Олег Шевченко №1

Коробка

Коробка
Работа №449 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Он шёл очень и очень долго, его скафандр был потрёпан временем. Он бы сменил его, оделся бы во что – то другое, но другого у него с собой не было, ведь, никто не предполагал, что такое могло случиться.

- Хэй, Билл! Постой, погоди же ты! – кричал вслед Биллу Александр.

- Ну что тебе? – наконец остановившись, спросил Билл.

- Фуф! Дай хоть отдышаться! Ох... Я хотел пожелать тебе удачи.

- Ну, так желай.

- Удачи Билл. Удачи. – Сказал Алекс и похлопал друга по плечу, так, как будто провожал его в последний раз – И я смотрю твоё чувство юмора ещё при тебе? Эх, Билл, возвращайся поскорее. Прошу тебя.

- Ты же прекрасно знаешь, что миссия запланирована на определённый срок. Я вернусь по окончании этого срока и всё. Всего лишь два года Алекс. Как только я вернусь с меня выпивка!

- Ловлю тебя на слове! – попытался изобразить улыбку Алекс, но ком в горле мешал ему, и получилась гримаса, как у шимпанзе поперхнувшегося бананом.

Он удалился и подумал, что его друг, наверное, зря за него волнуется. Подойдя к зданию ,двери открылись, и он вошёл. Оно было центром управлением полётами, хотя полётов пока не было, но один вскоре должен был состояться. Как ему говорили тысячи людей с которыми он повидался в последние два месяца, это должен был быть ещё один шаг в освоение космоса, да и просто величайшее событие тысячелетия. Он огляделся. Всё было знакомо и привычно: та же девушка за столиком, тот же чистый пол с гербом Международной Космической Организации, те же стулья. Всё здесь было таким надёжным, что последние капли волнения пропали. Прогулявшись по центру, Билл решил пойти домой. Дома его встретила Софи.

- Милый, привет, – не отвлекаясь от приготовления лазаньи, сказала она.

- Привет. Слушай, я сегодня встретил кое – кого.

- Кого?

- Алекса! - Воскликнул Билл.

- Он всё - таки добрался? Даа, немало трудов ему это стоило. – Всё так же равнодушно сказала Софи.

- Он волновался за меня... Это довольно странно.

- Оу, дорогуша, что ты хочешь этим сказать? – Оторвавшись от своей плиты, спросила она.

- Обычно он говорил, что я – трус.

- Опять ты со своими шуточками! Не смешно, Билли! Не смешно! - ,отвернувшись с улыбкой на лице, воскликнула Софи.

- Скоро будет ужин? – С игривой интонацией спросил он.

- Даааа, а что? – Так же игриво ответила она.

- Сегодня я хочу преподнести тебе сюрприз. Он будет ооочень приятным– Всё ближе и ближе подходя, сказал он.

- Хочу, конечно...

Но Билл не дал ей закончить её предложение, так как их языки уже сплелись в поцелуе.

НАСЛЕДУЮЩЕЕ УТРО.

- Бурная ночка! – с удовольствием растягивая каждый слог, сказала Софи.

- Даа, Но ты тоже ничего! – С улыбкой на лице, протянул Билл.

- Ты не забыл?

- Что не забыл?... – недоумевал Билл.

- Твой полёт.

- Ааааах это! Это пустяки! – сказал Билл, сам не веря своим словам.

И в правду он сегодня должен лететь. И не просто лететь, как летают на курорт или на работу, а лететь далёко, лететь так, как не летал ещё ни один человек. В его команду входило трое: он – Билл, Артур, довольно крепкий паренёк из Новой Зеландии, и Женя – космонавт из России, мужчина лет тридцати семи. Они должны были встретиться у входа в Центр, но Евгений опаздывал. Спустя десять минут русский подошёл и сказал на своём языке: «Твоюж мать!». Никто не знал, что он сказал, но всем стало понятно, что это было ругательство. Он спросил Женю: «Что случилось?», но ответа не последовало. По лицу же было понятно, что третий космонавт чем – то озабочен. Как будто что – то забыл или не сделал. После все трое отправились к муфте. Пройдя её, они попали в небольшой зал, напоминавший зал ожидания в аэропорту. Здесь их ждал ещё один человек. Его звали Стивен.

- Доброе утро, друзья. – Поздоровался Стивен.

- Доброе... – как солдаты после боя, ответили все трое.

- Итак. Через час вы все полетите на ракете в самое необыкновенное путешествие человечества. Вы – надежда всего мира. Весь мир сейчас только и делает, что следит за вами! Все войны на планете прекратились из – за вашей миссии!

- Я думаю, мои коллеги согласятся со мной, если я скажу, что мы и так всё это знаем. Не надо зря волновать нас. Мы все и так на нервах. – Сказал Артур

- Я всё это понимаю, но я просто хотел напомнить вам это... – Смущенно ответил Стивен.

Стивен был хорошим малым, но слишком болтлив. Он был ученым из МКО и подавал надежды, ведь иначе бы его не направили бы на такую ответственную миссию в его двадцать восемь. Он был тем, кто должен был следить за ракетой до отправки. Что – то вроде пилота, который никогда не полетит. Не очень весёлая должность.

Через несколько минут все космонавты уже сидели по местам в ракете. Они уже знали, какая она внутри, но всё равно было очень интересно осмотреться ещё раз. После недолго осмотра, все отправились к главной части ракеты. Это был минишатл прикреплённый к последней ступени ракеты. Тут всё было перевёрнуто так, чтобы было удобней в полёте.

- До запуска двадцать минут! – Сказал приятный, как игра на пиле скрипичным смычком, женский голос.

- Почему они всегда выбирают такие отвратительные голоса? – Пошутил Женя.

- Сейчас это уже не важно... – Биллу и вправду было не важно, какой голос будет его провожать. Он всё думал о тех, кто останется там, внизу. Что будет без него? Как долго будет скучать Софи? А как же Алекс? Что будет с ним? Он подумал, что надо было бы сказать Софи приютить его, а впрочем, она сама догадается. Вот чем был занят сейчас Билл, а не полётом.

-5! – железный голос динамиков начал обратный отсчёт.

4!

3!

2!

1!

Зажигание!

Шум в ушах стоял неимоверный, и ещё неизвестно из – за чего. Нервы у всех были на пределе, как и их тела. Вот они оторвались от Земли, и каждый боялся, что сейчас что – то случится, но после успешных 7 минут полёта, а затем и выхода на орбиту все расслабились. Полёт проходил нормально, цент не давал забыть о том кто они, куда летят, и что там будут делать, благо новый вид связи давал им эту возможность. В таком состоянии им надо было бы находиться ещё примерно несколько дней. Впрочем, всё так и было кроме последнего дня...

Утром, когда все ещё спали, Центр неожиданно вызвал их.

- Артур! Билл! Евгений! Ответьте! Срочно! У вас проблемы! Утечка кислорода! Утечка кислорода! – В панике кричал Центр.

- Как утечка?! Что, мать вашу, происходит?! – опять на русском выкрикнул Женя.

- Что? Евгений! Евгений! Ответьте! Сочно в хранилище у вас утечка!

- Да, понял. – Ответил он, и тут же поплыл с максимально возможной скоростью.

Через несколько десятков минут, проблема была устранена. Кто – то забыл плотно закрыть вентиль. Но утро уже было испорченно, если в космосе хоть какое – то время можно назвать утром. Весь день случались мелкие неприятности, тренажер сломался, связь с Центром ухудшилась и так далее. Но главная неприятность была только впереди. Когда подходило время приземляться на Марс, Билл почувствовал неладное. Вскоре на корабле поднялась тревога. Центр тоже забил тревогу. Отказали посадочные двигатели. Без них шатл рухнет на поверхность планеты, как большая жестяная банка консервов, с огромной высоты. Только вместо консервов были три космонавта. Вот уже и была видна поверхность планеты. Она была красной. Красной, как ржавая железяка. Планета как будто хотела их поглотить, так как корабль подлетал всё ближе и ближе к Марсу, и не собирался останавливаться. Оставалось каких – то три километра и... двигатели так и не заработали. Корабль рухнул на поверхность планеты, подняв огромный столб пыли. Внутри все было похоже на космическую свалку. Кабеля, провода, всё было порвано, перевёрнуто, все экраны и пульты разбиты, как будто по ним долбили отбойным молотком. Корабль явно был не в лучшем состоянии. Кто - то вылез неизвестно из какого отверстия, так как теперь их было огромное множество. Осмотревшись, он понял, что остался один. Труп Артура лежал неподалёку. Видно было, что он пытался вылезти, но так как его нога осталась под завалом, бедный новозеландец вскоре умер от потери крови. «Хороший был парень. Жалко его» - подумал Билл и решил, что надо собрать вещи, оставшиеся после катастрофы. Полчаса спустя, он понял, что почти ничего нельзя собрать или взять. Пищи почти не было, только то, что было у него в Жёлтом ящике1. Ему повезло с водой. Каким – то чудом отдел, где она хранилась, почти не пострадал. Он решил пока подождать, другими словами, окопаться и ждать. Мысль осмотреть корабль изнутри пришла неожиданно. «Вдруг русский ещё жив?» - подумал наш герой. Но русский оказался тоже мёртв. «Чёрт подери! Я что, остался на этой драной планете совсем один? Да я помру, пока Центр догадается, что случилось! И слишком затратно спасать одного... К тому же, они там не знают, кто выжил... Скорее всего, они думают, что все... мертвы...» - такие печальные мысли были сейчас у него. Он был прав. Центр и вправду думал, что вся экспедиция погибла, после разгерметизации корабля, и выслал родственникам письма о том, что космонавты погибли героической смертью на благо науки. Одна Софи верила, что Билл ещё жив. Она хотела невозможного. Центр отказал ей, сказав, что все мертвы и спасать с красной планеты уже некого. Только на следующий год, когда полетит новая экспедиция, космонавты оттуда осмотрят место крушения и найдут самописцы. Возможно, опознают их тела. Стивен даже придумал теорию, что возможно трупы, завезя своих микробов и разнообразных микроорганизмов, зародят жизнь, на ныне безжизненной планете. Он назвал эту теорию: «Теория жертвоприношения».

После недели отчаяния Билл решил, что надо выдвигаться, и просто идти, идти, идти, идти... Он решил всё записывать на встроенный в скафандр самописец. И только после этого он заметил, что дышит марсианским воздухом без опаски, и всё ещё жив. Это его удивило, но безнадега, охватившая его, взяла верх через некоторое время, и он опять стал живым мертвецом. Через два дня он выдвинулся в свой последний путь, чтобы найти себе могилу где – то на просторах Красной Планеты. Он шёл очень и очень долго, его скафандр износился до ужаса. Он бы сменил его, оделся бы во что – то другое, но другого у него с собой не было, ведь, никто не предполагал, что такое может случиться. С собой он взял остатки еды, воды на неделю. После пятидневных скитаний Билл нашёл кое – что. Марс, как будто хотел спасти его, ведь кое – что было родником с водой. Он, выпучив глаза, стоял и смотрел на это чудо. Спустя несколько секунд, сделав хим. анализ воды, наш герой пришёл к выводу, что вода пригодна для питья. В ней было большое содержание железа, но фильтр в его фляге, делал эту марсианскую воду вполне нормальной. И тут Билла посетила мысль, что Марс не хочет спасти его, а просто играется с ним. «Ах, ты, красная скотина! Мало тебя метеоритами долбили! Когда я выберусь, я прикажу послать на тебя все бомбы, которые когда – либо сделал человек!» - Ругался Билл. Но он понимал, что это все бесполезно, так как его никто не собирается забирать. Тут он услышал гром. Сильный раскат прокатился в плотной атмосфере быстрее, чем это было бы на Земле. Небо окрасилось за несколько минут в пурпурно – фиолетовый. «Этот гром?...» - подумал Билл, - «ооо нет! Это не гром! Эта просто планета смеётся надо мной! Чтоб её! Чёрт!! Аааааа!! Я схожу с УМААААА!!!». Отчасти наш космонавт был прав, он и вправду стал более вспыльчивым, и рассудок его немного помутился, но в целом, он был ещё в порядке. Молнии били на право и на лево. Гром с каждым разом становился всё сильнее и сильнее. Найдя какую - то пещеру Билл заполз в неё и отключился. Там он проспал тридцать один час. Проснувшись, он увидел на небе Землю и Луну. Так же спутник Марса, выглядывал из – за горизонта. Это было чудесное зрелище. Чистое марсианское небо, марсианские красные равнины, планеты вместо лун и проглядывающийся спутник. Только тут нервы Билла дали слабину и он заплакал. Заплакал, как дитя, причитая о: Софи, об Алексе, Артуре, о странном русском со странным именем Женя, о родителях. Проплакав всё свое горе, и оставив в душе неприятный осадок, Билл двинулся дальше. Через несколько дней он увидел на горизонте что – то выделяющееся на красном фоне бескрайних полей Марса. Не придав этому никакого значения, он всё же двинулся в ту сторону. Через несколько дней он достиг, того к чему шёл. Это было нечто. Билл засмеялся нервным смехом, отскочил на пару метров, упал на колени, отполз что – то бормоча про спасение души. Опять отключившись, он пролежал там около двух часов. Пробудившись, он резко вскочил, оглядываясь по сторонам как загнанный в тупик зверёк, и заорал, что было мочи: «ПРЕКРАТИИИИИ! Хватит! Я НЕ ИГРУШКА! НЕ ИГРУШКА! Я НЕ ПОЗВОЛЮ!» Мало понимая кому он это кричит, Билл подошёл к тому, что видел. Это было не живое существо. В этом он убедился сразу. Это было больше похоже на коробку из бетона и кирпича. У этого была плоская крыша бардового цвета. Были и ворота, сделанные из железа и покрывшиеся большим слоем ржавчины. Билл не верил своим глазам. Но овладев своим разумом, он решил, что надо постучать в ворота. Стук был глухим. Никто не отозвался. Тогда Билл решил залезть на крышу, но по какой – то причине он не смог этого сделать. Она казалась в два метра высотой, но когда Билл прыгал, чтобы зацепиться за края, он не доставал. Как будто стена вдруг вырастала, или он становился меньше. Решив остаться здесь неопределённый срок, Билл заснул. На следующий день, он обнаружил, что вода почти кончилась, как и еда. Опять постучав в ворота и не получив ответа, Билл сел в тени загадочной постройки, больше похожей на гараж. Самый обыкновенный гараж.

Через день Билл обнаружил, что еды больше нет. Это был для него смертный приговор. Вода ещё была, непонятно откуда, а еды больше не было. Вскочив, Билл начал барабанить руками и ногами по ржавым воротам, так, что отлетали куски ржавчины. И тут он заметил что под слоем ржавчины что – то написано. Он начал убирать её ногтями. Через несколько часов он увидел первую букву. Это была буква П. Работая дальше таким образом, Билл отковырял всё через несколько дней, и когда это слово представилось ему, он упал рядом со зданием и начал орать что – то нечленораздельное. Слово, которое окончательно свело его с ума, было: «Помогите». Оно было написано чем – то белым, но это было неважно.* Пробарабанив в дверь ещё час, он упал обессиленный. Билл осознал остатком затуманенного разума, что это конец. Конец всему. Дальше ничего не будет. После этой мысли он окончательно потерял рассудок и всякую способность к разумному мышлению. Так и сидел он там, у ворот, пока тело его не истощилось от обезвоживания и голода. Это была смерть его физического тела, тогда как Разум, его Я, умерло ещё три дня назад. Марс забрал его себе. Ещё сотни лет никто не находил эту коробку, и всё это время можно было бы увидеть сидящий в скафандре скелет, бывшего астронавта из первой в мире миссии на Марс. Конец связи///

* желтым цветом отмечены спорные моменты, которые могут быть убраны исправлены и т.д. и т.п.

1 – Жёлтый ящик – контейнер из сверхпрочных материалов, в котором лежало всё самое необходимое для космонавта в экстренной ситуации. Там был запас пищи для невесомости, небольшой контейнер с кислородом, вода от 1 до 2 литров и другие необходимые при крушении или аварии в космосе вещи для космонавта.

-8
698
13:36
Я так и не понял, какую мысль хотел донести автор до читателя… Астронавты полетели на Марс, шатл потерпел крушение, двое погибли, один сошел с ума найдя ящик со знаком призыва о помощи… Если это «первой в мире миссии на Марс», то кто оставил этот знак? В тексте много «был, было, были»… от этого пропадает интерес к прочтению, ибо множество «былок» засоряет текст, их нужно чем-то заменять, либо по -другому выстраивать предложения. Над текстом нужно много работать, чтобы он стал пригоден для прочтения.
18:26
pardon Я тоже не понял, но не это главное: сложилось такое впечатление, что автор бросил текстом заниматься, текст слился. После падения ракеты — отверстия? Потрёпанный от времени скафандр? А зачем в нём домой идти? И пожелание автору — не отделяйте " — " от слов и частиц.
21:55
+1
Единственное логическое объяснения, почему ЭТО участвует в конкурсе, я нахожу только в одном — автор хотел поучаствовать в конкурсе. А как известно, далеко не для всех главное победа. Для кого-то достаточно участия)) bravo

Отбросим в сторону идею (ее в общем-то нет). Пройдемся по стилю: абзацы кирпичи, былки, капс, никакого ритма. Еще работать и работать.
12:31
«Хьюстон, кажется, у нас проблемы. Какой-то весьма юный падаван-прозаек решил срочно поучавствовать в конкурсе фантастического рассказа, быстро накатал за пару часов на коленке нечто про космос и отправил это нечто на почту литпортала. Хьюстон, случилось непоправимое, это нечто каким-то чудом просочилось сквозь сито первичного конкурсного отбора и было опубликовано на страничке „Бумажного Слона“. Это можно было бы назвать катастрофой, если бы текст по каким-либо причинам прошёл во второй конкурсный тур, но слава памяти Альберта Энштейновича, даже теория вероятности не в силах помочь рассказу. Хьюстон, как поняли, приём?».

Я очень не люблю ставить рассказам оценку минус один, но, увы, вынужден сделать это в третий раз на этом конкурсе.

P. S. Очень позабавило примечание " желтым цветом отмечены спорные моменты, которые могут быть убраны исправлены и т.д. и т.п". С учётом того, что одним большим спорным моментом является весь текст, то очень неплохо (сугубо имхо) было бы исправить положение, просто выпилив его из реальности. Автор, не обижайтесь, найдите себя в чём-то другом, ну не надо так мучить русский язык(((
18:18
+1
Какой-то лютый рассказ самом плохом смысле этого слова…
22:42
Поставлю плюс рассказу. Ржал до слёз, как ни над одним другим произведением на конкурсе. laugh Особенно полюбился мне образ русского космонавта Жени!
Загрузка...
Arbiter Gaius №1