Нидейла Нэльте №1

Море мечты

Море мечты
Работа № 341

03 июля 2117 год.

Земной спутник - Луна, область "Море мечты"

Будущая колония, "Альмагест"

Международная миссия "Explorare"

Наземный контроль – стартовая площадка в тихом океане "Alas", под командованием I.A.U. (международное общество астронавтов)

Экипаж 6 человек.

Исследовательский корабль "Гефест". Капитанский мостик. Пятый день на луне.

– Сегодня нам нужно найти пропавшую капсулу с экскаватором: отчет по этому вопросу, я думаю, вы все получили. Далее, состыковать зоны "С" и "D" в жилых модулях, – капитан сделал паузу и осмотрел свой экипаж, словно хотел убедиться, что все до единого проинформированы.

– Зиновьев, Лоусон, выкатывайте «Travel Moon»! Первым делом, проверьте его состояние и готовность к отправке на поиски. По пути возьмете пробы грунта в двух-трёх разных точках, но не задерживайтесь долго – помните о времени.

– Есть, капитан! – выбираясь из кресла, выпалил Зиновьев.

– Я беру на себя программное обеспечение ТиЭма, – хитро поглядывая на Алекса, сказал Лоуссон.

– Ты скоро сам станешь машиной, – Зиновьев улыбнулся в ответ напарнику.

– Когда-нибудь я научу тебя дружить с роботами.

Лоуссон с довольным видом похлопал по плечу своего друга, и они вдвоём ушли с мостика.

– Орина, проверь системы жизнеобеспечения модулей, которые мы сегодня стыкуем.

– Уже занимаюсь этим, – ответила девушка, не отрывая пальцев от консоли.

– Мелани, настрой связь ТиЭма со станцией.

– Всё готово, жду подтверждения от Терри.

Капитан Эйл стал искать взглядом молодую коллегу из Японии:

– Хоши!

– Я тут, сэр! – девушка вышла из-за спины главнокомандующего, отдала честь и вытянулась, словно струна: – Подготовить все устройства к стыковке модулей?

Капитан машинально кивнул на формальное приветствие и, откашлявшись, ответил:

– Ты как всегда, в своём стиле. Тогда за работу, раз ты уже знаешь, что нужно делать.

– Да, сэр! – Хоши Рэн на мгновение замялась, скрывая свои глаза от обжигающего взгляда капитана, а после резко развернулась на сто восемьдесят градусов и направилась к шлюзу.

– Мэл, скажешь, когда закончишь с ТиЭмом: я пока настрою канал с Alas'ом и передам данные о состоянии комплекса.

– Хорошо, – девушка игриво подмигнула капитану.

"Гефест" грузовой отсек

Сжатый воздух с шумом высвободился на волю – капсула разделилась на четыре лепестка, что медленно опускались на пол.

– Терри, ты только посмотри, какой красавец!

Взору астронавтов предстал лунный ровер чем-то напоминающий земной грузовик с прицепом, только намного выше и шире, с футуристичным кузовом.

– Уже не терпится прокатиться, Алекс?

– Ещё бы! – Зиновьев подошел к ТиЭму и провёл ладонью по одному из восьми колёс. Он на мгновение задумался, а потом продолжил: – Ты только представь себе, скоро мы будем на нём разъезжать по лунной поверхности.

– Наш космический дом на колёсах имеет внушительный вид, но каков он в деле здесь, а не на Земле, – это уже другой вопрос, – Терри подсоединился к ТиЭму, включив панель на запястье костюма.

– Как знать, может, он поведёт себя в новых условиях намного лучше. Самое главное, чтобы он выдержал температурный режим, заданный ему при разработке.

– Это точно!

Мужчины беседовали как старые добрые друзья, подготавливая лунного путешественника к первой вылазке.

– Ну всё, – заключил Лоуссон.

– Я тоже почти закончил.

– Сейчас я проверю ход. Отойди немного в сторону, а то вдруг эта машина захочет убить тебя, – Терри обнажил свои зубы в широкой улыбке.

– Не иначе…

Зиновьев решил собрать весь инструмент за один раз, в итоге часть вещей упала обратно на пол.

– Три, два, один, пуск! – Лоуссон включил задний ход ТиЭма, не дождавшись пока напарник уйдёт с дороги: – Давай, малыш, покажем старине Алексу на что ты способен, – озорная улыбка не сходила с лица Лоуссона.

– Да погоди ты, черт бы тебя побрал, – Зиновьев попытался в спешке собрать остатки инструмента с пола и убраться с пути надвигающейся машины.

ТиЭм с приятным жужжанием стал набирать скорость. Его черные колеса были похожи на огромные жернова, готовые втянуть в себя любого, кто посмеет встать у них на пути.

– Терри, это уже не смешно! – Александр отпрыгнул в сторону, отбросив от себя инструменты, а через мгновение он уже наблюдал, как ТиЭм безжалостно давит их своими могучими колёсами.

Вслед за стремительным движением последовало резкое торможение – создалось ощущение, что внутри ровера что-то моментально закипело и тут же стало остывать.

– Твою мать! Алекс, ты в порядке? – Терри в два счёта преодолел расстояние в двадцать метров и оказался возле своего напарника. На лбу Лоуссона выступила испарина, его зрачки стали похожи на два маятника, ходившие от Зиновьева к ТиЭму и обратно.

Александр озадаченно глядел на робототехника, который никогда не совершал погрешностей в своей работе и недоумевал, что произошло несколько секунда назад.

– Александр, поверь мне, он должен был остановиться прямо перед тобой, – это универсальный проект: такие машины собирают специально для работы с людьми в трудных и тесных условиях.

– Шутка не удалась...

– Извини... Я правда не думал, что так выйдет, я всего лишь хотел...

Подняв руку, Зиновьев перебил Лоуссона – оправдания здесь ни к чему, и добавил:

– Терри, я тебе верю, но ты всё видел сам.

– Я… я сейчас всё проверю. Этого не должно было произойти, – руки Лоуссона все еще машинально ощупывали костюм напарника в поисках повреждений.

– Тише-тише, я в порядке. Займись своим исполином – помни о времени! – Зиновьев пристально посмотрел в глаза Лоуссона, давая ещё раз понять, что не стоит беспокоиться.

– Да, ты прав, сейчас проверю, – Терри в спешке поднялся и быстрым шагом направился в конец грузового отсека, где стояло одно из последних творений лучших умов Землян.

– Вот тебе и восстание машин, – саркастично подытожил Алекс.

Астронавт еще несколько секунд просидел на полу, пытаясь переварить произошедшее. Парень понимал, что для беспокойства уже нет места: он жив, ТиЭм цел, миссия продолжается.

– Дистограмма! Была отключена дистограмма! – возгласы облегчения доносились то с одной, то с другой стороны ровера.

Зиновьев поднялся и шагнул в сторону перемолотых приспособлений и приборов для контроля за Тиэмом. Оценив последствия и немного поразмыслив, он принялся осторожно собирать осколки и сломанные детали.

– Нужны инструменты, чтоб починить инструменты… Чем еще порадуют непредсказуемые казусы?

– Теперь, всё будет работать, работать как задумано, – не унимался Терри.

– Я рад это слышать, но проверять мы это будем уже в полевых условиях!

Услышав, что ТиЭм снова ожил, Алекс слегка вздрогнул: Лоуссон легко управлял машиной со своей ручной панели, откатывая его на своё прежнее место.

– Вот, что сделал твой железный друг, – Зиновьев стоял с кучей металлолома, словно с охапкой дров.

Терри сконфуженно посмотрел на остатки деталей в руках друга, но не проронил ни слова.

Гефест" Капитанский мостик

– Капитан, всё готово – системы в порядке.

– Отлично! Тогда отправляйся и помоги Хоши.

– С удовольствием, – Орина поднялась со своего места и направилась к выходу.

– Что думаешь, Мэл, мы справимся в установленные сроки?

– Дорогой, всё будет в порядке, у нас отличная команда и самый лучший капитан во вселенной, – девушка подошла к Эйлу и взяла его за руку.

– Мэл, детка, я серьёзно, ты же понимаешь, что это уже не тренировки: мы здесь, мы на Луне, – немного помолчав, Юхо указал на иллюминатор, что был больше похож на огромную застывшую картину мёртвого пейзажа.

– Там, снаружи, находится не один десяток модулей – фундамент первой колонии, первых людей, что будут здесь жить... В конце концов, тут должны будут появиться наши дети, а мы здесь – чужие.

– Эйл, ты перенервничал в полёте, – Мелани коснулась щеки мужа, разглядывая его лицо с тёплой улыбкой.

– Нам только кажется, что мы всё знаем, ведь...

Не дав ему договорить, Мэл прижала свой указательный палец к его губам.

– У нас всё получится! На Земле одиннадцать миллиардов человек, из них только триста пятьдесят миллионов учились в академии I.A.U.

Юхо хотел что-то возразить, но Мэлани была непреклонна.

– И только шесть человек оказались здесь – я думаю, это говорит о чём-то. Прошу, не спорь, это факт, – она убрала палец с его губ и нежно поцеловала.

Эйл обнял её и прижал к себе.

– Может мы здесь и чужие, но пока мы вместе, мы сможем больше, чем нам кажется, – она говорила шёпотом, подобно матери с засыпающим ребёнком.

– Мне повезло с тобой, – руки Юхо обнимали тело, в котором жила самая близкая ему душа во вселенной, в то время как взгляд устремился на серую пустошь, что была враждебна настроена к ним.

– А теперь за работу, – Мэл глядела снизу вверх в глаза своему капитану.

– Да, за работу, – Юхо выпустил девушку из своих объятий и добавил: – У нас очень много дел впереди.

Мэл хитро улыбнулась.

– Такой настрой мне нравится больше.

Мелани вернулась на своё рабочее место. Проведя рукой над панелью, она включил удаленное управление ровером.

– Лоуссон, приём, я вижу ТиЭм, но не чувствую его. Выведи ровер из гибернации.

– Он уже давно не спит, Мэлани, я скажу больше…

– Да-да, скажи ей больше, что у нас на борту роботы убийцы, – на заднем плане послышался голос Зиновьева

Искаженный голос Терри лениво протянул вслед за напарником:

– Нас погубят наши же изобретения.

– Ребята, что у вас там? Всё в порядке?

– Да, Мэл, ты же знаешь Зиновьева, одному богу известно, где он шутит, а где говорит всерьёз.

Девушка сосредоточено наблюдала за монитором: перед её глазами была развернута подробная информация о лунном ровере и его состоянии. Файлы погружались одним за другим, давая Мелани контроль над машиной.

– Ну что, как теперь?

– Есть контакт!

– Терри, вы уже запускали нашего "малыша"? Я вижу, уровень топлива изменён, хоть и в десятых долях, но всё же отметка другая, – сдвинув брови, она ждала ответа.

– Мы только протестировали дистограмму, – голос Лоуссона слегка дрогнул.

– Возникли проблемы?

– Мэл, всё в порядке. Передай капитану, что мы выдвигаемся через двадцать минут.

– Я передам, что вы начинаете через пятнадцать минут! До связи, – не дождавшись ответа, Мелани отключила приёмник.

– Эйл, пока всё идёт по плану, а что у тебя?

Гефест" Грузовой отсек

– Вот же сучка! – Лоуссон закатил глаза и направился к напарнику.

– Не укладываемся во времени? – Алекс сиял от счастья.

– Что? Что тут смешного? – Терри скривил гримасу непонимания и прошел дальше.

– Займусь воротами, шутники.

Александр забрался лестнице в ровер и по-хозяйски уселся в кресло.

– Ну что, малыш, сегодня твой звёздный час, – салон стал оживать и включенные панели осветили лицо Алекса.

– И твой час тоже, – обратился он к своему отражению в затемненном стекле.

– Ты готов? – прокричал Лоуссон через весь отсек.

Александр включил внутреннюю связь на скафандре и важно проговорил:

– Общение может даться тебе намного легче, если ты будешь пользоваться трудами великих учёных! Как слышно? Приём! – Алекс, сдерживая смех, продолжал делать невозмутимое лицо.

– Ты опять шутишь? – Терри развёл руками, искренне не понимая своего напарника.

– Алекс, ты же знаешь, что внутренней связью мы будем пользоваться в пути, или.. Да... К чёрту!

Массивные стальные ворота стали раздвигаться в стороны, открывая проход в новый неизведанный мир, что так манил и пугал одновременно. Вечная мерзлота и ночь сплелись воедино, создав что-то новое, красивое, но с привкусом смерти. С Земли Луна казалась цветком среди пустыни космоса, неким оазисом. Оказавшись же там, приходило понимание, что это мираж, ловушка. Блеклый горизонт, что выворачивал романтику наизнанку, оставляя её растерзанной и преданной валяться в одиночестве под слоем многовековой пыли.

Огни ровера включились, вонзив во тьму широкие лучи света, словно наточенные клинки. Двигатель ровно набирал обороты, шасси вздрогнуло. ТиЭм выглядел внушительно: черный металл поблескивал новизной, а массивные крылья над колесами придавали ему изрядную элегантность.

– Поехали! – выкрикнул Зиновьев и дал ходу.

– Удачи, мистер Горски! – поддержал Терри.

– Уверен, Колумб рыдает на небесах от зависти, ­– Алекс засмеялся.

– Вроде, никого не забыли?! – Терри хохотал вместе с другом.

Жилые модули

– Орина, тебя прислали на помощь? – с радостными нотами в голосе спросила Хоши.

– Да, будем работать бок о бок, как на учениях.

– Отлично, дай мне пару минут и я введу тебя в курс дела, – Рэн задумавшись отвернулась обратно.

– Договорились.

Орина прошла вперёд, к стыковочному узлу, разглядывая шлюз, за которым был сжат вектрановый переход к следующему модулю.

"Если всё сложится так, как было задумано, – здесь мы проведём остаток жизни ".

Девушка мысленно нарисовала жилые модули, в которых вовсю кипела жизнь: вроде, приятный человеку семейный быт, но сильно отличающийся от земного; бегающие дети, что с пеленок знают таблицу химических элементов, а не имена героев мультфильмов. Параллельно с будущим всплыло и прошлое, но не ее, а всего человечества, далёкое прошлое: к предкам, что каждый новый день боролись за выживание. Выходя из пещеры, никто не знал, вернется ли он назад, что сулит им новое утро, каким будет вечер, как пройдёт ночь, что преподнесёт им судьба: жизнь или смерть? Новые вылазки, охота, сражения с непогодой и дикими зверями, поиск пищи...

"Вся разница лишь в том, что у них были самодельные орудия для труда и охоты, для войны и мирских дел, а у нас… у нас всё автоматизировано: роботы, компьютеры… но осталась одна общая черта – душа".

Душа... Ведь это означало только одно: важно то, что у тебя внутри, и на какой риск ты сможешь пойти. Время не властно над душой и мыслью, а значит, она и вся команда попали в такую же трудную ситуацию, как их далёкие предки...

– Орина. Орина, ты меня слышишь, – Рэн щелкнула пальцами в воздухе, перед лицом напарницы.

– Что? А, да, я здесь, задумалась о муже, как он там?!

– Алекс в полном порядке, я уверена.

– А ты не переживаешь за Терри?

– Зачем? Я уверена, что наши мальчики справятся, а если уж что-то пойдёт не так, то, что мы сможем сделать? У нас один такой ровер, остальные, так, кататься по лагерю, на большее – не потянут.

– Верно, но даже когда знаешь, что человек в полной безопасности, а вокруг... – жена Алекса замолчала, отведя глаза от Хоши.

– Что вокруг?

– Ты же в курсе, что снаружи... Ведь если ты окажешься один, вдалеке от лагеря, то тебе никто не сможет помочь.

– Никто не будет выбираться дальше лагеря в одиночку. Ты ведь знаешь, все заезды за пределы "Альмагеста" должны осуществляться парами.

– Я помню... Хоши, не обращай на меня внимания! – девушка отмахнулась, точно пыталась отогнать назойливого комара.

– Орина, что с тобой сегодня? В пути сюда ты была более уверенной.

– Не знаю, может, я только сейчас осознаю всю серьёзность полёта, ситуации и жизни здесь?! – девушка присела на откидную полку встроенную в модуль и, прикрыв глаза, облокотилась затылком к стене.

– Ладно, давай сделаем перерыв, – Хоши присела рядом и продолжила: – А ты часто думаешь о детях? Здесь, на Луне?

– Ох, Рэн, мне кажется, я думаю о них каждую минуту.

"Гефест" Капитанский мостик

– Мэл, я посмотрел отчёты по запуску капсулы с экскаватором и мне всё это кажется странным, она должна была упасть максимум в девяти-десяти километрах от "Альмагеста".

– Я уже думала об этом, но разве мы впервые встречаемся с проблемой отклонения от курса?

– Нет! Двадцать четыре модуля, шестнадцать контейнеров с припасами, еще семь с различной техникой и оборудованием, в конце концов, мы – никто и ничто не сбилось с курса, кроме него.

– Везде бывают исключения, Юхо, главное обнаружить капсулу, а ответы будем искать потом.

– Мне всегда не хватало какой-то частички твоей хладнокровности.

– Завидуй или учись, – гордо ответила Мэл и вернулась к экрану.

– Свяжись с парнями, узнай, какие новости – уже прошло полчаса.

– Есть, капитан, – она улыбнулась и включила передатчик

– ТиЭм, как слышно? Приём! Лоуссон! Зиновьев!

Динамик захрипел, щелкнул и на несколько секунда появился синий шум. Мэл скинула гарнитуру и потёрла одно ухо.

– Как же я не люблю это: внутри будто всё чешется.

– Переключись на внутреннюю связь, при их ходе диапазона хватит еще на пару часов.

Мэл немного смутилась от того, что не догадалась до этого сама.

– Спасибо, Эйл, ты как всегда заботлив.

– Поэтому ты и выбрала меня, – теплый взгляд скользнул по лицу девушки, смутив её еще больше.

"Как порой легко победить твоё хладнокровие" – подумал Юхо, оставшись довольным своими словами.

– Гефест, слышу вас хорошо, всё в порядке, идём по заданному курсу без отклонений. Через пару километров думаем сделать остановку – возьмем пробы грунта.

– Мэл, скажи им, что у них на всё – шесть часов, не больше. И пусть не забывают, что нужно двигаться по спирали, а не по прямой, иначе израсходуем много топлива.

– Терри, капи...

– Да, да, я всё слышал, передайте капитану, что всё под контролем, – голос Лоуссона звучал, словно со старой виниловой пластинки.

– Отлично! Выходите на связь каждые тридцать минут!

– Обязательно! Конец связи.

Мелани отключила передатчик и развернулась к капитану. Эйл пытался себя успокоить:

– Я надеюсь, что уже сегодня поиски увенчаются успехом.

– Не спеши, нам всё равно ещё ждать две капсулы с остатками оборудования для переработки реголита.

– Уж пусть лучше всё стоит без дела и ждёт своего часа, чем эта проклятая неизвестность...

Лунная поверхность, "Море мечты" периметр колонии "Альмагест"

ТиЭм не спеша катился по поверхности, спрессовывая лунную пыль, оставляя за собой следы протекторов. Одинокий странник, блуждающий среди древнего пепелища.

– Терри, тебе не кажется, что шуршание колес, чем-то напоминает звук дождя на Земле?

– Да! А вообще, с этим пейзажам не хватает дождя и хорошей грозы. Может, когда-нибудь это случится здесь, после терраформации.

– Думаешь, кто-то будет вкладывать деньги в терраформирование этой космической шахты? Да ну, брось!

– А почему нет? Можно использовать Луну, как место для туристов, как полигон для техники, в конце концов, самое важное, перевалочный пункт на пути к другим мирам, – сам понимаешь какая выгода.

– С последним сложно поспорить, большая экономия времени и денег на топливе, но...

– А я о чем?! – перебил Зиновьев.

– Хорошо, допустим, Луну терраформируют: будут деревья, другая почва, появится атмосфера, и будут грозы с дождями, как на Земле. Понимаешь, о чем я? Не будет этого ландшафта, что мы видим сейчас, это будут уже не те грозы, не те дожди, – Лоуссон иронично усмехнулся.

Они еще несколько минут ехали молча, слушая шорох колес: импровизированный "дождь" доносился, словно эхо с их родной планеты.

– Вот так всегда, – очнулся от мыслей Зиновьев, – начинаешь ценить привычное, только лишившись этого, никогда не думал, что буду скучать по дождю, от которого всегда прятался, из-за которого простужался.

– Ты взрослеешь прямо на глазах, Алекс!

Напарники рассмеялись, они еще долго подшучивали друг над другом, пока их не прервал голос Мелани.

– ТиЭм, приём! Вы опаздывает с отчетом уже на четыре минуты, у вас там всё в порядке?

Александр активировал громкую связь и стал докладывать об обстановке:

– Мэл, мы с Терри всего лишь сверялись с координатами, и уже с минуты на минуту хотели отправить отчет. Подожди совсем чуть-чуть. Я скоро вышлю тебе файл, – закончив говорить, Зиновьев подмигнул Терри и получил в ответ понимающую улыбку.

– Хорошо! Ребята, старайтесь не забывать следовать указанному времени, сами понимаете, это важно: мы не в тех условиях, чтоб пренебрегать пунктуальностью. До связи, мальчики, – сухой и искаженный голос Мелани щёлкнул и пропал.

– Терри, продиктуй данные с твоей панели, – Алекс быстро перебирал пальцами на встроенном в панель компьютере.

Проговорив данные, Лоуссон стал всматриваться в пустой пейзаж, представляя, какие бы города здесь могли быть, сколько людей жить, чем бы они занимались, какая бы жизнь в целом кипела на Луне.

"Это маленький шаг для человека, но огромный – для всего человечества" – пронеслись в его голове слова Амстронга.

"И сколько еще таких шагов нам придется сделать, пока мечты не станут реальность?"

Терри вглядывался вдаль, словно ожидал чего-то, но ничего не происходило.

– Всё готово. Мэл будет нами гордиться, – с улыбкой заключил Зиновьев.

– Алекс, я предлагаю остановиться вон там, смотри, более ровная площадка. Не придется играть в кенгуру.

– Боишься оторваться от поверхности? – договорив, Зиновьев закрутил спираль указательным пальцем в воздухе.

– Думаешь, это возможно в наших скафандрах? – сделав паузу, Терри будто опомнился: – Снова шутка? Да?

– Нет, что ты, мне просто не хотелось бы оставаться тут одному. Страшно! – на последнем слове Алекс округлил глаза.

Лоуссон с сомнением смотрела на напарника, пытаясь понять, насколько тот серьёзен с ним.

– Хватит на меня так смотреть! Выгружаемся. Захвати с собой лопатку и ведёрко, – Зиновьев похлопал по плечу Терри и направился в хвостовую часть Тиэма.

– Что захватить?

– Я говорю, пора на выход – пробы грунта. Забыл?

– Да, пробы грунта…

Астронавты, проверив снаряжение, на несколько секунд задержались у двери. Зиновьев занёс руку над панелью и спросил у напарника:

– Ты готов, Терри?

Лоуссон молча смотрела на него.

– Терри? – Александр провёл ладонью перед его лицом.

– Дружище, ты со мной? Ты что, обиделся на меня?

Лоуссон наблюдал как губы Алекса беззвучно шевелятся за стеклом скафандра. Выждав еще немного, он показал пальцем на свой микрофон. Зиновьев быстро сообразил, в чём дело, и включил связь.

– Помнится, кто-то говорил, что для лучшего общения надо пользоваться изобретениями лучших умов нашей планеты, – Терри не скрывал своей радости от того, что нанёс ответный удар напарнику за его шутки.

– Хорошего понемножку, иначе приестся, – договорив, Зиновьев нажал на панель, и створка медленно поползла вверх.

Лоуссон без выраженных эмоций глядел на Алекса, пытаясь понять, нужно ли парировать его последние слова, или же это всего лишь рассуждения, мысли вслух.

Жилые модули

Сверху колония "Альмагест" напоминала звезду, соединенные модули лучами расходились в разные стороны, а в центре гордо возвышалась станция "Гефест". Последний и основной модуль на котором прилетела команда землян.

Вектрановый рукав выпрямлялся, превращаясь в тоннель. Хоши сидела в модуле и управляла стыковой. Орина находились снаружи, давая корректировки своей коллеге.

– Орина, у тебя порядок?

– Да, – девушка осторожно двигалась за тянущимся как гусеница рукавом.

– Осталось меньше полуметра.

– Хоши, не спеши.

– Пятнадцать сантиметров.

– Чуть правее.

– Пять сантиметров!

– Сбавь ещё скорость!

– Как пазы?

– Попадаешь!

Лёгкий толчок, модуль вздрогнул и замер.

– Есть! Отличная работа, Хоши, – Орина вскинула руки вверх, как на рок-концерте.

– Какая команда – такая и работа, – весело подметила Рэн.

– Я пойду в модуль, разберусь со стыковочным шлюзом, – Орина ещё раз оглядела место стыковки и, убедившись, что всё в порядке, помахала Хоши рукой.

Сапоги плавно погружались в мелкую лунную пыль, поднимая её над поверхностью. Орина ощущала себя глубоководным исследователем, что без спешки изучал морское дно. Вздыбленные крупицы тихо опускались вниз, словно пушинки, рассеиваясь вокруг ступней.

"Теперь тут другая романтика: прогулок под Луной уже не будет, как и не будет созерцания заката или восхода на берегу моря".

Орина озиралась по сторонам, пытаясь приметить хоть что-то, что могло бы напомнить ей о доме. Глаза могли поймать только саму Землю, но небо сохраняло пустынность – обратная сторона Луны забрала даже окно в дом. Родная планета, что казалась такой большой и бескрайней, со своими суетливыми буднями и смертоносными стихиями, спряталась от её глаз.

Потерпев неудачу, взгляд Орины опустился вниз: она будто скиталась по пустынной дороге в поисках лекарства от скуки. Небольшие камни отскакивали от носков её сапог, но из-под них не разбегались разноцветные жуки в поисках нового укрытия, что могли бы составить хоть какую-то компанию. Заложенные шаблоны и ассоциации не давали покоя – мысли тянули ее туда, где не требовалось скафандра. Порой страшны такие перемены, как смена квартиры, переезд в другой город, эмиграция в другую страну, а что насчет Орины? Она попрощалась с планетой. Новый мир, новые правила, новая жизнь.

Дверь с шипением отъехала в сторону. Окинув ещё раз взглядом "Море мечты", Орина скрылась в модуле.

Гефест" Капитанский мостик

– Устроим вечеринку сегодня вечером? После соединения комплекса, отметим новоселье, м? Что скажешь? – Мелани развернулась к капитану.

– Я думаю, пока не стоит – рано праздновать победу, хотя команда будет рада.

– А ты? Ты будешь рад?

– Дорогая, я всегда рад каждому новому успеху команды. Я считаю, что любой труд должен вознаграждаться, но...

– Ты как всегда обеспокоен следующим шагом, – девушка пристально посмотрела в глаза Юхо, ожидая реакции.

– Это мои прямые обязанности.

– А расслабиться, почувствовать себя свободным от дел человеком, не входит в обязанности капитана?

– Любимая, мы уже много раз говорили на эту тему, – Эйл устало глядел на неё.

Разговор прервал проснувшийся динамик:

– Гефест, приём, ТиЭм на связи!

– ТиЭм, слышу вас хорошо!

– Мы добрались до первой точки, вышли на поверхность.

Эйл кивком показал Мэл, чтоб она продолжала работать, не обращая на него внимания.

– Терри, что с поиском капсулы?

– Датчик не отвечает: поиск ведём вслепую – в зоне видимости её нет.

– Не задерживайтесь долго на одном месте.

– Движемся в сторону кратера "Томсона", заодно можем заглянуть и в него.

– Не думаю, что сегодня хватит на это времени.

– Он всего в двадцати пяти километрах от нас. Это займёт не больше трех часов, туда и обратно.

– Запаса кислорода в ровере хватит не более чем на пять часов! – она говорила резко и быстро.

– Плюс полчаса нам подарят скафандры, – в разговор вмешался Зиновьев.

– Не забывайте о непредвиденных растратах.

– Мэл, лучше сразу проверить отдаленную точку, плюс мы сможем заглянуть в сам кратер.

Мелани посмотрела на Юхо.

– Пусть попробуют, – ответил капитан.

– Добро! И не забывайте об отчётах, каждые...

– Полчаса, – перебил Зиновьев

– Алекс, я серьёзно!

– Вас понял! Ждите отчёт через полчаса. Конец связи!

– Конец связи, – сухо приговорила Мэл.

Она отключила гарнитуру и, поднявшись с кресла, развернула голову к Юхо.

Взор капитана устремился на неё. Усталое лицо с недельной щетиной походило на замерзшую маску. В слегка прикрытых глазах отражались блики света. Серый пейзаж в окне, за его спиной, придавал трагичности этой картине. Юхо был похож на единственного выжившего человека после войны, а за его плечами простиралась, теряющаяся в ночи безликая пустошь. Лунные кратеры напоминали поле боя, выжженное безжалостным оружием.

Эйл часто представлял себе картины неудач, которые могли их настигнуть в любой момент. Порой ему казалось, что жизнь поставила на его команду оттиск "Осторожно, опасно".

– Мэл, я часто задаюсь одним вопросом, – его губы едва шевелились.

– Уместно ли праздновать борьбу?

Мелани стояла молча.

– Держать в одной руке кубок с вином, а в другой меч. Пить, сражаясь! – он развернулся к окну, подставив взору Мэл, свою спину.

– Хочется дождаться конца битвы, а не отхлёбывать напиток Богов на бегу! Хотя, может ты и права, в том, что можно не и дождаться развязки.

– Юхо, не драматизируй, прошу...

– Я знаю, ты не хочешь об этом говорить – никто здесь не хочет говорить об этом. Все делают вид, что их мечты сбылись, все рады и с нетерпением ждут расцвета колонии. Расцвета, что придёт не на нашем веку. Мы... – Эйл сделал паузу и снова развернулся к Мэл.

– Мы, лишь пачка свай, что вгонять глубоко в грунт и зальют фундаментом, чтобы построить жилище.

– Эйл! Прекрати!

– Каждый раз, этот разговор вы все пытаетесь свести на нет!

Мелани плотно сжала губы и напрягла взгляд.

– Наши мечты достанутся, как минимум, нашим правнукам, но никто не хочет об этом думать. И самое главное заключается в нашем ироничном героизме, – Юхо шагнул в сторону жены.

– Одно неверное движение – и мы подвели всё человечество, а значит уже не герои, значит – не справились, – Юхо продолжал медленно идти.

– Фатальной ошибки, вот чего боится I.A.U.

– С меня хватит, – Мелани сняла с себя гарнитуру и, бросив её на стол, направилась к выходу с капитанского мостика.

– Не забывай, на доске почёта всегда висят те, кто перерезает ленточку, а не те, кто строили дом! – крикнул вдогонку Юхо.

"Космос – гигантская мышеловка, а мы позарились на большой кусок сыра, который не успеем съесть", – с этими мыслями капитан занял место Мэлани, надев гарнитуру.

Лунная поверхность, "Море мечты" периметр колонии "Альмагест"

Подняв камень лежавший около ног, Лоуссон попытался по привычке сдуть с него пыль, но ничего не вышло. Он решил поднести его поближе к губам, но услышал звон стекла Лицо Терри залило краской и он рассмеялся.

– Тебе повезло, что ты не в прямом эфире, – Зиновьев хохотал, припав спиной на колесо ровера.

Успокоившись он сказал:

– Это будет наш секрет. Возьми кисточку, – он похлопал себя по поясу, показывая на принадлежности, висящие на нём.

Лоуссон осторожно отряхнул камень от лунной пыли и стал рассматривать его как древний экспонат в музее.

– Красавец!

– Только по той причине, что он лунный, не более. Будь ты на Земле, ты бы его даже не заметил, – Алекс тоже поднял камень и чуть было не повторил ошибку коллеги, но опомнившись резко отдернул себя.

Лоуссон подкинул камень вверх, наблюдая, как тот лениво оторвался от его руки.

– Наверно, когда-то наступит время, когда космос станет обыденной вещью.

– Ты боишься, что космос перестанет быть романтикой? – Зиновьев с улыбкой наблюдал за брошенным камнем.

– А как же! Человек он такой, стоит чего-то добиться, как это становится обыденностью.

– Терри, ну что за настрой? Это же космос – он будет давать подпитку новому поколению. Нет границ для мечтателей и пытливых умов: вселенная безгранична, поверь мне, – Зиновьев положил руку на плечо друга и добавил к своей обнадеживающей речи: – У неё еще припасено столько сюрпризов для нас, что нам и не снилось.

Терри молча слушал голос друга из динамика.

– Я, конечно, соглашусь с тобой, что после запуска первого спутника, весь мир стоял на ушах, а сейчас этих спутников как грязи на нашей орбите. И вряд ли кто-то испытывает трепет при запуске очередного спутника, кроме спонсоров, что финансируют проект.

Алекс присел и зачерпнул немного лунного грунта в небольшую прозрачную ёмкость.

– Космическая эра пришла к нам в середине двадцатого века и уже стала привычной. Только не стоит забывать, что мы на пороге новой эры, эры завоевания новых небесных тел и планет, а это совсем другое.

Оценив содержимое в колбе, Зиновьев поднялся и толкнул локтём Терри.

– Ну что, двинули дальше? Время не терпит сантиментов, особенно в нашем деле. Еще поговорим, когда вернемся домой.

– Домой? Теперь это странно звучит.

– Терри, похоже, Луна пробудила в тебе философа?!

– Что-то я размяк сегодня.

– Луна, она такая, – усмехнулся Алекс.

– Пойдём, – со вздохом отозвался Лоуссон.

Жилые модули

– Ещё два модуля, остальные – завтра.

– Хоши, давай передохнем. Если мы будем работать в таком темпе, у нас в запасе останется уйму времени.

– Я не против. Только сообщу капитану, что блок "С" состыкован полностью. Осталось немного и колония начнёт свою работу.

Орина сняла перчатки и, поднявшись на носочки, уселась на стол. Она оглядела модуль с частицей недоверия, словно попала на съёмочную площадку фантастического фильма с хорошим декорациями.

– Всё. Можно расслабиться, – Хоши, как всегда, излучала легкое веселье.

– Приятно видеть, что тебе легко здесь.

– А тебе? Подруга, ты сегодня, правда, сама не своя. Что случилось?

– Хоши, если честно, то я думала, что всё будет по-другому.

– Скучаешь по Земле?

– Скорее я скучаю по своим мечтам... Когда-то они стали целями и осуществились... – Орина молча шевелила губами, пытаясь что-то добавить.

– Ведь всё только начинается. У нас еще не все цели достигнуты, и, я думаю, осталось место мечтам, – мягко ответила Рэн.

– Будучи маленькой, я была влюблена в ночное небо, и эта любовь шла со мной до сегодняшних дней, – она запнулась и начала заново, – Понимаешь, земные дети с завистью смотрят на Луну, мечтая там побывать. Лунные ребятишки будут делать тоже самое, с точностью наоборот. Да и дети тут не причём. Такова норма всей человеческой жизни: зимой хотеть лета, а летом зиму; добиваться целей, а потом растеряно озираться по сторонам, не зная, что делать дальше.

– Я прекрасно поняла, о чём ты. Нужно взять новую высоту. Ты не сломалась на тестах, тренировках. Ты выдержала полёт. И уже пятые сутки мы занимаемся своей работой. Ты выходила на поверхность семь раз, единственная из всех нас. А теперь ты терзаешь себя этими глупостями?! Тебе просто нужен отдых, наш ты трудоголик, – Рэн осторожно обняла девушку и добавила: – Нам всем сложно, но мы знали, на что идём. Помни, самое главное – ты не одна. Мы все здесь одна большая семья, хотим мы этого или нет, но нам не от кого ждать помощи, кроме как друг от друга.

– Спасибо, Хоши.

– А я – твоё самое верное лекарство от грусти. Ты можешь всегда, в любое время, поделиться со мной наболевшим, – Хоши отодвинулась от Орины и заглянула ей в глаза.

– Рэн, я всегда поражалась, откуда в тебе столько тепла...

– Не переоценивай меня, дорогая, а то можешь потом пожалеть, – Хоши подмигнула подруге.

Лунная поверхность, "Море мечты"

– Почти добрались, – Зиновьев с трепетом вглядывался в стекло.

– Больше сотни километров в диаметре. Там можно еще одну колонию разбить, – Терри расслаблено следил за монотонным пейзажем в окне, рассуждая вслух.

Ровер медленно двигался по ровной поверхности, и только изредка, наезжая на кочки, он грузно покачивался в стороны. Фары освещали пустошь. Для полноты картины не хватало густого тумана.

– Стальной скарабей... – произнес Лоуссон, не отрываясь от пейзажа за окном.

– Что?

– Наш ровер напоминает скарабея в этой пустыне.

– Всё с тобой понятно: сравнил нас с жуком, что катает шарики из дерьма, – Алекс улыбнулся,

– Священный жук, между прочим!

– И шарики тоже, – Зиновьев снова давился попытками сдержать смех.

Они проехали молча ещё несколько минут. Как только Александр увидел впереди кромку кратера, он прибавил хода, а вскоре потянул на себя рычаг скорости.

– Терри, делаем остановку! – Зиновьев резко остановил ровер.

– Ты сдурел? – Лоуссон упёрся руками в панель.

– Важное дело, – подмигнув, ответил Алекс.

– Нет, только не это, я думал, ты шутишь!

– Какие могут быть шутки, – Александр дал понять всем своим видом, что собирается на поверхность.

– Мы не могли сделать это в другой раз? Ты забываешь о времени, – Лоуссон ворчал, одевая шлем.

– Не будь занудой, мой милый друг. Нас ждут прекрасные мгновения!

Оказавшись снаружи, астронавты немного задержались у грузового шлюза. Первым двинулся Зиновьев.

– Вперёд! Сделаем это!

– Нет, спасибо, я воздержусь, – отозвался Терри.

Он поглядел вверх, потом на Зиновьева и спросил:

– Может, возьмем веревку?

– Шутки не твой конёк, Терри. Веревка тебе тут не поможет в силу малого притяжения. Будешь болтаться в петле, как дурак.

– Да иди ты! – Лоуссон переминался с ноги на ногу.

Зиновьев отошел на несколько шагов от ровера и, пригнувшись, развернул голову в сторону напарника.

В наушнике Лоуссона прохрипело:

– Сыграем в кенгуру под водой? – Алекс засмеялся.

Он неестественно распрямился и, оторвавшись от поверхности, пролетел несколько метров. Терри наблюдал, как его друг проплыл над ним, ведя ладонью по крыше ровера.

– Ты больной ублюдок, Алекс. Ты знал об этом?

– Ещё с детства, – парировал он.

– Видать, тяжелое у тебя было детство!

– И воздушные мечты.

Терри провожал взглядом друга.

– Класс! – выдохнул Алекс, коснувшись ногами грунта, – Теперь можно вычеркнуть один из пунктов, ради которых я полетел сюда.

– ТиЭм, приём! Лоуссон, Зиновьев, почему остановились? – голос капитана звучал встревожено.

– Всё в порядке, небольшая остановка по человеческим нуждам. Через пару минут продолжаем движение, – ответил Терри.

– Ребята, что у вас там происходит? Алекс, у тебя пульс подскочил!

– Я просто вспомнил про Землю, это от избытка чувств.

– Я тебя знаю, романтики в тебе столько же, сколько деревьев на Луне, – Юхо не отступал.

Александр стоял у края кратера, оглядывая огромную впадину. Его слегка прикрытые глаза пытались охватить всё величие "Томсона"

"Как пусто… и чертовски красиво".

– Так что там у вас? – не унимался Юхо.

– Эйл, если бы ты это видел, ты… – Зиновьев включил камеру на шлеме и стал вращать головой в стороны.

Терри стал рядом.

Голос из динамиков продолжал нарушать тишину:

– Ребята, я понимаю, что там есть то, от чего дух захватывает, но, я думаю, у вас еще будет время поглазеть на местные достопримечательности. Даю вам три минуты, чтоб насладиться красотой и утереть слезы. И продолжаем работу. Время пошло!

– Юхо, ты бессердечный тип! – Алекс вытянул руку перед собой, так чтобы она попала в объектив камеры и, сжав кулак, поднял средний палец.

На другом конце раздался смешок капитана.

– Алекс, Терри, время! Правда, вам пора. Мы ещё успеем, я обещаю.

– Хорошо, мы тебя поняли. Конец связи! – Алекс отключился.

Астронавты продолжали созерцать пустыню сотканную во тьме среди звёзд.

"Гефест" Капитанский мостик

Юхо несколько минут просидел, глядя в монитор. Мысли путались. Последние два дня ему стало казаться, что он оставил часть себя на Земле. Там, на стартовой площадке, он забыл попрощаться, помахать рукой в окно, а теперь мучает совесть. Эйл еще с детских лет любил впутываться в авантюры с дворовыми мальчишками: они устраивали вылазки в те места, куда запрещали ходить взрослые. А теперь он забрался слишком далеко, оставив прошлое Зелёной планете: покинул родной дом, друзей, родителей, благоустроенную планету с холеными жилищами и прочими радостями жизни, ради серой безликой пустыни.

"Для чего?" – Юхо раскрыл глаза, и, задрав подбородок вверх, уставился в потолок. Немного подумав, он заговорил вслух:

– Только самые бесстрашные и смелые могут решиться на новые завоевания, поиски новых земель?!

– Нет! – Эйл усмехнулся.

– Человек, которому нечего терять, который не видит смысла в своей жизни, должен окунуться в абсолютную пустоту, тем самым, отправиться на разведку туда, где человек может погибнуть. А наш герой уже всё потерял: его жизнь пуста, его можно отправить на верную гибель – некий новый смысл, если даже не для себя, то хотя бы для других людей. Или же...

– Или мы будем первопроходцами, которые возведут великую цитадель нового мира. И если повезёт, то мы сможем вернуться на Землю героями под фанфары и...

– А какого сценария желает душа главного героя? – Мэл стояла у дверного проёма, облокотившись на стену.

Юхо молча смотрел на женщину, с которой ему, в лучшем случае, удастся дожить свои дни на Луне до глубокой старости.

– Главный герой уже выбрал реальность.

– И что сулит ему эта реальность?

Капитан поднялся с кресла и подошел к Мэлани.

– Она сулит ему новые приключения, новую жизнь, и любовь до последнего дня с самой лучшей женщиной на Луне, – договорив, Юхо обнял жену.

Лунная поверхность, "Море мечты" кратер "Томсона"

– Погляди, Алекс! – Лоуссон указывал на склон кратера, чуть левее того места, где они стояли.

Зиновьев прищурился, но не смог разобрать, что там. Включив увеличение на стекле скафандра, он спросил:

– А мы отправляли сюда исследовательский робот?

– Нет, он ездил только по периметру "Альмагеста".

– Интересно. Может, это наш экскаватор, но где тогда капсула? – Алекс осмотрел припорошенные следы, словно оставленные каким-то механизмом.

– Гефест, приём! – Зиновьев не сводил глаз со следов.

– Юхо на связи. Что у вас?

– Скажи, Эйл, вы запускали в кратер роботов?

– Нет, дальше колонии они не выезжали.

– А в нашей истории, были запуски каких-нибудь зондов на Луну, в область "Моря мечты", а точнее, в кратер "Томсона"?

– Если бы такие экспедиции были, то мы бы сейчас не собирали данные по всей местности. Что случилось, Александр? Вы нашли экскаватор?

– Выйдем на связь через пятнадцать минут. Отбой!

– Не забывайте о времени.

Зиновьев выключил связь и, развернувшись к Терри, сказал:

– Запрыгивай, поедем и узнаем, что это и куда ведёт, – он зашагал к роверу не дожидаясь ответа Лоуссона.

ТиЭм медленно спускался по склону, держась в стороне от следов, чтобы сохранить их изначальный вид. Астронавты напряженно наблюдали за извилистым отпечатком в лунной пыли. Через несколько минут они достигли дна кратера и продолжили путь по прямой. В сете фар казалось, что след будет тянуться бесконечно.

– Терри, ты следишь за точкой невозврата?

– Да!

– Сколько приблизительно у нас еще есть времени?

– Минут тридцать, не больше.

– Плохо! Не хотелось бы откладывать это на завтра, – Зиновьев нервно сжимал рукоятку скорости ровера.

– Терри, активируй управление прожекторами и включи охват на 360 градусов, может, что заметим вокруг.

– Терри! – Алекс развернулся к напарнику, но тот молча глядел на него, снова показывая на микрофон.

Лоуссон снял свой шлем, щелкнул затвор на шлеме Алекса и помог ему снять его.

– Какого черта, Терри?

– Внутренняя связь не работает. Сейчас проверю "Гефест".

– Остальные приборы? – Зиновьев пробежался взглядом по панели.

– Всё в норме, только связи нет. С "Гефестом" тоже, – Терри настороженно взглянул на Алекса.

"Гефест" Капитанский мостик

– Прошёл уже час, но они не отвечают. Юхо, нужно что-то делать.

– Не торопи события, шутки шутками, но они серьезно относятся к работе. Тревогу будем бить через час, пока у них есть время.

– А если показатели их жизней и ТиЭма просто зависли? Сбой в программе? – Мэл испуганно глядела на капитана.

– Ну ты же видишь, пульс в норме, но периодически меняется, топливо ровера сгорает – всё в норме, всё работает.

– Да, но...

– Детка, прошу, спокойней. Не поддавайся панике, и не забывай, в жилых модулях их жены, которые так же заняты важной работой. Ни в коем случае не говори им о ситуации, пока нет надобности отправляться на поиски парней.

– Я тебя поняла!

– Продолжай попытки связаться с ними, а я пока пойду и подготовлю всё к отправке. На всякий случай! – последние слова Юхо проговорил медленно, почти по слогам.

Мэлани недоверчиво проводила его взглядом.

Лунная поверхность, "Море мечты" кратер "Томсона"

– Всё! Тормози!

Алекс потянул рычаг на себя. Ровер немного поддался вперед и принял горизонтальное положение.

– Что там? – Зиновьев заёрзал на месте.

– Следы кончились.

– Занесло? Или...

– Не знаю, – перебил Лоуссон.

– Выходим, у нас совсем мало времени.

Александр без промедлений выбрался с пассажирского места.

– Алекс, думаешь, мы должны?

– А кто? Кто должен? Сейчас здесь только мы! Ты видишь кого-то ещё? – Зиновьев вскинул руки и посмотрел в стороны.

– Ладно, но мы должны это сделать максимально быстро, – Терри нехотя начал проверять экипировку.

– Я о том же. Мы тратим много времени на разговоры.

– Точно, разговоры! Как мы будем общаться, если даже внутренняя связь отказала?

Зиновьев вскинул руку, открыл панель на запястье и стал набирать текст.

– Принимай сообщение! Дошло?

«Собирайся быстрее!», – красные буквы горели на черном фоне.

– Дошло, – недовольно ответил Терри.

Астронавты выбрались из ровера и подошли к тому месту, где закончились следы. Один из прожекторов ТиЭма, точно маяк освещал местность по кругу. Мужчины оглядывались по сторонам.

«Что думаешь?» – отправив сообщение, Зиновьев присел и погрузил свои пальцы в реголит.

«Без понятия, не похоже на протекторы наших роверов. Теория с экскаватором тоже отпадает по понятным причинам».

Терри почувствовал, как дрожь начала сковывать его ноги.

«Смотри», – новое сообщение на экране.

Алекс разгрёб реголит в стороны. В образовавшейся воронке блестел металл.

Терри не успел ответить: поверхность под ними задрожала, ровер стал покачиваться в стороны. Зиновьев с трудом удержался на ногах, пока поднимался. Тряска усиливалась. Мужчины схватились друг за друга. Через несколько мгновений реголит в зоне их остановки подкинуло вверх, словно кто-то выдул его из-под поверхности. Серое облако окутало астронавтов, и лишь свет от ровера оповещал их о своём местонахождении.

Зиновьев пытался выйти из облака, но Терри мертвой хваткой вцепился в него и не мог сдвинуться с места. Алекс тяжело дышал и выкрикивал ругательства, которые не уходили дальше его шлема. Терри в свою очередь всё крепче сжимал пальцы на скафандре напарника. По его лицу струился пот. Дрожь в ногах передалась всему телу. Алекс сделал рывок, шаг – нога ушла в пустоту, тело перевесило вперед, Терри полетел за Алексом вниз, всё так же не отпуская его.

Придя в себя, мужчины приподнялись, озираясь по сторонам. Они сидели на металлическом полу. Свет в помещении был приглушен и его источника находился вне поля зрения.

Зиновьев посмотрел на Терри. Стекло на его шлеме треснуло.

«С тобой всё в порядке? Кислород держит?»

«Да, уровень в норме. Куда мы попали, Алекс? Ты что-нибудь понимаешь? Что происходит?»

«Давай осмотримся. Не паникуй!!! Мы в одинаковом положение, я знаю ровно столько же, сколько и ты.»

Александр заметил вдалеке силуэты, как ему показалось, сидящие на полу.

«Нам туда», – он указал пальцем в сторону своей находки.

«Алекс, я ни черта не понимаю», – Терри хотел было остановить напарника, но тот отдернул руку и дал понять, что не намерен сидеть на месте.

Поднявшись на ноги, астронавты осторожно зашагали вперед. Они оглядывали помещение, пытаясь понять, что это: комната, зал или коридор. Свет освещал только одну стену. Что было напротив – оставалось загадкой, терявшейся в темноте. Идя вдоль стены, Алекс коснулся рукой поверхности – железо, но потрепанное временем.

Подойдя ближе к фигурам, Зиновьев остановился и жестом приказал Терри сделать тоже самое. Он всматривался в полумрак, ожидая хоть какого-то движения. Ничего не происходило. Алекс включил фонарь на шлеме– тот работал с перебоями, периодически отключаясь. В зоне видимости он насчитал около пятнадцати силуэтов.

Их взору предстали фигуры астронавтов, прибывающих в неестественных положениях. Скафандры были разных моделей: от конца двадцатого столетия, до предпоследней модели, что носили Терри и Александр. Было сложно понять, пусты скафандры или в них кто-то есть.

«Мне это не нравится».

Терри отступил назад. Зиновьев не отреагировал на сообщение. Он подошел к одной из фигур в костюме старого типа и толкнул её носком сапога в плечо. Скафандр грузно сполз в сторону и повалился на бок. Алекс сделал шаг к упавшей фигуре и встал рядом на одно колено. Склонившись над чужим скафандром, он вгляделся в разорванную нашивку с именем на груди. Базз Олдр... Дальше не хватало куска ткани с буквами.

"Не может быть, Олдрин?!"

Зиновьев провел рукой по запыленному стеклу на шлеме с замиранием сердца. Его худшие опасения подтвердились: за стеклом он увидел искаженное высохшее человеческое лицо. Он отшатнулся назад и, оперившись на руку, поспешил встать.

«Терри, надо валить отсюда

Зиновьев оглянулся и увидел, что Лоуссон пятится назад. Алекс не успел добежать до своего друга, как резко включился яркий свет. Раздался лязг железа, вслед за ним глухой удар и чавкающий звук. Алексу показалось, что к нему приближается высокая тучная фигура, загораживая собой свет.

"Гефест" Капитанский мостик

– Смотрите, они возвращаются, они возвращаются! – Хоши радостно закричала, показывая рукой в окно.

Девушки с капитаном поспешили убедиться в этом сами. Они увидели, как в вдалеке едет могучий красавец ТиЭм, освещая себе дорогу прожекторами.

– Отбой, – Юхо облегченно выдохнул.

– Всего лишь сбой в связи. Значит, показатели их жизнеобеспечения не врали. Всё в порядке.

– Я же говорила, – не унималась Рэн.

– Алекс, – Орина несколько раз прошептала имя своего мужа, не сводя глаз с ровера, приближающегося к главной станции.

– Мэл, вечеринка состоится!

– Правда? – глаза девушки заблестели от счастья.

– Уж слишком много переживаний для одного дня. Ты права, кто знает, когда и как закончится наш путь, – Эйл обнял девушку за плечо, глядя на радующихся Орину и Хоши.

Ровер, как всегда, двигался без спешки, перебирая пыль под колесами, словно терпеливый жнец, что вышел собирать урожай в своих владениях.

-1
636
11:21
+1
Рассказ, безусловно, интересный, если бы не одно НО: концовка не объясняется. Никак. Вообще. Будем строить догадки. Да какие, к чёрту, варианты! Возникает всего одна версия: колонизаторы попали куда-то, где пропадали первопроходцы, а вместо них возвращался кто-то другой. Но это лишь догадка, ибо ситуация никак не объясняется, а только упоминается Базз Олдрин.
Хотя, есть еще вариант, что действие происходит в альтернативной реальности, иначе – откуда такой непрофессионализм в действиях мужчин в ровере? Не иначе, отбор производился как-то «по блату».
Много действий, диалогов и философских размышлений. Это не плохо, но утягивает всё в сторону реализма.

Стилистически есть замечания. Откопирую несколько, чтобы было понятно, о чём речь.
«с футуристичным кузовом» — немного неуместно, не характеризует.
Рассуждения о температурном режиме и поведении машины в условиях, для которых он и был спроектирован – неуместно. И так подразумевается, что это спец.техника для спец.услових.
«Ну и шуточки» — подумал Зиновьев, когда его чуть было не переехали луноходом…
Повторы: «больше-более», «станет-перестанет» и т.д.
Да, сбилось форматирование. Догадаться о подписях места действия можно, но несколько портит впечатление. А на проверку отводилось несколько дней.

Автор, не обижайтесь на столько едкий коммент. Это всё объяснимо. Начав читать рассказ, я был в восторге от того, как вы ввели персонажей, и умудрились дать им характеристики и «выпуклость» уже на первых двух страницах. Но потом появились ляпы, один за другим, и это испортило всё первое впечатление.

Но не опускайте руки! Всё еще можно поправить и довести до ума.
Желаю удачи в творчестве!
18:41
Почти до самого конца все читается как зарисовка. Очень длинная, очень скучная, очень заштампованная. Мне пришлось выписать на листок чертовы имена и фамилии героев, чтобы хоть как-то в них ориентироваться, поскольку автор вводит их в повествование абсолютно безобразно, представляя по фамилиям, а имена Алекс, Юхо вдруг потом выпрыгивают как чертики из коробочки и совершенно непонятно к кому относятся.
Отдельно долго и мучительно хочется убивать человека по фамилии Зиновьев, который вышел вечно скалящимся идиотом.
Печально, что автор, который абсолютно не способен увлечь читателя, размахал повествование по максимуму, установленному конкурсом. Как-то скромнее надо быть что ли.
То, что происходит в конце никак не соотносится со всем предыдущим повествованием. Ни рефлексия капитана, ни шуточки Зиновьева, ни первоначальная неисправность ровера ни на что в итоге не влияют. Поэтому о какой-то цельной истории говорить не приходится.
Мое впечатление лучше всего покажет картинка из Mass Effect Andromeda
15:32
Начало интересное, информативное и интригующее. Ну, думаю, сейчас Луна и «Море мечты» что да принесет?! А потом все полетело в пропасть: космонавты либо жевали лозунги, заголовки передовиц и элементарные тягомотные мысли на тему: «Луна — не Земля, мля» (ух, спонтанная аллитерация) с обязательным нудным сравнительным анализом, либо вели себя как шкодники-второгодники. А их отбирали через сто луп! «Вдруг» настолько пресное и маловнятное, что затосковал. А концовка просто убила. Короче, апогей, кульминация, развязка, все коту под хвост. То, чего ждешь, продираясь через 38 тыщ знаков с пробелами, закончилось пшиком.
5 или 6 баллов. За начало и маленькие трогательности текста.
17:50
Местами рассказ напоминает Стругацких. Местами заставляет задаваться вопросами типа «Как он вообще дожил до совершеннолетия» (да, речь сейчас о сцене в гараже).
Слишком много вопросов. Как на Луне оказались тела предыдущих покорителей Луны (как минимум Базз Олдрин, ныне здравствующий, участник первой лунной посадки и второй человек на Луне после Армстронга)? Что случилось с Лоуссоном и Зиновьевым? ТиэМ вернулся на автопилоте, с экипажем или с «подменышами» (если предположить, что земной Олдрин — не тот, который улетал на Луну)?
06:41
03 июля 2117 годА а что обязательно 03? нельзя просто 3?
6 человек числительные в тексте
луна то с большой Луна, то с маленькой на луне — это разные луны?
канцеляризмы
неестественность в диалогах, вроде Наш космический дом на колёсах имеет внушительный вид, но каков он в деле здесь, а не на Земле, – это уже другой вопрос
Зиновьев улыбнулся в ответ напарнику непонятная фраза
Лоуссон с довольным видом похлопал по плечу своего друга, и они вдвоём ушли с мостика. там еще и друг Лоуссона был? они геи?
– Я тут, сэр! – девушка вышла из-за спины главнокомандующего там еще и главнокомандующий был? а почему тогда командует капитан, а не он?
девушка вышла из-за спины главнокомандующего, отдала честь быстро у них там, сразу отдала честь и все. а поговорить? а жениться?
Капитан машинально кивнул на формальное приветствие машинально на формальное
Хорошо, – девушка игриво подмигнула капитану какой-то бордель, а не станция
«Гефест» грузовой отсек зпт, тчк
Взору астронавтов предстал лунный ровер зпт
Терри, ты только посмотри, какой красавец!
Взору астронавтов предстал лунный ровер
т.е. они его первый раз увидели? а вот это явная чушь
остатки инструмента остатки тут неверная фраза
через мгновение он уже наблюдал, как ТиЭм безжалостно давит их своими могучими колёсами. вы верите, что гаечный ключ можно раздавить колесом? да еще и при пониженной гравитации?
его зрачки стали похожи на два маятника, ходившие от Зиновьева к ТиЭму и обратно т.е. глаза совершали самостоятельное путешествие по отсеку?
умов Землян почему с большой буквы?
Дистограмма что такое?
сходу путаница в персонажах
Мэл прижала свой указательный палец к его губам могла прижать чужой?
она убрала палец с его губ и нежно поцеловала палец поцеловала?
много своих, своему, свой и т.д. — мусора в фразах
в конце концов, мы – никто crazy
Глаза могли поймать только саму Землю, но небо сохраняло пустынность – обратная сторона Луны забрала даже окно в дом. объясните смысл фразы
куча ошибок, занудный, тягомотный текст, написанный непонятно для чего
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Илона Левина №1