Ирис Ленская №1

Цена риска

Цена риска
Работа №441

Кредитор угрюмо смотрел на меня, не желая принимать очевидное – денег у меня сейчас нет. Надо было хорошенько подумать прежде, чем одалживать сорок золотых монет моей женушке.

Пухлые губы на заплывшем жиром лице беззвучно зашевелились, желая что-то пробормотать, но не успели. Его отвлек гулкий голос моего помощника, заставив обернуться к входу.

- Капитан!

Показалось, крик появился раньше, чем дверь в таверну с грохотом распахнулась. А следом появилось испуганное и запыхавшееся лицо моего помощника.

- Капитан, вам срочно нужно к воротам!

Я, конечно, обещал оторвать голову любому, кто побеспокоит меня после службы, но Мерсель давно меня знает. Его тяжелое и рваное дыхание красноречиво говорит, что случилось нечто паршивое. И оставлять это без внимания глупо, иначе уже барон оторвет голову мне.

Я благодарно кивнул Мерселю, довольный, что удалось избежать дальнейшей беседы с кредитором.

- Прости, Вельред, заботы города зовут. Увидимся в другой раз. – Я быстро осушил щербатую кружку с элем и добавил. – Надеюсь, лучше позже, чем раньше.

- Я дам тебе еще неделю, - прохрюкал он своим низеньким голосом. – Постарайся собрать побольше «благодарностей» от купцов за это время. Ты же все-таки капитан городской стражи!

Вот же нетерпеливый стяжатель. А если барон узнает о «подарках» и приставит к позорному столбу? Ладно, подумаю над этим позже.

- Договорились, - бросил ему сквозь зубы и помчался за помощником.

Тот выскочил из таверны как ошпаренный, помчавшись к воротам быстрее, чем та кляча, что я называю своей лошадью.

Запах города ударил в ноздри похлеще, чем прокисший эль. А попавшая под ногу коровья лепешка заставила вспомнить, как сильно я ненавижу Флус. Хотя виноват сам - следовало смотреть под ноги. Ведь еще светло, хоть и близится вечер. А где находятся южные городские ворота мне давно известно.

А вот, кстати, и они: две окованные железом деревянные створки, распахнутые для голытьбы и торговцев. Минута, и я гулко промчался мимо них по деревянному подвесному мосту, оказавшись за пределами города. Выбежал на сухую дорогу и поглядел, куда указывает мой помощник. Двое юнцов с алебардами в руках и еще не затасканными стеганками смотрели раскрыв рты в ту же сторону.

- Всадник, - послышался мой недовольный голос. – Ты заставил меня мчаться сюда, словно щенка, которому кинули палку, лишь для того, чтобы показать одинокого всадника?

Мерсель на секунду напрягся. Затем указал в сторону леса, пробормотав дрожащим голосом:

- Да вы посмотрите, кто за ним мчится! Там не меньше двадцати конных!

Я пригляделся. И невольно раскрыл рот, как и юнцы с алебардами.

За мчавшимся во весь опор всадником, одетым словно лорд, неслось не меньше десятка облаченных в кольчуги солдат. Ярко-желтые сюрко выдавали в них людей герцога Верма, чтоб он был неладен. За ними тянулся такой шлейф пыли, что сомнений не оставалось – там еще десятка три всадников, а может, и больше.

- Этот молокосос решил напасть на мой город? – глаза сами отыскали попятившегося к воротам Мерселя. – И кто это мужчина, за которым они гонятся?

- Мне неведомо, капитан, - пожал плечами дрожавший помощник. - Едва они показались на горизонте, как я побежал звать вас.

Расстояние между «лордом» и преследователями было приличным.

- Выставить алебарды, - рявкнул юнцам. – Пусть притормозит и объясниться, что происходит.

Снова поискал глазами Мерселя. Шельмец почти скрылся за воротами.

- А ты, позови лучников, и готовьтесь поднять мост. Этот выродок, Верм, давно положил глаз на владения нашего барона. И пусть кто-то позовет войта и доложит ему о случившемся. Я не собираюсь отвечать за все в одиночку.

Минуту спустя, «лорд» осадил коня перед четверкой моих стражников, выставивших перед собой алебарды. Изучив меня несколько секунд, он уверенно заговорил. Голос звучал спокойно, словно мужчина возвращался после прогулки, а не удирал от погони.

- Эти люди преследуют меня и хотят убить. – Он вынул увесистый мешочек из-под богатого, ярко-красного плаща и бросил в мою сторону.

Я машинально его схватил и по весу понял – даже если там медяки, то их не меньше, чем мое жалование за месяц. А этот человек не походил на того, кто таскает с собой монеты дешевле серебряных.

- Это задаток, - расправил плечи «лорд». – Закрой ворота и получишь в два раза больше. Ваш барон, Брендон, вознаградит тебя за расторопность и помощь своему другу. Ну же!

Я глянул на его одежду: плащ покрыт пылью и заляпан пятнами крови, желтая суконная куртка испачкана землей, черный брюки, когда-то модные и красивые, изодраны на коленях. Он явно чего-то недоговаривал, но вот чего?

- И пусть кто-то сопроводит меня к замку барона, - добавил всадник.

Это отмело все мои сомнения. У барона много союзников, он мог быть одним из них. Не пропущу – неприятности обеспечены.

Приказал впустить незнакомца и дал сопровождающего. В конце концов, пять минут удерживать людей герцога я смогу без труда. А потом подоспеет войт и пусть сам решает, что с ними делать. Это уже будут не мои заботы.

Мост со скрежетом поднялся, когда мы с Мерселем взбирались на стену. Я едва не оступился на скользких, после утреннего дождя, ступеньках.

Два десятка лучников и дюжина арбалетчиков заняла свои места. На их лицах читалась решимость: пусть только прихвостни герцога дернуться и их изрешетят за милую душу. Впрочем, подоспевшая дюжина всадников не выказала желания проявить агрессию.

После короткого совещания, один из них, с тоненькими рыжими усами на веснушчатой молодой роже, подъехал к воротам и заорал:

- Открыть ворота, вы, безмозглые ублюдки! Мы люди герцога Верма и требуем…

Пытался запугать моих людей? Не получилось, тоненький голосок вызвал среди них только смех и сальные шуточки.

- Мне плевать, кто вы такие! - выкрикнул, перебивая мерзкий голосок. - Еще раз назовешь моих людей ублюдками, получишь арбалетный болт в глотку. Тогда и надолго потеряешь желание сквернословить. Зачем пожаловали?

Сквайр побледнел, увидев злые лица моих людей. Возможность ощутить правдивость угроз на собственной шкуре заметно поубавила спеси. Голос тут же стал спокойней, а тон учтивей.

- Мы гонимся за магом, которого несколько минут назад скрылся за воротами. С твоего позволения, капитан, мы бы очень хотели вернуть его в руки церкви. Но если вы сами готовы изловить его и вернуть, никто из нас возражать не станет.

Я выругался. Этого отродья мне еще в городе не хватало. Изловить мага живым - это не девку обесчестить. Тот положит не меньше десятка моих людей, прежде чем иссякнут силы. А может, и больше. В таверне говаривали, что некоторые могли и три дюжины врагов к праотцам отправить. Но и впускать герцогских прихвостней тоже не хотелось - устроят в городе черти что, а мне потом отдуваться.

- Так что ты решил, капитан? - не унимался писклявый, горделиво выпирая грудь, едва завидев подмогу из двух десятков рыцарей.

Мне они сразу не понравились: черные латы, черные сюрко с красной розой и щитом – да это же Ревнители! Боевые псы церкви! На них не действует магия, они способны узнать в любом человеке кровь магов. Похоже, сегодняшний вечер я запомню надолго. Если, конечно, переживу.

Один из Ревнителей, сняв шлем, быстро перебросился словами с писклявым юнцом и насупился, бросив в мою сторону злобный взгляд.

- Ты отдал приказа запереть ворота перед и впустил в город мага? – нетерпеливый бас массивного рыцаря отозвался в ушах неприятно, окончательно подрывая мою уверенность.

Ревнитель водил лошадью в стороны, нервно поглядывая в мою сторону, пока я подбирал слова. Святые рыцари – слуги Единого. Даже король обязан подчиняться их воле. И если по моей вине упустят мага – последствия могут быть плачевными.

Меня бросило в жар, язык предательски онемел, не позволяя приказать подчиненным открыть ворота. Горло засаднило, едва я представил, как его сдавливает петля.

Но, на мое счастье отвечать не пришлось. По лестнице поднимался войт, а значит, теперь он тут главный.

Я быстро отбежал в сторону и предоставил ему возможность лично побеседовать с представителем церкви.

* * *

Я брел по улочкам в смешанных чувствах: меня не казнили, как настаивал тот мерзавец с тонкими рыжими усами, но лишили звания капитана. Пока лишь на время. Но кто знает, вспомнит войт обо мне или у него на примете свои люди? Многие юноши хотят начать с незамысловатой должности капитана.

Пять лет назад я думал так же. Даже женился ради этого на своей страшненькой жене – дочери богатого торговца. Надеялся, что мое рвение и его деньги - дадут возможность со временем стать одним из баронских рыцарей. Тесть дал слово купить мне коня, доспехи и прекрасный меч после свадьбы. Но судьба решила иначе.

По дороге в столицу на обоз с его товарами напали разбойники, а он вложил в них половину своего имущества. Мы узнали об этом лишь через неделю после свадьбы. Так что вместо боевого коня и доспехов, мне пришлось довольствоваться старой клячей и не самой надежной кольчугой. Ну, тесть хоть на меч не поскупился.

С тех пор я протираю штаны в чине капитана. Опять же, благодаря связям тестя. Он обещал, что это лишь на время, потом мол, все утрясется. Но, как известно, все временное – постоянно.

Дела у тестя пошли под откос: желая вернуть потерянное, он стал рисковать и через год пошел по миру. Его избалованная доченька, привыкшая к самому лучшему, словно баронесса, далеко не сразу научилась усмирять аппетиты - если не сегодняшние монеты, я бы еще долго выплачивал долги.

И когда она уже привыкла жить по средствам, случилась другая проблема – моя родная сестра, Мирна, попала под лошадь. И лишь чудом осталась жива. Но травма приковала ее к постели. Ее муж, стоит отдать ему должное, старается заботиться о Мирне, но денег у обычного башмачника никогда не было много, а после этого и подавно ни на что не хватает.

Я начал помогать сестре.

И вот уже год отдаю ей треть»заработанного», под постоянные крики жены и бесконечное нытье тещи, тоже начавшей поглядывать на мои деньги. Тесть два года как помер, не выдержав неудач в торговле, а остатки его богатства быстро испарились.

Но сестру я не оставлю.

Дело даже не в родной крови, хотя и это имеет значение, а в том, что она меня вырастила и содержала после смерти родителей. Родня от нас отвернулась, а кредиторы нас с сестрой выбросили на улицу.

Мирна могла выбирать: выйти замуж за состоятельного купца из другого города, который настаивал бросить меня, или выйти замуж за башмачника. Она выбрала второго, ради меня. И с одиннадцати лет, делясь последними крохами, обучала всему, что знала сама.

Разве мог я бросить ее в самый трудный момент?

Я вынул из-за пазухи изрядно опустевший мешочек и развязал узелки. Всего тридцать серебряных монет. А была сотня. Половина разлетелась среди кредиторов, как кувшин с водой в жаркий день. Двадцать отдал жене, сказав, что больше не осталось. А эти я несу Мирне.

- Рад тебя видеть, капитан, - раздавшийся из-за угла голос показался знакомым.

Из-под тени появилась высокая фигура в алом плаще. Маг!

Оглядевшись, он приблизился.

- У меня есть к тебе предложение, - маг заметил, как моя рука метнулась к рукояти меча, и улыбнулся. – Если убьешь меня, твоя сестра так и останется калекой. А тебе вряд ли вернут чин капитана.

Я не удивился тому, что он знает об этом. Ревнитель Единого говорил, что маг умеет читать мысли. Потому и узнал о том, как зовут барона и мое отношение к людям герцога.

- А давай-ка проверим другую версию, - сталь лязгнула в ножнах, и я приставил лезвие к его горлу. - Я сдам тебя Ревнителям и получу прощение барона. А там глядишь – меня восстановят в звании. Может, еще и наградят.

- Ты и сам в это не веришь, мой друг, - ни один мускул не дернулся на лице мерзавца. Клянусь, если бы он засмеялся, я бы полоснул его по лицу. Но маг казался серьезнее проповедника. – Отложи меч в сторону и выслушай мое предложение.

Он убрал лезвие от горла, понимая, что я не собираюсь причинить ему вред. Пока что не собираюсь. Барону и вправду нет дела до мага, а войт почти наверняка продвинет на службу племянника своей сестры. Следует выслушать его предложение. Тем более он заикнулся о том, что исцелит Мирну.

- Говори, - процедил сквозь зубы, удерживая меч у его груди. – И где обещанные деньги? Мне, знаешь ли, после встречи с тобой, предстоит серьезно задуматься о том, как прокормить жену.

Он медленно, наблюдая за моей реакцией, потянулся к плащу и вынул мешочек.

- Здесь сотня золотых монет, - паскудно улыбнулся маг. – Тебе столько за всю жизнь не заработать в должности капитана. Ну, если не брать в расчет «подарки» торговцев, за которые тебя и в яму кинуть могут.

Я выхватил мешок – по весу так и есть, сотня. Заглядывать не стал. Не хотелось спускать глаза с этого негодяя.

- Чего ты хочешь? – теперь уже я начал оглядываться. Не хватало, чтобы меня видели рядом с ним. К счастью, уже наступила ночь, и на улице никого не было.

- Предложить тебе небольшую сделку, - скрестил он руки на груди и оперся спиной о стену маленького серого домика. – Получишь в десять раз больше. И возможность исцелить свою сестру. Только давай зайдем к ней в дом и обсудим все там, я слышу шаги за углом.

Я не стал спорить. Легонько скрипнув дверью, мы очутились внутри.

Домик у башмачника никчемный: две маленьких комнатушки, в одной из которых лежала Мирна, коридор и кухня. Сестра не отозвалась на скрип, наверное, спала. А вот почему не появился ее муж?

- Он спит, - ответил маг на невысказанный вопрос. – Я наложил на него и Мирну заклинание. Идем в кухню.

Вот же мерзкий выродок, уже успел побывать здесь и похозяйничал. Я не собирался ему верить и заглянул в комнату сестры. Мирна спала. Рядышком, свернувшись калачиком и тихонько посапывая, лежал ее муж.

- Убедился? – буднично спросил маг. – Мне не пришлось причинять им вред. Они даже не поняли, что случилось.

Мы прошли в крохотную кухню. Над низким деревянным потолком висели пучки трав и чеснока. Мирна из них готовила лечебные сборы. Лежа в кровати это было не очень быстро, но ей требовалось хоть чем-то себя занять.

Маленький деревянный столик, который я купил лет десять назад, по-прежнему стоял у стены. На него кто-то поставил цыпленка, хлеб, бутылку вина в форме грозди винограда и две глиняные щербатые кружки.

- Это я купил, - маг по-хозяйски уселся на один из табуретов и рукой указал на другой. – Не стесняйся, присаживайся и ешь. Разговор будет долгим.

- Как же ты его купил, если скрываешься?

Вряд ли в городе остался хоть кто-то, кто не слышал о нем.

- Не совсем купил, - хмыкнул маг. – Скорее, украл, когда прятался в подвале одного из трактиров. Но оставил хозяину золотую монету.

На секунду я подумал, что еда отравлена, но быстро отбросил эту мыль. Если бы он хотел, то прикончил меня еще в темном углу.

- Так чего ты от меня хочешь? - я налил себе вина и накинулся на цыпленка, с жадностью оторвав зубами кусок сочного мяса, от которого пахло специями. – Я погляжу, ты и сам прекрасно справляешься с погоней.

Он грустно улыбнулся, наливая себе совсем немного. Покривил губами, посмотрев в кружку, и залпом ее осушил.

- Я предлагаю тебе отправиться со мной в лес Призраков. – Положив кружку на стол, он отер губы ладонью и посмотрел на меня. – Понимаю, предложение странное.

- Я бы сказал, идиотское, - пережевывая ножку, заметил я.

А чего стесняться? Лес Призраков назван так неспроста. Туда никто в здравом уме не ходит. Проповедники болтают, что там находится вход в мир Падшего, а призраки – заблудшие души, отринувшие веру в Единого.

Я, конечно, в эту чепуху не верю, но людям там не раз пропадали. Говорят, дочь кровельщика в том году заплутала в Черничном лесу, когда собирала с другими девчушками ягоды, и вышла прямиком к этому проклятом лесу. Они рядом находятся. Больше ее не видели.

Может, бабы и врут. Девка наверняка просто сбежала с каким-то смазливым пройдохой, наобещавшим ей красивую жизнь и любовь до гроба. А потом он, наигравшись, продаст дуреху в рабство. Это куда вероятней. Каждый год пара доверчивых девок так пропадает. В соседнем королевстве, Римлин, много невольничьих рынков.

Но странные завывания, которые я сам слышал у лесной опушки, и пробирающий до костей холод, которым от него веет даже в жаркий полдень, не оставляют сомнение – там твориться что-то неладное. И мне не хотелось бы проверять, что именно.

- Понимаю, - кивнул маг. – Но если я скажу тебе, что у меня есть несколько камней, которые уберегут нас от тварей Падшего. Это изменит твое мнение? – Он посмотрел на мое лицо и печально усмехнулся. – Вижу, что нет. Тогда предлагаю следующее – я исцеляю твою сестру, даю тебе три сотни золотых монет, а ты поможешь мне улизнуть из города. И сопроводишь прямиком к лесу. Там и расстанемся.

- Зачем тебе туда идти? – признаться, я сразу зауважал мага. У меня внутри все переворачивается от одной мысли об этом месте, а он прямо рвется в лес. - И что мешает самому покинуть город?

- Там хранится нечто важное для моей семьи, - застучал по столешнице маг, неприятно так застучал, мне даже есть перехотелось. - Ты мне нужен по двум причинам. Первая, ты знаешь все лазы в этом городе. Я бы и сам их нашел, прочитав твои мысли, но если я нарвусь на стражников в одиночку, шансов у меня немного. А ты выдашь меня за своего знакомого, благо, я переоденусь.

Он помедлил, и добавил:

- Второе: ты будешь оберегать меня ценой собственной жизни, если мы нарвемся на Ревнителей.

Я улыбнулся.

- С чего ты взял…

Маг тяжело вздохнул, не позволяя мне закончить.

- Ты каждый день упражняешься с тем мечом, что купил тебе тесть. И до этого постоянно упражнялся с коротким уродливым мечиком, который подарил тебе отец. Он же был рыцарем, верно? Пока не случился тот мерзкий случай. Ты до сих пор не потерял надежды пойти по его стопам. Для тебя клятва – не пустой звук, не так ли? Нет смысла отрицать. Не забывай, я читаю твои мысли.

В карих глазах мага сверкнул огонек, и это было не пламя каганца. Я увидел в них хитрость и лукавство.

- Подумай о своей сестре, рыцарь. Она ради тебя вышла замуж за башмачника, а ведь могла бы и уехать в поисках лучшей жизни. Неужели ты не хочешь ей помочь? Отплатить за жертву?

Он знал, за что зацепить.

Мирна. Я поклялся помогать ей. Проклятый маг, как же паршиво, когда читают твои мыли. Он прав: не соглашусь сейчас, буду всю жизнь терзаться из-за упущенной возможности. И как я буду смотреть ей в глаза? Зная, что мог помочь, но испугался.

И звание рыцаря. Да, он прав, я до сих пор мечтаю об этом, но уже не так сильно. Почти смирился с тем, что так и останусь капитаном.

- Ты ведь знаешь ответ, - руки сами потянулись к пыльной бутылке и вылили остатки вина в кружку.

Осушив содержимое одним глотком, я пристально посмотрел на него и с нажимом добавил:

– Только исцелишь мою сестру. Прямо сейчас. И не вздумай юлить. Я догадываюсь, что могу не вернуться.

Вряд ли кто-то сумел бы растянуть рот в такой же ухмылке, самодовольной и наглой, как этот маг.

- Я уже это сделал, - кивнул он в сторону комнаты. – Для этого и усыпил ее с мужем. Знал, что ты согласишься.

Он поднялся с табуретки и снял свой богатый красный плащ, накинув вместо него уродливый, облезший и запыленный плащ Марла. Ко всему, большой для его узких и тощих плеч.

- Давай сюда золото, - я протянул руку в его сторону.

Он ответил не сразу, проверив, закрывает ли чужая одежда его целиком. Затем накинул капюшон и гулко произнес:

- Хочешь проверить, не солгал ли я? И сразу отдать половину монет сестре? Пойми, когда тебя хватятся, она будет первой, к кому наведаются Ревнители. И если они найдут у нее золото, а в этом можешь не сомневаться, то обвинят в пособничестве магу. Не рискуй. Оставь Мирне серебро и пару золотых. Остальное забери с собой. Ты ведь решил уехать в Римлин?

Я внимательно посмотрел на него, понимая, что он читает мой самый тайный страх и в то же время самое заветное желание.

- Да, ты понимаешь, что больше не вернешься в эту страну, - ответил он за меня. – Верно, за исцеление своей сестры тебе придется пожертвовать своей не самой хорошей жизнью. Завтра же тебя хватятся, и будут разыскивать всюду. Но мыслишь в верном направлении: с этим золотом ты можешь отправиться в Римлин и стать там тем, кем всегда мечтал. В этой стране все возможно.

Он прав. Именно эта греховная мысль пришла мне в голову. Почему греховная? Ведь тогда мне придется бросить свою жену. Она, конечно, страшненькая и ужасно меня бесит, но я поклялся быть с ней. А отец учил – клятва, дороже собственной жизни.

- Пришлешь кого-то, когда обоснуешься в Римлине, - ухмыльнулся маг. – Я думаю, она узнает твой почерк и помчится туда не задумываясь. Особенно если напишешь, кем ты стал. Более того, если решишь отправиться со мной в лес Призраков, получишь тысячу монет и мою помощь. Тебя примут на службу к одному влиятельному человеку, который ценит верность и умение. А там глядишь, он тебе и титул с землей пожалует. Но это уже от тебя будет зависеть.

Римлин якшается с магами. Не удивлюсь, если там он какой-то знатный человек. Властность в его словах и поведении говорили об этом красноречивее любых слов. Звучит все красиво, но в чем подвох? А впрочем, какая разница? Исцеление моей сестры стоит того, чтобы помочь магу. А там посмотрим.

Мы прошли в комнату, и он разбудил сестру заклинанием. Она подтвердила его слова, пугливо подскочив с кровати прямо на пол.

Она могла ходить!

Вернее, не совсем ходить. Мирна упала, не сделав и двух шагов. Все-таки она давно лежала, и мышцы отвыкли от нагрузки. Но она двигалась!

Я давно не плакал, но в этот раз не сдерживался. Обнял сестру, которую едва успел подхватить и прижал к себе, повторяя только одну фразу: «Я люблю тебя, сестренка!»

Она удивленно хлопала глазами, не понимая, что происходит, но обняла меня в ответ и тоже заплакала.

Нас прервал маг, напомнив, что пора бы уже собираться. Заодно, он наложил еще одно заклинание, чтобы мышцы сестренки набрались сил, и она смогла уверенно стоять на ногах, не шатаясь и не падая.

Я рассеяно объяснил Мирне, что произошло и как реагировать на случившееся. Предупредил, что отвечать Ревнителям. И попрощался. Оставив ей немного золота и серебро, как и велел маг.

Уже в двери я решился. Пусть лучше я погибну, но ради чего-то важного и достойного. К тому же мне стало до жути интересно: зачем он отправился в лес Призраков и что за чертовщина там творится?

- Пойдем, - обратился к магу, - я готов отправиться в этот треклятый лес, если ты не солгал про камни защиты.

* * *

Я заставил мага пригнуться и спрятаться в зарослях бузины, едва подумав об этом. Все-таки хорошо, что он умеет читать мои мысли, иначе нас могли услышать.

На широкой тропе, у самой границы Черничного леса, показались всадники. Их кольчуги ярко поблескивали в лучах полуденного солнца, проникающего сквозь кроны берез и ясеней, что поскрипывали от редкого ветра. Я их сразу же узнал – четыре сквайра герцога и один Ревнитель. Многовато.

Мы стояли упирались коленями во влажную землю среди норовящих оцарапать кожу веток кустарника. Не самое удобное место. Но множество поросшие зелеными листьями и черными ягодами веток, надежно скрывали нас от преследователей. Правда, и нам мешали их разглядеть. Я услышал, как подо ржание коней люди спешились и принялись рыскать среди кустов и деревьев, не забывая ругаться и причитать.

Маг недовольно вздохнул, раздвигая ветки кустарника, и сосредоточенно пригляделся. Я последовал его примеру, но одна из веточек предательски выскользнула и зашумела, привлекая внимание Ревнителя.

Он вынул из ножен меч и решил приблизиться, мерзко лязгая кольчугой.

Затаив дыхание, мы прижались к земле. Заросли слишком густые, если не полезет в них, то увидеть нас не сможет.

Он просто подошел и начал присматриваться. Я видел, как латные ботинки ковыряют землю. Похоже, Ревнитель нас не заметил, но продолжал стоять и что-то противно бормотал себе под нос. Затем свистнул и позвал одного из людей герцога. Сам лезть в заросли боялся либо не хотел пачкаться.

Подбежавший юнец исполнил приказ и с тихими проклятьями начал раздвигать ветки, приближаясь к нам. Когда его дыхание послышалось совсем близко, я не выдержал.

Медленно, старясь не шуметь, я вынул меч из ножен и, внезапно вскочив, проткнул живот сквайра. В его глазах отразилось лишь удивление, прежде, чем тело упало в заросли.

Не давая Ревнителю опомниться и позвать подмогу, я бросился на него. Но это был не простой юнец. Он быстро занял удобную для защиты стойку, немного подогнув колени, и приготовился отразить атаку.

Ревнителя нужно прикончить. Рядом с ним маг не может использовать заклинания. А без них нам точно конец, в одиночку я не справлюсь с тремя сквайрами.

Вдалеке послышался лязг мечей, вынимаемых из ножен. Кольчуги мерзко забряцали на бегущих в мою сторону людях герцога. Решать вопрос требовалось быстро.

Я от души замахнулся, нанося два быстрых боковых удара. Клинки, встретившись, протяжно зазвенели. Ревнитель играючи парировал оба удара и едва не снес мне голову, сделав выпад навстречу. Он ниже ростом, уже в плечах, но старше. Значить умением и хитростью его не проймешь.

Я попытался использовать молодость: принялся кружиться не сближаясь. Надеялся вымотать его, сбить с ритма и атаковать. Ревнитель только ухмылялся, умело передвигая ногами в такт со мной. Он не торопился нападать. Время играла в его пользу.

Я забеспокоился, увидев, что люди герцога уже в двадцати шагах от меня. Ударил неосторожно, подставив левое плечо, и тут же за это поплатился. Сталь сверкнула, разрезав кольца кольчуги, но боли почти не почувствовал. Сумел извернуться.

Проповедники говорят: символ единого – солнце. Если так, то Ревнители явно не его слуги. Ветер зашелестел в ветвях, раскачивая кроны, и позволил залить тропу яркими лучами, ослепившими моего соперника. Ревнитель зажмурился лишь на мгновенье. И мне этого хватило.

Резкий выпад и рубящий удар в шею, в который я вложил всю злобу и страх, разнесли по лесу мерзкий скрежет металла.

Ревнитель не успел подставить клинок. И со звенящим грохотом, напоминающим упавший на пол шкаф с ложками, завалился на спину. Кровь хлынула из-под бармицы. Ревнитель забулькал и беспомощно зашевелил губами, словно выброшенная на берег рыба. Он оставался жив, но уже не был опасен.

Маг подоспел вовремя: выскочив из-за кустов, он вскинул руку на встречу трем сквайрам.

Двое из них рухнули, словно подкошенные. Последний, резко замерев, пугливо забегал взглядом между магом и мной. Недолго думая, он развернулся и бросился к лошадям.

Мерзавец решил позвать подмогу. Я кинулся следом, но маг приказал мне остановиться.

- Оставь его, - притянул он. – Этот человек не опасен. Ревнители в другой части леса, мы успеем уйти.

- А с этими что делать? – я глянул на двух похрапывающих бедолаг, чьи лица уткнулись во влажную землю, а руки причудливо раскинулись по сторонам.

- Оставь их, - отмахнулся маг. – Пусть спят. Они еще часа два проваляются, а Призрачный лес уже близко.

Я посмотрел на привязанных к кривым толстым сучьям лошадей.

- Даже не думай, мы не можем въехать на них в лес, - предостерег маг.

Я посмотрел в сторону ускакавшего солдата и в голове родилась идея: развязать лошадей и пустить их в другую сторону, пусть Ревнители побегают за ними.

- Неплохая идея, - одобрительно кивнул маг. - Они нас, правда, вряд ли успеют нагнать, но не помешает подстраховаться. И называй меня по имени – Ридрин.

- Хорошо, Ридрин, - кивнул я, подходя к лошадям и принявшись их развязывать. – А что будем делать с Ревнителем?

- Заберем артефакт и пойдем дальше, - бросил через плечо маг, приближаясь к уже не дышавшему врагу.

Он сорвал с его шеи медальон и, спрятав в куртке, вернулся ко мне. Правда, помогать развязывать лошадей не стал.

- Я думал, ты заберешь его золото, - кивнул я в сторону Ревнителя, отвязывая тугой узел от ветки. – К чему тебе эта безделушка? Говорят, ее могут использовать только слуги Единого.

Риндрин ухмыльнулся.

- Это обычный артефакт, подавляющий магию. Созданный, кстати говоря, такими же чародеями, как и я.

- Звучит как богохульство, - признался, отвязав лошадь, и погнал ее шлепком в другую сторону. – Если их создали чародеи, то для чего? Чтобы Ревнители могли их прикончить? Тебе не кажется, что это нелепо?

- Если верить проповедникам - абсолютно нелепо, - кивнул Ридрин. – Но если посмотреть на это со стороны истины, которую они от вас скрывают, то все будет выглядеть иначе. Ты знаешь, почему этот лес называют Призрачным? И что в нем скрывается?

- Нет, не знаю, – признался, подходя ко второй лошади. – И к чему ты спрашиваешь, если можешь прочесть мысли?

- Я прекратил действие артефакта, - маг вынул из-за пазухи небольшой амулет, напоминавший полумесяц. – Он работает в обе стороны. Сущности проклятого леса смогут прочесть мои мысли, а нам это ни к чему. Так что поговорим, словно мы оба обычные люди.

- Звучит так, будто я тоже маг, - хмыкнул, отпустив вторую лошадь.

- К счастью, нет, – улыбнулся Ридрин и отломил от дерева небольшой сучок. Он присел и начал рисовать на земле круг, в центре которого поместил небольшой квадрат. - Смотри, здесь находится небольшой замок. А рядом с ним – склеп. Там похоронен один знатный маг. В прошлом, очень влиятельный человек. У него на шее висит небольшая цепочка с камнем. Это вещица может помочь любому магу приумножить силу своих заклинаний. Именно за ней я и направляюсь.

Я отвязал третью лошадь и с силой ударил ее в бок, чтобы пустилась галопом и нагнала остальных. Это напомнило про людей герцога и Ревнителей.

- Если болтовня затянется надолго, то давай лучше расскажешь по дороге? Тем боле, что мне ничего не ясно. Ты начал говорить про Призрачный лес, а закончил камешком.

- Потому что это связанно, - вздохнул Ридрин. – Пять сотен лет назад здесь правили маги.

Я не выдержал и расхохотался:

- Что за чушь ты несешь? Ревнители вас бы давно прикончили.

- Тогда они не могли этого сделать, - он вскинул руку, призывая к молчанию. –В то время королевством владели мы – маги. При помощи Римлина, мы сбросили с престола вашего правителя и взяли власть в свои руки. При этом многие лорды, присягнувшие старому королю, потеряли власть и земли. Они стали поднимать восстания. После того, как их казнили, их место занимали дети и далекие родственники. Никто не любил завоевателей, и люди шли к ним толпами. Глава магов - он же новый король - пожелал использовать религию для усмирения бунтов и укрепления свой власти. Но не успел. Умер, подавляя один из бунтов. Престол занял его сын. Тогда-то маги и заключили сделку с церковью Единого.

Я не выдержал и остановил его, хорошенько тряхнув за воротник.

- Слушай, я вижу, ты умеешь трепаться. Но не стоит забывать, что мы непросто по лесу гуляем. За нами вот-вот прибудут десятки три человек.

- Два десятка, - поправил Ридрин. – Если тот сквайр не ошибался, в Черничный лес отправились два десятка конных. Но ты прав, стоит поторапливаться. Когда доберемся до леса, я тебе расскажу тебе подробнее.

Мы помчались по извилистой широкой тропке вперед. Грязь хлюпала под ногами, но бежать особо не мешала. Разве что маг несколько раз поскальзывался и падал на колени. Мы быстро достигли Призрачного леса.

Чем глубже мы проникали в чащу, тем гуще становился лес, и тем сильнее веяло холодом. Я сразу же понял, что это игра воображения и недостаток света: земля, поросшая травой и едва различимая, по прежнему хлюпала, а не отвердела. И я начал ощущать необъяснимое беспокойство, переходящее в страх.

Поначалу страх был неясным и размытым, как если бы услышал историю про упырей и должен возвращаться домой через кладбище. Знаешь, что опасности нет, но все равно – коленки потряхивает. Чем глубже мы шли, тем крепче и яснее он становился. Теперь передо мной, словно наяву появлялись существа из этих историй. Уродливые, кривые и кровожадные. Мне приходилось несколько раз потирать глаза, чтобы прогнать морок.

- Это Источник, - заметил мое беспокойство маг. – Чем ближе к нему, тем холоднее и ужаснее становиться. Нам пора надеть камни.

Он вынул из-под полы куртки две серебристых цепочки с зелеными камнями, в форме сердца. Внутри них неровно мерцали желтоватые прожилки, напоминающие нитки. Не знаю почему, но камни мне магическими не показались. Словно бы я знал, что они естественного происхождения.

- Что это за камни? - спросил, надевая на шею притянутую мне цепочку.

Стоило мне надеть камень, как по телу разлилось тепло, словно выпил разогретого пряного вина. Страх тоже отступил. Больше перед глазами не мелькали уродливые чудища из рассказов. Беспокойство испарилось, уступив место безразличию.

- Это особые изумруды, - хмуро ответил Ридрин. –Они оберегают нас от низших сущностей, вроде призраков и баньши. И так же приковали к нам внимание Хранителей. Тебе эти существа вряд ли понравятся, но уйти ты уже не сможешь. Они заметили тебя благодаря камням.

Сказать, что мне не понравились его туманные слова, не сказать ничего. А я уже надел эту треклятую вещицу.

- А раньше предупредить было нельзя? – возмутился, кутаясь покрепче в свой плащ. – Если бы я передумал?

- Ты сам в это веришь? – просиял на секунду маг и снова стал сосредоточенным, словно видел вдалеке что-то такое, чего стоило опасаться.

Он прав, я бы не передумал, слишком далеко зашел. Особенно теперь, когда на шее висел камень и страх отступил. Но от вчерашнего молодецкого рвения, когда уходил от Мирны, не осталось и следа.

- А что это за Хранители? – спросил у мага.

Она призвал к тишине, словно прислушиваясь, затем, махнув, зашагал вперед.

- Сюда за нами Ревнители не пойдут, - начал он, не сбавляя темпа. – Потому слушай, это может иметь значение. К тому же я не люблю начинать что-то и не закончить. На чем я оборвался в Черничном лесу?

- Ты говорил что-то про сделку с церковью Единого, - напомнил ему.

Не сказать, что я человек религиозный, отец не любил церковь и меня воспитал в том же ключе. Но когда живешь в обществе, где все пропитано учтивостью к религии, сам начинаешь с настороженностью относиться к богохульству. А ничем иным назвать историю Ридрина нельзя.

- Точно. Так вот, тогда это была жалкая и убогая секта. Ничего особенного. Но король Конститин, сын погибшего от рук бунтарей правителя, решил использовать ее для укрепления власти. Его отец обещал передачу короны не по наследству, а через выборы Анклава. Но не успел принять закон.

Ридрин вновь остановился и прислушался. Он показался мне настороженным, потянулся к внутреннему карману куртки и вынул какой-то камень. Потом, посмотрев на него и успокоившись, продолжил.

- Как видишь, у Конститина имелись веские причины переживать за власть. Дабы показать силу церкви, которую он собрался сделать своей гвардией, король пошел на сговор с горсткой предателей. Могущественных и беспринципных магов, готовых ради своей доли поступиться честью Анклава. Они-то и создали подавляющие чары артефакты, один из которых я забрал у Ревнителя. Амулеты создают кольцо мертвой магии вокруг их носителя, пользуясь его жизненной силой. Поэтому, когда ты убил рыцаря, я сумел усыпить сквайров.

- И к чему все это?

- А вот к чему, - продолжил маг. – Началась междоусобица в результате которой маги погибали или бежали в Римлин. Один из них, герцог этих земель, был достаточно могущественен и не хотел уступать власть. С группой верных ему магов, он создал артефакт, подавлявший действие церковных медальонов и увеличивающий силу мага.

Он вынул сорванный с тела мертвого Ревнителя амулет.

- И что случилось?

- Ничего. Церковники оказались умнее. Если нельзя подавить магию, нужно брать живой силой. Они осадили его замок и предложили людям герцога пощаду и возможность уйти. Кто-то переметнулся, но часть самых преданных осталась. Сила артефакта не позволяла уничтожить столько людей. И тогда герцог с верными магами начал создавать другой артефакт, который должен был призвать нечто ужасное на его сторону.

- И он призвал призраков?

- Нет, он умер, не успев завершить начатое. Артефакт создали его маги и призвали Хранителей. Только они не знали, что Хранители сущности самостоятельные. Их следовало связать клятвой, перед тем как впускать в мир. Расплата за ошибку стала суровой - они уничтожили всех: осаждающую армию и защитников крепости с ее жителями. Убитые люди превратились в призраков, маги – в баньши. Но Хранители оказались заперты – артефакт не предполагал им свободу передвижения. Конститин с церковниками назвал это карой Единого и при помощи магии вырастил вокруг замка лес. И назвал его сосредоточием сил Падшего.

- Так мы идем уничтожить артефакт и изгнать призраков? – задал первый мелькнувший в голове вопрос.

- Если ты готов сразиться со всеми Хранителями, - улыбнулся маг. – Их всего-то тысяч триста-пятьсот. Разумеется, нет. Я пришел сюда за тем, что принадлежит мне по праву – медальоном предка.

- Каким медальоном?

- Герцог Вингидред - мой далекий предок. Он отправил единственного сына подальше от войны. Многие поколения нашей семьи собирали информацию о Хранителях, искали способ обойти призраков.

Он вынул из-за пазухи точно такую же цепочку, какую дал мне.

- Камни, что мы с тобой носим – оберегают от призраков. Я отправлялся сюда с пятью верными людьми, но они не доехали.

Я задал вопрос, который беспокоил меня после россказней о судьбе осаждающих замок. Как-то не хотелось становиться призраком.

- А Хранители? От них они тоже оберегают?

Ридрин вздохнул:

- Увы, нет. – Он тут же похлопал меня по плечу, увидев, как я беспокойно сглотнул и принялся озираться вокруг. - Но это и необязательно. Хранитель оберегают замок от вторжения. Если мы не будем туда лезть, они нас не тронут.

- А как же мы попадем в склеп?

- На кладбище, рядом с замком, есть проход в склеп. Мы пройдем через него.

В другой раз я бы послал его куда подальше, но сейчас идея прогуляться по кладбищу в поисках прохода не казалась такой нелепой.

Но оставался еще вопрос:

- А разве подземный проход не часть замка?

- Не совсем, - заверил маг. – Склеп располагается в пределах защитной стены, но достаточно далеко от донжона. Если мы не будем выбираться на поверхность, они не должны на нас напасть.

- Не должны или не нападут? – он явно юлил.

- Если верить заметкам моего отца – не должны, - пожал плечами Риндрит и остановился. - Они обязаны охранять замок, а не то, что находится под землей. Вход в склеп находится на поверхности, но сам саркофаг - под землей.

Не скажу, что домыслы его отца меня убедили. Я полагаю, что если склеп находится в пределах замка - он часть замка. Но спорить не стал. Они маги, им виднее все эти нюансы с мертвецами.

- А зачем тогда я нужен? Почему ты сам не отправишься через проход?

- Боишься, что принесу в жертву? – ухмыльнулся Ридрин. Погано так усмехнулся, у меня даже мороз по коже пробежался. – Ты мне нужен для другого, убрать крышку саркофага. Как видишь, я недостаточно силен. Надеялся, что доживет хотя бы один из наемников, но не срослось.

Звучало логично. Впрочем, тогда, у ворот замка, его слова тоже звучали логично, но он меня обманул. Я кивнул, соглашаясь, но рука сама полезла к рукояти меча.

- Мы пришли, - восторженно протянул маг.

Дорога привела к поляне, в центре которой раскинулся замок, окруженный полуразрушенными каменные стенами. Башни местами обрушились, главные ворота покосились и частично сгнили, но вид оставался величественным. Ничего особенного в этом не было, я повидал парочку заброшенных замков. Вот только вокруг них не сновали призраки!

Тысячи белесых человеческих фигурок, напоминающих утренний туман или облачка, сновали туда-сюда, совершенно не обращая на нас внимания. Я видел на их лицах разные выражения: печаль, улыбку, страх, гнев. Словно они продолжали испытывать те же чувства, с которыми погибли.

- Не бойся, - успокоил Ридрит, видя мое замешательство и дрожь. – Они нас не видят. Мы под защитой камней. – Он указал рукой налево, где за частично обрушенной оградой вздымались полугнилые кресты из дерева и могильные камни. – Идем, нам туда. Чем быстрее со всем покончим, тем быстрее вернемся в Римлин.

- Вернемся? – удивленно спросил я. Он не говорил, что собирается возвращаться со мной.

- А ты собрался в одиночку прошмыгнуть мимо Ревнителей, людей герцога и стражников, которых пошлет твой барон? – Он снова широко улыбнулся. - Нет, если тебе не нужна помощь, можешь выбираться сам.

Я почему-то не думал над тем, как мы будем выбираться из этой передряги. И в самом деле – нас будут искать и поджидать в Черничном лесу. А в земли Римлина ведет лишь одна дорога - через Флус.

- И как ты собираешься их обойти? Ревнители блокируют твою магию.

- Ты невнимательно меня слушал, - покачал головой Ридрин. – Тот, кто владеет артефактом предка, способен творить заклинания даже рядом с ними. Идем.

Мы быстро приблизились к кладбищу. Как ни странно, но здесь призраков и приведений не было. Хотя, казалось бы, здесь им самое место.

Не задавая вопросов, я выслушал Ридрина и принялся прогуливаться вдоль поросших высокой травой дорожек, пытаясь отыскать могильный камень с именем некоего Конрода Грота. Сделать это было не так просто: если дорожки поросли бурьяном по колено, то могилы по самую грудь. Приходилось с большим трудом пробираться к каждой.

Спустя час, когда я стал ругаться так громко, что маг сделал мне замечание, он же и отыскал нужную могилу.

- Отодвинь камень, - произнес он, стоя рядом с могилой и скрестив на груди руки.

Белоручка давал понять, кто здесь слуга. Хотелось ему ответить, и поступить точно так же, но мне хватило ума не спорить с тем, от кого зависит мое отступление и награда. Пока что он производил впечатление человека, который держит слово. И раз уж я ввязался в эту авантюру, стоит принять его условия.

Камень оказался полым внутри. Едва я его откинул в сторону, как показалась ведущая вниз узкая каменная лестница. Пришлось осторожно спускаться: ступеньки отсырели, и любой неосторожный шаг грозил ускорить спуск не самым приятным образом.

Туннель оказался вымощенным из камня и с трудом пропускал одного человека. Будь я немного крупнее, цеплялся бы кольчугой за его стены. Петляя между могил (я их не видел, но ощущал, что они совсем рядом), мы зашли в тупик.

Огромная, похожая на дверь, глыба из грубо отесанного камня, с множеством странных знаков по центру, преградила нам путь и заставила меня пасть духом.

- Ее тоже мне отодвигать? – надорвано произнес я.

Ридрин покачал головой, обойдя меня, и стал что-то бормотать себе под нос, читая надписи. Затем вынул из-за пазухи какой-то полукруг.

- Эту дверь не откроют и сотни человек. Даже магией не вышибить. – Он провел рукой по одной из странных выемок слева от двери. Их было шесть – по три с каждой стороны. Все непохожи друг на друга. – Это замок. Он открывается с помощью ключа, который у меня в руках. Всего их было семь, один достался предку, который и бежал через этот ход.

Ридрин приставил полукруг к «замку».

Признаться, я ожидал грохот, который услышат даже в городе. Но дверь открылась почти бесшумно, с легким гулом отступая в сторону.

- А зачем другие пять замков? – полюбопытствовал, позволяя магу первому проникнуть внутрь.

- Это ловушки, - спокойно произнес Ридрин. – Вингидред раздал фальшивые ключи в других замках. Сам понимаешь – скрыть строительство подобного хода сложно, учитывая сколько людей на это потребовалось. Кто-то мог бы разболтать.

- И откуда ты все это знаешь? – удивился я.

- Запись предков, - ответил маг, заходя внутрь.

Мы вошли в странное помещение.

Воздух здесь казался затхлым, спертым, но все-таки присутствовал. Наверняка где-то есть шахта. Понять, где именно, оказалось невозможно, стены целиком покрывал мох и паутина.

В дальнем углу пустого, напоминавшего полумесяц помещения, располагалась еще одна дверь. Если бы маг не указал мне на нее, вряд ли я смог ее увидеть. Применив все тот же ключ, мы попали внутрь склепа.

Он отличался от предыдущей только наличием стоявшего посредине саркофага. Воздух здесь казался чище, а на мраморных стенах проглядывались странные узоры.

- Приступаем, - велел маг, подойдя ближе к каменному саркофагу.

На этот раз он помог мне с крышкой. Признаться, сам бы я вряд ли справился, а силенок у этого щуплого малого оказалось едва ли не больше, чем у меня.

Крышка с мерзким скрежетом начала отступать перед нашими усилиями, обнажая полуистлевший скелет. Золотая тиара, кольца с рубинами и до сих пор сохранившийся двуручный меч - с зубчатым лезвием и рунами на нем - говорили в пользу знатного происхождения умершего. Ридрин потянулся к кулону с желтым, словно осенние листья, круглым камнем.

Думаю, если бы мне подарили вечную молодость и бессмертие, я бы все равно не сумел выглядеть счастливее Ридрина. Он начал пританцовывать и что-то на радостях бормотать. Едва я захотел разделить его радость, как в склеп проникли четырех мерзких создания.

Огромные, ростом футов в семь, они напоминали людей своим закованным в латы телом. Вот только рук у них было шесть, а лица скрывали шлемы. Но мне хватило горящих алым светом забрал, чтобы понять – этих существ переполняет злоба. И почему-то я был уверен, что направлена она против нас.

Сохранить спокойствие и не броситься наутек мне помогло лишь осознание того, что без мага мне не выбраться из леса. Ридрин тотчас помрачнел и обернулся, глядя на мое побледневшее лицо.

- Это Хранители, - промямлил он, отступая в мою сторону.

- Ты же говорил, что они не станут нас трогать, если…

- Отец ошибся, - сглотнул он и быстро что-то прошептал, приложив руку к мечу Виндреда. – Хватай его! Моя магия против них бесполезна, но меч предка способен уничтожить их.

Я не понял, как выхватил двуручник из саркофага. Он оказался легким, словно палка. Зубчатое лезвие, которое изначально показалось странным, теперь светилось бордовым цветом. Маг пятился, стоя у меня за спиной.

- Задержи их! И не поворачивайся спиной! Нам нужно вернуться в туннель, туда они за нами не пойдут! – он потянул меня за пояс, помогая пятиться.

Не знаю почему, но твари стали нападать по одному. Первая фигура с шестью мечами скользнула по воздуху, словно призрак и, приблизившись, ударила двумя мечами сразу. Оба обломались о лезвие Виндредова оружия. Я не стал ждать и ударил. Тварь исчезла. В склеп тотчас ворвалась другая.

Ридрид затянул меня в полу лунное помещение, бормоча:

- Не беги и не оборачивайся к ним спиной. Это души воинов. Пока ты делаешь вид, что сражаешься с ними – они будут нападать по одному.

Почему они на него не нападают?

Я не успел задать вопрос, отражая выпады другого Хранителя. Этот оказался умнее – он дважды сделал ложные замахи и рассек мне левое плечо. Должно быть, кровь хлынула рекой, так было больно, но я не стал оборачиваться. На место убитого явился другой. И он сражался еще хитрее, словно набирался опыта, наблюдая за мной.

Только неестественно легкий меч позволил отбиваться одной рукой от нескончаемых выпадов. И ломал мечи Хранителей. Третий остался без оружия у входа. Я не стал его убивать, чтобы не появился другой. Медленно пятился, глядя, как из-под забрала полыхает злоба.

Уже ощутил спиной дуновение ветерка из тоннеля, когда появились другие твари. Они окружили меня полумесяцем прямо у входа.

Похоже, они сочли, что я не собираюсь сражаться.

Набросились все вместе. Я закрылся мечом. Затем меня поглотила тьма.

* * *

Я очнулся, сидя на лошади, которую вел под уздцы Ридрин. Во рту ощущался привкус металла, тело болело, словно меня избивали дубинками. И почему-то с меня сняли кольчугу и накинули плащ башмачника.

Я пошевелился и застонал, пытаясь посмотреть, отчего так болит грудь и левая рука. Маг тут же обратил на меня внимание.

- Очнулся? – улыбнулся он, обходя одного из гвардейцев барона.

Я оторопел, наблюдая за этой наглостью. Человек барона пронесся мимо, словно не заметил нас.

Ридрин увидел непонимание в моих глазах и поспешил объяснится.

- Я наложил на нас невидимость. Даже на лошадь.

Я смутно припомни, что камень, вроде бы, позволял игнорировать Ревнителей и увеличивал его силы.

- Признаться, я с трудом успел вытянуть тебя, прежде чем они превратили тебя в фарш. Хорошо хоть ты закрылся мечом предка. Но они неплохо в тебя понатыкали. Если бы не артефакт – я бы не сумел тебя исцелить, ведь их мечи магические. Потому ты еще долго будешь ощущать слабость, тут уж прости. И пока помалкивай. Выберемся из леса, поедем веселее. И уже в Римлине заступишь ко мне на службу. Личным телохранителем. Не рыцарство, но я тоже хорошо плачу и землями тебя обеспечу. А пока спи.

Он что-то пробормотал и я снова погрузился в сон, мягко опустив голову на грудь.

+1
569
13:35
+1
Обожаю такие рассказы. Динамичный сюжет, хорошая концовка, легко читающийся текст и грамотная вычитка — вот составляющие успеха рассказа! У Вас, уважаемый автор, все это есть.
Прочитал ваш рассказ в обеденный перерыв на работе, был в плохом настроении (еще бы, после новогодних то праздников), но Ваше творчество подарило второе дыхание. Спасибо Вам большое ok и удачи в конкурсе. Ставлю плюс.
01:20
Спасибо за ваш приятный отзыв. И рад, что рассказ вас воодушевил blush
23:54
+1
Отличный рассказ, мне понравился, читается на одном дыхании. Наверняка есть и продолжение. Было бы очень интересно прочесть!
01:08
Спасибо за отзыв) Рассказ планировался как единое целое, но я не умею писать короткие формы, потому вы абсолютно правы — продолжение пишется. Целый роман, в котором будет дано объяснение артефакту, прошлому героя и прочее.
00:41
+1
. Ярко-желтые сюрко выдавали в них людей герцога Верма,

А чуть ниже по тексту:
Мне они сразу не понравились: черные латы, черные сюрко с красной розой и щитом –

А на самом деле какие сюрко (хз знает что такое конечно) у них были?
— Я предлагаю тебе отправиться со мной в лес Призраков. – Положив кружку на стол,

Скорее все же поставив.
Она призвал к тишине, словно прислушиваясь,

Наверное все же он? Да?
=
Интересная история…
Огрехи есть, но не значительные…
Понравилось…
01:17
Спасибо за отзыв и оценку. Увы, поздно узнал про конкурс и начал писать давно задуманную историю. И понеслось) Пришлось сильно резать текст, чтобы втиснуться в рамки конкурса, а на достойную вычитку времени не хватило.

Сюрко — суконная ткань надеваемая рыцарями поверх кольчуги, чтобы защитить ее от пыли и солнца. Уверен, вы видели фильмы про крестоносцев. Так вот белое сукно с крастным крестом и есть то самое сюрко.
По поводу желтой — это люди Верма, с ними ехали и ревнители в черных латах, герой их не заметил — они тяжелее и ехали за столбом пыли.

Положив кружку на стол, Положив кружку на стол,


это да, здесь вы правы. Как и с помаркой — она)
19:48
Надо было хорошенько подумать прежде, чем одалживать сорок золотых монет моей женушке зпт не там
запыхавшееся лицо моего помощника тавтология
И кто этоТ мужчина
Пусть притормозит и объясниться
вторично, банально, скучно
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
21:39
Рад что вам понравилось) rofl
рад, что Вы рады, что я рад blush
Загрузка...
Жанна Бочманова №1