Нидейла Нэльте №2

Звон Стандартов

Звон Стандартов
Работа №440

1.

— Стартовый взнос, —произнес Хэн Колхаун, — пятьдесят тысяч стандартов Примо Сектора. Цена и так вполне себе немаленькая, так что давайте обсудим максимальную ставку уже сейчас.

—Триста тысяч, — ответил Вильгельм Гувер, — и ни стандартом больше.

—Что? — глаза Хэна, казалось, были готовы выкатиться из узких глазниц и уверенно направиться куда-то по направлению к звездам, скрытым за корпусом флагмана Лиги Караванщиков Холлина, — Да нас ребята с Биржи сразу же перебьют!

—Ну и ладно, было бы, из-за чего страдать. —невозмутимо отрезал Гувер.

—Как Вы не понимаете, господин Гувер? Эта покупка, возможно, станет величайшим благом для человечества! Более того, вероятно, это также займёт достойное место в нашей сводке доходов… Харпс, а ты что думаешь?

—Ну, меньше пятисот тысяч точно не поставил бы, верно ведь, Аарон? — Йохан Харпс, до этого молча сидевший в одном из дальних кресел, вдруг подал свой мелодичный голос.

—Ты абсолютно прав, братец. Ты же у нас главный, не так ли? — ответил Аарон Харпс, сидя в соседнем с братом кресле.

—О чем ты, Аарон? Мы с тобой были, есть и будем на равных!

—Оставьте эти ваши разборки на потом. — Гувер выглядел раздраженным, — Через три минуты торги, а мы еще не определились с “верхом". Ну так, какие у вас еще будут предложения?

—Минимум шестьсот! — выпалил Колхаун.

—За какой-то кусочек Земли? Нет уж, увольте. — отмахнулся Вильгельм.

—Не “какой-то”, а Отдел Вечной Библиотеки! Свыше тысячи лет никто не знал, что там находится! Он может нас озолотить, господин Гувер!

—Отдел Эпсилон? Судя по всему, как раз-таки там находится наиболее бесполезная информация. Триста пятьдесят, и только в долг!

Заскрежетал голосовой синтезатор.

Хэн говорит весьма убедительно”, зазвучал голос Георга Холлина, основателя Лиги Караванщиков, “Гувер, выдели ему денег на торг. Шестьсот так шестьсот".

—Но Георг… Просто кусок Земли..

Давай закончим препираться, а, Гувер? Не каждый день земляне идут на такие уступки.

Уступки бывают и гораздо большие. Попробуй послушать радио, Георг. Там уже лет двадцать одно невыносимое безобразие, которое эти чертовы Аркенс называют музыкой! Да люди от нее в буквальном смысле с ума сходят! Я серьёзно, посмотри архивы лечебниц для душевнобольных! Помнишь, когда этого еще не…

Земляне впервые за всю историю своего существования продают часть родной планеты, да еще и такую знаковую. У нас есть шанс ее заполучить. Мы на этом разбогатеем, даже попросту храня иностранные войска на этой территории. А подумай, сколько мы получим от продажи данных о старом мире! Шестьсот пятьдесят тысяч, и быстро.— Холлин не только оставался непреклонен, но еще и повышал ставки.

—Ладно, забирайте.

Гувер взял накопитель и с неприязнью поднес его к считывающему устройству. Раздался звук, более всего похожий на тот, что издает глиняная детская игрушка-свистулька, если в нее налить воды. Этот звук был хорошо знаком каждому жителю Сектора - в устройствах под управлением Основной Платежной Системы так обозначалась передача стандартов.

—Учтите, обычно, когда люди предлагают вам этакого кота в мешке за баснословные деньги, это подстава. - надменно пояснял Вильгельм, - А уж если это предлагают земляне, то подстава будет прямо-таки галактических масштабов. Так что…

—Торги начались! — крикнул Колхаун, заглушив своего коллегу.

В считанные секунды все присутствующие - главы Караванов Первого Порядка - собрались у терминала.

В это же время у своих терминалов собрались представители различных организаций, которые имели - ну, или хотели иметь - большую политическую силу в Примо Секторе Млечного Пути. Караванщики не могли никого видеть - в этом не было нужды, - но точно знали, что среди участников аукциона были и Министр Внешних Отношений Вайомисса, и Делегаты Формации Аркенс, и Экспансионисты древнего Ордена Звезды, а кое-где даже мелькали позывные подчиненных Руперта Мартинеса - самого влиятельного космического пирата известной Вселенной. Сами хозяева аукциона - брокеры с главной биржи Вселенского Торгового Союза - тоже принимали участие. На экранах высветились флаг Земного Альянса - Глацио, стоимость лота и само его название - Земля, Вечная Библиотека, Отдел Эпсилон. Как и сообщал Хэн, стоимость этого Клочка Земли составляла ровно пятьдесят тысяч Стандартов Примо Сектора. Почти сразу цена была удвоена агрессивной ставкой вайомисского Министра. Далее в игру вступили Аркенс, подняв цену до ста пятидесяти тысяч. Трое подчиненных Мартинеса отключились. Руперт не любил торги и прочую волокиту с недвижимостью, поэтому выдал участникам от его флота всего лишь сто тридцать тысяч Стандартов. К несчастью для Лиги Караванщиков, начальство остальных участников было более щедрым, поэтому уже через секунду цена повысилась до трехсот пятидесяти тысяч Стандартов.

-Четыреста тысяч от Ордена! - крикнул Хэн.

Увидев сумму, Гувер отошел от терминала и сел в одно из дальних кресел. В его почтенном возрасте мало кто сохраняет способность успевать за темпами современной торговли и здраво оценивать потенциал и риск таких крупных сделок. Он сел и, попытавшись отвлечься от, по его мнению, карнавала вопиющего транжирства, задумался о таком чуде цивилизации, как варп-коммуникации, почти полностью устранившие задержки в обмене информацией между звездными системами.

Тем временем стоимость Отдела Эпсилон достигла Лимита Удвоения для средних земельных сделок - шестисот тысяч, после которого торги ведутся до первой ставки, равной удвоенному Лимиту - до одного миллиона двухсот тысяч Стандартов. Орден Звезды отключился, да и Биржа сбавила обороты. Аркенс вышел из соревнования еще на пятиста тысячах - всё-таки цена за небольшую часть планеты была для них слишком высока, а утраченные знания человечества не представляли для инопланетных рептилий никакой ценности. Хэн нажал на кнопку - ставка поднялась до шестисот пятидесяти тысяч. Это был крайне рискованный ход, ибо пятьдесят тысяч Стандартов для биржи - практически ничто.

-Хэн, слушай, у нас в личных активах, конечно, не так много денег, - тихо сказал Аарон, - но, думаю, мы сможем тебе немного перечислить, в случае чего.

Биржа сделала ставку. На экране высветилось новое число, лишь немногим более девятисот тысяч Стандартов.

-Давай! - закричал Колхаун.

Йохан быстро поднес свой накопитель к считывателю терминала. Терминал засвистел. К казенной сумме и личным двумстам пятидесяти тысячам Колхауна прибавились триста от Харпсов. “Для покупки будет достаточно”, - подумал Хэн и нажал на кнопку в последний раз. Цена, благодаря стараниям брокеров дошедшая до миллиона ста тысяч, поднялась в последний раз. Фон окна аукциона из красного стал зеленым, а герб Глацио - пять прямых линий, выходящих из центра, - сменился на герб Лиги Караванщиков - черную кобру, изогнувшуюся перевернутой буквой “S". Когда-то это был символ рода Холлиных, но Георг, последний их представитель, по некоторым причинам не обзавелся потомством, поэтому сделал свой родовой символ гербом своей же организации свободных торговцев, крупнейшей в Секторе. Аукцион завершился, караванщики получили Отдел Вечной Библиотеки, а брокеры потеряли несколько сотен, если не тысяч волос. Всё-таки работники биржи любили смаковать победу, но совершенно не умели проигрывать.

-При выпрямлении пространства провода расщепляются на атомы вне варпа, что обеспечивает безопасный проход кораблей! Это ли не чудо?! - спросил Гувер, выйдя из транса. Варп-коммуникации больше не занимали его мозг. А остальные совершенно не поняли, о чем он говорил. “Очевидно, маразм”. - подумал Йохан, - “Жаль старика”.

В тот вечер на флагмане Лиги царили сразу два настроя: ликование и настороженность, что, как минимум, нехарактерно для любого цивилизованного общества. В конце концов, кто-то попросту не смог бы определиться, да так бы и разорвался, оставив за собой исключительно апатию или хотя бы самое слабенькое раздвоение личности. Именно поэтому, если бы у настроев и была государственность, то дальше абсолютной монархии дело бы не зашло. Да и куда им дальше?

2.

-Итого девятьсот пятьдесят тысяч долга. - подытожил свои расчеты Колхаун. Он сидел у себя в кабинете, на базе Лиги Караванщиков на планете Илай-6, закинув ноги на стол. Флагман Лиги почти сразу после завершения торгов прибыл на базу - необходимо было набрать инженеров для реставрации свежего приобретения. Желающие нашлись почти сразу, подчиненные Хэна всегда славились предрасположенностью к “наземной” деятельности и не очень любили путешествовать. Это, собственно, и стало одной из причин, благодаря которым Колхаун был управляющим планеты Илай-6. Его покои располагались на пятнадцатом этаже тридцатиэтажного здания. Над ними располагались офисы, в которых сейчас готовились необходимые бумаги и первичные списки требуемых материалов для реставрации, внизу же десятки торговцев и рабочих собирали вещи и готовили корабли для инженеров. Хэн видел в этом некий символизм - в некотором понимании, его роль была стать посредником между “кочевыми” торгашами и организациями, отвечавшими за снабжение и поставки товаров. Мимо его окна ввысь полетели конвертопланы-носители товарных модулей - очевидно, какой-то караван отправлялся в дальний рейс, товары не поместились в грузовое крыло основного корабля, и поэтому пришлось использовать прицепы. Колхаун вспомнил про то, что, помнится, Аарон Харпс где-то земных недели полторы назад высказался насчет этих прицепов. Он считал, что наличие прицепов подразумевает большое количество товаров, которые хоть продашь, хоть не продашь, а все равно эти прицепы обратно везти. Сам факт существования прицепов, по его словам, как балласт, держит за шею, удушая, дух свободной торговли, превращая вольных караванщиков в рядовых бюрократов. “А что поделаешь,” - пробурчал себе под нос Хэн, - “если, по сути своей, из нормальных площадок для сбыта лишь Земля, до которой час лету варпом, да космопорт Вайомисса с Вегой, по недели три, если караваном". Да, Сектор Примо хоть и обживался людьми уже не одну сотню лет, а новых платежеспособных площадей все нет и нет. А ведь Лига Караванщиков - уже не два корабля с тремя витринами, а миллионная организация, единственная аполитичная торговая компания, для посла которой скоро найдется место в совете Сектора! Где-то заиграло радио и до уха Колхауна долетела хваленая “галактическая музыка, стимулирующая мозг, от Формации Аркенс”, каким было ее полное название. В народе же она именовалась просто - “Недоразумение вселенского масштаба", если помягче. Не успел звук, похожий на тот, что издают, если у читателя хватит воображения представить, малюсенькие ядерные боеголовки, взрывающиеся на грифе скрипки, попутно в определенном убийственном ритме задевая ксилофон с барабанами и тарелками, как до радио долетел тапок Хэна, разбив экран приемника. Это был будильник, о котором Колхаун совсем забыл - до отлета осталось два с половиной часа. Нужно было опомниться от недавно услышанной какофонии. Хэн подошел к окну.

Несмотря на то, что его покои занимали далеко не последний этаж, из окна открывался великолепный вид на центр Илай-Харбора, единственного города на планете. Покой желтоватого пасмурного неба над городом нарушали лишь небоскребы, стоящие по краям. Они были вытянуты вширь, как их старые нью-йоркские прародители, но гораздо выше. Помимо очевидных плюсов в виде дополнительной площади и устойчивости эти здания еще и были выстроены в виде кольца, что обеспечивало безопасность воздушного пространства для судов, которые прибывали на Илай или покидали его. Внутри этого кольца находились основные склады, штаб Лиги с покоями Колхауна и Портовый Котлован - глубиной в сотню метров круглое сооружение в земле, где располагались площадки для конвертопланов и флагмана, а в стенах были выкопаны ангары для кораблей. По краям был разбит парк с деревьями, привезенными с Земли, Вайомисса - 4, и Веги-3 - ближайшей к Солнечной системе колонии формации Аркенс. Остальная же часть города, скрывающаяся за небоскребами, Колхауна не интересовала.

Глазная гарнитура Хэна, такая же, как и у всех торговцев Лиги, получила уведомление от входной двери и высветила его в правом глазу. Кто-то пришел. Шагов не было слышно, значит робот, причем явно не андроид. Кто его послал, неизвестно. Но силы у этого железного трудяги явно было достаточно, чтобы в случае каких-то недопониманий без проблем выбить дверь вместе с Колхауном. Прикинув все “за" и “против", Хэн все же решил открыть дверь. Издав слабенький свист, она отъехала в сторону.

Да, на пороге действительно стоял робот высотой примерно в половину человеческого роста. Робот въехал в комнату на своих гусеницах, пропищал какой-то торжественный мотив на духовых, раскрутился посреди комнаты, постепенно затихая, и всё-таки назвал цель своего визита.

-Сир Колхаун, я, Габруэлио Чиочинарри, номер I7I4, прибыл, дабы изложить Вам, без ремарок и искажений, волю своего хозяина, сира Йохана Харпса!

-А, всего лишь это. - Хэн облегченно выдохнул, - Зачем только тебе, скажи на милость, вся эта средневековая официальность?

-Хозяин попросил. Сказано же - без ремарок и искажений, сечешь? Ну так вот, - тут робот отключил свой голосовой модуль, ииз динамиков зазвучал голос Йохана - Хэн, слушай, может, я зайду к тебе? В шахматы сыграем, как раз к отлету успеешь. Как думаешь? Хмм… Надо будет Габу сказать, чтобы поехал к нему, аки средневековый глашатай...

-Передай своему “хозяину”, что он довольно образован, раз слышал о Средних Веках, но туповат, ибо мог бы прекрасно дойти до меня сам. - Колхаун прокашлялся и пафосно выдал, - Я принимаю столь заманчивое предложение. За сим прошу меня оставить и передать сие послание сиру Харпсу. Поспешите, Чиочинарри!

-Жжете, господин Колхаун, - сказал Габ, - Ну, я покатил.

-Не упади там!

Габ развернулся и укатился в распахнутые двери, оставив немного илай-харборской пыли на белом ковре апартаментов Колхауна. После него в комнату ворвались два робота-уборщика и быстро подтерли следы гусениц. Наконец-то дверь закрылась.

Впрочем, минуты одиночества продолжались недолго, и пока Хэн смотрел за “головой” того самого каравана дальнего следования, чинно поднимавшейся на орбиту мимо его окон, гарнитура снова получила уведомление с двери. На этот раз шаги были слышны прекрасно, поэтому Колхаун понял, что Харпс уже прибыл.

-За “туповатого" ответишь, - сказал Йохан, входя в комнату, - тем более, что в прошлый раз я всё же выиграл.

-Навык игры в шахматы, братец, не является мерилом интеллекта, а лишь мерилом навыка игры в шахматы. - парировал Колхаун.

Хэн свистнул. Из стены вылетела белая тарелочка и полетела к ним, сохраняя высоту в метр относительно пола. Хэн и Йохан пошли к окну и сели на два стоящих друг напротив друга кресла. Тарелочка полетела за ними, в конце концов остановившись ровно между двумя Караванщиками. На ней проявились серые клетки - несмотря на технический прогресс, дизайн шахматной доски остался неизменным.

-Сегодня ты рисуешь. - сказал Йохан.

-Может, ты лучше? Я же кривоват, помнишь?

- Не отнекивайся, Хэн. Слово победителя есть закон, чьи слова были?

- Мои, мои, поганец. И ведь этот, с позволения сказать, гражданин еще лет семь назад по коридорам с Габом бегал, лбом в стены врезался, а уже права качает! - Хэн показательно надул губы и начал рисовать фигуры на доске.

-Так ты же тогда с нами был, забыл, что ли? “Кто первый до грузового крыла?”

-Я, конечно, говорил вам с Мойрой много всякого, но ручаюсь, что конкретно это говорил ты! Меня к вам вообще Гувер приставил, а не я сам пришел. Аарон болел тогда, “бедняжка".

-Как пожелаешь, но важно, что ты с нами тоже был, так что нечего возрастом хвастаться. Ой, а что за недоразумение ты там изображаешь?

-Это конь. Говорил же, что рисую криво. - несмотря на то, что он только что признал свою некомпетентность в вопросе рисования, Колхаун выглядел гордо.

-Ладно, убедил, помогу. Только свои фигуры дорисуй, а то коню без братьев-уродов, боюсь, одиноко будет. - сжалился Йохан.

Следующие минут пятнадцать караванщики расслабленно разговаривали, то и дело отпуская колкости в адрес навыков рисования своего оппонента. Наконец, Йохан сходил великое е2-е4. Хэн ожидал этого хода - как-никак, это был ход, который уже давно следовало бы канонизировать, будь у шахматистов свой культ.

-Спасибо вам, кстати, за те деньги на торгах, - сказал Колхаун, - если бы не они, мы бы здесь еще долго не посидели бы.

-Да пожалуйста, но, на секундочку, долг платежом красен, друг! - Йохан усмехнулся - ему нравилось напоминать о долгах. В этом, пожалуй, проявлялись его зачатки садизма, что, как ни странно, заставляло Харпса, положительного, в сущности, человека испытывать некое темное удовлетворение.

-Да верну я тебе все, верну, когда разбогатеем на этой Библиотеке! - Хэн питал лучшие надежды касательно покупки и, казалось, двинул слона с куда большей уверенностью, чем обычно.

-Почему же ты в этом так уверен? Денег-то теперь и на ее ремонт едва хватит, а уж переоснащение сколько займет… Не факт, что это вообще окупится. А уж даже если, как говорит господин Гувер, с “котом в мешке” да в плюс идти, тут уж дальше мечтаний вряд ли дело пойдет…

-Довольно! - прервал тираду Йохана Хэн, - Не мешай мне лелеять мой дух авантюризма, и без того Гувером почти забитый. Я тут Мойру в разговоре упомянул, так вот, не знаешь, где она сейчас?

Было весьма заметно, что Хэн изо всех сил старался сменить тему.

-Многого на сей счет я не знаю, но, помнится, в лет эдак пятнадцать ушла она к Гуверу в караван. - расслабленным и немного разочарованным тоном начал говорить Йохан, - На Холлина обиделась или на тебя, может. Вот только года три назад перевелась куда-то. Возможно даже, что к тебе. Тебе-то без разницы, кто зачисляется, главное, чтоб домоседом был да деньги в казну нес. А, быть может, перед тобой как-нибудь окажется не очередной мелкий торгаш, а та же Мойра или того веселей - вчерашний главный бухгалтер Ордена Звезды. Один хрен, всех в грузчиков или курьеров отправишь, не разбираясь. Вот так люди обычно и теряются.

- Господи, какие словечки! - наигранно воскликнул Хэн, одну руку приложив ко рту, а другой выполнив рокировку, - От кого ты такого нахватался, дорогуша?!

-От Аарона, конечно. - усмехнулся Йохан.

-Не такого имиджа для тебя он хотел, когда воспитывал. Ну да ладно, главное, что ты моих кадровиков сейчас нехило оскорбил! Они же вплоть до троюродных дедушек кандидатов прочесывают. Конечно, мне не важно, кто приходит, когда у меня на службе такие ребята!

-Да прочесывают они, как известно, лишь для того, чтобы среди дедушек родственничков твоих не нашлось, дабы можно было без сожалений ставить свежего караванщика каким-нибудь мальчиком на побегушках.

-Так, слушай, да за кого ты меня держишь?! - выпалил Колхаун, поставив шах Йохану.

-Остынь, не тебя же оскорбляют, так что не обижайся. - Харпс, как ни в чем ни бывало, съел слоном угрожавшего его королю ферзя.

-А я вот возьму и обижусь!

До конца партии в покоях Хэна царила неловкая тишина, за исключением того момента, когда Колхаун выкрикнул некое странное вайомисское ругательство. Обида была по большей части напускной, ибо оба караванщика были старыми друзьями, да и тяжелым темпераментом никто из них не отличался.

3.

Двери из бронестекла разъехались, впустив на удивление свежий илайский воздух. Атмосфера на Илае-6 изначально была едва пригодна для дыхания, было слишком много кислорода, поэтому углекисло-азотистые выхлопы наземного транспорта в центре Илай-Харбора только “улучшали" воздух для дыхания человека и продлевали срок работы техники. Колхаун переступил через открытый дверной проем и вдохнул эти самые выхлопы полной грудью. Сзади него ехал Габ - он нес вещи. Габ не летел на Землю - из-за критической поломки ноги роботу пришлось заменить на неудобные гусеницы, вследствие чего Холлин с обливающимся кровью сердцем признал Габа непригодным к перемещению по космическим кораблям. Надо отдать Габу должное, он не показывал никому того, что он грустил. Для Хэна, Йохана, Аарона и остальных Габ остался таким же, разве что пониже на метр. По слухам, робот лишь начал баловаться инвертированным напряжением в подвале, да и то не факт. Хэн поднял глаза на прицеп с оборудованием, скрывавшийся за плотными облаками. Скоро он встретится с ним на орбите. Вспомнив, что на Земле он пробудет дней пять, Колхаун подпрыгнул, сорвав харин - сладкий фрукт с Веги - с рядом стоявшего дерева. Харины обычно довольно сытные, одного такого плода должно было хватить на всю дорогу и оформление бумаг в правительстве, плюс какие-никакие воспоминания о своей планете. Обдумав это, Хэн прихватил еще два - на всякий случай.

Корабль должен был стартовать со второго ангара Котлована примерно через семь минут. Минута до лифта, половина минуты на лифт, ещё столько же до корабля плюс минута погрешности - “скидка” на довольно медленного Габа. Получается примерно три минуты. “Неплохо", - подумал Хэн, - “Вполне хватит".

Наконец, караванщик и робот добрались до лифта. У него была стеклянная стена - окно, из которого открывался неплохой вид на известные во всем Примо Секторе Илайские Торговые Аэропонные фермы, подобно плющу обвившие стену одного из “кольцевых” небоскребов. Хэн, несмотря на то, что видел этот пейзаж уже десятки, если не сотни раз, прилип к окну как ребенок. Габ, не дожидаясь просьбы, нажал на кнопку “Второй ангар” на панели управления. Лифт плавно поехал. Желтоватые оттенки центра Илай-Харбора за окном сменились на строгие серебристые тона Котлована. В отличие от всей остальной недвижимости и, чего греха таить, вполне себе движимости планеты, Котлован был поделен поровну между всеми тремя Караващиками Первого Порядка. Ближайшая к Столичной Башне - тому самому зданию, где располагались апартаменты Колхауна - часть содержала в себе корабли сервиса и снабжения и была закреплена за Хэном. Если смотреть на Котлован из одного из ангаров Колхауна, то слева будет находиться секция Гувера. Вильгельм в силу возраста не мог поспеть за быстрыми темпами свободной торговли, поэтому его отдел больше работал в качестве наемников и контрабандистов, а в ангарах стояли маневренные корабли на четверых человек. По правую же руку находилась секция, некогда закрепленная за Холлиным, но сейчас переданная в распоряжение Йохана Харпса. Его старший брат Аарон, помнится, воспринял это как вопиющую несправедливость: хоть до этого Харпсы занимали одинаковые должности, Аарон всегда выполнял работу лучше, да еще и помогал брату, не говоря уж о том, как он в тринадцать лет лез из кожи вон, пытаясь прокормить Йохана, когда от них отказалась мать. Вероятно,здесь встал вопрос презентабельного облика каравана и Лиги в целом, ведь пока старший из братьев работал на космических стройках, даже через скафандры до него доносились самые изощренные ругательства, которые он невольно перенял и случайно сделал почти неотъемлемой частью своего лексикона. Сейчас, правда, Аарон понемногу начал избавляться от этого, но работа шла довольно медленно. Йохана же, наоборот, брат пытался сделать настолько образованным и культурным, насколько это возможно. Караван Холлина был первым из созданных в Лиге и соблюдал идеалы свободной торговли тщательнее остальных, что отражалось и на ангарах, в которых стояли преимущественно простые торговые корабли средних размеров. Когда Холлин по некоторым причинам не смог продолжать руководство караваном, им на некоторое время стал командовать Гувер, но по достижении Йоханом совершеннолетия бразды правления были переданы ему. Для полета на Землю нужен был именно средний корабль с парой прицепов для техники, и все это Йохан любезно предоставил с условием вернуть деньги, пожертвованные на приобретение отдела Библиотеки, в двойном размере. Хэн был уверен в том, что дело выгорит, поэтому не стал прибегать к авторитету Холлина, который мог бы напомнить молодому Харпсу устав. Помимо статей о независимости и аполитичности Лиги в ней так же была запись о том, что все корабли и прочий космический транспорт разделяются лишь в области обязанностей по обслуживанию и являются объектами общего пользования. Йохан любил деньги, и его нельзя в этом винить - всё-таки именно жажда богатства и ведет человека по жизни, в конце концов приводя его в бизнес. Или в свободную торговлю.

“Наконец-то”, - оторвался от своих размышлений Колхаун, видя, что они с Габом уже на месте.

Корабль, к которому подошел Хэн, почти не отличался от остальных кораблей Харпса. Помимо герба Лиги Караванщиков и кода базы - 0(И6), на нем красовался логотип владельца каравана - большое красное “Хa”, обведенное синим контуром.

-Господин Колхаун, ну куда же такое годится - за три минуты до отлета приходить! - раздался голос из грлмкоговорителя.

-Какие фамильярности Вы себе позволяете в разговоре со старшим по должности, Услимов, Гувер за такое уволил бы! - Колхаун изо всех сил старался изобразить сурового начальника.

-Прошу прощения, Хэн, сами знаете, домой лечу!

-Ладно уж, - сказал Хэн, идя по коридорам, - сегодня без увольнений. Ты на Земле давно был-то? Координаты хоть помнишь?

-Разумеется, 0;0;0 по системе Грабина. Я, конечно, в последний раз туда три года назад летал, но такое и лет за сто не забудешь!

-А по системе Ордена Звезды? - Колхаун уже отправил Габа загрузить вещи в грузовое крыло и уже один шел по мосту, ведущему во внутреннюю диспетчерскую, а затем на капитанский мостик.

-На Орденских не летаем, господин Колхаун! - Услимов давно запомнил ответ на этот вопрос. Это было какой-то особенной шуткой - по системе Ордена Звезды за ноль принималась их столица - планета Целеста Кэпитал, относительно которой Земля имела координаты 66.6;66.6;66.7 в варп-единицах, а Услимов был крайне суеверным человеком, чем-то напоминая космонавтов ушедших лет. Но в чем-то Услимов был почти прав - на кораблях, использовавших систему Ордена, пилоты Лиги Караванщиков почти не летали.

-Понял. Я уж забыл, какой ты у нас суеверный. - сказал Хэн, входя в диспетчерскую, где сидел главный диспетчер корабля и, по совместительству, радиоведущий корабля в случае дальних перелетов, Николай Услимов собственной персоной.

Диспетчер поправил галстук, накинул черную куртку из синтетических волокон и встал с кресла.

-Не я один, начальник, не я один… День добрый, однако! Ваше кресло на мостике, как и всегда…

-Спасибо, что напомнил, но я бы справился и без тебя, Коль. - Хэн взглянул на часы на гарнитуре и понял, что они уже задерживаются.

-Да ладно Вам, начальник, вы же на этом корабле, дай Бог, второй раз летите, вдруг забы…

Двери на мостик за то время, пока он говорил, успели не только бесшумно разъехаться и пропустить Колхауна, но и захлопнуться.

Хэн сел на отведенное ему, главе деловой миссии, место и пристегнулся. “Почему-то,” -подумал он, -”Когда люди Старых Эпох описывали полеты в космос в, по их мнению, будущем, они не упоминали то, что невесомость и перегрузки на время взлета никуда не денутся. Более того, на корабле даже искусственную гравитацию не сразу включать можно, а то размажет к чертям по полу и поминай, как звали…”

Он в последний раз перед отлетом посмотрел на трансляцию с камер снаружи корабля, где увидел все такого же невозмутимого Габа. Скорее всего, этот робот скучал по космосу почти так же, как маленькая рыбка по воде, но, как обычно, не подавал виду. Габ только пустил небольшую молнию вслед улетающему кораблю, вероятно, инвертированную. Может, по привычке, а может, чтобы забыться…

4.

Голубое небо Земли уже давно перестало быть неприкосновенным. Именно поэтому лидеры Глацио, когда их страна осталась единственной на планете, первым делом обсудили защиту столицы от возможного инопланетного вторжения. После долгих часов переговоров было решено, что ни один из уже существующих городов не подходил для снабжения необходимым оборудованием, поэтому легче было создать абсолютно новую столицу, причем максимально удобную для расширения. Бредовое, в сущности, предложение одного из министров - построить столицу в океане, расширяться, пристраивая новые платформы, а в случае нападения уходить под воду, накрываясь отражающим куполом - стараниями пары инженеров стало, внезапно, самым дешевым и простым решением данного вопроса. На строительство базового модуля ушло пятнадцать лет, после чего расширение пошло гораздо быстрее. Недавно столица, которой было присвоено незамысловатое имя Капиталь, достигла размеров Шанхая времен Старых Эпох, и по такому случаю в центре был установлен памятник Основателям - Министру Вольдемару Жировски и инженерам Алексею и Глории Уилкинсам. Этот монумент был прекрасно виден из кабинета главы Торговой Палаты Глацио, и поэтому о прибытии важных гостей на специальную посадочную площадку у памятника она, Дженнифер Андерсен, узнала за пару секунд до оповещения.

“Навеrное, Холлинские наконец-то пrибыли", - подумала она, - “Бумаги их уже заждались”.

Земные доктора до сих пор не определились, является ли отклонением то, что Дженнифер картавит в мыслях. Что странно, вслух она только шепелявила. Поэтому, когда Хэн и два нотариуса - один из Лиги, другой - из делегации Глацио, встретившей гостей у памятника, поднимались на стеклянном лифте к ее кабинету, к каждому из них на гарнитуру пришло голосовое сообщение, содержащее формальное “Ждравштвуйте, я рада ваш видеть". И Колхаун, и Дженнифер были подготовлены к встрече и подписанию документов - оба были в пиджаках со специальным кодом на рукаве, отсканировав который, можно было безошибочно определить личность хозяина даже по фотографии. Такие пиджаки шились исключительно на небольшой фабрике, принадлежавшей Вселенскому Торговому Союзу. Только на этой фабрике еще помнили, как работать с этими жутко неудобными и дорогими лавсановыми волокнами. Само собой, такими пиджаками обладали только самые влиятельные предприниматели Примо Сектора. Холлину пришлось продать почти половину наследства, доставшегося от родителей, чтобы купить три таких пиджака - по одному на каждого из Караванщиков Первого Порядка.

Дверь лифта растворилась в воздухе, открыв гостям вид на средних размеров комнату, в которой стояла Дженнифер - женщина средних лет в бирюзовом брючном костюме делового образца с чипованным пиджаком голубого цвета, накинутым сверху. Она едва заметно улыбнулась гостям.

-Очевидно, вы жаметили наши пошледние ражработки. - начала она, - Чештно прижнатьшя, они не шовшем наши. Гошподин Колхаун, то, что Вы видите шейчаш - почти полноштью шделано по чертежам Штарых Эпох, которые мы вжяли иж Отдела Гамма Вечной Библиотеки. Больше мы вжять по финаншовым обштоятельштвам не шмогли. Похоже, люди того времени довольно большое внимание уделяли материальным иллюжиям…

Хэну абсолютно не нравилось, когда на встречах говорилось много официальных слов. Но Дженнифер Андерсен была человеком, созданным для своей профессии, и поэтому говорила так почти всегда. Желая “шкрытьшя", как было подумал Хэн, однако, быстро поправив себя, Колхаун посмотрел на то место, где стояла дверь и с удивлением обнаружил, что дверь в кабинет, совсем недавно было исчезнувшая, опять стоит на месте.

-...Офишиальная точка жрения влаштей такова, что мы отдаем Лиге Караванщиков Холлина Отдел Эпшилон ради того, чтобы покрыть наши рашходы на кредиты, которые Глашио выдает нуждающимщя штранам. Но лично я надеюшь, что Вы, гошподин Колхаун, найдете этим жнаниям применение подоштойнее, чем прошто лежать в бэк-апах Библиотеки. А теперь давайте же шоштавим наш договор.

- Спасибо, мы уже все сделали. - почти хором сказали оба нотариуса.

Представитель Глацио, Прохор Карноу, достал свой планшет, на котором уже был отображен составленный по пути в кабинет договор купли-продажи с прилагающимися документами от обеих сторон.

Наскоро проверив данные, Дженнифер дала добро на заключение договора. По чисто бюрократическим требованиям, Хэн и Дженнифер встали друг напротив друга и пожали руки. Этот момент был запечатлен на камеру гарнитуры Карноу и помещен в виде небольшой анимированной фотографии на договор - во время рукопожатия код на пиджаке был виден лучше всего и выступал в виде подписи - “универсального” идентификатора Старых Эпох.

-Вечная Библиотека рашположена недалеко от текущего мештонахождения Капитали. Я отправлю координаты на Вашу першональную гарнитуру, гошподин Колхаун. Можете лететь нижко, увидите вешьма большое обгоревшее здание, летите к нему. Желаю удачи. До швидания. - Дженнифер договорила и отошла к окну.

“Похоже, Колхаун оказался весьма rазумным и пrедусмотrительным человеком," - подумала она, - “От каrаванщика я такого не ожидала. Заполнить документы до пrибытия! Не думала, что они еще и писать умеют. Даrом, что rта он особо не откrывал, а то еще поди rазбеrи этих “свободных тоrгашей””.

Хэн молчал. В его голову медленно закрадывались сомнения. Недавно он увеличил свой долг почти на треть, даже не посмотрев, какие данные хранятся в Библиотеке, а уж особенно в Отделе Эпсилон. Возможно, Йохан был прав, и не стоило так рисковать, да еще и брать взаймы ради “кота в мешке". А ведь Гувер предупреждал…

-Алло, это Аарон, - голос Харпса-старшего прервал размышления Колхауна, - Я слышал, что мой братец с тебя еще сверху денег содрал. Он, конечно, хорошо с деньгами работает, но гупак (Крайне беспринципный человек - редкое вайомисское выражение) неисправимый, бомбить его в корень! Кхм-кхм, извини, прорвалось слегка. Суть в том, что я чувствую себя из-за этого так, будто только что Йохана, да и весь род Харпсов оскорбили лично. Это я к чему - я сейчас на Бирже Торгового Союза, нашел некую диковину - мобильный варп-ретранслятор или что-то такое. Вроде как передает радиоволны через варп, что весьма неплохо. Продавца я знаю, поэтому могу купить штуки три по дешевке. Тебе надо? Мне - нет. Считай, что бесплатно.

-Ну, давай, раз бесплатно. Авось, загоним где-нибудь подороже. До Илая довези только.

-Не вопрос, буду там часов через семь-восемь. На пару часов задержусь, возможно, но это только если меня эта Аркенсовская вагра(жутко некачественная, плохая вещь - язык одного из народцев-рабов Ордена Звезды) музыкальная из Земной секции не доконает. Прости, но без этого слова никуда.

-Хорошо, конец связи. - Хэну было приятно от того, что Аарон немного облегчил его участь, но, по сути своей, денег ему отдавать все столько же. И на хрена ему эти ретрансляторы?

Эти мысли вертелись у него в голове всю дорогу до корабля. Перекинувшись парой слов с Услимовым, Хэн снова уселся в свое кресло, скинул пилоту с гарнитуры координаты, полученные от Дженнифер и расслабился в ожидании вылета. Рядом сел Прохор Карноу - помимо заполнения договора, он также проводил ревизию Сектора Эпсилон перед торгами, излазил все помещения вдоль и поперек и поэтому личным указом госпожи Андерсен был “временно перемещен на пошт наблюдателя на баже инопланетных предштавителей". Загудели двигатели, и вот уже из виду скрылись деревья у памятника Жировски, а вскоре и сам монумент. Вылетев из Капитали, корабль отправился на запад, к Библиотеке. Хэн посмотрел на монитор, который показывал бескрайние просторы океана. В какой-то момент из воды вынырнул косяк дельфинов. По крайней мере, так подумал сам Колхаун, а он не был силен в зоологии. Вероятно, рыбы были киборгами или просто зондами, которые вынырнули лишь для того, чтобы передать собранную информацию ближайшему центру связи. Даже после стольких лет прогресса глубины Мирового Океана Земли были изучены весьма слабо.

Вскоре на горизонте появились рыбацкие городки - когда мода на мясо с других планет закончилась, на миллионы людей по всему Примо Сектору нахлынула ностальгия по простой земной рыбе. Небольшая фирма на берегах Индийского океана выпустила небольшие расширяющиеся палатки со всем необходимым оборудованием для ловли рыбы и сборные рыбацкие домики, планируя сделать просто “диковинку года на два”, однако в одночасье стали самой успешной компанией Земли по версии агентства “ТоргФлот", а на берегах выросли целые города, использовавшие лишь их продукцию.

Рыбацкие городки постепенно сменились лесополосой, а после - выжженной пустыней. Никто не селился на этих землях - в самом конце Старых Эпох библиотеку подожгли, огонь оплавил все серверы здания, уничтожил проводку, а самое главное - обнажил экстренный запас плутония, который хранился там как аварийный источник питания Вечной Библиотеки. Бурные ветра разнесли плутоний по местности и даже сейчас, спустя столько сотен лет, эта земля все еще немного “фонила”. Корабль подлетел к большому городу. “Странно”, - подумал Хэн, - “город может строиться столетиями, но бац! - и вымирает в одночасье”.

Хэн съел свой первый харин, прихваченный с Илая.

Они пролетали над пустыми разбитыми улицами, кое-где даже остались выцветшие вывески, на паре из которых еще можно было разобрать надписи. Хэн переключил камеру. Перед ним в тумане на сто двадцать этажей возвышалось здание библиотеки. Вечной Библиотеки.

Высотная часть была отделом Гамма. Ниже располагалось десятиэтажное основание, поделенная на четыре секции: Отделы Альфа, Бета, Дельта и Эпсилон.

-Вот сюда летите. - вдруг заговорил Прохор, - Вон тут Эпсилон, на вас смотрит.

-Господа караванщики, мы прибыли на место назначения, - Услимов оповестил всех так громко, что, наверное, даже ручная мышка одного из грузчиков поняла, что он хочет сказать и куда его надо послать за то, что разбудил. - Фонит за окном чуть выше нормы, советую принять отторгающие таблетки!

Хэн, Прохор, пилот и прочие пассажиры расстегнули молнию на кресле, достали оттуда по небольшой белой таблетке и проглотили, не жуя. Должно было хватить дня на три, если не злоупотреблять едой.

Для удобства все присутствовавшие на корабле направились к выходу грузового крыла, как только почувствовали, что корабль приземлился. Услимов решил остаться на корабле, по его словам, в качестве сторожа, и поэтому открывать выход из корабля пришлось ему.

Огромная пластина метра в три высотой отъехала куда-то вниз, и караванщиков, стоящих у двери, едва не сбил с ног прорвавшийся на корабль земной ветер. Первая группа, которую вызвался проводить Прохор, состояла из наиболее высоких лиц Лиги. В их число входили пилот, Хэн и трое бригадиров. Целью этой группы был осмотр помещений, составление примерного плана местности и, опять же, примерная опись имущества Отдела.

-Сюда, - сказал Прохор, - нам направо. Перед торгами мы почти все завалы расчистили, так что внутри все более-менее опрятно. Проводку, кстати, новую взяли?

-Конечно. Один из наших откопал данные о фабрике, материалы на которой вполне могут использоваться для производства проводов. - Хэн отвлекся от пейзажа и наконец подал голос, - Пара стандартов в нужные руки, и, считай, что все готово.

-А как там ваш старик Холлин? Поддержал затею?

-Да, конечно. В свое время это было вполне в его духе.

-А сейчас как?

-Валяется где-то на флагмане, кушает иногда. Думаю, его век еще не закончен.

-А мы на месте, кстати. - Прохор подошел к небольшой двери, вероятно, к черному ходу библиотеки, и открыл ее. - советую включить фонарики на гарнитурах! Я знаю, у вас они есть!

Хэн зашел внутрь и осмотрелся. Старые Эпохи… Увидев величайшее творение человечества тех времен сегодня, он действительно понял, насколько эти эпохи были старыми. Даром, что Прохор более-менее прибрался, а то лицом в радиоактивную паутину влипать неохота.

Еще одна дверь, потом еще и еще. Казалось, что они очутились вовсе не в Библиотеке, а в лабиринтах заброшенной соляной шахты, и только таблички на стенах напоминали им об обратном. Наконец, группа очутилась перед дверью с табличкой “Серверная”. Прохор вновь отворил дверь…

Казалось, Хэн в этот момент забыл, зачем он здесь. Два яруса выключенных суперкомпьютеров, уходящих вдаль… И каждый из них хранил тысячи терабайт информации! И эта информация, вся без остатка, была его, Хэна Колхауна, собственностью! Достижения человечества Старых Эпох, так долго ждавшие своего часа, станут лучшим и самым важным товаром всего Примо Сектора, а может быть, и всего Ареала!

-Я, пожалуй, пойду, - голос Хэна дрожал, - разберитесь там. И сделайте, ради всего хорошего, сквозной проход от двери к кораблю, коридоры заколебали уже.

-Не заблудитесь, господин Колхаун! - крикнул Прохор ему вслед. - На Ваше счастье, по дороге к кораблю нет ни одной несущей стены. А сейчас, господа бригадиры, давайте пройдем в помещения обслуживания…

Хэн добрался до корабля почти на автомате, следуя за табличками, указывавшими на выход из здания. От перспектив его голова пошла кругом, но энергии от этого увы, не прибавилось, поэтому как только Хэн добрался до кресла и сел в него, Морфей схватил Колхауна и отвел его в царство сновидений…

Вероятно, так на Колхауна подействовал харин в сочетании с отторгающими таблетками, но проснулся он только через двадцать часов, не меньше. На улице кто-то шумел. Хэн вышел из почти пустого корабля и увидел, что проход уже был проломан до самой двери серверной, но это было далеко не главным элементом пейзажа. Во всем проходе нельзя было протолкнуться от грузчиков, строителей, ремонтников и офисных рабочих, которые пребывали отнюдь не в самом лучшем расположении духа. Они хватались за головы, рвали на себе волосы, а некоторые просто мрачно ходили из стороны в сторону, медленно сходя с ума. Хэн едва протиснулся между паникующими, откровенно не понимая, что происходит. Открыв дверь серверной и чуть не впустив вместе с собой пару-тройку грузчиков, он быстро добежал до помоста, на котором стоял Прохор, Услимов и Бен Гланц - ответственный за программную часть экспедиции. У всех на головах уже виднелись проплешины.

-Господа, может быть, кто-нибудь объяснит мне, что происходит? - Хэн нарушил неловкую тишину.

-Мне… очень жаль. - сказал Карноу, положив руку Хэну на плечо, - Господин Гланц, может, перепроверите?

-Ошибки быть не может, господин Карноу, - сказал Бен, чуть не плача, - Документы тех лет никогда не меняли свои форматы.

-Да черт вас обоих дери! - терпение Хэна лопнуло, - Что здесь, мать вашу, происходит?!

-Господин Колхаун, мы… - Гланц говорил с нескрываемой скорбью, - провели тестовый запуск… двух серверов… Все файлы… оказались… Нет, я так не могу… Они все оказались музыкой! Все, без исключения! Все технологии лежат в других отделах, все, понимаете? Мы обнищаем, понимаете? ВЫ ПОНИМАЕТЕ?

Хэн ничего не ответил. Все его старания, все надежды, все мечты о богатстве, все обернулось обманом злого рока. Обманом было все - кроме одного. Долг. Долг больше, чем в миллион стандартов. Больше, чем сумма, немыслимая почти для всех обитателей Примо Сектора. И это все его, Хэна Колхауна, Караванщика Первого Порядка - вина.

-Мне… нужно на Илай. Срочно. - только и смог выдавить из себя Хэн.

5.

Хэн молчал. Он сидел в своем кабинете на планете Илай-6. Все происходящее на этой планете в тот день можно было описать лишь одним словом: апатия. Казалось, что вечернее небо заволокло облаками более плотными, чем когда-либо до этого, а коридоры были раза в два длиннее. Хэн включил приемник. Музыка Аркенс. Опять боеголовки и струны. Опять. Только еще унылее. Раз в семь или десять, никто не считал. Музыка - сколько потерянных надежд в этом слове! Хэн не мог этого выдержать, и приемник в приступе ярости был выброшен в окно. Его судьба не волновала Хэна. Плюс пять стандартов к долгу в миллион с лишком - все равно, что капля в море. Он все проиграл. На торгах. Проигрался. Поставил на зеро на рулетке, где были только черные. Убил, уничтожил, поразил насмерть свое безбедное существование лет на десять, на двадцать вперед!

Заехал Габ. Он, как и многие, выразил сочувствие, но без издевки, как Йохан, или слов “Я же говорил!”, как Гувер, а просто пожелал всего наилучшего и посетовал на музыку Аркенс. Дескать, люди готовы отдать свои последние деньги всего лишь для того, чтобы слушать хоть что-то более-менее гармоничное. Хэн поблагодарил за поддержку и проводил Габа до двери.

-Ха-ха, главное - не волноваться и держаться до конца, господин Колхаун! - сказал Габ на прощание, - Честное слово, были бы Вы роботом, посоветовал бы “инверсию”, мне часто помогала. Удачи, у Вас все получится, господин Колхаун, не беспокойтесь!

Эти слова заставили Хэна чувствовать себя немного лучше. И может быть, все не так плохо, и он - не позор Лиги Караванщиков, все имеют право на оши…

Треск стекла вернул Колхауна к реальности. Из окна с разбегу выбросился робот. Габ. Прямо в Котлован. На гарнитуру Хэна пришло сообщение “Я верю в Вас. Не скучайте". Хлопком прозвучал взрыв на дне Котлована. Без шансов. Руки Хэна бесчувственно упали. Он потерял друга. Лучшего друга. Более того, он умер у него на глазах, совсем недавно пожелав удачи. Пропал, и его уже не вернуть. И в этом виноват Хэн. Денег нет - виноват Хэн, прогадали с величайшей за историю Лиги покупкой - виноват Хэн, самый жизнерадостный сотрудник Лиги умер - именно Хэн довел его до суицида!

Так жить было нельзя. Хэн ломанулся к столу. Там лежало средство от всех проблем. Энергетический пистолет. Одно нажатие на курок - и все беды исчезнут. А там - уж будь, что будет…

Хэн упал. Он споткнулся. Споткнулся на пути к смерти. А обо что? Об этот чертов варп-ретранслятор! А ведь он нужен только для того, чтобы передавать радиоволны через варп. И почему Аарон только завез их в этот кабинет, а не на склад? У этого парня всегда было своеобразное понимание доставки среднегабаритных грузов. И это понимание спасло жизнь ему, Хэну Колхауну. А зачем они, эти ретрансляторы, спасающие жизни? “Для передачи радиоволн. Через варп." - повторило сознание Хэна. Радиоволны… Радио… По радио обычно пускают музыку… Музыка… Люди готовы отдать последние деньги, как говорил Габ. А за что? За гармоничную музыку. Платить за музыку… Но не за музыку Аркенс… Но музыкой же владеют не только эти рептилии. Ей также владеет он, Хэн Колхаун, вся музыка Старых Эпох в его распоряжении! Эврика. Эврика! ЭВРИКА! Покупка не была бесполезной, она лишь была камнем, счистив с которого песок, обнаруживаешь не пару крупинок, а целый килограмм золота! Чистейшего!

На Земле, в Отделе Эпсилон хаос тоже сменился апатией. Бен сидел в своей наскоро оборудованной каморке у серверной и хлестал крепкую настойку из листьев Вароклы, или Целестинской Гевеи, когда ему на гарнитуру позвонил Хэн.

-Гланц, у меня есть прекрасная идея, ты не поверишь, не все потеряно, ЭВРИКА! Быстро пришли мне треков семь той музыки с серверов!

-Как пожелаете, начальник. Как пожелаете.Уж если Вы так говорите… - Гланц усмехнулся, по его голосу было слышно, что он прикончил далеко не один бокал настойки.

Хэн получил музыку, включил первый попавшийся трек… и обомлел. Это было прекрасно. Это было божественно! Мелодия в его ушах переплеталась со звоном древних монет, со звуком передачи стандартов… Он стоял у истоков создания первой независимой радиостанции Примо Сектора на мобильных варп-ретрансляторах. Музыка звучала в его ухе, но в его голове был лишь звон… Звон Стандартов. 

0
485
Несмотря на то, что его покои занимали далеко не последний этаж, из окна открывался великолепный вид на центр Илай-Харбора, единственного города на планете.

Получается чем выше, тем меньше видно, так что ли?
Ошибка в построении фразы.
Но перед этим он находился:
Он сидел у себя в кабинете, на базе Лиги Караванщиков на планете Илай-6, закинув ноги на стол

Так все же покои, или кабинет?
Не исключен конечно вариант наличие кабинета в его покоях. Если здесь «покои» типа квартира, апартаменты.
Слишком много авторской речи. особенно в описании Котлована.
Просто сплошное бла-бла-бла.
Министру Вольдемару Жировски

Это типа намек на Жириновского?
На любителя конечно, но на мой вкус хреново работает.
Прочитал. вывод:
Есть некоторое подозрение, что это все же отрывок.
Обилие героев. Для рассказа это просто бульвар какой-то в час-пик.
Слишком много вопросов возникает и по миру. Все эти представители галактик, корпораций, и прочих компаний (не дословное перечисление, это аллегория) берутся из неоткуда, но у каждого есть уже куча каких-то событий. Которые прямо не описываются, но существуют, где-то там, тенью на краю текста.
К повествованию претензий нет. Язык чистый, без оригинальных метафор, без вычурности, читается, не смотря на некоторую тяжесть текста, на удивление легко.
Но финал конечно да.
Чисто такой в духе рок-н-ролла.
Все же больше понравилось, чем нет.
00:13
Рассказ затянут, ошибки есть, но финал блеск.
19:30
путано и скучно
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Валентина Савенко №1

Запишитесь на дуэль!