Нидейла Нэльте №2

Алтарь науки

Алтарь науки
Работа №446

Профессор Мекатл выключил настольную лампу, снял очки и устало потер глаза. Вышел из кабинета в общий зал лаборатории. В зале было темно, все уже разошлись по домам. Только у кого-то горел свет над рабочим столом. Какая нелепая трата электричества... Лабораторию не закрывали, все привыкли, что он уходит последним. Кто же уйдет с работы вовремя, если от него зависит судьба человечества?

Он прошел через зал и вышел на балкон. Теплый парижский вечер. Вдали на набережной Сены мерцала огоньками Эйфелева башня. В городе уже выключали фонари на ночь. Большой город, четвертый по величине в Заокеанских республиках. Только на освещение центральных улиц уходит по большому конденсатору за ночь. Энергия шочимики двадцати пяти фазанов, или одного человека. Кто бы мог подумать, что в наше время мы опять будем мерять энергию в жизнях людей, а не жертвенных птиц!

Мекатл поискал над горизонтом вечернюю звезду, планету Тлауискальпантекутли. Напрасно, конечно. Ее блеск уже три года как не различить из-за солнечной короны. Весь западный край небосвода заливало бесформенное багровое сияние. Закатывалось умирающее Солнце планеты Земля. Будущий красный гигант. Ночи теперь все такие – не темные, а душно-красные, как сквозь дымку.

...Солнце начало меняться в тот год, когда родилась его дочь, Илана. Ему тогда было двадцать девять, его жене – двадцать четыре. За четыре года до того молодой магистр физики Ицкоатль Мекатл удивил всех знакомых, женившись в Париже на местной девушке с экзотическим для ацтеков именем Анна.

Семья не одобрила его выбора. Дело было даже не в том, что Анна была из франков. Конечно, в семье Мекатл все были современными людьми, не склонными к расовым предрассудкам. Но взять в жены девушку из деревни? С которой познакомился на выходных, на прогулке в пригород? Разве она пара для подающего надежды молодого ученого, окончившего институт в Теночтитлане? Но Ицкоатль чуть ли не единственный раз в жизни поступил по зову сердца, а не разума. А дальше в дело вступило ацтекское упрямство.

Через три года Мекатл защитил диссертацию, получил степень доктора и принял предложение работать в физической лаборатории в Париже. А еще через год родилась их дочь.

От отца девочка унаследовала темные волосы и карие глаза. От матери – светлую кожу с веснушками и курносый носик. Анна предложила назвать дочь Елизаветой, в честь какой-то древней франкской героини. Мекатл был против и уговорил дать дочери созвучное, но ацтекское имя Иланкуеитль, в честь знаменитой правительницы его народа. Сокращенно – Илана.

Девочка росла здоровым и бойким ребенком. Больше времени она проводила с матерью. Отец, конечно, любил ее, но постоянно задерживался в лаборатории и часто работал по выходным. После года поисков ему удалось уточнить коэффициент зависимости кривой высвобождения энергии шочимики от состояния животного. Его работы, вместе с работами других ученых из лаборатории, уже печатали в журналах. Конечно, на Тепековскую премию исследование пока что не тянуло, но это был только задел для будущей карьеры!

Иногда после ужина доктор Мекатл сидел в кресле в гостиной, Илана играла на подушках рядом, а он рассказывал дочери про свою работу.

- Давным-давно, семнадцать больших циклов назад, ацтеки открыли эффект биоэнергетики. Конечно, тогда они не использовали таких умных слов, - рассказывал Мекатл, - Это называлось просто жертвоприношение. А человек, которого приносили в жертву, назывался шочимики. Сейчас мы так называем все явление в целом. Есть связь между определенным камнем и минералом, понимаешь? Если разместить живое существо на плите энергосъемника в форме пирамиды, и обсидиановым ножом перерезать артерию, то высвобождается количество энергии, равное накопленному в мышцах и тканях этого существа. Помнишь, мы с тобой ходили в биологический музей, и нам рассказывали про мышечные волокна? Сначала люди плохо умели пользоваться этой энергией. Для приношений использовались люди, пленники из других племен. Это было еще в те времена, когда ацтеки воевали с соседями.

В комнату входила Анна, приносила на подносе чашки с чаем и вазочку с фруктами. Тихо спрашивала, стоит ли рассказывать ребенку такие страшные вещи на ночь.

- Я же не ребенок, мама! – возмущалась Илана, - Мне уже десять! Папа, продолжай!

- Основной задачей прикладной биоэнергетики стала аккумуляция и усиление получаемой энергии. С первой задачей наши предки справились достаточно быстро. Помогли те же обсидиановые сосуды. Конечно, их форма усовершенствовалась с годами. В музее Теночтитлана есть большая коллекция обсидиановых конденсаторов энергии, когда-нибудь мы слетаем туда на экскурсию.

Девочка жадно слушала объяснения и рассказы отца. Доктор Мекатл пытался привить ребенку свою страсть к биоэнергетике. И потому был расстроен, когда дочь уже в средней школе заявила, что хочет стать археологом.

Оказалось, что мать часто рассказывала ей истории родного края. Глупые сказки про франкских королей, интересные только узким специалистам по истории доацтекской цивилизации. Какие-то Шарлиманджи, Людовики, мелкие феодальные войны примитивных народов. Вздор!

Мекатл серьезно поговорил с женой. Разве археолог это профессия? Разве она принесет денег? Жена, как обычно, со всем согласилась. О чем тут спорить, если он прав? Доктор пытался вразумить и дочь, но в ней как раз проснулось наследственное упрямство.

Все чаще исследователи замечали необычные вспышки активности на Солнце. При наблюдении в телескопы было видно, что звезда заметно увеличилась в размерах и стала размытой по краям. В научных журналах печатали большие статьи по астрофизике.

На четырнадцатый день рождения Иланы семья Мекатл слетала в Мехико. Четыре часа на гравилете через океан, и еще час езды до города. В столице они на весь день отправились в музей Метрополитен. Отец и дочь сошлись на том, что это будет интересно обоим.

- Наш народ пришел из легендарной страны цапель, Ацтлана, - рассказывала экскурсовод, строго одетая женщина средних лет, - Вот почему из всех народов науа, науатлаков, мы называем себя ацтеки, что значит «Люди из Ацтлана».

К концу третьего часа экскурсии дети уже устали, многие отвлекались или капризничали. Мекатл с неприятным удивлением заметил, что и его дочь не слушает рассказа, перешептываясь с подружкой. Пришлось сделать ей замечание.

- Выйдя из страны цапель, наш народ пришел сюда, к озеру Тескоко. Легендарный предводитель Акамапичтли стал править в городе, который называется... Да, Теночтитлан, наша столица. Ацтеки и другие науа правили мудро и справедливо, были сильными и заботились о своих людях. Соседние племена быстро и охотно вошли в союзы с нами, и скоро весь наш континент стал единой империей науа. Благодаря своему знанию шочимики, ацтеки быстро и эффективно объединили все земли материка.

Группа перешла в соседний зал. Здесь были выставлено оружие времен двенадцатого цикла. Деревянные мечи с обсидиановыми шипами. Каждый осколок камня заряжался энергией и в бою бил противника разрядами. Непробиваемые доспехи ацтеков – льняные рубахи с нашивками-конденсаторами. Электромагнитное поле вокруг воина было непробиваемым. В центре стоял макет знаменитых каравелл ацтеков. Весла, соединенные с гребным механизмом, высокие борта, широкий таран на носу. Изящное инженерное решение – один обсидиановый конденсатор и приводит судно в движение, и создает вокруг него защитное поле, и создает атакующие разряды.

- Овладев энергией приношения, наши предки создали непобедимый флот, и открыли морской путь на восток. Отважные мореходы исследовали торговые пути в Новый свет, в Европию. Название «Европия» означает «страна заката», так называли свой континент сами аборигены. На этом континенте в это время шли многочисленные войны. Цивилизация индоевропейцев в это время была основана на сжигании угля в примитивных горнах и на тяговой силе животных. По сравнению с энергией приношения – сплошные минусы. Почти все страны тогда завоевал варварский король Чингисхан. Наш народ заставил всех примириться и остановил ненужные войны. Это было в пятый год Точтли тринадцатого большого цикла. Так мы основали знаменитую ацтекскую республику. Биоэнергетика стала основой нашей мировой экономики. Чистая энергия, никакого истощения ресурсов. В современном мире, когда фокусировка и усиление отдачи достигли невиданной эффективности, нам достаточно один раз в месяц заколоть фазана, чтобы обеспечить теплом и освещением целый дом!

Доктор Мекатл понял, что и сам заскучал от длинной лекции. Кого интересуют все эти события седой древности? Скорей бы уже перейти в последний зал и закончить экскурсию. Тем более, что в конце экскурсии покажут хоть что-то полезное: макет процесса шочимики. На ступенчатой пирамидке-энергосъемнике, которая раньше называлась «алтарь», установлено чучело птицы, обсидиановые ножи и бороздки токоснимателей.

Еще через год Мекатл был принят в ученый совет лаборатории и получил звание профессора. Его работы по улучшению конденсации биоэнергии были признаны. Однако финансирования это направление сейчас почти не получало.

Самой главной задачей всего научного сообщества было необычное поведение Солнца. Начавшееся пятнадцать лет назад расширение внешней оболочки нарастало с каждым годом. Яркость и размеры звезды заметно увеличились. Цвет сменился с золотого на оранжевый, а потом на красный. Во всех институтах мира, от Китая до Мехико, все физики, астрономы и химики разрабатывали модели для объяснения этого феномена.

Группа ученых из Пекина сразу же получила Тепековскую премию по физике и химии за открытие и разработку термоядерной теории строения Солнца. Им удалось доказать, что свечение звезды связано с реакцией превращения водорода в гелий в ее ядре. Профессор Мекатл, как и все ученые мира, читал результаты их исследования. По мере выгорания водорода ядро звезды сжимается, сила его притяжения становится меньше. Внешние оболочки расширяются, немного остывая.

Гений человечества нашел объяснение феномену природы. Увы, рациональное мышление присуще далеко не всем людям. Повсюду появились мистики и лжеученые, спекулировавшие на астрономическом явлении. Набрали силу даже последователи старых, отживших свое религий. Паникеры заявили, что расширение Солнца - это наказание за грехи человечества. Ну кто будет верить в глупые сказки, когда есть научное, математически доказанное объяснение? С раздражением профессор заметил, что и его жена стала увлекаться этим чтивом, приносила из магазинов книжки в ярких обложках, читала вздор про космическую карму и живую ауру планеты. Впервые он пожалел, что Анна так и не получила достойного образования.

Илана закончила школу. После выпускной церемонии она заявила родителям, что собирается с друзьями в Египет, осмотреть пирамиды. Якобы их кружок археологов будет изучать артефакты этой древней страны. Дочь говорила какие-то глупости, что-то про старинных правителей, набивавших свои гробницы золотом. Разве это высокоразвитая цивилизация? Даже не поняли, в чем функция пирамидальных сооружений?

Профессор Мекатл велел не заниматься ерундой. Раз уже Илана выбрала карьеру археологии, то нужно не теряя время поступать в Исторический Университет. В Париже слабая кафедра истории, но он поднял связи и договорился о зачислении ее на престижные подготовительные курсы в Университете в Риме. Занятия начинаются через неделю, так что никаких путешествий.

Дочь обиделась и даже устроила скандал. В процессе скандала выяснилось, что желание поехать в Египет было вызвано не столько интересом к пирамидам, сколько к некому молодчику из параллельного класса. Мекатл еще раз прочел ей нотацию, что раннее замужество вряд ли совместимо с правильными карьерными планами. Дочь, кажется, сильно тогда обиделась.

Через три дня, послушно собрав вещи, она уехала учиться в Рим, даже не попрощавшись с отцом. Разумеется, он, как человек рациональный и взрослый, снисходительно отнесся к выходкам дочери-подростка. «Вырастет – поймет», сказал он жене.

Через несколько лет отношения между отцом и дочерью вернулись в норму. Может быть, уже не было детской непосредственной радости. Но ей и нет места в общении двух взрослых людей. Увы, самостоятельной дочь так и не стала. Мекатл случайно узнал, что она еще долго время поддерживала отношения с тем самым парнем, с которым не поехала в Египет. Молодой человек, как и следовало ожидать, не сделал никакой карьеры и только играл целыми днями на арабской гитаре, пил пульке и бездельничал.

Профессор погрузнел, у него появилась отдышка. Темные волосы поредели и поседели. Научная карьера его замедлилась. Исследование, начатое еще в молодости, оказалось не таким перспективным, как представлялось. Достаточно востребованным, чтобы обеспечить публикациями, именем в научном сообществе, даже премию в составе научной группы. Но о всемирном признании речь уже не шла.

Илана закончила Университет и получила диплом магистра истории. И как-то сразу охладела к полученной профессии. Она осталась жить в Риме, подрабатывала какими-то статьями и переводами и даже не выбрала институт для докторской стажировки.

«Я ожидал от тебя большего», - однажды сказал Мекатл дочери. Сказано было совершенно спокойно. Ответственность родителя за ребенка никто не отменит. Даже если дочь разочаровала, о ней нужно заботиться. На мать надежды мало, она готова разрешить дочери все, что угодно, «лишь бы она была счастлива». Жить с длинноволосым оболтусом, не имея приличного заработка – это ли счастье! Каждый вечер отец звонил дочери, узнавал, как у нее дела. Как правило, звонил он, сам еще сидя в лаборатории. Он снова стал допоздна задерживаться на работе.

Расширение Солнца продолжалось. Процесс по какой-то причине шел намного быстрее, чем полагалось по всем расчетам. Пока что не было единого мнения о причине ускорения. Молодой аспирант из Пхеньяна в журнале «Природа» предложил версию о связи биоэнергентики и старении Солнца. Профессор Мекатл изучил эту работу, и решил, что она слишком отдает уличной мистикой, поклонницей которой стала жена.

Остывающая, но все равно горячая материя звезды растекалась в пространстве. Дневной рост внешних слоев Солнца был заметен уже невооруженным взглядом. Каждый день небо становилось все краснее, границы светила все более размытыми.

Два года назад граница расширяющегося светила достигла планеты Шолотль. Первая планета расплавилась без следа. Тлауискальпантекутли, вторая планета от солнца, была обречена расплавиться в ближайшие годы.

Стало очевидно, что Земле еще недолго осталось находится в зоне обитаемости. Конечно, Солнце будет расширяться еще почти тысячу лет, прежде чем поглотит Землю, но температура на поверхности планеты задолго до этого станет слишком жаркой для любой жизни. Через сто, максимум через сто двадцать лет.

К чести ацтекской цивилизации, люди науа приняли это новость стойко и мужественно, как и положено рациональным людям. Есть научная задача – нужно ее решить. Если не удастся – погибнем, неизбежный процесс развития Вселенной. В едином порыве жители всех крупнейших научных центров принялись за новые масштабные проекты.

В Севилье строили огромный корабль поколений, в котором колонисты полетят в долгое путешествие к звезде Росс 128, на орбите которой обнаружена потенциально обитаемая экзопланета. Кафедра Геологии в Лондоне работала над созданием подземных убежищ в зоне полярных льдов.

Но самым перспективным проектом была колонизация красной планеты Маадим. Четвертая планета от Солнца, которую все чаще называли на латинский манер Марсом, долгое время была непригодна для жизни. Холодный и сухой камень. Сейчас из-за расширения Солнца Марс попал в центр зоны обитаемости, на его поверхности установилась температура, пригодная для наличия жидкой воды.

Конечно, требовалось решить огромное количество технических и биологических задач. Растопить ледяные шапки, создать защиту от солнечной радиации, обогатить почву удобрениями, наладить сельское хозяйство... Плечом к плечу ученые и инженеры всех стран Республики Науа и других развитых стран работали каждый над своей частью проекта.

Нескончаемой вереницей шли к каменным плитам энергосъемников коровы и фазаны, чтобы пасть под уколами обсидиановых лезвий и дать человечеству энергию на исследования, на полеты космических спутников и зондов, на яркий свет в лабораториях.

В новостях рассказали, что в Сибири смертельно больной аспирант вызвался добровольцем стать шочимики. Почти забытая процедура человеческого приношения дала огромный выброс энергии, в десятки раз больше, чем от птицы. Это позволило досрочно запустить с космодрома Северный космическую станцию с углеволоконным тросом. Благодаря самоотверженности юноши успешно заработал первый в мире космический лифт.

Институт Мекатла трудился над улучшением аккумуляторов для первого марсохода. Предстояло создать полностью автономный модуль, который прилетит на Марс, выберет оптимальную точку и отправит на Землю сигнал наведения. По этому лучу вылетят корабли с космодрома в Индии, создадут цепочку гравитационных ускорителей от одной планеты до другой. Тогда полет с одной планеты на другую станет возможен на постоянной основе. За несколько лет корабли-челноки смогут перевести все население на новую планету. Как минимум, все ацтекское население.

Некоторые примитивные племена в Африке, Сибири и Южных островов заранее отказались от любых переселений. Что взять с примитивных дикарей. До сих пор живут натуральным хозяйством, отказываются принимать биоэнергетику, получают тепло, сжигая дрова. Верят в древних богов, стыдно сказать. И это в наш просвещённый век!

Жена в последнее время совсем сдала. После отъезда дочери у нестарой еще женщины словно кончились душевные силы. Она все чаще уходила из дома и подолгу гуляла в парках Парижа, так похожих на сады в ее родной деревне, почти не разговаривала с мужем. Начались проблемы со здоровьем, ухудшилось зрение, стало сбоить сердце. Ничего непоправимого, врачи на кафедре кардиологии в университете обещали все исправить за одну операцию. Однако Анна неожиданно отказалась от лечения биоэнергентическим методом. Оказалось, что за годы, проведенные дома, женщина начиталась всякой чепухи и приняла ханжескую мораль религиозных групп Сибири. Жизнь, мол, свята, и нельзя забирать энергию у людей, да и у фазанов, чтобы пользоваться ею для себя. А у кого же тогда ее забирать? Сжигать уголь, коптить воздух? Лечить больные органы травками и отварами, как дикари Южных островов?

Мекатл даже потерял обычную невозмутимость и накричал на глупую женщину. Потом, разумеется, взял себя в руки. Да, Анна выжила из ума. Печально. Но он на то и глава семьи, чтобы заботиться о тех, кто нуждается в его силе. Провести обследование у психолога. Оформить недееспособность. Принять над ней опеку. В этом случае согласие на операцию должны будут дать отец и дочь. Анна будет здорова. Со вздорными идеями разберемся потом, на лечение в достойной клинике в Альпах денег хватит.

Илана, узнав о болезни матери, приехала из Рима. Долго оставалась с ней наедине. Вышла, бросила отцу вместо приветствия: «Ты никогда нас с мамой не понимал». Такая вот черная неблагодарность человеку, который все эти годы работал только на благо жены и дочери.

Для марсохода требовался самый мощный и емкий источник энергии. Коллеги из лаборатории в Юте нашли решение. Ядерный синтез. Теперь, когда мы понимаем природу термоядерных реакций на Солнце, мы можем воспроизвести их в лабораторных условиях. Аккумулятор с запасом энергии приношения служит катализатором цепной реакции в ядрах плутония-239. Высвобождаемая энергия питает другой обсидиановый конденсатор. У элемента получается запас топлива на несколько лет, стабильный мощный выход биоэнергии. Опытный образец в лаборатории проработал уже год, выдавая пять мегаватт.

Но для миссии на Марс нужен источник в разы больше. Воодушевленный примером аспиранта из Сибири, исследователь из Мехико провел эксперимент с приношением человека, своего ученика-добровольца. И все сработало как нужно! Источник энергии для переселения на Марс был найден!

Уже было рассчитано, что запасов урана и плутония на Земле хватит для создания трехсот постоянно работающих аккумуляторов на биоэнергии, от которых и будут питаться космические челноки и колония на Марсе. Дело было за малым – подобрать идеального человека для приношения. Молодого, здорового, понимающего суть процесса. Тогда энергия этого добровольца зарядит аккумулятор в достаточно мере, чтобы марсоход выполнил свою миссию.

Доброволец появился. Неожиданно для Мекатла, на эту роль вызвалась Илана! Оказывается, она не забыла его вечерних рассказов в детстве и неплохо понимала суть биоэнергетики. Она помнила многих его коллег, и однажды просто пришла к ним в лабораторию предложить себя на роль шочимики. Не сказав ему, своему отцу! Коллеги даже не спросили, одобряет ли профессор этот шаг, никто и предположить не мог ее своеволия. Наоборот, уже половина института пришла пожать Мекатлу руку и поздравить его с великолепно воспитанной дочерью, готовой в буквальном смысле лечь на алтарь науки.

Первые тесты показали совместимость, близкую к максимальной. Да, если взять биоэнергию дочери, термоядерный источник питания получится эффективным и надежным.

Мекатл не мог этого допустить. Его дочь. Его единственная дочь. Которая к тридцати годам так и не вышла замуж, вопреки советам отца и больной матери. Которая не приняла в жизни сама ни одного правильного решения. Конечно, сейчас ей хочется быстро и легко прославиться. Не надо долгих лет упорного труда, не надо учиться – просто вызовись добровольцем на приношение, и вот ты уже знаменит! Возмутительно, из научных журналов уже звонили и просили напечатать про неё статью! Даже Журнал «Природа», в котором он сам публиковался всего дважды, с серьезными работами по классификации направляющих желобков конденсаторов!

Разговор с дочерью сразу пошел не так. Мекатл подготовился, составил список аргументов и доводов. Разумеется, упрямая девчонка не стала их даже слушать! Она опять отмахнулась, выпалив обидное «Ты меня не понимаешь». Профессор вынужден был повысить голос. Он все-таки ее отец и глава рода, хоть это устаревшее понятие, и он все-таки лучше знает жизнь, чем возомнившая о себе, самоуверенная невоспитанная… Илана после такого обычно либо соглашалась, либо выбегала из комнаты, чтобы позже вернуться с извинениями. Но в этот раз она вдруг замолчала, подошла к отцу и тихо сказала: «В моей жизни наконец-то появился смысл».

Смысл? Смысл в чем, в одноразовом, пусть и очень нужном, приношении? Или в том, чтобы служить своему народу день за днём, не отвлекаясь на глупости, вроде смазливых музыкантов или ненужной археологии? Вот тут дочь повела себя знакомо - хлопнула дверью и убежала. Через час прислала сообщение, что будет жить в гостинице.

Отступать было поздно. Мекатл не мог потерять лицо и выставить себя на посмешище, сказав, что дочь действовала без его разрешения. Не сейчас, когда его уже поздравил сам глава Института. Уговаривать дочь было бесполезно, на больную Анну надеяться нечего.

Конечно, дочь не была единственным добровольцем. Желающих хватает, только за прошлую неделю пришло двадцать человек. Часть отсеяли еще на первом этапе, слабое здоровье, плохое питание, недостаточная внутренняя энергия и полное незнание физики процесса. Неужели среди ацтеков сейчас такая никчёмная молодежь, что даже для шочимики не годится? Те, кто был потенциально достоин, сдавали тесты и анализы на определение потенциала.

Почему-то никто не сомневался, что именно Илана Мекатл будет самым подходящим добровольцем. Она и сама не сомневалась. «Для этого я и была рождена», заявила она в интервью. Ну не вздор? Разве взрослые люди такое говорят?

Сегодня закончились исследования последних кандидатов. Все результаты собраны и обработаны. Завтра специальная комиссия выслушает доклад и утвердит шочимики. Профессор в комиссию не входит, но его уровня допуска хватило, чтобы заглянуть в файлы с графиками. Да, все верно. Его дочь по сумме показателей будет самым лучшим кандидатом на приношение. Конденсатор получится мощным и стабильным, идеально подойдет к аккумулятору.

Его дочь. Упрямая и неблагодарная. Единственная и любимая. Продолжение его рода. Единственный человек на Земле, который его понимает. Надежда и опора их с Анной приближающейся старости. Его дочь, которую он растил и учил. Слушал ее дыхание по ночам, когда она была совсем маленькой. Запускал с ней воздушного змея на ярмарке в Антибе. Учил ее писать логограммы. Встречал ее из школы вечерами... Когда успевал вовремя выйти из лаборатории.

Дочь моя, ты выросла при вечно занятом отце. Тебя вырастила мать, уже тогда, наверное, больная рассудком. Я виноват перед тобой, девочка, я не дал тебе всей любви и заботы, которая нужна ребенку. Но это не означает, что я тебя не люблю или не понимаю. Я готов на все ради тебя, дочка. Даже не подлость.

«Я сделаю так, чтобы выбрали не тебя.»

Профессор Мекатл сегодня остался в лаборатории допоздна. Дождался, когда уйдут все коллеги.

Он стоял на балконе и смотрел, как скрывалось за горизонтом бесформенное красное Солнце. Зажглись уличные фонари. Только на освещение центральных улиц уходит по конденсатору за ночь. Заискрила лучами Эйфелева башня, воздвигнутая сто лет назад как символ инженерного гения науа.

Профессор долго размышлял, глядя в одну точку. Затем развернулся, и твердым шагом вернулся за рабочий стол. Решение было принято. Сейчас он слегка подправит данные в программе тестирования. Некритично, но так, чтобы результаты анализов дочери перестали всем казаться идеальными. Затем вернет все к прежним значениям. С утра коллеги выгрузят готовый отчет. На энергосъемник отправится другой доброволец. Потеря в энергии на два-три процента не скажется на работе реактора. Вздор, тут даже считать нечего. В проект заложены такие запасы прочности, что эти отклонения ни на что не повлияют.

Для дочери это будет ударом. Первая попытка сделать что-то наперекор советам отца – и такая неудача. Может быть, оно и к лучшему. Присмиреет на какое-то время, достаточное для того, чтобы закончить с бумагами и отправить в Альпы их с Анной вдвоем. Курс лечения, свежий воздух, изоляция. Близко к столь любимым ими обеими гальским деревням.

Ведомый силой человеческих приношений корабль стартует с мыса Сурукке и через два месяца развернет базу на Марсе. В течение года будут запущены гравитационные ускорители. Еще десять лет – и ацтеки покинут обреченную планету.

Мекатл уже решил, что он Марса не увидит. После того, что он сейчас сделал, у него нет морального права лететь вместе со всеми. Пусть подтасовка научных данных и не повлияет на успех миссии, но это все равно обман. Нельзя пользоваться плодами своего обмана, это недостойно науа и особенно ацтека. Он останется с семьей. На Земле можно будет жить еще около ста лет. Больше, чем срок жизни его самого, его жены и дочери.

Как и положено мужчине и ацтеку, он принял решение и готов нести за него ответственность. Профессор Мекатл выключил компьютер. Погасил свет в кабинете. Спустился на первый этаж здания. В раздевалке снял с вешалки пальто со шляпой, и вышел на улицу. 

497
18:25
Захватывающая идея альтернативной истории! К тому же хорошо написано, динамично разворачиваются события. Видно, что автор потратил некоторое время на чтение первоисточников для создания достоверного антуража победившей в масштабах мира ацтекской культуры. Спасибо вам, автор, было очень интересно читать!
12:15
+1
Идея недурна, но сырая. Написано плохо, криво и много воды. Только на ознакомление с некоторыми нюансами ацтекской культуры автор и потратил время, сносным знанием остальной матчасти автор не отличается. Реакции термоядерного синтеза у него каким-то боком относятся к химии. На Марсе автор ищет какую-то «точку», чтобы от неё выстроить к Земле вереницу кораблей, совершенно игнорируя, что планеты нестатичны относительно друг друга. Край Солнца у автора виден с Земли в любое время суток, словно солнечная корона уже дотянулась до планеты, но при этом она ещё не выгорела. Путаные и нелепые объяснения, как энергия жертвоприношений связана с атомной энергией.
Отсутствие логики у автора: Солнце поглотило Уран, через пару лет поглотит Венеру, но до Земли дотянется только через 1000 лет, хотя расширение Солнца идёт с ускорением.

Разницы между понятиями «цивилизация» и «технология» автор не видит: «Цивилизация индоевропейцев в это время была основана на сжигании угля в примитивных горнах и на тяговой силе животных». То есть такие важные элементы цивилизации, характеризующие её, как религия, философия, социально-экономическое устройство и т.п. для автора как бы не существуют. За такие высказывания даже школьнику ставят двойку, а автор вкладывает этот бред в уста музейного экскурсовода.
Сюжетная основа, — папа-профессор подтасовал результаты исследований, чтобы спасти дочу, — хлипкая и унылая. Никакущий финал: «Нельзя пользоваться плодами своего обмана, это недостойно науа и особенно ацтека. Он останется с семьей. На Земле можно будет жить еще около ста лет. Больше, чем срок жизни его самого, его жены и дочери.
Как и положено мужчине и ацтеку, он принял решение и готов нести за него ответственность». Ну мужик! Настоящий ацтек! И какую же он такую «ответственность» готов нести? Дожить на Земле на пенсии до тихой смерти в кровати? О чём это всё? Рассказ уровня школьника, который скурил учебники по физике, химии, истории и обществоведению.
21:08
банально, скучно
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин

Загрузка...
Book24

Запишитесь на дуэль!