением во времени, насколько помню теорию, возможен лишь если один конец вращается со световой скоростью, а другой в два раза быстрее — где про это в тексте?
являлось звездой являлось? звезда какого рода?
коллапсировала и видоизменилась, хотя являлось звездой, мало отличавшийся от солнца – каждый же знает, что мгновенное сжатие происходит только у светил, втрое превышающих массой земное и только после исчерпания в них материала для термоядерных реакций. какое исчерпание, если они в прошлом???
потому что кроме военного опыта он обладал и мирным: в бытность свою зелёным юнцом, ещё не призванным на службу, Роман защитил диплом по сравнительной антропологии. с каких пор защита диплома дает опыт?
о именно на него, боевого офицера, возложили руководство, т.е. заранее знал, что провалятся в прошлое? как же тогда Такое искажение пространствоА-времени, конечно, повлияло на психику некоторых членов команды,
Андрей – инженер, прихваченный на случай, если ковчег, протащенный сквозь червоточину и цем же инженер будет ремонтировать ковчег?
к реализации плана, разработанного аналитиками из исследовательского центра. там еще исследовательский центр был?
Эти факторы легко бы устранились с помощью голограммам или генной инженерией генной инженерией?
короче, малосвязная нелогичная писанина
2 -
Загрузка...
Елена Белильщикова №1