Нидейла Нэльте №1

Кельтурианец

Кельтурианец
Работа № 344

Мое имя – Уин-Рис. Я принадлежу к древнейшему клану скадисов. Отец рассказывал мне, что наша кровь берет свое начало в далекой древности, когда кельтурианцы были еще диким, неотесанным народцем, постепенно захватывающим земли. Мой отец говорил, что наш род был рожден самой Корнуа – светилом, согревающим Кельтурию своими лучами. Посмотрев на плоды своих стараний, звезда вдохнула в нас жизнь, согрев своим теплом, и заселила в самые холодные и самые суровые земли, которые только были на нашей планете.

Нердонг. Мой прекрасный дом. Моя земля. Белоснежная скалистая равнина, которой не видать конца. Континент, венчающий Кельтурию как корона, на облысевшей голове старого короля. Земля, заселенная корвитами – гордыми существами с жесткой шерстью и непреклонным нравом. Как мы ни старались, мы так и не смогли приручить их к очагу, но наши сердца бьются в унисон испокон веков.

Отец утверждал, что корвиты прониклись к клану скадисов уважением, которое можно только заслужить. Ничто не заставило бы этих зверей полюбить нас такими, какие мы есть. Нам нужно было доказать, что мы достойны их. И мы доказали.

На протяжении многих лет мой род твердо противостоял всем прихотям стихии. Земли Недронга были к нам беспощадны, но мы помнили, что ежечасно сверху на нас взирает Корнуа. Свет нашей звезды досадовал, когда мы опускали руки и мирились со своим поражением, отпуская свою судьбу на ее волю, но становился ярче, охотнее, теплее, когда мы сражались за себя. И мы сражались.

Наша кожа загрубела, и суровые северные ветра теперь не пронизывали ее насквозь. Наши глаза стали ясными, и мы научились видеть даже сквозь бурю. Наши сердца воспылали, и горячая кровь согрела тела, словно внутри бушевало необузданное дикое пламя.

Корвиты внимательно наблюдали за нами, расхаживая вокруг хижин, присматриваясь, оценивая работу. Их ясный ум следил за каждым испытанием судьбы. Древние говорили, что с наступлением темноты, когда свет Корнуа утопал за горизонтом, корвиты принимались выть в небеса, и в этом зове они призывали далекие звезды взглянуть на Кельтурию – творение нашего светила. Взглянуть на нас и оценить наши старания. Мы не могли позволить себе расслабиться ни днем, ни ночью, и это закалило нас еще сильнее.

Клан скадисов рос, пополняясь все новыми и новыми детьми. Мы воспитывали их в духе древних, передавая многовековые знания поколений, неся учение Корнуа. Наши поселения объединились, и со временем на северных землях Недронга выросли каменные города. Здесь я и родился.

Мы заслужили уважение корвитов, и эти звери стали жить среди нас. Они грелись у нашего огня, защищали от холода наших детей и охотились бок обок, добывая мясо и разделяя трапезу. Корнуа осталась довольна нашим союзом, и в качестве своего величайшего дара принесла нам более яркий, более теплый и ласкающий свет, который растопил снега на южных землях Недронга.

Исследуя северный континент, мы обнаружили и другой клан – брондис. Они были земледельцами и, как и мы, почитали Корнуа. Мы смогли предложить им свежее и сытное мясо с наших пастбищ, а они – дары плодородной земли. Наши кланы стали жить в мире, помогая друг другу во всем.

У клана брондис были ремесленники, обрабатывающие древесину. Наш род поделился с ними секретами тесания камней и ковки железа, а взамен они научили нас вытачивать мебель. Со временем, мы познали уют, и дома наших кланов стали благодатными.

Долгое время мы жили в мире с соседями, и каждый из нас относился к другим с бесконечным уважением. Единственным условием нашего союза было таинство крови. Мы никогда не брали в жены уроженок клана брондис, равно как и они – наших. Это было беспрекословное правило, подсказанное самой Корнуа: мы чтили себя такими, какими создала нас наша великая звезда.

Это было чудесное время. Некогда суровые земли Недронга расцвели, и кельтурианцы из наших кланов постигли подлинную гармонию с самой своей сутью. Но неведомыми силами нам суждено было постичь горесть.

В наши земли пришла война.

Мы узнали о существовании другого клана – этельма. К сожалению, они гораздо раньше нас постигли науку добычи железа и закалки стали. Это были грозные войны и настоящие исполины, превосходящие нас в военном ремесле. Они пришли в богатые рудой земли Недронга с одной единственной целью – порабощением.

Их корабли – огромные дредноуты, едва не тонущие под тяжесть закованных в броню воинов – причалили к нашим берегам и выпустили из своих недр неисчисляемое войско. Клан этельма принялся уничтожать все на своем пути, продвигаясь вглубь материка. Острие его клина разрезало наши земли пополам, создав границу между кланами брондис и скадис.

Началась война – ужасная, опустошительная, кровопролитная. Ее правильнее было назвать бойней. Что могли противостоять представители ремесленников и охотников воинам, испещренных шрамами многочисленных битв? Но мы противостояли.

Тайком прокравшись в лагерь клана брондис, наши старейшины заключили пакт. Мы решили создать военный союз и закрепить его брачными узами. Дочь нашего правителя, прекрасная Миро-Аи, должна была стать супругой Дер-Каслан. Это решение нарушало все каноны наших народов, но в то время, казалось, сама Корнуа спустилась с небес и благословила детей наших народов. Вместе, мы смогли бы дать отпор клану этельма и прогнать их с наших земель.

Мне выпала великая честь. Вместе с отрядом элитных воинов, каждого из которых я знал лично, мы должны были ударить по воинам этельма и создать безопасный коридор, по которому смогла бы пройти наша прекрасная госпожа - Миро-Аи. Это было делом всей моей жизни, моим предназначением. Я твердо верил в это и знал, что Корнуа благословит меня и моих братьев на бой.

В тот день свет нашей благородной звезды пролился на заснеженную долину Куира, и мы увидели…

* * *

- Боже мой… сколько же их здесь? Тысячи?

Вао-Ра смотрел на сомкнутые ряды воинов этельма, и его глаз не мог уловить начало и конец этой блистающей железной вереницы. Мы слышали барабанный бой и окрики их командиров. Мы слышали насмешки громадных войнов, которые посмеивались над нами – низкорослыми и худыми кельтурианцами, но они не знали, что именно в этом и заключается наше преимущество.

- Тебя это пугает, брат? – спросил Уин-Рис с улыбкой.

Тот оглянулся на него, заглянул в глаза, и на его лице расплылось довольное выражение.

- Пугает. Боюсь, что я перебью всех еще до того, как ты туда доберешься, и тебе не достанется трофеев.

Уин-Рис захохотал и толкнул соратника в плечо, подзадоривая.

- Мир-Агвен, Ио-Грис. Что думаете?

В первые ряды вышли два высоких кельтурианца. Оба были прекрасно сложены и многие ошибочно считали их кровными братьями. Тот, у кого на лице была белая боевая раскраска, Мир-Агвен, ответил командиру:

- Думаю, что сегодня будет прекрасный день.

- Да! – подхватил Ио-Грис. – Вы только посмотрите, как ярко сияет Корнуа. Держу пари, наша звезда ждет от нас прекрасного представления.

- Так не будем же заставлять ее томиться!

Уин-Рис вынул из ножен длинный меч и под одобрительный рокот своих собратьев поднял его вверх над головой, поднимая боевой дух товарищей и предвкушая славную битву. Добрая сотня борцов из клана брондис воскликнули ему в унисон и принялись стучать рукоятями мечей по щитам.

Уин-Рис… Он был воплощением всех светлых черт кельтурианцев. В нем текла благородная кровь, и наследственность отпечатывалась на его лице гордыми, непобедимыми чертами. Его синие глаза смотрели на мир с нескрываемым интересом, а длинные наросты на голове ниспадали на плечи сплошным потоком. На лице были красно-белые вертикальные полосы – отметка командира, но даже без них каждый из клана брондис признал бы в нем своего лидера и пошел бы с ним даже на смерть.

Сделав несколько шагов вперед, выступив из ряда, он обернулся к своим воинам и застыл на мгновение, заглядывая в глаза каждому. За его спиной возвышалась живая громада этельма, рокочущая, жаждущая крови. Уин-Рис был спокоен.

- Сегодня тот самый день, для которого мы были рождены. Каждому из вас выпала честь прославить свой род. Неважно как закончится бой. Знайте, что наш великий народ навсегда запомнит нас гордыми кельтурианцами, которые не побоялись вступить в великую схватку. Сегодня ваши предки будут довольно приветствовать вас в своих чертогах, потому что вы по праву заслужили честь войти в их священную обитель! За мной, мои братья! Обнажим наши мечи вместе и покажем этим выродкам, чего стоит клан брондис! За Миро-Аи!

Долину Куира огласил воинственный клич, и ее земли затряслись от топота сотни доблестных воинов, которые ринулись на врага с глазами, полными ярости и ослепительной отваги. Уин-Рис бежал впереди всех. Он несся на врага, схватив рукоять меча двумя руками, и древко со стягом полководца на его спине мелькало впереди, призывая всех на бой.

Расстояние между ними и этельма стремительно сокращалось. Те воины, что стояли впереди, выставили перед собой громадные пики. За их спинами выстроился отряд лучников. По команде десятников, они натянули тетиву и выпустили в небо десятки стрел.

- Щиты! – выкрикнул Уин-Рис, не сбавляя шага.

Брондисы выставили вперед щиты и тут же ощутили сильные и частые удары стрел. Тяжелые железные наконечники пробивали защиту и сражали многих воинов, но кельтурианцы лишь распалились и двинулись вперед еще быстрее.

Они налетели на воинов этельма сплошной стеной. Отрубая мечами древки пик, брондисы набрасывались на противников и крушили их. Инстинкты потомственных охотников обострили их чувства, и они без труда разили непробиваемую армаду, находя самые уязвимые места.

Вао-Ра и Уин-Рис бились бок обок. Обойдя ряд пикинеров, они наткнулись на воинов с топорами и булавами. Парировать их тяжелые удары не было никакого смысла, и потому они ловко уклонялись от них, обходя по дуге, и сваливали противников с ног, доставая остриями мечей до сухожилий. Когда громоздкие этельма валились наземь, брондисы накидывались на них и пронзали мечами.

Но далеко не всем сражение давалось так же легко. Удары воинов клана этельма были ужасно смертоносными. В первые минуты разыгравшегося боя они разрубили помолам и размозжили несколько десятков брондисов, влившихся в их ряды, и снующих между бронированными бойцами. Одним удавалось увернуться от их неистовых ударов, проскакивая между ног, но других ждала печальная участь.

Белоснежная долина Куира окропилась алой кровью. Воздух то и дело сотрясался от громоподобных выкриков пораженных воинов и лязга стали о сталь. Среди павших был и Мир-Агвен. Он был пронзен копьем насквозь и так и умер, сжимая в руке свой клинок.

- Сзади! – прокричал Уин-Рис.

Вао-Ра пригнулся, и в этот миг над его головой просвистел массивный топор. Лезвие рассекло один из головных наростов, отрубив его, и на плечи Вао-Ра хлынула кровь. Он заревел от ярости, выхватил короткий клинок и бросился на этельма. Хватаясь руками за выступы на броне, он вскарабкался вверх и вонзил клинок в узкую прорезь тяжелого шлема. Этельма заревел от боли и схватился за забрало, пытаясь скинуть противника, но Вао-Ра оказался проворнее. Держась за прорезь в шлеме, он перепрыгнул на плечо и ловко нанес еще несколько ударов.

Тем временем, Уин-Рис подоспел к напарнику и принялся защищать тыл. Один из этельма подбежал к нему с топором и обрушил оружие с ужасающей силой, но ловкий и проворный кельтурианец сделал финт, обошел противника и вонзил свой меч в узкую щель на боку, дойдя до самого сердца.

Этельма были грозными воинами, но преимущество в массе не играло им на руку в своих же рядах. Делая слишком сильные замахи, не способные остановиться, они нередко попадали по своим же, сминая доспехи и шлемы собратьев. Этельма приходили в ярость и принимались крушить всех перед собой, кто был ростом поменьше, стараясь нанести как можно больше вреда северным воинам в легких серых шкурах, но те были ловчее.

Неся сильные потери, брондисы дрались яростно и отважно, не жалея ни себя, и своих врагов. Они сражались за свою госпожу, за славные земли Нердонга и за свет Корнуа, который согревал их пылкие сердца.

Ведя свой отряд в бой, Ио-Грис сновал между воинами клана этельма, то и дело разя узкие щели между пластинами доспехов. Он увидел стяг командира и заметил, как Уин-Рис и Вао-Ра дерутся один на один с полудюжиной тяжелых противников.

- Илзи-Го, к командиру! Быстрее!

Один из кельтурианцев по приказу выступил вперед и бросился на помощь Уин-Рису, но сильный удар одного из этельма обезглавил его на месте.

Рассвирепев, Ио-Грис бросился на противника. Тот сделал очередной косой выпад мечом, но брондис легко увернулся и резанул наотмашь, отрубая пальцы своему врагу. Тот взвыл и выронил меч, а ловкий Ио-Грис накинулся на него и принялся колоть в живот.

Этельма оказался на редкость живучим. Истекая кровью, вопя и крутясь на месте, он пытался схватить обидчика здоровой рукой, но Ио-Грис ловко уклонялся от ударов. В пылу схватки Уин-Рис мельком заметил соратника и бросился было ему на выручку, но в этот миг произошло неописуемое.

Видя окровавленного воина, по которому скачет юркий противник, один из десятников этельма ударил своего собрата булавой, и этот удар пришелся как раз по Ио-Грису. Десятник убил своего, но при этом унес жизнь противника. Уин-Рис опешил от такой неоправданной жестокости и беспощадности. Этельма были беспринципными варварами, идущими к победе любой ценой.

Командир брондисов взглянул на поле рати. Белый снег был истоптан, смят и залит кровью. Тут и там он видел своих поверженных братьев и тела бронированных этельма. Он поднял глаза и увидел, как его бойцы гибнут один за другим, но при этом дерутся до последнего вздоха, раз за разом убивая и калеча своих врагов.

Уин-Рис поднял рог и сквозь звон стали и крики умирающих по долине Куира пронесся зов. На секунду воины этельма отвлеклись и воззрились на него. Он стоял один, в окружении десятка бронированных бойцов. Опустив рог, Уин-Рис обхватил рукоять меча обеими руками и обводил противников взглядом, полным ненависти. Усмехаясь, они обступали его со всех сторон, предвкушая легкую добычу, и уже замахнулись, как вдруг…

По долине Куира пронесся вой, и в этот же миг на огромных воинов этельма бросились корвисы. Эти гордые животные с серой лоснящейся шерстью ничуть не уступали им по размерам. Их узкие пасти и огромные зубы сминали броню, добираясь до горячих жил и пуская кровь. Один из корвисов устремился на противника из окружения Уин-Риса, и тот мгновенно бросился на других воинов. Воспользовавшись их замешательством, командир брондисов промчался по рядам, разя одного врага за другим.

Кельтурианец ловко перескакивал и уходил от ударов, приковывая к себе внимание противника. Этельма старались достать его, но в тесных рядах наталкивались друг на друга, неся смерть своим же. Уин-Рис и корвиты действовали как один живой организм, чувствуя друг друга и уничтожая врагов. Их было мало, но каждый стоил целой армии.

Да, в эту самую минуту Корнуа могла гордиться своими творениями.

Многие корвиты были под ударами тяжелых воинов, когда тем все же удавалось их схватить и повалить наземь, пронзая мечами и калеча булавами, но опьянев от ярости схватки, стараясь убить как можно больше брондисов, воины клана этельма не заметили самого главного…

Сотня кельтурианцев под знаменем Уин-Риса ударила в самый центр их обороны. Этельма было слишком мало, и большая часть брондисов сейчас лежала ничком, зарывшись лицами в снег, но этот отчаянный удар на какое-то короткое мгновение прорвал сплошную линию пехоты, открывая проход к благодатным землям клана скадис…

Услышав рог командира, кельтурианцы собрали в кулак последние силы и принялись теснить воинов этельма, разя их беспощадно. Каждый поверженный этельма заставлял других отступить на шаг. Уин-Рис дрался со своими братьями. Он был ранен, и левая рука под меховым доспехом намокла от горячей крови, но это не имело никакого значения. Пронзив мечом очередного воина этельма, он обернулся и увидел…

Прекрасную Миро-Аи… его госпожу…

Она неслась верхом на корвите, вцепившись руками в его жесткую шерсть. Ее серое одеяние развевалось на ветру, и длинный белоснежный шлейф несся следом как хвост небесной кометы. Позади нее были верховые элитных войск – не больше дюжины бойцов королевской гвардии, присягнувшие на верность своей госпоже и готовые защищать ее до последнего вздоха.

Отряд Уин-Риса был авангардом. Они налетели на воинов этельма и своими собственными телами создали безопасный проход.

Она была прекрасна… Истекая кровью, совершенно оглушенный от рева битвы, Уин-Рис лишь на долю секунды увидел свою госпожу. Проносясь мимо снежной кометой, она посмотрела прямо на него, и этот миг был прекрасен. Уин-Рис понял, что именно для этого мига он и был рожден…

Принцесса прорвалась сквозь блокаду этельма и устремилась в земли скадисов. Командиры этельма отдали приказ остановить их, и некоторые из воинов, вырываясь из тесных рядов бьющихся тел, ринулись в погоню, но бронисы оказались готовые к этому.

- Защищать принцессу! Сомкнуть ряды!

Ударив очередного противника, Уин-Рис бросился в проход, ведя за собой остаток своих войск. Рядом с ним возник раненный Вао-Ра.

- Удалось… - ответил тот, тяжело дыша и истекая кровью. Уин-Рис видел, что жизнь покидает его друга, но в глазах того было благоговейное счастье. – Госпожа…

- Мы справились, брат.

Вао-Ра посмотрел на своего командира со слезами счастья на глазах и улыбнулся, превозмогая боль.

- Для меня было честью служить тебе…

Уин-Рис положил руку на его плечо и ответил:

- Я встречаю конец рядом со своим братом. Великая Корнуа не могла сделать дара больше этого.

* * *

В этот последний миг я видел воинов, которые выполнили свое предназначение. Нас осталось слишком мало, но каждый прожил свою жизнь достойно и с честью, не посрамив славу нашего великого рода. Я понял это, когда корвиты, хромающие, раненые, полуживые встали в наши ряды и из последних сил ощетинились на врагов, встречая смерть с достоинством, глядя и скалясь прямо ей в лицо.

Это был прекрасный день. Это было достойное завершение моей жизни, и я встретил смерть с легкостью, зная, что умираю с чистым сердцем.

Я взглянул на своих братьев. Взглянул на Вао-Ра. Их глаза были спокойными и счастливыми, и теплый свет Корнуа нежно ласкал их лица.

Я сделал глубокий вдох, насладился им, задержал воздух в легких и в последний раз посмотрел на ряды наших врагов. Воздух вырвался вместе с победоносным кличем, и мы все как один с гордостью бросились в объятья смерти.

+1
1083
Гость
12:59
+1
Бросилось необычное название рассказа «Культурианец». И очень рад, что наткнулся на него. Рассказ больше похож на сказочную, фантастическую историю: здесь живут бравые воины и есть необычные существа — корвиты, которые, я думаю, каждому представляются по-своему. Интересно было бы снять небольшую сказку или нарисовать книгу по этой истории. Выглядело бы впечатляюще!
Автор так увлекательно обрисовал сюжет, что воображение все рисовало и рисовало огромные картины с пылающей атмосферой битвы, не останавливаясь. Пока не дочитал, не успокоился — что же там в конце.
Спасибо автору за рассказ!
16:34
+1
Слабоумие и отвага!

Рассказ классный! Замечательное боевое фентези (или как оно правильно называется? не знаю точно, не мой жанр). Хорошая предыстория (чутка затянута – треть рассказа), мощное описание битвы. Эмоции, героизм и… зачем?
Вопрос родился случайно, и картина предстала в другом свете. Значит, есть два клана миролюбивых жителей. Есть еще раса зверей, совершенно независимых, но уважающих скандисов и брондисов. Есть «чистота крови». Оке, тут понятно.
Появляются злодеи! Сильные, мощные – чисто урукхаи. И разделяют собой земли скандисов и брондисов.
Так, собственно, вопрос: если миролюбивые жители столь юркие и незаметные, на кой ляд вообще они затеяли всю битву? По сюжету, чтобы освободить проход принцессе. Так ведь они могли и так встретиться, когда прокрадывались друг к дружке, чтобы заключить пакт! С тем же успехом можно было порезать всех этельма, пока те сопели в две дырки (или сколько там у них ноздрей)! И не было бы бездумных жертв…

Относительно повествования всё здорово. Мир прописан, текст плавный, герои относительно героические. Отдельные детали анатомии лишь придают лоску и позволяют додумать образ персонажей самостоятельно. И образ «живого» светила очень удачный!

В любом случае, рассказ довольно сильный. Думаю, кандидат. Плюсую.
19:12
Хорошо прописанный мир и население. Ясна драма. Кульминация с надрывом и нервом. Только ради чего? Для встречи жениха и невесты из разных кланов. Вопреки эдикту, который, из-за форс-мажора скоренько переписали. Черт возьми, а объединиться для борьбы они просто так, по элементарной причине, не могли? И что теперь, Карл? Ну соединились. Пафосно положив уйму народу. Думаю, было бы логичнее и правильнее попросту удалить куски текста насчет жениха и невесты. Просто, объединились и дали копоти этельма. Как во всех рыцарских сагах. Мелкие ошибки в расчет не беру. Один косяк, за что снимаю балл.
21:02
Закос под героическое фэнтези, с которым надо идти на пролет фантазии. Но только «бок обок», «поле рати», «войнов», «поднял его вверх над головой, поднимая боевой дух товарищей»… С такими перлами там поднимут на смех и закидают испражнениями корвитов. Как они кстати выглядят (не испражнения, корвиты)? Как выглядят кельтурианцы? Что за головные наросты? Я явно не играл в эту игрушку, а потому не в курсе, на кого они похожи.
В таком рассказе (без смысла и с притянутым за уши сюжетом) упор может быть сделан только на качественный экшн. А его нет. Только шаблоны и штампы, за которыми явный недостаток словарного запаса. И если это по чьему-то мнению кандидат
21:13
Вы правила внимательно читали? Ваше определение жанра рассказа, именно фантастика. И тема молота-перемолота. Чувствую, будут отзывы…
Континент, венчающий Кельтурию как корона, на облысевшей голове старого короля.
Я так понимаю автор хотел показать величие и мощь этой самой Кельтурии.
Но лысая голова как-то мало соотноситься с величием и мощью. Скорее уж со старостью и немощью.
Наша кожа загрубела, и суровые северные ветра теперь не пронизывали ее насквозь.
То есть раньше кожа была как ситец, продуваемая даже ветерком?
Метафора не айс.
Уин-Риса, и тот мгновенно бросился на других воинов. Воспользовавшись их замешательством, командир брондисов промчался по рядам, разя одного врага за другим.
Некоторое замешательство.
В начале повествования говориться о том, что:
Мое имя – Уин-Рис. Я принадлежу к древнейшему клану скадисов.
А во время битвы он стал командиром брандисов.
Или я что-то пропустил?
=
Ну что сказать?
Написано хорошо.
Но где описание мира?
Ну хотя бы как-то портретик нарисовали что ли? Карту там, абрис где клад-то зарыли где, кто, и как.
Вопросы, вопросы, и еще раз вопросы.
Досадные мелочи не позволили мне насладиться прекрасным миром этих самых и тех тоже.
А драка нарисована хорошо.
К драке претензий нет.
Минус ставить не буду, правда и плюс тоже вроде бы как не за что.
21:52
Отец рассказывал мне, что наша кровь
Мой отец говорил, что наш род был рожден самой Корнуа
светилом, согревающим Кельтурию своими лучами
Посмотрев на плоды своих стараний, звезда вдохнула в нас жизнь, согрев своим теплом, и заселила в самые холодные и самые суровые земли, которые только были на нашей планете. звезда заселяет земли??? да еще смотрит? лучами?
много моя, мой, наш и прочего мусора
скучно, вторично, неуклюже
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин

Загрузка...
Надежда Мамаева №1