Нидейла Нэльте №1

Изведай неизведанное!

Изведай неизведанное!
Работа №429 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Зачем я пошел в странное заведение, да еще в реале? Надоело все! Магия-шмагия, города и замки, рыцари с колдуньями, дредноуты-крейсеры, абордаж, колонизация планет, прокладка гипертрасс к другим галактикам – занятий много, но все приелись.

Робик-таксист ехал полчаса, высадив у серого здания, на входе сканер мазнул по браслету на запястье. Чип получил данные, стрелка повела внутрь, пикая на поворотах коридора. Влево, направо, лифт, долго вниз, двери открылись, впереди здоровенный зал. Вижу серваки до потолка, навороченные хранилища данных, людей нет, и неудивительно – для работы с ИИ нужен лишь искин, ну еще пару человек обслуги. Что дальше – непонятно, наконец из глубины стеллажей вышла пара сотрудников.

Одна из них женщина, сплошной комбинезон с маской не позволяет увидеть лицо, зато приятно обтягивает высокую грудь, вторая фигура стащила шлем, превратившись в седоватого высокого мужчину. Тетка тоже сняла маску, под ней молодое лицо, веснушки покрывают щеки, чуть не налезают на глаза. Мужчина старше меня вдвое, лет пятидесяти, может больше, я живых людей редко вижу. Этих уже не хочется видеть, блин, зачем повелся на дурацкую рекламу!

– Руслан, как я понимаю? – мужик протянул руку, я недоуменно глянул. – Ах да, вы же не привыкли, ну да ладно.

– Руслан, да, а где же? – я развел руками.

– А что ты ожидал увидеть? – чуть улыбнулась женщина.

– Не знаю, но чего-то такого мощного или я зря ехал сюда? Не могли пообщаться в вирте? – я разозлился, ярость, как всегда, начала скапливаться в затылке, печь изнутри череп. – Вы что написали в слогане? Изведай неизведанное! А тут что? Какая-то лаба да пару технарей!

Мужчина выставил ладони, его коллега спряталась за спину.

– Спокойно, Руслан, не горячись, – дядька показал на стол вдалеке от нас, – пошли присядем.

Я пошел. Ну а чего, раз приехал – послушаю, ярость быстро схлынула. Сел на идеально чистый табурет, техники расположились напротив, поверхность стола – экран с неплохим, как на меня, разрешением.

– Меня зовут Валентин Викторович Дигов, впрочем, просто Валентин, моя коллега – профессор Лестинская…

– А вы тоже профессор? – не выдержал я, а то непонятно кто тут кто, хотя и все равно.

– Скорее, академик, но не суть, – Валентин махнул в сторону экрана, там появилась заставка из этой долбанной рекламки. – Узнаешь? Да, наша работа, запустили этот вирусняк для привлечения молодежи, черт побери, вас же не вытащишь из вирта!

– Так вот! Я продолжу? – академик попытался поймать мой взгляд, но я мгновенно уставился в потолок – не люблю любые контакты в реале. – Я и профессор Лестинская Ирина Юрьевна…

– Можно просто Ирина! – вмешалась очаровательная ученая, хоть и не в моем вкусе.

– Да что ж такое! – Валентин бухнул по экрану, благо, по тому хоть гномьими молотами гати, ничего не будет. – Дайте закончить, потом болтология! Или тебе неинтересно, Руслан, ты же сам спрашивал?

– Да я что, послушаю…

– Итак! Мы ищем, нам нужны, э-э, – теперь Валентин сам начал мямлить, – новые, э-э специалисты для покорения, как бы сказать, Космоса!

Я приподнялся.

– Это игра такая? Новые колонии, освоение соседних звездных систем? Так я уже проходил и не одну! Что ж тут нового?

Вмешалась Ирина:

– Руслан, послушайте, нам, планете, обществу нужны спецы в реале, понимаешь? В вирте сидят миллиарды геймеров и баймеров, там желающих в чем-то поучаствовать – только свистни, да и сам знаешь… Однако нужны умные здоровые ребята прямо сейчас, времени мало!

– Да щас! – я поднялся окончательно. – Свой долг обществу отдаю, каждую неделю по двадцать часов отрабатываю, общаюсь с разными бабульками, так что какие вопросы? Да, стало скучновато, все виртухи надоели, потому и пришел, но нечего меня нагружать своими проблемами, общество, планета, блин!

– Погоди, Руслан, а стать первопроходцем разве не хочешь? Увидеть то, что никогда ни один дизайнер не придумает – во Вселенной столько удивительного! И вообще, давай сначала твой мозг исследуем, может ты и вовсе не подходишь – смысл спорить?

– А это не больно? – я вновь присел.

– Абсолютно, ручаюсь! – академик прижал руку к груди, Ирина кивнула. – А пока будут результаты, можешь часок подумать, поспрашивать…

Решил попробовать. Пока неясно, что там и как, но почему нет, плюс повышение статуса обещают, а это премиум–доступ почти во всех виртуальных проектах, причем лишь за мое согласие на обследование. Ирина намекнула, что если подойдут результаты, а я потом соглашусь на работу или как она называется, очередное задротство какое–то, так вот после этого у меня вообще везде будет gold–статус.

Сначала обрили голову, правда, там у меня и так сантиметровый ежик, проще натягивать шлем для вирта, да и в капсуле меньше проблем. Отрастить волосы не проблема – втер крем, через неделю длиннющий хаер, только зачем? Ирина прицепила несколько пластинок – по ощущениям как теплый пластырь, а через пару секунд уже не отличить от кожи. Сказала, что могу ходить, думать о своем – датчики передадут все, что требуется.

Через полчаса пришлось лечь в здоровенный прибор – аналог томографа, только еще навороченней, Валентин обрадовал тем, что благодаря сему девайсу не придется дырявить череп, уж больно он мощный. Больно ни разу не стало – тут ученые не обманули. Мой наручник мигнул два раза, требуя внимания, но я уже освободился. Сладкая парочка начала новую беседу.

Теперь говорит Ирина, причем голос взволнованный, или так кажется, я не особо в людях понимаю.

– Руслан, скажу откровенно, очень хорошие результаты! – профессор постучала по настольному экрану. – Вот, видишь, графики почти идеально совпадают, ты лучший кандидат! Ну то есть из тех, кого обследовали.

– Для чего?

– Что?

– Кандидат для чего?

– Ах да, это же нам все понятно… – Ирина замялась, – у тебя отличная совместимость с квантовым компьютером. Пока что всего два процента испытуемых подходят для имплантации, но у большинства серьезный риск отторжения, а твои показатели уникальны! На данный момент, ведь желающих крайне мало.

– И зачем она нужна? – я начал подозрительно анализировать крохи выдаваемой инфы.

– Мы же говорили вначале – для космических перелетов.

Академик наконец перестал молча пялиться в сторону, губы еле разомкнулись:

– Только такие как ты могут создавать и проходить в червоточины, как жаль, что хорошие ребята из отряда космонавтов ни разу не способны, а тут на тебе!

– А чего сразу жаль, не понял? – я начал злиться, затылок стал покалывать.

Академик повернулся, поймал мой взгляд.

– Ты же струсишь, не захочешь пробовать – как ты сказал? Я свой долг обществу отрабатываю по двадцать часов в неделю, твою же через коллайдер, устает он с бабками сидеть! Я бы твою башку открутил да пересадил нормальному человеку, если б смог!

Ярость начала стучать в лицо, затылок вообще не чувствую.

– А что надо пробовать, скажете или нет?

– Ты согласишься работать в симбиозе с искином?

– А вот и соглашусь!

– Тогда подписывай! – Ирина толкнула мне планшет, я провел наручником, планшет пилимкнул. Следом Валентин придвинул бумажки. Бумажные бумаги!

– Это чего?

– Бумажная копия, давай подпись – главные доки ты уже завизировал, это дублирующие.

– Оки, – академика передернуло от последнего слова, я ухмыльнулся, ярость отступила вместе с болью. – А скажите, у меня голова иногда болит – это как вообще, неужели ваши приборы ничего не выявили? А еще такие крутые!

Валентин собрал бумаги, крышка стального кейса захлопнулась, как пасть аллигатора из баймы про Древний Египет.

– В этом и загадка! Ничего серьезного с твоим мозгом нет, но он работает несколько иначе, чем у всех, в этом уникальность и, видимо, такие превосходные результаты. А теперь отдохни декаду и к нам, только дольше не задерживайся. И почитай на досуге договор насчет бонусов и штрафных санкций, ну так, для спокойствия. Ждем!

***

Дома поел не глядя, что подогнал автоповар, душ попытался смыть сегодняшние невзгоды, не смог, и я полез в виртокапсулу злой, как лепрекон, потерявший любимый горшок с золотом. В играх снова ежедневные квесты, сыпятся приветствия насчет очередного посещения, падают бонусы за вход именно в эти проекты. Ничего нового, на почте приглашения в кланы и гильдии, конечно, я годы качался, чтобы кого–то осчастливить, ага, сейчас войду прямо с разгона. Погонял в виртуалках, нарубил монстров, всех отпедалил, но ни секунды фана. Вышел, файл договора открылся на ближнем экране. Не скажу, что понимаю в юридических тонкостях, но на мой взгляд информация подана доступно. Я, значит, позволяю имплантировать устройство или устройства, а взамен получаю повышенный статус – вот вкратце основное.

Да уж, хорошо хоть так – подписывал в гневе, могли подсунуть чего-нибудь такого, спасибо, что не нагрели.

Спал хорошо, яичница придала сил, умылся, зеркало отразило белобрысое кругловатое лицо, я даже подмигнул ему, чего не делал очень давно. Чего тянуть? Поеду сразу к научникам, пусть делают, что надо, а то начали давить на сознательность, ишь ты, мозгоправы. Раньше начну – раньше смогу нагибать всех с топ-статусом.

Сегодня решил пешочком прогуляться до лаборатории, система дополненной реальности, рисовавшая маршрут, отключилась, пошел по памяти. Не знаю, почему взбрело в голову гулять, но так необычно ощущать весеннее солнечное тепло на коже, секущие порывы ветра, ароматы нагретого асфальта и редких цветущих деревьев. Дошел все-таки пешком! Думал, придется включать карту, но нет. Притопал сам.

Металлические двери разъехались, вновь стрелка повела вглубь. Валентин кивнул так, будто я покурить выходил, Ирины Юрьевны не видно. Академик окутался голопроекциями, картинки окружили его, почти скрыв из виду. Я помялся, но заговорил первым:

– Здрасьте, Валентин!

– И тебе не хворать! – мужчина не отрывается от работы, у меня мурашки скользнули по хребту.

– Чего хворать, я что, заболел все–таки? Это голова из-за того, что болит?

– Да не суетись! – Валентин свернул экраны. – Выражение такое, олдреальное, как вы говорите, допотопное, по–нашему. Все с тобой в порядке, показатели на уровне. Ты чего пришел, сказали же, отдыхай.

– Не могу отдыхать, хочу новую фишку в голове, э-э, или в мозгу, как там ее?

– В мозге тогда уж… Ну ладно, можем и приступить! – ученый глянул как-то странно, с юмором или сочувствием, не понял. – Сейчас Ирина Юрьевна подойдет, будем устанавливать чип.

Пришла профессор, я лег в аналог капсулы для вирта, только объемней раза в три, вокруг головы десятки индикаторов, горят яркие огоньки, техника чуть жужжит, иногда попискивает. Вскоре накрыло колпаком, звуки отрезало, голову как будто придавило к мягкому подголовнику. Стало страшновато, чего скрывать, но через минуту примерно крышка отъехала, я выдохнул, похоже все это время сдерживал дыхание.

– Поздравляем! – ученые улыбаются, их руки активно касаются голоэкранов, пальцы мелькают, как у пианистов.

– А чего, все уже? – я потряс слегка головой. – Ничего не изменилось вроде!

– А что должно измениться? – ответил Валентин. – Впрочем, кое-что ты почувствуешь, но не сразу, не сразу…

Ирина помогла подняться из кокона, усадила бережно в кресло.

– Вот теперь, Руслан, домой и отдыхать! И не надо трактовать отдых по-своему – никаких игр и прочих виртуальных или реальных развлечений. Спи, гуляй хоть по городскому парку, хоть путешествуй по иным мирам, только без мордобоя и прочего, как его? О, фана! Ты теперь всегда с нами, так что давай не усугублять, ок?

– Да. Буду дома, клянусь!

Домой отвезла больничная тачка, точнее, машина этого исследовательского центра. Из салона авто еле дополз до кровати, сильно мутит, автоповар мигнул приглашающе, еле задавил рвотные спазмы. Хреново, даже мысли не появилось о входе в вирт. Нет-нет, сказали отдыхать – буду отдыхать.

Провалялся два дня, становилось легче, но медленно. Хотел пообщаться с руководством, однако всплыли в памяти их недовольные физиономии, передумал. На третьи сутки заметил странные эффекты, причем во время прогулки по улице, даже очки для виртуальности не надевал! Иду по парку, ноги еле переступают – хорошо, весна заканчивается, пахнет так непривычно, вроде как цветами. Шел от лавки до лавки в ближайшем парке, слабости нет, но сильно напрягаться не хочется.

Собрался домой, но пара каких-то демонов помешала. Начал распрямлять затекшую спину, как подошли два козла. Точнее, один на орка похож, только морда красная и несет блевотиной, а второй – вылитый паладин, но вместо меча – здоровая бутыль, а холеное лицо портит круглый подбородок.

– О, смари, Леха – чахлый хрен какой – встать не могёт! – начал «беседу» орк, он громко хрюкнул, плевок упал в сантиметре от моего кроссовка.

– Да, Серый, видимо, еще один задохлик из вирта, – паладин обошел меня, его кулак вроде легонько ткнул в плечо, я упал на лавку. – Там они могучие, мать их, а здесь – просто тля, раздавить можно!

Ну нифига себе, развеялся. Заодно нарвался на пару радетелей за здоровый образ жизни. Поток ярости знакомо заструился к затылку, ну все, писец.

– А у вас мозгов не хватает, чтобы виртом пользоваться? – не могу себя контролить, когда ярость башню разрывает. – Бараны обыкновенные?

– Да ты чё? Леха, чё он сказал, ты понял? Леха, скажи, я его зубами порву!

– Остынь, Серый, сам разберусь! Эй, ты, тля, а ну повтори!

Пока здоровяк произносил последнюю фразу, его кулак рванул в район моего виска. Сухо щелкнуло. «Вот и все!» Я закрыл глаза, попробовал открыть – открылись. Ярость ушла, голова такая, будто час просидел в морозилке, в ушах заложило. Кулак громилы движется медленно, я поднялся, забрал у него бутыль, которая через секунду разлетелась об его башку. Точнее, через секунду по моим ощущениям, ведь вряд ли гопник решил изобразить тормоза в прямом смысле слова. Мир отмер: паладин падает в сторону, его коллега матерно орет угрозы, а сам в это время улепетывает. Я захотел отгрузить и ему пару ругательств, но свет погас.

Очнулся от возмущенных криков, только лексика иная – более культурная. Женский голос – точно Ирина Юрьевна, ну а баритон принадлежит академику Дигову. Решил послушать, не стал открывать глаза.

– Как же так, почему безопасность так долго реагировала? Чип разве не сообщил об угрозе?

– Отреагировали – дрон прибыл через минуту и тридцать секунд, но уже все произошло: гопота и наш красавец в отключке, еще один убежал, но недалеко, на выходе из парка взяли.

– И что? Это нормально – могли парня потерять, а ведь он лучший кандидат! Кстати, Руслан, как ты? Хватит отлеживаться, ты молодой, надо больше двигаться… Не мог от них убежать? Лезешь в драку, чтоб тебя!

Я приподнялся, спинка тоже изменила наклон, оперся на нее. На голове плотный экран, провода тянутся к стоящей в метре технике. Ощупал себя, вроде все на месте, и даже ничего не болит! Окон нет, ученые сидят возле журнального столика, там паруют чашки, запах кофе врезал по голове, аж повело чуть. Ирина уловила мой интерес, улыбнулась.

– Будешь?

– А можно?

– Почему нет? Чип успешно имплантирован, ну да ты ощутил его, как я понимаю?

– Да, если не приснилось… Вы же следили за мной, сами скажите, что там было? Я, если честно, не понял…

– Что смущает?

– Показалось, что появилось такое замедление, знаете, как слоумо?

Ученые переглянулись, Дигов пожал плечами, Лестинская кивнула.

– Судя по нашим данным, твой организм начал работать на порядок быстрее, то есть ничего не замедлилось, как ты говоришь, а ты – ускорился. Так не должно происходить… В какой момент ты ощутил изменения?

– Э-э, – я задумался, – он собрался меня ударить по голове, и тут такая штука, я плохо помню…

– Возможно чип так отреагировал на угрозу мозгу, – Дигов хмыкнул, – не вижу других вариантов, хотя и так происходящее маловероятно!

– Может объясните, что за штука у меня в башке?

– Успокойся, к мозгу подключили лишь приемопередатчик, сам искин подсоединяется в нужный момент, благо, скорость сети позволяет. Можно брать автономный модуль, а в полете, – академик оборвал фразу, прищелкнул пальцами, – если до этого дойдет, то там на борту будет находиться нужное оборудование…

– Да хватит мне заумь вешать, что вы меня грузите, как недоделанные неписи! Сегодня что произошло?

– Сработала связка квантового модуля и твоего мозга – это если коротко! Но повторяю, что активация в обычных условиях невозможна, она запускается только при открытии туннельного перехода…

Дальше я перестал слушать, откинулся на подушку, пришла отличная мысль.

– Так я теперь могу всегда так делать? Щелк и погнал там в этом замедлении или ускорении? Круто же!

– Послушай, Руслан, – Ирина положила теплую ладонь мне на запястье. – Таким образом эксплуатировать твой модуль – это как… Вот смотри, все равно как если в игре новичок получил там за квест редкий суперубойную плюшку, но взял ею и прихлопнул пару рядовых мобов, понимаешь?

– Понимаю, так я типа того – нубяра? Ну и фиг с ним, потратил одну плюшку – найду другую, зато прикольно!

– Прикольно, вот только в игре за активацию вундервафли не приходится платить так дорого…

***

Через пару дней здоровье пришло в норму, я перестал дергаться, однако реакция на происходящее начала удивлять. В игры заходить запретили, целыми днями проходил тестирование за тестированием, причем о результатах никто не сообщал. Раз продолжаем, видимо, порядок. Академика не видно, зато Лестинская почти всегда рядом. Попытался выяснить, что такое мне приделали к голове, ничего не понял, кроме того, что навороченный компьютер, его квантовый вариант помогает мне или мой мозг помогает ему для некоторых операций. Что за операции – тоже неизвестно, точнее, мне пока рано знать, нужен допуск, кто дает допуски – секрет.

Явно темнят яйцеголовые, но как только начинаю злиться – в глазах чуть темнеет, а в голову будто дует ледяной ветер, после чего становлюсь равнодушным ко всему. Стало легче анализировать информацию или так мне кажется, но раньше непонятки выводили из себя, я мог табурет или монитор в стену швырнуть, сейчас эмоции странно гаснут еще на самом старте. Виновата в изменениях железяка в голове, это я понял без подсказок, но как и почему – ученые отказываются отвечать, намекают на то, что меньше знаешь – лучше результаты.

Через две недели тестов пришел военный. Он без формы, но ходит, будто ему копье вставили сзади, а рычит так, что огры могут позавидовать. Высокий чин, видимо, профессор засуетилась, лаборанты вообще кучкой бегают, даже роботы начали нервничать и жужжать громче обычного. Хорошо хоть искры не идут из металлических голов. Любопытно, что скажет.

Военный оправдал ожидания и начал общение рублеными фразами, в конце каждой рука поднимается и резко идет вниз, как будто молотком гвозди забивает. Рядом с ним присела Ирина Юрьевна, я напротив, «босс» начал вещать:

– Я умных слов не знаю, всякие кванты-шманты мне до фени, поэтому скажу так! Да, нас не представили, я – полковник ОКС, тобто объединенных космических сил, чтоб их зенитом через орбиту, зовут Петром Петровичем. Фамилию знать необязательно! Вопросы?

Напору полковника может носорог позавидовать, я вспылил, точнее, попытался, эмоции ожидаемо выключились, поэтому ответил спокойно:

– Какие вопросы, если информации ноль?

– О чем? – рявкнул полковник.

– Вобще, об этом… – я повел рукой в сторону техников, экранов, – что здесь происходит, к чему меня готовят, чего в башку засунули… ничего неизвестно.

– А зачем тебе это знать? Твое дело – дело делать, тьфу ты, какую хрень сказал. Выполняй поставленные задачи на благо отчизны, человечества, получай награды и нечего тут приказы обсуждать!

– Какие приказы, я не военный, командуйте там у себя, – я ткнул пальцем вверх, полковник глянул туда же, взгляд задержался надолго.

– А-а, ты о космосе? Ну да, ну да, ты не военный, так станешь! Так что, согласен? Допуск оформим и полетишь выполнять межгалактический долг!

Я повернулся к Лестинской.

– Ирина Юрьевна, может вы хоть просветите, о чем речь идет? Я и так ничего не знал, а теперь вообще потерялся с этим вашим долгом и отечеством…

Профессор покосилась на Петра Петровича, начала медленно рассуждать:

– Раз вы достигли принципиального согласия насчет участия, вы же достигли? – я кивнул вместе с военным. – Значит наш новый пилот может узнать некоторую информацию. Итак. Ты уже понял, что вживленный имплантат соединяет мозг с квантовым компьютером. Ты умудрился его использовать, можно сказать, в бытовых целях, а так задача девайса – прокладка маршрутов к другим звездам, точнее, участие в реализации невозможных сценариев.

– Ага, – я ухмыльнулся, – вообще понятно стало.

– Сложно объяснить, – Лестинская побарабанила по настольному экрану, – если с квантовыми эффектами мы худо-бедно разобрались, то работа мозга пока загадка, но он способен влиять на квантовые вероятности, делая невозможное менее невозможным. Грубо говоря, имеющиеся звездные судна формируют сингулярности малых размеров и проходят сквозь них. Путешествовать через черные дыры невозможно, но связка квантового компа и мозга человека позволяет это делать, вот только такое путешествие крайне опасное.

– Да, опасное! – вмешался полковник. – Но парни пробивают дорогу к звездам! Я бы и сам рискнул, вот только не подхожу, квантом бы его через сингулярность!

Военный поднялся, приобнял меня за плечи, голос потерял жесткость.

– Приказывать не имею права и не хочу, прошу тебя, сынок, помоги нам! Я тринадцать пилотов потерял, не выпускают их долбаные червоточины, а у тебя отличные шансы, как мне сообщили. Поможешь?

Стало неловко – здоровый и важный дядька просит, чуть не плачет.

– Ну да… давайте попробую, а на что хорошие шансы?

– Как на что? – Лестинская опечалилась, покусывает губы. – Выжить. Пилоты гибнут один за другим, пока вернулись трое, а тринадцать исчезли… Нет, они вполне возможно живы, но координаты неизвестны, вернутся ли в ближайшем будущем – неясно. Так вот. Есть и хорошие новости – твой мозг уникален, и вероятность успеха – значительно выше.

– А какие у них были шансы?

Ответил полковник:

– Один из десяти и меньше! – Петр Петрович врезал по столу, экран завибрировал. – Квантовые флуктуации, туды их за горизонт! И ничего, парни знают, на что идут, и раздумывать, считаю, недопустимо!

– То есть, у меня процентов тридцать на успех?

– Скорее двадцать-двадцать пять.

Следующая фраза вырвалась сама, а может это имплантат виноват?

– Я согласен!

***

Дали неслабую кучу документов на подпись, причем снова на электронную и обычную, я им чуть крестиков не наставил, но сдержался. Допуск к гостайне, к международным секретам и т.д. и т.п. Зато стало ясно, чем придется заниматься, возможно, недолго. Мысли о гибели жутко страшат, но есть небольшой плюс – факт гибели «синхронавтов», путешественников через черные дыры не подтвержден, так что они вполне могут появиться неподалеку от Земли в любой момент. Ученые в это не особо верят, но что с них взять – великие умы толком сами не понимают, как активируются сингулярности. Как работают приборы – понимают, но почему они срабатывают, и какая роль мозга – до сих пор на уровне теорий, а гипотез тех не одна и не две.

Моя задача проста: подготовка, соблюдение режима, время «Ч», старт, отбытие-прибытие. Отсюда меня запускают удаленно, даже кнопки жать не придется, оттуда курс прокладывает искин, точнее, он рассчитывает какую сингулярность надо запустить, ну а я могу гордо нажать на Start. Если бы мозг не требовался для открытия сингулярности, синхролеты стартовали бы только с искином на борту, без людей, по крайней мере, для разведки новых миров. По сути, мы – это дальняя разведка, исследуем экзопланеты ближайших звезд сферы радиусом в три парсека, вот только исследовать получилось лишь три адресата.

Троих синхронавтов, вернувшихся с той стороны, кстати, закрыли в лабораториях, проводят тысячи анализов и обследований, чтобы понять причину успеха. Отчасти благодаря вернувшимся и меня «завербовали», мозг этих бесстрашных парней тоже отличается от рядовых разумов, и вот я здесь. Цель – в пяти световых годах, красный карлик и три планеты в зеленой зоне. Я в шаттле соберу данные, потом обратный путь. Конечно, информационный пакет тоже отправится, но ему чухать пять лет, а мне – пару дней, пока искин подготовит старт, ну еще немного, если финишируем вдалеке от Земли. А может и не прибудем, чего заранее гадать!

На орбитальных верфях Земли ждет в нетерпении колониальный флот – планета стонет от лишних миллиардов человеков, но три успешные попытки оказались успешными лишь в том плане, что вернулись пилоты, а планеты оказались неподходящими. Если я не вернусь с хорошими новостями, флот уйдет к ближайшей звезде, вокруг которой крутится неисследованная, но достаточно перспективная экзопланета.

Перед стартом я отбыл на орбиту, там синхролет пристыкован неподалеку от транспорта. Колониальное судно настолько огромное, что мой кораблик кажется крошечной искоркой рядом с бушующим океаном огней.

Я устроился в кресле шаттла, суденышко поплыло в сторону от планеты. Через час искин начал отсчет, довольным голосом объявив о появлении сингулярности. Как я ни пялился в обзорные экраны, ничего не заметил, но вскоре прошло оповещение о прохождении горизонта черной дыры. Секунды тикают, ничего не меняется, вдруг свет звезд закрыла тьма, я заорал.

Прыжок удался. Не знаю, как все происходило, я отключился, видимо, от боли, но сейчас смотрю на тусклую звезду, вокруг которой крутятся три экзопланеты. Шаттл выпустил зонды, теперь ожидание. Скучно. С искином не поговоришь, точнее, пообщаться можно, но мне неинтересно, не настолько он хорош как собеседник. Поспал, поел, капсула жизнедеятельности запеленала эластичными ремнями, начал разминку. Пошла информация от зондов.

Одна планета слишком горячая, на второй огромные перепады температур из-за вытянутой орбиты, зато третья – почти пригодная для людей. Тоже жарко, атмосфера не идентична нашей, но можно использовать фильтры и даже какое–то время дышать – так сказал искин. Информация бесценна, корабль отправил данные домой, вот только лететь им долговато. Мы будем там прямо сейчас, ну почти.

Дал команду на прокладку курса, и вот тут комп отказался ехать назад. Точнее, не отказался, но предупредил о возникших проблемах в его долбаных квантовых мозгах. Сутки на диагностику, вторые – результата нет. Вот же гадство, чертова нубская техника! Может и остальные таким образом исчезли? После первого прыжка компьютер того? Но ведь трое вернулись… Черт, ничего не понятно!

Искин предложил погрузить меня в анабиоз и ждать помощи с Земли. Энергии хватит на десятки лет сна.

– Так мы можем прыгнуть?

– Да, но результат прыжка невозможно спрогнозировать, – комп общается таким унылым голосом, хоть стреляйся.

– И какая вероятность, что попадем домой?

– Отличная от нуля. Ненамного отличная… – непонятно, он что, шутит?

– Готовь прыжок, колонистам нужны эти данные, вдруг они прилетят, а там негде жить? Мы обязаны доставить информацию! Жми на старт, пока не передумал!

Искин поворчал еще немного насчет того, что гибель корабля никому не поможет, ни нам, ни колонистам, но подготовку к старту начал. Хорошо, хоть выполняет команды, я вспомнил взбунтовавшихся андроидов из неплохого космошутера. Вот там я показал железякам, кто в доме хозяин!

Прыжок. Вокруг темень, звезд почти нет, видать еще дальше на периферии, чем наша система. Пара суток на восстановление – прыжок, снова мимо, восстановление – прыжок. Искин перестал комментировать мои слова, но запросы выполнял. После пятой попытки комп сообщил, что энергия батарей заканчивается, надо выпускать фотоэлементы, благо неподалеку огромный шар белого гиганта.

Зарядиться то мы зарядились, но искин почти ничего не сообщает, я лишь понял, что его предел прочности достигнут, и предстоящий прыжок – последний, если он вообще произойдет. Мне тоже хреново, в глазах будто песок, но его не вытрусишь, мышцы ослабли, сложно даже пальцами шевелить.

Подготовка завершилась, корабль отказался самостоятельно стартовать, на экране появилась большая кнопка, я нажал. Вынырнул из тьмы, но вокруг по–прежнему ничего не видно, ощупал себя – ноги-руки на месте, однако полная чернота не уходит. Додумался нацепить шлем дополненной реальности, капсула виртуальности сломалась после второго прыжка. Появились смутные тени, один черт ничего не понятно. Комп на запросы не отвечает, динамики затрещали, я услышал голос. Голос человека! Я дома…

-4
571
00:14
+1
Как мне кажется, читать про приключения прикольного чувака-геймера будет интересно только таким же экземплярам. А остальным — совсем не интересно. Сюжет вторичен, стилистика непривлекательна… Нафига это всё???

Почитайте лучше старый добрый «Астронавт Джонс» Хайнлайна, а не этот его дурацкий пересказ.
03:27
Да нет, это не «Астронавт Джонс»… Не совсем. И стиль напористый, ядрёный, хотя да, Хайнлайн (его все эти парни почти что) отмечен верно. А идея… Найдите первичную… Однозначно первичную идею… Одну… Нет, и идея, — хорошо, и реализация — ну почти хорошо. Зря торопились, автор. Впрочем, может времени не было лишнего. Крепко сбито, ладно скроено, стиль соответствует. Квантом впереклюз. Пишите! Если есть такое ваше желание. Хотя про пишите — это можно каждому участнику сказать — просто вам, например — меньше времени до профи. имхо. Успехов! Нф… А приятно, что Хайнлайна помнят, кстати. Так что это плюс, скорее.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1