Эрато Нуар №1

Город одиноких женщин

Город одиноких женщин
Работа №419

Глава 1.

Если женщина не смогла создать семью, она грешница. Если женщина потеряла свою семью, она страшная грешница.

Таких отправляли в город одиноких женщин. Они должны были привести себя в порядок внешне и внутренне, изменить свое отношение к семье, к мужчинам, детям и себе. Они обязаны были выйти замуж и родить хотя бы одного ребенка. Только в этом случае женщины имели право покинуть город, ведущий их к совершенству.

Совершенство – это многодетная мать, обожающая своего мужа и отпрысков. Общество с трудом принимало матерей-одиночек и совсем не принимало тех, у кого не было даже детей.

Одинокий мужчина – спрятанный клад, его надо только найти и оценить по достоинству. Одинокая женщина – потерянные деньги, потерянное время, обуза, от которой следует избавиться.

Лиля попала в город десять лет назад и не сразу привыкла к порядкам, которые здесь поддерживались на протяжении нескольких сотен лет.

В прошлом у Лили было счастливое детство, любящие родители, волшебные годы учебы в университете и подготовка к шикарной свадьбе.

Никто не ожидал, что она окажется в городе одиноких женщин. Лиля была красива, умна, следила за собой, со своим женихом знакома была с детства. Их родители дружили.

Лили помнила, что девочек всегда пугали этим таинственным местом, о котором мало кто знал. Редко кто возвращался оттуда, те же, кто имел право уехать, о городе не распространялись, предпочитали делать вид, что никогда там не были.

Глава 2.

Лиля работала с девяти утра до шести вечера в службе психологической помощи. Помогала она женщинам, которые переживали первый шок после переезда, а еще тем, кто не хотел смириться со своей участью и ролью, которая была им отведена.

Сначала женщинам, не желающим подчиняться, пытались помочь, наставить на путь истинный. Семья, муж, ребенок – вот путь женщины, ее стремление, ее идеал.

Если женщина не хотела отречься от заблуждений, ее наказывали. Могли и в тюрьму посадить. Все зависело от степени ее вины.

Лиле работать с людьми нравилось, но было очень тяжело смотреть, как другие страдают, оказавшись здесь впервые. Потрясение было слишком сильным.

Еще вчера у многих женщин была семья, свой дом, свой мир, а сегодня она одна среди многих в городе одиноких женщин.

Это место давало возможность осознать свою вину, поработать над собой и вернуться на путь истинный. Но многие оставались в городе навсегда. Город был каким-то заколдованным. Попадешь – уже не вырвешься. Не город, а лабиринт.

Сегодня у Лили был тяжелый случай. Женщина, с которой ей пришлось работать, еще недавно была счастливой женой, матерью двоих детей. В автомобильной катастрофе погибли все, кроме нее. Она пришла в себя в больнице. Сразу после выписки ее ждала депортация в город. Санитарки и врачи держали ее дольше, чем полагалось, жалели, сочувствовали, но сделать ничего не могли.

Женщине было около сорока лет. Она не смотрела на Лилю и ничего не говорила. Лиля пробовала найти подход, подбиралась то с одной, то с другой стороны, изобретательно жонглировала самыми эффективными приемами. Напрасно. Крепкий попался орешек.

Глава 3.

Каждый день Лиля ходила в спортзал. Занималась на беговой дорожке, а потом плавала в бассейне с неестественно голубой водой.

Раньше спортом она никогда не занималась, но теперь это была ее обязанность. За нарушение сначала штрафовали, а потом могли и на исправительные работы отправить.

Женщина должна была выглядеть хорошо, подтянуто, ухоженно. Полнота, отсутствие прически, маникюра и стильной одежды карались законом. Лиля видела, что происходило с теми, кто закон нарушал. Поэтому для своего же блага старалась все законы соблюдать. Следовало работать, следить за собой, посещать курсы домохозяек, мечтать о муже и ребенке, поддерживать жилище в идеальной чистоте, а себя – в отличной форме.

Вот и все. Правила просты. Все для блага женщин, все для того, чтобы помочь им воплотить в реальность то, для чего они были рождены, для чего оказались на нашей планете.

Монахиням в городе было, пожалуй, спокойнее всех. Они могли открыто заявлять, что замуж не выйдут и ребенка не родят, потому что преданы Богу душой и телом. На них смотрели даже с некоторой завистью. Говорят, что хотят, и не боятся. Другим приходилось все время следить за собой. Сболтнешь что-нибудь лишнее даже подруге – пиши пропало. На первый раз могут простить, заплатишь только штраф большой. Но если угораздит еще раз проговориться, тогда точно тюрьма. Чтобы не сеяла семена сомнения в умах и душах других женщин.

Мысли свои держи при себе и скажи спасибо, что за них не наказывают. Пока. Думай, что пожелаешь. Все-таки свободное общество.

Глава 4.

Тереза попала в город в пятьдесят восемь лет. Она была одной из первых пациенток Лили. Со временем они даже стали подругами, вместе пили кофе и разговаривали, когда Лиля наведывалась в зоопарк, где Тереза работала вот уже десять лет.

Животных Тереза любила всю жизнь. Когда погиб ее сын-наркоман, а муж тихо умер, Тереза сама собиралась в город одиноких душ. Хотела быть среди таких же отверженных, как и она сама.

Лиля заходила один или два раза в месяц. Чаще не могла, просто не было времени. Когда попадала в зоопарк, то сначала оглядывала всех питомцев. Кто изменился, кто появился, кто родился, а кто постарел. Потом они с Терезой усаживались в беседке, пили кофе или зеленый чай, ели орехи и сушеные фрукты. Другие сладости были запрещены (ради здоровья и стройной фигуры).

Лицо Терезы было морщинистым, но живым и каким-то жизнерадостным. Глаза лукаво поблескивали, когда она с серьезным видом вспоминала старые анекдоты и рассказывала о посетителях зоопарка.

–Люди, скажу тебе, детка, смешнее и нелепее животных, - делилась она с Лилей своими наблюдениями.

Лиля молча пила горячий чай и ничего не говорила, но Тереза по глазам видела, что девушка ее поняла и полностью с ней согласна.

Терезе время от времени выговаривали, что она недостаточно за собой следит, предлагали новый дорогой крем и даже пластическую операцию, чтобы избавиться от морщин, испещривших ее кожу. Тогда Тереза, нарочно картавя и пришепетывая, выговаривала:

–Детка, мне скоро семьдесят. Меня мужчины даже в темноте испугаются. А ты про морщины! Животным даже нравится.

Она смотрела на верблюда, который смачно что-то жевал и поглядывал по сторонам. Он ждал, когда кто-нибудь поближе подойдет. Тогда мог и плюнуть. Пышные прически часто возбуждали в нем такое желание. Тереза полностью его поддерживала.

Хулиганку давно бы уже упекли в тюрьму, но никто не хотел идти работать в зоопарк. А она со своими обязанностями прекрасно справлялась. Животных обожала, заботилась о них как об особах королевских кровей. Они отвечали взаимностью.

На эту идиллию Лиля и приходила посмотреть. И она была не единственной, кто находил здесь успокоение, тихую заводь для души и прекрасного собеседника, который не выдаст.

Глава 5.

–Почему не оставили ни одной фотографии моей семьи? – спросила вдруг Эльза.

Правду Лиля сказать не могла, поэтому заученно проговорила:

–Поймите, Эльза, это проявление заботы о вашем душевном благополучии. Не надо думать о прошлом, живите настоящим, думайте о будущем. Не упустите еще один шанс.

Один раз в месяц каждая женщина получала разрешение на выезд из города. Если она за два дня успевала найти жениха или зачать ребенка, то могла покинуть город без промедления. Не все использовали такую возможность. Женщины привыкали к жизни, которую вели, находили ее приемлемой, были даже по-своему счастливы и менять что-либо уже не хотели.

Но в основном жительницы города использовали каждую возможность, чтобы уехать, посмотреть, как живут нормальные люди, вспомнить свою жизнь до переселения в город, где одни женщины контролировали других и учили жить правильно.

С Эльзой Лиля билась уже два месяца. Прогресса не было. Оставался месяц. Если ничего не изменится, Эльзу отправят в тюрьму. Она потеряла свою семью (непростительный грех). Хотя за рулем был ее муж, но она выжила в аварии. И вся вина легла на ее плечи. Для общества она стала преступницей, убийцей мужа и детей. Она не смирилась с потерей. Преступница не хотела отказываться от прошлого, не хотела забывать и жить дальше.

Хотела лишь, чтобы виновник аварии, молодой мужчина из богатой семьи, был наказан. Но мужчин было мало, еще меньше молодых и неженатых, поэтому наказание его было настолько незначительным, что никто даже внимания не обратил.

Эльза думала о справедливости, общество хотело использовать молодого самца, полного сил и энергии. Юноша любит скорость? Простим ему эту маленькую слабость. Следовало лучше оберегать семью. Ты хранительница очага? Будь добра, охраняй. Не жалуйся, если не уберегла. Расплата будет долгой и страшной.

Осознав все, что с ней произошло, жить больше Эльза не хотела, а от нее ждали нового замужества, детей и планов на будущее.

Лиля не могла не восхищаться своей самой сложной пациенткой, но не знала, как ей помочь.

Пришла домой, приготовила ужин и стала убираться. Во время уборки к ней иногда приходили решения запутанных проблем, оригинальные и нестандартные, но не противоречащие закону. На это и рассчитывала Лиля.

Глава 6.

Лиля ехала к морю. Настроение у нее было приподнятое. Два дня свободы впереди. Делай, что хочешь, вдыхай радость полной грудью.

В родной город она уже не возвращалась. Там на нее слишком обращали внимание, шушукались за спиной. Кто-то сочувствовал, кто-то злорадствовал. Там многое напоминало Лиле о женихе, интеллигентном мальчике, который в свободное время увлекался экстремальными видами спорта.

Лиля часто вспоминала, как они проводили время, обсуждали прочитанное, увиденное, узнанное, как готовились после окончания университета к свадьбе, мечтали о путешествиях и о ребенке. Все увлечения у них были общими, кроме скалолазания. Денис взахлёб рассказывал о своих ощущениях после первых занятий в клубе, убеждал и Лилю попробовать.

–Вот увидишь, тебе понравится. Это ни с чем не сравнится, – говорил он. И Лиля безоговорочно верила ему, восхищалась и даже собиралась приступить к занятиям сама.

За месяц до свадьбы его не стало. Лиле исполнилось двадцать шесть, она была одинокой молодой женщиной, прекрасно знающей, куда ее приведет так и не состоявшееся замужество.

Лиля не стала дергаться после похорон и предпринимать попыток быстро забеременеть, хотя так многие делали, чтобы не попасть в город. Она не смогла, все еще была верна Денису.

Его родители пришли проводить Лилю, когда ее отправляли в город. Взгляд матери Дениса Лиля запомнила навсегда. С таким уважением и благодарностью на нее больше никто никогда не смотрел. Ради этого она могла многое вынести и перетерпеть. Она не чувствовала себя предательницей, она себя уважала. По мнению Лили, это было важно.

Уважать себя здорово. Лиля расправила плечи, подняла подбородок и пошла к автобусу. Он медленно вез таких же одиноких женщин, как она, в город, которого все боялись, но были уверены, что никогда не попадут.

Так каждый человек до конца не верит в свою смерть. А вдруг случится чудо? Если смерть и придет, то еще очень нескоро. Дорога впереди долгая, столько всего должно произойти. Смерть улыбается, стоя у порога, и ждет. Шаг – и нет человека и всех его грандиозных планов на будущее.

Глава 7.

Пустынный пляж. Мирно шумит море. Соленый воздух наполняет легкие пронзительной свежестью.

В городе открытых водоемов не было. Бассейны не могли заменить Лиле море с его неповторимым ощущением простора и свободы, поэтому два дня, которые выделяли каждой женщине, она старалась провести у какого-нибудь водоема. Озера, реки или моря. Брала машину на прокат и ехала к свободной стихии. По дороге покупала продукты и книги, которые в городе были запрещены. Книги приходилось отдавать потом первым встречным.

Лиля знала, конечно, что следовало потратить время на поиски жениха или отца для ребенка. Надо было полазить по кафе, кинотеатрам или клубам, выпить с кем-нибудь, потанцевать. Сколько она видела уже таких женщин, с восторгом рассказывающих о том, как удалось забеременеть. Когда информация подтверждалась, им разрешали покинуть город, отвозили туда, куда пожелают, и выплачивали пособие, чтобы можно было спокойно родить и обеспечивать себя и младенца в первый год его жизни. Потом полагалось ребенка отдавать в ясли и выходить на работу.

А вот жена, вершина женской иерархии, работать могла исключительно по желанию. Муж обязан был обеспечивать жену в любом случае. Иначе наказывали уже его.

Законные жены и матери видны были сразу. Даже в документы заглядывать не стоило. Царственная поступь, высокомерно-гордый взгляд, тон начальницы, которая что-то вечно приказывает подчиненным. За таким респектабельным фасадом скрывался страх, хорошо закопанный, но необыкновенно живучий. Страх потерять семью, потерять мужа или ребенка, страх остаться одной. У женщины, еще не оправившейся от потери, выбор был небогатый: самоубийство или жизнь в городе одиноких женщин.

Многие думали над тем, что же страшнее. Мнения разделились, но жизнь в городе пугала все-таки больше. Это была та жизнь, которую пожелаешь только заклятому врагу, но точно не себе. Да и врагу этого редко желали, боялись, что желания сбудутся.

Глава 8.

По пути Лиля останавливалась, чтобы купить журнал для любителей интеллектуальных задач, новую книгу скандального автора и много конфет. Самых разных. Все это было под запретом в городе. Полагалось не только следить за фигурой, интеллект тоже не следовало развивать. Чем глупее выглядела женщина, тем большим почетом пользовалась в городе. Это будущая домохозяйка!

Женские журналы, где обсуждались мужчины, дети, наряды, косметика и новые кулинарные шедевры, были повсюду. Их полагалось держать и дома, и на работе. Читать вечером, утром и в обеденный перерыв, обсуждать с подругами, цитировать, делиться впечатлениями о новом номере.

В почете были и любовные романы, написанные по одному шаблону. Их обложки, дразнящие всеми оттенками розового (как Лиля ненавидела этот цвет!), мелькали перед глазами. Одну из книжек Лиля носила с собой постоянно на случай неожиданной проверки, которая могла быть в любом месте и в любое время.

Проверяли в основном содержимое сумочки и внешний вид, вплоть до нижнего белья. Кружевное и соблазнительное белье, обилие косметики, таблеток для похудения и женских романов поощрялось. Даже премии выписывали по результатам проверки.

Лиля уже хотела выбросить розовый роман, так как проверяли ее крайне редко, но вдруг в метро попала просто под облаву. Женщины в белых костюмах с идеальными прическами и макияжем зашли в вагон и, оглядев без стеснения каждую, стали проверять сумочки. Лиля давно уже поняла, чего от нее хотят, поэтому содержимое своей продумала до мелочей. Особенно проверяющим понравилось наличие пятнадцати тюбиков с помадами разных оттенков красного и вишневого.

–Это моя слабость, – мило улыбнулась девушка Церберу в белом.

Лиле даже выписали премию и сказали, что она на правильном пути. Потрепанная обложка книги вызвала легкое недоумение во время другой, но Лиля нашлась и в этот раз.

–Моя любимая вещь, не могу расстаться, до дыр зачитала, – доверительным тоном призналась она.

Хорошо, что проверяющая не спросила, о чем книга. У нее было много работы. Много женщин, много проверок. Повезло! Содержания книги Лиля точно не знала, но догадывалась. Она слушала других женщин и быстро делала выводы.

Приспосабливайся, иначе не проживешь.

Глава 9.

Цветы и рыбки приветствовались, птицы, кошки и собаки нет. Слишком большие, много шерсти, грязи и шума.

Фотографии и плакаты должны были изображать красивых мужчин и счастливых младенцев. Не запрещались цветы, пейзажи, предметы изменчивой моды, украшения. Мрачное и негативное было под запретом. Не надо грустить на празднике жизни.

Внешнему виду уделялось гораздо больше внимания, чем внутреннему. Но ведь все считали, что внешний образ отражает внутренний мир.

У Лили были костюмы нежных, но невыразительных тонов. Пришлось потратиться на дорогую бижутерию, бриллиантовую подвеску, духи и косметику. Брюки были только одни, предпочтение следовало отдавать платьям и юбкам. Не забывать о высоком каблуке.

Блузки с бантиками, рюшами и воланами занимали много места. Гладить их было просто каторгой, но Лиля нашла отличную прачечную, где вещи не только стирали, но и гладили. На заказ и за приличную доплату. С трудом удавалось ссылаться на нехватку времени. График Лили проверили и дали разрешение на получение подобной услуги.

Всю работу по дому положено было выполнять самой. Уборка, стирка, приготовление пищи и даже косметический ремонт. Домохозяйка должна уметь все.

Лиля часто думала, что пугает в городе больше всего. То ли однообразие, то ли отсутствие свободы выбора, то ли ощущение, что за тобой постоянно следят.

Чувствуешь себя как красиво наряженный манекен в стеклянной витрине. На тебя смотрят, тебя оценивают, одевают и украшают, как хотят. Манекен очень похож на человека, но это не человек, а всего лишь кукла из пластмассы. Пропорции идеальные, кожа гладкая, признаков старения нет, только и души нет тоже.

От женщин в городе хотели того же самого. Стать радостной картинкой, рекламой идеальной домохозяйки. Никакого феминизма, свободомыслия и поиска смысла жизни. Его для тебя уже нашли. Родилась женщиной – люби мужа, рожай детей и будь верной служанкой до гроба. Не радует подобная радужная перспектива? Оставь свои жалкие протесты при себе.

Глава 10.

Лиля старалась ездить каждый раз в другое место. Не любила повторяться. Вообще предпочитала, чтобы никто ее не знал. Тогда не было лишних вопросов и любопытных взглядов, появлялось ощущение свободы, даже вседозволенности.

Лиля действительно многое себе позволяла, покидая город: покупала одежду черного цвета, который был под строжайшим запретом, еду и книги, за которые в городе могли не только оштрафовать, но и посадить.

Оставив город, Лиля как будто снимала монохромные очки, и тогда все цвета проступали ярче, казались какими-то невероятно насыщенными, концентрированными, вкусными.

А какое удовольствие доставляла запрещенная еда. У каждого блюда был свой неповторимый вкус, а в городе все казалось одинаково безвкусным. Видимо, чтобы не будить заснувший или дремавший аппетит.

Аппетит ведь как волк, учили в городе, только разбуди – и расплатишься сполна. Начнешь полнеть, толстеть, терять здоровье и красоту. Это недопустимо. Толстая женщина – грешница, которая потеряна для общества. Стройные высокие модели, рожавшие детей каждые два-три года, – вот образцы для подражания. И ведь такие действительно были. Или их выдумывали специально для города?

Удовольствие Лиля получала и во время ликвидации информационного голода. Продавцы книжных магазинов и газетных киосков ее обожали, когда она покупала за один раз столько, сколько они обычно продавали за месяц. В глазах их было любопытство и понимание, откуда появилась эта женщина в черной футболке и черных джинсах.

Взгляды, которыми Лиля обменивалась с продавцами, и так обо всем ясно говорили. Слов не требовалось.

Девушка не сразу заметила, что, покидая город, предпочитает общаться только с мужчинами. Когда видела продавщицу, то проходила мимо, когда продавцом был мужчина, без раздумий обращалась к нему.

Глава 11.

Волшебные дни кончались слишком быстро. Приходилось жить ожиданием нового отпуска.

Лиля, надев белоснежный костюм, янтарные бусы и браслет, пошла на работу. В дверях ее встретила Надин. Она сразу затараторила, но сбивчиво и путано, так что даже Лиля растерялась, хотя знала секретаршу не первый год и уже научилась ее понимать.

Выпив стакан воды, Надин вздохнула и выдала:

– Эльза покончила с собой. К нам едет проверка.

Лиля налила воды и себе и опустилась в кресло, не чувствуя ног. Такое случалось не первый раз за время ее работы. Но обычно Лиля находила к своим пациенткам подход, летального исхода удавалось избежать. Все были довольны. Лиля радовалась, что выполнила работу достойно, начальство было ею довольно, поощряло премиями и даже дополнительными свободными днями.

В этот раз не получилось. Лиля чувствовала, что сближения не происходит, ее обычные профессиональные уловки не действовали, разбивались, как волны о гранитную скалу. Эльза была очень сильна, несмотря на перенесенный удар, и она не хотела играть роль, которую ей навязывали. Не могла притворяться, ведь перед глазами все еще были счастливые лица мужа и детей, которые она видела за минуту до страшной аварии. Потом она увидела лицо счастливейшей женщины, которая мягко улыбалась. Сначала она не поняла, что видит себя словно со стороны.

Эльзу не слышали и не понимали. Ее обвиняли во всем, что произошло. Она была безоговорочно признана грешницей, отправлена в город и подвергнута лечению. Следовало смириться, признать вину, привести в порядок душу и тело и выйти замуж.

Все это в голове Эльзы не укладывалось. Тело протестовало. Душа рвалась на части. Она держалась два с половиной месяца, а потом выбросилась из окна. Она хотела соединиться со своей семьей. Исправить ошибку судьбы, которая произошла во время аварии. Желала получить такой же сильный удар.

Жительницы дома были в ужасе и от увиденного, и от мысли, что сами с трудом удержались от подобного шага. Мысль о смерти посещала каждую, но женщины смирялись и привыкали к той жизни, которая у них была теперь.

Эльза разорвала в клочья их благополучный день. Почти все повторно обратились к психологу. Начальство города, состоящее из семи женщин, выражало недовольство. Профессиональная деятельность Лилии была досконально проверена.

Глава 12.

В этот раз Лиля превзошла саму себя. На футболке красовался огромный паук, джинсы на коленях были порваны.

За пределами города она не была три месяца. Хорошо, что делала строго по инструкции. Иначе могли посадить.

Многих соседей погибшей направили к Лиле на реабилитацию. Перед поездкой она сама уже была на грани срыва.

Остановившись у бара, зашла внутрь и заказала пива. После пива стопку водки. Официант посочувствовал:

– Тяжело приходится?

Не сказав ни слова, Лиля расплатилась и вышла на улицу. Решила никуда не ехать, расположилась в машине с газетами, бутербродами и кофе. Ела, читала, потом спала. Ближе к ночи продолжила путь. Так бездарно провела первый день вне города. Зато немного успокоилась и пришла в себя.

Утром проснулась на пляже и пошла вдоль берега, собирая ракушки и слушая крики чаек. День был облачный, моросил дождик. Вокруг ни души. То, что надо. Промокнув, вернулась к машине, переоделась и открыла новую книгу.

Сколько за десять лет она купила и выбросила черной одежды. Огромный гардероб. Обилие сквернословий в новой скандальной книге быстро утомило, Лиля решила отправиться в кинотеатр. Выбирала, как правило, боевики или фильмы ужасов. Надо же чем-то отбивать приторный вкус мелодрам и бесконечных лирических комедий. Где они только видели таких героев? Лиля была уверена, что встретив любого из создателей этой слезливой чепухи, смогла бы его ударить.

В одном из придорожных кинотеатров шла ретроспектива фильмов Тарантино. Кресла грязные, запах попкорна въелся в каждую щель. Лиля села в центре и весь фильм хрустела солёным лакомством. Ужасно захотелось пить, зато настроение было замечательным. Спасибо, Квентин. Ты лучший.

Купила в кафетерии минералку и, вздохнув уныло, отправилась в обратный путь. Остановилась, когда до города оставалось два часа пути, почистила машину, переоделась. Одежду, которая была на ней, оставила в пакете у дороги. Теперь на Лиле был голубой костюм и белая блузка с рюшами.

Человеку, который дежурил в прокате машин, достался пакет с едой. Он с любопытством оглядел Лилю (был про нее наслышан) и поблагодарил за подарок.

–Выпить не желаете?–поинтересовался он.

Лиля отказалась и минут тридцать шла до городских ворот. Высокие каблуки утомляли. На входе ее оглядели, проверили, нет ли чего-нибудь лишнего, и пропустили. Дверь медленно закрылась. Как она хотела быть в этот момент по другую сторону ворот.

Глава 13.

–Детка, тебе надо выбираться из этого города, – напрямую заявила Тереза.

–Ты просто насквозь меня видишь, – грустно улыбнулась Лиля.

–Не только тебя. Этот город сведет тебя с ума.

–Почему ты еще здесь?

–Детка, я неплохо устроилась. Во-первых, это лучшее место в городе, во-вторых, мои воспоминания о жизни до города не сильно радуют. Муж любил выпить и руки распускал, сын пошел в него, только вместо выпивки нашел другую радость.

Лиля ела миндаль и пила маленькими глотками зеленый чай. Да, в зоопарке было хорошо, даже еда казалась здесь более вкусной и ароматной. Возможно, это лишь иллюзия, без которой жить слишком тяжело.

–Знаешь, Тереза, мы теперь поменялись ролями. Раньше я тебе помогала, а сейчас ты мне, – призналась Лиля.

–Не обольщайся, детка, я тебе подыгрывала, потому что ты мне сразу понравилась. Словно дочь, которой у меня никогда было, – сообщила, хитро улыбаясь, хулиганка.

Удивительное дело. Даже продуманная жизнь в городе преподносила сюрпризы.

Вернувшись из спортзала домой, Лиля приготовила два салата: фруктовый и овощной. В квартире явно следовало убраться. В углах уже скопилась пыль.

Лиля жила в десятиэтажном доме, каждая квартира в котором была однокомнатной. В каждой балкончик, кухня, ванная комната. Спальня и кабинет объединены. Большего одинокой женщине не полагалось. Хочешь дом или квартиру больше? Подумай о создании семьи.

На балконе полагалось держать хотя бы один цветок. Лиля выбрала пальму, которую видно было издалека. Она занимала много места, других цветов не требовалось.

В комнате у Лили были книги по психологии, много женских журналов и несколько романов знаменитых англичанок и француженок. К великому счастью, романы сестер Бронте, Джейн Остин и Франсуазы Саган не были запрещены.

На стенах морской пейзаж, цветок лотоса и горная вершина, на которую Лиля любила смотреть и вспоминать о прошлом, смакуя каждое мгновение, проведенное с женихом. Постепенно ей стало казаться, что прошлое вовсе не ее, а какой-то другой девушки, беспечной и неоправданно счастливой.

Той девушки больше нет.

Глава 14.

Виолетта, новая пациентка Лили, сразу попросила:

– Помогите, не знаю, что делать.

–Постараюсь, – обещала Лиля.

Столько боли было в глазах новенькой. Ей было двадцать девять. Семь лет она жила с альфонсом, которому очень нравилась ее стряпня и то, что она все понимает и прощает. И измены, и загулы, и неоправданно большие траты денег, которые зарабатывала именно Виолетта. При этом Максу, так удобно устроившемуся, сочувствовали и спрашивали:

–Что ты, Макс, в ней нашел? Серая мышь. Она тебе не пара.

Провинившись особенно сильно, Макс обещал жениться, но однажды он просто ушел и не вернулся. Потратив на поиски две недели, Виолетта узнала, что Макс теперь живет с девушкой моложе и богаче, которой он тоже обещал свадьбу.

Домой Виолетта вернуться не успела, ее забрали прямо с остановки.

Она просила разрешения взять хоть что-нибудь из личных вещей, а ей спокойно ответили:

–У вас будет все, что нужно.

Лиля видела перед собой красивую женщину, которая этого и не подозревала. Да и окружающие не оценили неброскую, но такую благородную изысканность, присущую каждой ее черте, жесту и взгляду.

–Что-нибудь выпьете? – предложила Лиля.

–А что можно, – робко спросила Виолетта.

Боялась ошибиться, еще привыкала к правилам и порядкам города.

–Я люблю кофе.

–Я тоже выпью, – быстро согласилась девушка.

Лиля налила две чашки, предложила еще орехи. Сначала они просто пили кофе и молчали. Потом Лиля предложила:

–Хотите, я дам вам совет?

Виолетта кивнула.

–Во-первых, прекратите сутулиться, вы же красивая девушка.

–Шутите? – изумлению девушки не было предела.

Работа предстоит серьезная, заметила Лиля, но она уже поняла, что сможет помочь.

Глава 15.

Все, что готовили на кулинарных курсах, есть было запрещено. Еду дегустировали профессионалы, которые жили за пределами города. Они выставляли оценки каждому блюду. Набираешь положенное количество баллов и получаешь свидетельство, что курсы пройдены и успешно закончены.

За десять лет Лиля успела пройти курсы визажистов, флористов, массажистов. Некоторые ей даже нравились. Учиться она всегда любила. Учеба отвлекала от работы и возвращала к прежней жизни.

Виолетта попросила записать её на те же самые курсы и справлялась с каждым новым заданием практически лучше всех. Ее хвалили, и она просто расцветала.

Лиля тоже радовалась. Все налаживается. Похоже, она нашла подход к новой пациентке. Виолетта к ней тянулась, как растение к солнечному свету. Она даже не подозревала, насколько на самом деле сильна.

Лиля была великодушной и умела радоваться успехам других. Качество, особенно редкое в городе, где собрали столько одиноких женщин. Она научилась воспринимать успехи женщин, которые к ней приходили, как свои собственные. Чувствовала себя могущественной. Но после таких несчастных случаев, последний из которых произошел с Эльзой, долго не могла прийти в себя, хотя скрывала это. Профессиональная гордость требовала побед. Ради этого Лиля могла не просто самоотверженно работать, а чуть ли не подвиги совершать.

Карьеристка? Возможно. Должна же она быть кем-то, если не стала ни женой, ни матерью.

Глава 16.

Тишина была беспардонно нарушена громким тарахтением мотоцикла. Видимо, придется убраться отсюда. Только расслабилась, задремала, погрузилась в блаженное спокойствие, и вот опять…Вставай, собирайся, ищи укромное местечко.

Лиля открыла глаза и увидела парня какого-то деревенского вида, который решил искупаться именно здесь и сейчас. Он быстро разделся и прыгнул в воду, где минут двадцать плавал и нырял, не скрывая удовольствия. Лиля собирала вещи и складывала в сумку.

Когда парень вышел из воды, Лиля уже шла к машине. За спиной она услышала дыхание и шорох бумаги. Оглянулась и увидела, что парень приближается и машет ей газетой.

–Это, наверное, вы забыли? Возьмите, – сказал он и уставился на надпись, которая красовалась на футболке. «Отвали, придурок!» - мог без труда прочитать каждый, увидев белые буквы на черном фоне.

–Спасибо, – ответила Лиля и повернулась, чтобы идти дальше.

–Теперь вы моя должница, – не постеснялся парень.

Лиля внимательно его оглядела. Лицо загорелое, глаза голубые, руки настоящего работяги, невысокий и крепко сбитый. Обычный трудяга из деревни.

–И чего же вы хотите? – поинтересовалась Лиля.

–Тут неподалеку хорошее местечко. Рыбные блюда, свежая выпечка и крепкий кофе. Предлагаю сходить.

Сначала хотела отказаться, как делала неоднократно. В этот раз решила, почему нет. Парень воспринял молчание как согласие.

–Сейчас оденусь, – крикнул он, побежав за вещами.

Через полчаса они уже пили кофе и ели яблочный пирог. На футболке парня была надпись «Ненавижу Эрика». Лиля предположила:

–Вы Эрик?

–А вы прикольная, – засмеялся парень.

–Спасибо, но вы так и не сказали свое имя. Я Лиля.

–А я Ник.

Глава 17.

В городе все было так же, но настроение Лили изменилось, поэтому все казалось иным. Счастливый человек умеет быть великодушным и благородным. Он не хочет злиться и мстить. Желает, чтобы все вокруг были не менее счастливы, чем он сам.

Лиля успешно работала, успевая больше, чем обычно, сохраняла жизнерадостный настрой, да и вообще словно летала.

Купила новый костюм сливочного цвета и платье фиалкового оттенка, а к ним аметистовые серьги и кольцо.

Удалось реабилитировать пациенток, которые казались безнадежными. К Лиле заходила директор психологической службы, уверенная женщина с ледяным взглядом, предпочитающая обтягивающие платья персикового цвета и бриллианты. Расщедрилась на дополнительный день к тем двум, которые были положены, и саркастично назвала волшебницей.

Лиля была счастлива. Почему похвала действует так магически, даже если слышишь ее от человека, которого не уважаешь? День свободы был настоящим подарком.

О встрече с Ником они уже договорились. Лиля нервничала, когда призналась, что увидеться они смогут только через месяц.

–Я очень занята на работе, – призналась Лиля и успокоила себя, что это правда. Женщины прибывали в город все чаще. Психологическая служба даже заявила о расширении штата.

Ник кивнул. Наверное, обо всем догадался, но виду не подал. Молодец. Вроде бы простак, но деликатность ему свойственна. Или он ничего не понял. Парень казался простым и ясным, как безоблачный летний день. Казалось, что в нем нет закрытых дверей, темных глубин и скелетов в шкафу. Есть задор и желание смеяться над любой шуткой. Многие фразы Лили он воспринимал как очередную хохму, хлопал себя руками по коленям и задорно смеялся.

–Ты всегда такой или только сегодня?

– Да я так с детства не веселился.

–Это комплимент?

–И самый лучший, на который я пока способен.

–Красивых слов ждать от тебя не придется?

– Не по моей это части.

–Что ж, каждому свое.

Нику фраза так понравилась, что он повторил ее про себя и решил: это самое ценное, что он услышал за вечер.

Глава 18.

После кинотеатра Ник предложил отправиться на ипподром, где проходили соревнования.

–Ты азартный человек?– спросила Лиля.

–Сама увидишь.

На ипподроме было многолюдно и шумно, поэтому казалось еще жарче, чем везде. Соревнования задерживали, и народ терял терпение, что-то жевал, пил и утирался бумажными платками. Разговоры становились шумнее и развязнее. Доставалось и организаторам, и наездникам, и лошадям.

Когда действо началось, всех словно подменили. Люди замолчали, посерьезнели и, отыскав глазами любимцев, принялись искренне болеть, от души желая победы своему фавориту. Лиля больше разглядывала людей, которые ее окружали, а не то, что происходило на ипподроме. А там развернулась настоящая битва.

Почти все поставили на двух фаворитов, один из которых был сильнее и моложе, а второй – опытнее и увереннее, знал вкус многочисленных побед. Но неожиданно для всех выиграла темная лошадка. Темной она была и в прямом, и в переносном смысле слова. О ней и о наезднике не знали практически ничего.

После блестящей победы журналисты молодого наездника просто атаковали. Соперники, проявляя великодушие и играя на публику, поздравляли победителя. Но мысль, что их время прошло, не давала покоя.

Ник был на седьмом небе от счастья, он поставил именно на победителя и выиграл приличную сумму. – Сегодня, красавица, пойдем в ресторан, я тебя на славу угощу, – так и сиял он, улыбаясь направо и налево.

–Откуда ты знал, что он выиграет?

–У меня нюх, как у собаки. Серьезно. Если сейчас не веришь, скоро сама убедишься.

–Да ты игрок, – догадалась Лиля.

–Мне просто везет!

Глава 19.

–Вижу, детка, что в твоей жизни что-то происходит, кто-то появился. Я права?– допытывалась Тереза.

–Ничего от тебя не скроешь, – усмехнулась Лиля.

–Да и не стоит. Поделись радостью, мне приятно будет, – Тереза не привыкла ходить вокруг да около.

Лиля рассказала о новом знакомом. Тереза, искренне обрадовавшись, сказала:

–Вот и правильно. Выбирайся отсюда.

–Неизвестно, что дальше будет,– произнесла Лиля задумчиво.

–А я уверена, что все будет хорошо, – поддержала Тереза и пожала Лиле руку.

Когда Лиля вернулась домой, то приготовила ужин, полила пальму и задержалась на балкончике. Оглядывала город, такой знакомый и одновременно чужой, и вспоминала Ника. На Дениса он был совсем не похож. Она не хотела их сравнивать, это получилось непроизвольно. Молодые люди были противоположностями, но что-то общее Лиля в них почувствовала.

Раньше Лиле казалось, что она изменяет Денису, когда обращает внимание на другого молодого человека. Теперь отношения с Денисом она видела словно со стороны. Та Лиля, которая была счастлива со своим женихом, осталась в прошлом, там и жила, не имея ни малейшего представления о своем будущем.

Нынешней Лиле было до боли хорошо с Ником, легко и комфортно, как будто она знала его тысячу лет, а не четыре месяца. Ник умом хоть и не блистал, но был уверен в себе, открыт для всего нового. Любил жить. Любил работу, увлечения и женщин. Он этого и не скрывал. Удивляло Лилю во всей сложившейся ситуации другое. Ник любил женщин умнее, чем он сам. Для него важна была не только внешность, но остроумие, живость общения и ощущение движения вперед.

Только уверенный в себе, великодушный, по-настоящему добрый мужчина может восхищаться женщиной, которая умнее, выше, лучше его в чем-либо или во всем. Таких всегда было очень мало. Единицы. Как такая редкость могла встретиться именно ей? Может быть, тут какой-то подвох?

Лилиного плеча что-то коснулось. Она даже вздрогнула, но быстро сообразила, что это пальмовый лист качнулся от ветра. Закаты в городе были великолепными, но настолько похожими, что казались абсолютно одинаковыми.

Глава 20.

Лиля ехала в кафе, где они с Ником сидели в первый раз. Настроение у нее было чудесным. Лиля даже напевала по дороге что-то веселое, старомодный мотив, ставший уже родным. Она не осознавала, что именно, напевает, словно песня сама лилась из души. Это пела ее душа, ее сердце.

Ветер был теплым, солнце пригревало с самого утра. День обещал быть жарким и торжествующе прекрасным. Бывает у некоторых летних дней такая победоносная красота. Видеть и ощущать ее невыносимо, она слишком впечатляет, как будто прижимает к земле. Это торжество природы, над которой человек еще силится взять верх, не понимая бессмысленности своих попыток.

Проезжая мимо пляжа, Лиля увидела на берегу пышнотелую блондиночку, которая резвилась у воды. На ней было платье в мелкий горошек. Она казалась воплощением радости в этот волшебный день. Из-за холма показался коренастый парень в солнцезащитных очках. Увидев его, девушка победоносно вскинула руки и побежала навстречу. Юноша тоже направлялся к ней, но медленно, вразвалочку, видно было, что ему нравится это слепое обожание и безграничное счастье, о которых пела вся фигура девушки. Она любила и хотела, чтобы все знали об этом, а в первую очередь – ее возлюбленный.

Лиля узнала Ника, и сильнейшая боль пронзила сердце. Развернула машину и поехала обратно. Спохватилась, что приближается к городу. Не проводить же драгоценные дни в этом гиблом месте. Нет, она будет развлекаться сама.

Направилась в городишко, где в основном жили старые моряки со своими верными женами. Давно там не была, решила освежить впечатления. Добралась быстро, потому что по пути ни на что, кроме дороги, не смотрела.

Вот в чем дело. Он просто бабник, а она одна из многих, с кем он развлекается в свободное время. Поэтому так спокойно реагировал на известие, что увидятся они через месяц. Какая разница? Не с одной, так с другой. Недостатка в женщинах не было. Мужчина теперь придирчиво выбирал из женщин, которые его добивались, буквально охотились за ним. Роли раньше распределялись иначе, но теперь все обстояло именно так.

Глава 21.

Ник в это время места себе не находил. Лиля обещала приехать, но ее не было. Ждал час, потом начал гонять по окрестностям на мотоцикле, высматривая одинокую фигуру в черном.

На пляже видел Эрика, своего брата-близнеца, и резвящуюся рядом Клару.

–Вроде была тут какая-то машина, – выдавила Клара.

–Куда поехала? – настаивал Ник.

–Понятия не имею.

От Эрика толку было не больше, чем от его девушки. Ник поехал по дороге, расспрашивая всех встречных о девушке в черном. Машину он описать не мог. У нее всегда были разные, говорила, взятые напрокат. Телефон свой не оставляла. Его телефон у нее был. Он настоял, чтобы она записала.

–Я запомню,– обещала Лиля.

Но разве она позвонит? Гордая и неприступная, она понятия не имела о компромиссах.

Через шесть часов обессилевший Ник случайно наткнулся на пожилого мужчину, который заявил, что видел похожую девушку.

–Да, проезжала одна в черном, воду покупала и кофе пила, – сказал старик.

–Давно?

- Часа четыре назад или больше.

–Не говорила куда едет?

–Нет, мрачная какая-то была.

–Значит, точно она. Моя Лиля.

–Злится на тебя, – констатировал старик.

–Похоже на то, – вздохнул Ник.

Он купил у старика бутерброд, запил его крепим чаем. Старик пожелал удачи. Ник поблагодарил, заметив, что она-то ему сейчас и нужна, и продолжил поиски.

Глава 22.

Утром Лиля позавтракала и отправилась бродить по городку, который был старым, обшарпанным, но таким милым, уютным и живым. Даже пыль в нем казалась чистой, прогретой солнцем и впитавшей аромат моря.

Здесь жили счастливые люди, которые любили друг друга и свою работу. Лиля приезжала сюда не первый раз и всегда погружалась в особую домашнюю атмосферу.

Сердце щемило, когда ей уделяли внимание не потому, что хотели получить выгоду, а потому, что так привыкли общаться со всеми: местными и приезжими, воспринимавшимися как долгожданные гости.

День пролетел до обидного быстро. Драгоценное время на свободе мчится, летит, испаряется, а в городе одиноких душ кажется каким-то застывшим.

Лиля собиралась в обратный путь, когда на улице увидела Ника. Внутри у нее все кипело, готова была взорваться, как бомба. Ярости, которая переполняла душу, хватило бы на целый город. Она направилась к машине. Ник бежал к ней и что-то кричал. Она не слышала. Захлопнула дверцу, завела мотор и рванула с места с такой скоростью, что городок как будто вздрогнул. Ник сел на мотоцикл и помчался за Лилей, напоминавшей сейчас фурию.

Поиски закончились, началась гонка на выживание. Только бы успеть. Ник знал, куда она едет, знал и то, что если не догонит, придется ждать месяц, чтобы объясниться. Но Ник верил. Правда была на его стороне. Он Лилю не обманывал, просто не прояснил ситуацию с Эриком, посчитав ее не имеющей для них никакого значения.

Кто мог предположить, что так случится? Эрик и Клара могли быть, конечно, где угодно, но на пляж выбирались довольно редко.

Глава 23.

Как известно, клоуны в обычной жизни – очень грустные люди. Так дело обстоит и с профессиональными психологами. Если у них возникают проблемы, решить их они могут с большим трудом.

Уловки, работающие со всеми остальными, на них не действуют. Они слишком много знают о психологии человека, но это не делает их совершеннее. Им так же сложно владеть собой, как и остальным. Ум говорит одно, а душа кричит другое. Подобная двойственность приводит к шизофрении. Этого Лиля боялась больше всего. Что рано или поздно угодит в дом скорби. Из города одиноких женщин туда прямая дорога. Отправляли целыми автобусами. Говорили, в дом умалишенных. Никто не знал, был ли он на самом деле.

Лиля пожалела, что не выслушала все спокойно, как только за ней закрылись ворота. Она убегала от Ника, но он не отставал. Когда оставила машину в прокате, он догнал ее и уже не отпускал, настойчиво объясняя, что произошла ошибка и что она должна ему верить, настаивал, что на пляже она видела не его, а брата Эрика.

–Почему я должна тебе верить? – воскликнула Лиля.

–Потому что я тебе верю, – ответил Ник.

Верить. Просто верить. Это, наверное, самое сложное, что есть в жизни. Но без этого нельзя. Без веры пустота и безнадежность.

Целый месяц думала о Нике, о вере и о том, что произошло, практически постоянно: и днем, и ночью. Делала все машинально, механически. Хорошо, что навыки у нее были отработаны до автоматизма, все продумано до мелочей.

Она успокоилась, отрезвела от пьянившей ее ярости, пришла в себя и осталась недовольна лишь своим поведением. Ник повел себя достойно. Нашел, догнал, все объяснил и ни в чем не упрекал. Заявил, что верит ей, хотел лишь, чтобы и она верила.

Лиля ждала заветных дней. Она решила, что поведет себя совершенно иначе, как только выйдет из ворот. Нельзя упускать такой шанс.

Глава 24.

Ник был настроен решительно. Если сегодня не удастся нормально поговорить, пора заканчивать отношения. Намерения у него были самые серьезные. Да, был в Лиле надлом, было прошлое, о котором он ничего не знал, и настоящее в городе одиноких женщин.

Когда он догадался? Да почти сразу. Но вида не подал. Готов был рискнуть. Натура его требовала адреналина, а с Лилей он все время чувствовал какой-то вызов. С ней держался как сильный, состоявшийся, уверенный в себе мужчина, а не как мальчишка, над простоватой доверчивостью которого еще недавно все подшучивали. Ник был добр и жалостлив по своей природе, и многие этим пользовались. Эрик не сразу понял, что его брат больше не мальчик для битья, но после нескольких серьезных стычек и до него дошло.

–Мальчик повзрослел, – заметил недавно его отец с легкой грустью в голосе. Некоторые недооценивали Ника, отец же смекнул, что это его надежда и опора на старости лет, его наследник.

Лиля увидела Ника рядом с красной машиной и подошла ближе. Он улыбался, не удержалась и она.

–Ты отлично выглядишь,– не скрывал восхищения Ник, впервые увидев Лилю при полном параде. Белоснежное платье, аметистовые украшения и неброский макияж.

–Переодеться не успела, – смутилась немного Лиля. – Сегодня все лучше оставить так, как есть.

–А в чем дело? – встревожилась она.

–Узнаешь, – пообещал он и открыл дверцу машины, приглашая садиться. В машине, почувствовав приятный запах, Лиля обнаружила огромный букет роз.

–Это тебе,– проследил Ник за ее взглядом, а по дороге сообщил, что они еду к его родителям.

–Там будут и Эрик с Кларой. Пора тебя со всеми познакомить.

–И много у тебя родственников?

–Ты удивишься, насколько, – подыграл Ник.

–Хорошо, но меня в данный момент интересует только одно, – доверительным тоном сообщила Лиля, а глаза ее неудержимо смеялись.

–Ого, заинтриговала.

–Ты любишь лазить по горам?

–Нет. А что?

–Тогда все будет превосходно, – пообещала Лиля.

И Ник поверил. Город одиноких женщин остался позади. Он исчез из виду, так что казалось: его и не было никогда.

Когда Лиля покинула город навсегда, к нему подъехал очередной автобус, полный одиноких женщин. Еще не попав в город, они уже были безумно одиноки. Самое тяжелое заключалось в осознании, что для многих город – это вся их дальнейшая судьба.

-6
691
Впечатление смазано тем, что рассказ слишком, ну просто слишком длинный. Извиняюсь за резкость, но много розовых соплей. Уменьшить количество слов в переживаниях и будет мило.
Могу сказать честно — я не стал бы голосовать за этот рассказ.
Правда минусов тоже не стал бы ставить.
Обычный женский, любовный рассказ.
Не впечатлило, и не увлекло.
11:12
Единственное, что в рассказе мне показалось неискусственным — фрагменты, где встречается женщина-смотрительница из зоопарка… Тереза действительно вызывает симпатию.
Вроде бы и текст заботливо подготовлен, но удовольствия от чтения нет. Никак не удавалось понять, а зачем автор написал свой рассказ. Неужели только потому, что довели до ручки вопросами «Когда ты уже, наконец, выйдешь замуж!?». А фантастику-то за что?
17:40
Повествование затянутое и неинтересное. Разделение рассказа на главы не понятно. Множество повторяющихся описаний приготовления и приемов пищи, и прочих бытовых моментов, на подобии уборки и т.д., как в сериалах, которые не несут никакого смысла. В рассказе отсутствует фантастика.Это — социальная философия, взгляд автора на жизнь и место одинокой женщины в современном мире. Сюжет рассказа подошел бы для женского мелодраматического сериала.
18:26
Очень нишевое произведение. Хорошо подойдёт для любительниц «женских» романов, но, к сожалению, только для них.
17:17
Дамские романы теперь тоже фантастика? Я так, для справки. А может, что-то пропустил. Но фантастики не нашел. Ужасно затянуто, еле дочитал. Наверное, одиноким дамочкам понравится.
17:38
долго и скучно
Загрузка...
Константин Кузнецов