Нидейла Нэльте №1

Чтобы помнили люди

Чтобы помнили люди
Работа №470 Работа снята с конкурса. Оценивать не нужно

(Работа снята с конкурса. Оценивать не нужно)

Город Странствилл, столица Империи Алаурия, готовился к самому главному празднику, который все жители города и Империи чтят, помнят и любят. Именно в этот день, ровно двести сезонов тому назад, произошло событие, которое коренным образом изменило жизнь двенадцати королевств. 


Кровавая война! Люди, возможно, и рады были бы забыть о этой страшной войне между Добром и Злом, между объединённым войском людей и кочевников, но нельзя забыть, что в каждую семью тогда пришло горе, в каждой семье в то страшное время кто-то погиб, кто-то остался без отца, сына, или брата.

Прошло двести сезонов, но люди будут вечно хранить память о тех, кто не вернулся с поля битвы: о генерале Альторо и его храбрых мечниках из Красных вымпелов, о архимаге Азартаре и о его сыне, о боевых магах, которые сыграли решающую роль в победе людей над краснокожими гигантами из Дикой степи. Люди будут вечно помнить о тех двух миллионах человек, которые погибли на поле битвы, и самое главное – о том, почему произошла та страшная трагедия.


Арантан, казалось, только что оторвал свою голову от подушки и, пробежав по небосклону огненной дугой, даря всему живому на земле тепло и свет, уже уставший, был низко над горизонтом, собираясь уступить своё место двум очаровательным ночным спутницам, розовой Ниейро и жёлтой Арандо.

Когда часы на башне городской ратуши пробили восемь раз, люди города Странствилл начали собираться на площади Трёх роз. Люди ждали основного события праздничного дня – показа иллюзии того знаменательного события, которое произошло на берегу реки Орушты.

Позади массовые гуляния, показательные соревнования боевых магов, мечников, копейщиков, цирковые артисты и музыканты весь день старались изо всех сил, чтобы понравиться публике. Сколько пива и вина было выпито в праздничный день – люди об этом будут слагать легенды. Без них человек не может прожить ни дня, легенды у людей в крови.

Площадь Трёх роз оживилась – на балкон Императорского дворца, вышли Император Киллайд и его супруга, очаровательная Сольвилия. Император приветствовал собравшихся на площади людей, и в это время часы на башне городской ратуши пробили девять раз.

На высокий помост, поддерживаемый под руки магами, поднялся легендарный архимаг Азартар. Он поклонился Императору и его супруге, людям, которые находились на площади. Собравшиеся на площади горожане и гости города, ответили рукоплесканием на приветствие архимага. Азартар, открыв деревянный ящик, обитый изнутри мягким бархатом красного цвета, извлёк из него белоснежную четырёхгранную пирамиду.

Архимаг поставил её на ладонь левой руки, указательным и большим пальцами правой руки надавил на две противоположные грани пирамиды, которая, спустя несколько секунд, начала светиться молочно-белым светом. Азартар подбросил светящуюся пирамиду вверх и та, поднявшись в вечернее умиротворённое небо на большую высоту, взорвалась мириадами разноцветных огней. Огни закружились в неистовом хороводе, над площадью Трёх роз раздался одновременный вздох десятков тысяч человек, люди услышали голос архимага, усиленный магией:

— Всегда помните, чтите и никогда не предавайте, храните память о погибших! Никогда не повторяйте ошибок наших предков!

Люди первое время не могли понять, где они находятся: изображение, сотканное из мириада разноцветных огней, убеждало людей, что они сейчас парят в воздухе на огромной высоте. Где–то далеко внизу видны людские поселения: деревни, посёлки, большие и малые города, моря и озёра, великолепные Скалистые горы с их заснеженными вершинами, которые, как показалось людям, упираются в подбрюшье голубого и безоблачного неба.

Над Скалистыми горами кружил белоснежный орёл, который обозревал окрестности гор с невероятной высоты. Изображение приблизило орла, картина происходящего кардинально изменилась и теперь все люди смотрели на красивейший пейзаж глазами птицы.

Белоснежный красавец сделал большой круг над Скалистыми горами и в небе раздался оглушительный клёкот этой сильной птицы. Орёл постепенно удалялся от гор в сторону поселений, где проживали люди. Присутствующие на площади Трёх роз сразу узнали территорию двенадцати разобщённых королевств, где в прошлом никогда не прекращались братоубийственные войны.

Войны происходили как внутри королевств, так и между королевствами, между государствами, которые испокон веков были дружественными по отношению друг к другу. Люди уничтожали себе подобных, и орёл показал разрушенные города, сёла, вытоптанные луга и пастбища.

Над площадью раздался тихий голос архимага, от которого по коже людей пробежал холодок, в сердцах кольнуло льдинкой сожаления:

— Земля пропиталась кровью, она стонала и плакала, жаловалась на свою судьбу Всевышнему, который создал твердь и воду, животных и растения. Но самое сильное, хитрое и жестокое создание Всевышнего, это человек. Земля не могла понять, как могло произойти с людьми такое превращение, когда люди перешли невидимую границу между вседозволенностью и жестокостью, ту границу, которая всегда отличала человека от животного.

Над площадью воцарилась тишина. Люди услышали голос архимага, в котором они уловили горечь от содеянного магами, люди услышали, как дрожит голос Азартара:

— И когда в войнах начали принимать участие люди, научившиеся управлять энергией, которая разлита вокруг, энергией всего Мироздания, смертоубийственные войны превратились во что-то страшное и недоступное для понимания самих людей. На полях сражений теперь всегда принимали участие одарённые, которых называли магами. Они кастовали такие сильные заклинания, что земля не выдерживала их мощи, она покрывалась кровоточащими язвами и трещинами, из которых появлялся огонь Преисподней. Одни горы исчезали, другие появлялись в совершенно неожиданных местах. В реках и озёрах начала исчезать рыба, в лесах — животные, увидеть в небе птиц стало большой удачей.

— Люди наконец-то осознали, что находятся на грани вымирания, об этом им всегда напоминал кровавый дождь, который низвергался нескончаемым потоком с небес. Войны стихли, на территориях двенадцати королевств наступило относительное затишье. – голос архимага стал громче, его слышали люди всего города Странствилл. – В это время рос и креп, развивался другой народ, который проживал на территории Дикой степи. Этот народ — тулькумены, краснокожие двухметровые создания. Смотрите люди и запоминайте!

Взмах орлиного крыла.

Широкая и вольная степь. Теперь орёл кружил над поселениями тулькуменов. В тени их жилищ, которые называются артугами, сидели старые воины, в пыли играли дети. Но игры у них были своеобразные – они дрались между собой деревянными мечами.

Голос архимага Азартара теперь звучал постоянно, он комментировал иллюзорное изображение, которое находилось над головами людей.

— Взрослые тулькумены, считающие себя такими, которым едва исполнилось четырнадцать лет, проходили специальную воинскую подготовку. Они учились убивать без совести и сожаления о содеянном. Опытные воины показывали молодым, как сразу отсечь голову человека, или вспороть брюшину, чтобы человек долгое время не умирая, продолжал ползти по земле, оставляя за собой кровавый след и свои внутренности. Учились молодые тулькумены всем премудростям военного дела, а также – всевозможным пыткам и издевательствам над людьми. Сильные и выносливые создания, они могли длительное время обходиться без воды, еды и крова. В этом была сила тулькуменов, это было основным преимуществом перед людьми.

— Дикая степь не могла прокормить поголовье скота, перед кочевниками встала проблема, как накормить свой народ, им была нужна новая территория, где было бы в достатке сочной травы, а в лесах – много животных и птиц. В Дикой степи начинался голод. Тулькумены, создав многомиллионную армию, приступили к постройке больших и малых плотов. Подготовка к вторжению в земли людей продолжалась несколько лет. И пока люди восстанавливали то, что сами когда-то разрушили, тулькумены подготовились к войне основательно. Были приобретены, опять же у людей, оружие, доспехи, необходимый, на время похода, провиант. И однажды, переправившись под покровом ночи через реку, разделяющую земли людей и кочевников, тулькумены развязали самую кровавую войну в истории человечества.

Иллюзия неожиданно исчезла, люди не понимали, что происходит. Но спустя некоторое время, опять прозвучал голос Азартара, и теперь в нём люди услышали нотки горечи и отчаяния:
— Не все знают причину, по которой на землю из обычных с виду туч, проливались кровавые дожди. В обществе магов нашлись люди, которые проповедовали культ насилия, они научились общаться с миром мёртвых, управлять тёмной энергией. Я хочу, чтобы вы знали, люди, что мы, как могли, боролись с некромантией на территории всех двенадцати королевств. Но чернокнижники сбежали в Дикую степь, где нашли поддержку и кров у тулькуменов. Смотрите и запоминайте, люди. То, что вы сейчас увидите – величайшее зло на нашей земле и наша боль. Молодой Хан степняков знакомится с только что построенным Храмом Дьявола в Дикой степи.

Опять появилась иллюзия, люди увидели следующее: чёрный жеребец вынес Хана на вершину холма, Увидев возвышающееся на небольшом пригорке сооружение, Хан остановил жеребца, внимательно рассматривая Храм Дьявола. Сложенный из речного серого камня, он напоминал нагромождение остроконечных скал, собранных в одном месте. Верхушки скал были скрыты за пеленой тумана, который в лучах дневного светила переливался яркими красками, начиная от ядовито-жёлтого и заканчивая ярко-фиолетовым цветами.

— Это, мой хан, искусственная завеса. Как мне некромант объяснил, она скрывает сам Храм и то, что происходит на его территории, от любопытных глаз. В том числе и от глаз птиц, которыми люди могут воспользоваться. – произнёс шаман, сопровождающий Хана в поездке.
— Хорошо, но кто это всё мог построить? Гадость какая-то получилась, шаман!
— Нет, мой хан, Храм красивый, и то, что мы сейчас видим, это обман, не более того.

Иллюзия показала довольное лицо Хана – чем ближе он подъезжал к Храму Дьявола, тем больше и больше ему нравилось это грандиозное сооружение. Храм напоминал корону, которую так любят надевать на голову все, без исключения, короли. Единственная разница была в том, что лепестки короны были больше загнуты по краям, на острие лепестков находились огромные каменные шары чёрного цвета.

Из середины "короны" вверх устремился красивый шпиль, со множеством остроконечных выступов, которые также, как и лепестки короны, были увенчаны шарами чёрного цвета. Деревянные ворота дрогнули, приоткрылись. Из них вышел маг в чёрной мантии, с посохом из дерева красного цвета, в верхней части посоха была закреплена перевёрнутая звезда, которая отражала яркие лучи Арантана. Маг поклонился Хану, показывая рукой, что въезд дорогому гостю открыт, все его ждут с нетерпением.

Лошадей кочевники оставили за пределами храма, вошли во двор и остановились в изумлении: весь двор был замощен камнем светло-коричневого цвета, чёрными камнями была обозначена огромная звезда. Камни, в выступающей части, имели выемку, образуя по всему контуру звезды один общий желоб. От него, в пяти местах, к центру звезды уходили углубления для отвода крови. В самом центре звезды находилась ниша, которая была облицована матовым камнем тёмно-синего цвета.

— Как этот храм нам поможет в борьбе с людьми? Я не совсем понимаю. – спросил Хан.
— О, Великий хан! Такого нет ни в одном государстве! Мы получим возможность наносить урон врагу в любой битве, на любом расстоянии от храма!
— То есть, некроманты, которые будут участвовать в сражениях, получат возможность направлять ваши заклинания прямо во вражеские построения. Так?
— Именно так, мой хан. Мы получим возможность не дожидаясь, когда город людей решит сдаться Вам, разрушать крепостные стены, убивать защитников, наводить на людей ужас!

— Как-то всё это неправдоподобно звучит, маг! – Хорошо, показывайте, куда ушла прорва золота и что из этого всего, – Хан обвёл рукой весь храм. – Получилось.

Он и шаман присели на поднесённые им стулья, некромант взмахнул посохом. Двери центрального здания открылись, на улицу стали выводить людей-рабов. Хан пытался рассмотреть, что выражают глаза этих несчастных, но всё это было тщетно – глаза людей были широко открыты, в них не было видно признаков разума. Люди напоминали бездушных и послушных кукол.

Некромант опять взмахнул посохом, маги в чёрных мантиях стали укладывать людей по контуру звезды. Воздух наполнился гулом, Хан посмотрел по сторонам, услышав раскаты огромных невидимых барабанов, которые постепенно увеличивали ритм своих ударов. Глухой и раскатистый звук, усиленный эхом, многократно отражённый от "лепестков короны", стал невыносимо громким.

Последовал последний, самый сильный звук, издаваемый барабаном, стало тихо. Некромант затянул заунывную мелодию заклинания, его поддержали остальные чёрные маги. Удар посоха о камни напоминал звук расколовшегося камня. Хан вздрогнул. Заклинание было произнесено.

Некроманты, которые стояли рядом с жертвами, синхронно наклонились над людьми, сверкнули лезвия ножей, по желобам потекла кровь. Чаша наполнялась очень быстро, кровь в ней пришла в движение, забурлила, как закипает вода в котле, установленным над костром. Люди умирали молча, с улыбками на лицах.

Опять раздался голос некроманта, его короткие слова несколько раз повторило многоголосое эхо, над чашей с кровью начала сгущаться Тьма. Воздух загустел, от чаши вверх стало подниматься чёрное марево, которое, закручиваясь в спираль, поднималось всё выше и выше в небо, заставляя белоснежные облака расступиться, скрыться из виду. Над Храмом Дьявола небо из голубого превратилось в чёрное, это страшное небо стали подсвечивать вспышки молний.

Шары, установленные на остроконечных лепестках храма, начали светиться красным светом, затем они одновременно вспыхнули насыщенным багровым светом, из центра чаши с кровью, в чёрную тучу ударила ярко-красная молния. Лицо Хана стало белее мела, оно превратилось в маску смерти. Шаман катался по земле, с пеной у рта, его глаза полыхали красным светом, как и глаза чёрных магов.

Некромант произнёс короткое слово заклинания, ударил посохом, туча ответила громовым раскатом, затем она начала медленно двигаться в сторону поселений людей. Великий вождь всех тулькуменов Жёлтой степи испытал животный ужас, с перекошенным от страха лицом, он выбежал за пределы Храма Дьявола, вскочил на чёрного жеребца и помчался в сторону, открытой вольным ветрам, степи.

Над площадью Трёх роз было тихо, никто не решался произнести ни одного слова. Люди воочию увидели, как кочевники обращались с людьми, почему над их городами и поселениями шёл кровавый дождь.

По изображению, скачущего по степи Хана тулькуменов, прошла рябь, люди опять смотрели глазами белоснежного орла, который, пролетая над землями людей, над их домами, показывал страшную картину войны между людьми и кочевниками.

Каждое королевство защищало свои земли самостоятельно, никто и в мыслях не допускал объединения двенадцати королевств для отпора тулькуменам. Каждый был за себя и, как закономерный итог, кочевники прошли через одиннадцать королевств, как горячий нож проходит сквозь масло.

Если кочевники встречали отпор какого-нибудь, хорошо укреплённого, города, они обходили его стороной. За работу принимались некроманты, насылая на людей всевозможные болезни, вызывая из-за тонкой грани, грани между миром людей и мёртвым миром, всевозможных демонических созданий, которые уничтожали горожан с особой жестокостью.

Осталось единственное не завоёванное королевство, со столицей – городом Странствилл. К этому городу стекались остатки войск одиннадцати королевств, по дорогам двигались нескончаемой вереницей обозы с беженцами. Возле крепостной стены города появились палаточные города. В одном размещались военные люди, в другом – мирные жители.

Орёл сделал большой круг над Странствиллом, возле которого собравшиеся вместе люди, наконец-то, поняли, что у них не так уж и много вариантов – или почётная смерть в сражение с кочевниками, или позорная смерть в плену у тулькуменов. Выбора не было, поэтому было принято единственное правильное решение – сражаться с кочевниками, выстоять под натиском тулькуменов, принять последний бой.

Взмах орлиного крыла.

Великий хан Тамаразан ликовал: одиннадцать королевств остались позади, многие города разрушены до основания, но были и такие, которые сдались на милость победителю, бургомистры этих городов вручили Великому хану ключи от города. Всё было хорошо, но выпал первый снег, который тулькумены видели первый раз в жизни. Королевство Алаурия располагалась далеко на севере, где климат был несравненно жёстким и суровым по сравнению с привычным кочевникам климатом в Дикой степи. Люди, отступая из городов, прятали всё продовольствие, закапывали в землю пшеницу, рожь. Но это не могло остановить тулькуменов, у них был девиз – "Только вперёд, мечом и огнём, без оглядки назад".

Опять же, путь к последнему непокорённому королевству, проходил через леса, единственные дороги были перегорожены искусственными завалами. Через каждый час приходилось убирать с дорог поваленные деревья, что приостанавливало продвижение тулькуменов.

Вернулись разведчики, они доложили Великому хану, что мосты через реку Орушта или сожжены, или разрушены. Хан вздохнул – опять придётся вязать плоты и переправляться через водную преграду. Но ничего, два-три дня, и поход закончится, можно будет с триумфом возвратиться в родную степь.

Орёл поднялся высоко небо, теперь он кружил над местом проведения предстоящего сражения. Долина Грёз находилась на расстоянии дневного перехода от Странствилла.

Место для сражения было выбрано лично генералом Альторо, главнокомандующим объединённым войском всех королевств. Он стоял на небольшой возвышенности, размышляя, где лучше расположить своё войско.

Долина Грёз находилась между двумя холмами, что не позволит кочевникам атаковать всей мощью своих войск сразу, тулькумены будут вынуждены вводить в бой войска по частям, поэтапно. На это генерал сделал ставку, только в этом у людей было преимущество.

Разведка генерала доложила, что тулькумены уже начали переправу через Орушту. К Альторо подошёл маг, в котором люди, находящиеся на площади Трёх роз, сразу узнали архимага Азартара. Молодой, с развевающимися на ветру волосами цвета спелой пшеницы, он также, как и генерал осмотрел место будущего сражения, о чём-то тихо сказал Альторо, показывая рукой на один из холмов.

На следующий день произошло событие, которое изменило ход истории человечества. Битва возле реки Орушта.

Конница тулькуменов, за ней пешие воины с длинными чёрными мечами и небольшими круглыми щитами, за ними, на небольшом удалении, расположились шаманы, за шаманами – чёрные маги. Но упор кочевники делали на конницу. Никому ещё не удавалось остановить её стремительный бег, чудовищный удар по пешим воинам противника. Но то, что сегодня видели кочевники, было для них непривычным: люди расположили копейщиков в несколько рядов и вместо маленьких и лёгких круглых щитов, первые и последующие ряды людей, прятались за ростовыми щитами. Конница рассредоточена по флангам, пешие воины – за лучниками. Между пешими воинами есть промежутки для отступления и арбалетчиков и лучников.

Всё готово для битвы, лица воинов сосредоточены, маги и с одной стороны и с другой, кастуют какие-то сложные заклинания. Из первого ряда тулькуменов, на чёрном коне, выехал громадный детина в многослойных доспехах, изготовленных из кожи буйвола, проваренной в масле, меч, тонкий и изогнутый, закреплён на перевязи за спиной. Воин, не доехал до копейщиков около ста метров, остановился.

— Что, люди, смерть свою ищите? Так вы её нашли! Или вы себя считаете бессмертными? Или в вас, в людях, появилась храбрость? Вы всегда были трусливы, как зайцы! – всадник засмеялся, откинув голову назад. – Есть среди вас такой смельчак, который сразится со мной в честном поединке? Ну?

Лучники, арбалетчики, копейщики посторонились, на белоснежном красивом коне из строя выехал воин, облачённый в серебристую кольчугу, в наручи, поножи, на голове воина – остроконечный шлем, на поясном ремне – небольшой прямой меч и кинжал, щит перекинут за спину.

— Это ты свою смерть звал, Жюнокор–мясник? Смотри сюда, вот она, твоя смерть. И как тебя убить, Жюнокор? Медленно, или быстро, чтобы ты не мучился? Нет, пожалуй, тебя нужно медленно убивать, оживлять и опять убивать. Сколько на твоих руках крови женщин, стариков и младенцев? Ты же не умеешь воевать честно, мясник! Ты трус и уже почти труп, тулькумен. Убирайся к своим грязным друзьям–падальщикам, чтобы мои глаза тебя не видели.

Тулькумен сплюнул на землю.

— Как тебя зовут, смертник?
— Ты хочешь знать, кто тебя убьёт? Зови меня Хойлайдом, мясник. Начали? Или ты штаны обмочил?

Люди засмеялись, ударили кулаками по щитам. Шутка Хойлайду удалась.

Всадники разъехались в разные стороны на приличное расстояние, разгорячённые лошади хрипели, рвались вперёд, на встречу врагу. Они набрали приличную скорость и, когда между всадниками оставалось несколько метров, человек, соскользнул с седла вниз, держась левой рукой за луку, мечом перерубил подпругу лошади кочевника. Меч Жюнокора, не найдя своей жертвы, так и остался поднятым вверх. Тулькумен упал с лошади, несколько раз перевернувшись в воздухе, распластался на земле, затих.

Жюнаокор, поднявшись на ноги, увидел воина, который обнажил меч, в левой руке он держал небольшой круглый щит.

— Может теперь сдашься, мясник? – улыбаясь, спросил Хойлайд. – Не больно падать?
— Щенок! – зарычал тулькумен. – На куски порублю и собакам скормлю!
— Ну-ну! Попробуй, трусливый тулькумен, гроза женщин и стариков.

Небольшой мороз, который был ночью, отступил, земля превратилась в густую и жирную кашу. Ноги у мечников разъезжались в стороны, каждый с трудом удерживал равновесие. Разъярённый тулькумен, отбросив щит в сторону, начал наносить мечом сильные удары, которые Хойлайд блокировал мечом, отводил их щитом.

С каждым ударом тулькумена, Хойлайд понимал, что щит долго не выдержит такого издевательства над ним. Грязь под ногами сделала своё дело, Хойлайд подскользнулся, упал на спину. Его меч отлетел в сторону, тулькумен оскалил зубы, он понимал, что выиграл бой.

Кочевник наносил страшные по силе удары, Хойлайд принял на щит ещё несколько ударов кочевника, и под общий вздох с обеих враждебных сторон, исчез из виду, растворился в воздухе, превратился в серую размытую тень. Ничего не понимающий тулькумен оглянулся по сторонам, но почувствовал острую боль в боку. Он опустил голову вниз, увидел в своём теле кинжал. Кочевник рухнул, как подкошенный, Жюнакора Мясника не стало. Люди ударили кулаками по щитам, празднуя хоть и небольшую, но победу.

Всю эту картину поединка наблюдал маг Азартар, который стоял всё это время на вершине холма. Хойлайд, старший сын Азартара, нашёл глазами фигуру отца, поднял в приветствии руку вверх.

— Ну что же, сынок, хорошая работа. Пришло моё время, нужно поспешить, пока некроманты не устроили здесь кровавую бойню. Тело от чужеродной нам всем магии болит и ломит, этих оборотней нужно остановить. Кто, если не мы с тобой, сын?

Азартар поднял вверх правую руку, в которой держал Жезл повелителя стихий. В навершие жезла находился огромный камень красного цвета, который вспыхнул ослепительным светом, в сторону неба скользнула ветвистая ярко-жёлтая молния, небеса ответили магу раскатом грома.
— Ну, вот и всё! – произнёс Азартар. – Через несколько минут всё и произойдёт.

Небо, до этого голубое и безоблачное, превратилось в грязно-серое, поднялся сильный ветер. И тулькумены и люди не могли понять, что происходит. Некроманты занервничали, вся энергия из накопительных кристаллов устремилась вверх, к огромной воронке, которая образовалась в небе. Облака кружили в сумасшедшем хороводе, приобрели багровый цвет. Посередине воронки образовался рисунок из ярко-красных облаков, напоминающий человеческий глаз огромного размера.

"Око дьявола!" – раздалось с обеих сторон.

Где-то далеко в небе, раздался звук раздираемой плотной ткани, к земле устремилась ветвистая молния ярко-красного цвета. Некроманты сгорали, как свечи. Вторая, третья молния. Мир для тулькуменов превратился в сущий ад! Кочевники сгорали сотнями, тысячами, никто не мог понять из кочевников, что им делать дальше и почему их мечи до сих пор не обагрены кровью.

Хан Тамаразан сам лично повёл конницу в наступление, и это было его роковой ошибкой. Копейщики расступились, из строя вышли маги в мантиях небесно-голубого цвета. Они одновременно опустились на колени, коснулись ладонями земли. Ладони окутало голубое сияние, земля покрылась изморозью.

"Око дьявола" набирало силу, из грозовых облаков без остановки хлестали молнии, небеса разверзлись, начался сильный дождь. Хан, проклиная всё на свете, оглянулся назад. Нет, тулькумены, обнажив мечи, следовали за своим Великим ханом.

Ещё не понимая, что происходит, Тамаразан почувствовал, как его тело сковывает холод, как изо рта валит пар. Земля стала покрываться коркой льда, которая красивым узором покрывала размокшую от дождя землю, превращая её в сплошной лёд.

Щупальца холода коснулись передних ног жеребца хана, он встал на дыбы, Тамаразан не удержался в седле, упал на землю. Он наблюдал, как его трёхгодовалого жеребца опутывает, заплетает морозный узор, превращая тело лошади в ледяную скульптуру. Всадники-тулькумены начали падать с лошадей, которые не могли удержаться на льду во время движения. Ещё не долетая до земли, тела кочевников превращались в прозрачные изваяния. От удара о землю, тела распадались на кровавые осколки, которые ещё мгновение тому назад, были телами сильных и выносливых воинов.

Задние ряды конницы налетали на застывшие ледяные скульптуры своих собратьев, круша их, превращая в кровавое месиво. И этот процесс безжалостного уничтожения воинов продолжался и продолжался бесконечно. Вместо дождя, с неба теперь летел град, размером с кулак взрослого человека. Хан не чувствовал боли, он не в силах был пошевелить ни руками, ни ногами.

Великий хан смотрел на гибель своих воинов сквозь приоткрытые веки, которые отяжелели от налипшего льда. Град прекратился, теперь с неба, с огромной скоростью, летели огромные сосульки. Они пробивали тела замерзших воинов, раскалывали их на множество осколков. Тамаразан видел собственными глазами, как сосульки по частям откалывают от его тела куски кровавого льда. Воин сделал последний вздох, глаза его закрылись. Великий хан Дикой степи был мёртв.

Мёртвый хан не мог видеть, как в тыл войска тулькуменов, из-за холмов ударила конница людей, которая сметала на своём пути растерявшихся кочевников. Мечники Красных вымпелов дождались, когда маги разрушат заклинание, превращающее всё живое в лёд, тоже вступили в бой.

Над площадью Трёх роз было тихо. Все люди стояли с низко опущенными головами, в глазах у них были слёзы. Люди понимали, как тяжело далась победа возле реки Орушта, они видели, как у них на глазах погибли сотни тысяч воинов, магов.

— И чтобы ни у кого из вас не возникло иллюзий о красоте войны, наши маги-иллюзионисты приготовили вам редкое зрелище того, что произошло после основного сражения, вы услышите мысли мечника из Красного вымпела, вы увидите поле битвы его глазами. Шесть тысяч мечников из Красных вымпелов против почти трёхсот тысяч мечников–тулькуменов. Разве такое возможно, разве такое под силу человеку? Да, если вы знаете, кто такие Красные вымпелы. Мальчиков пяти лет отроду отбирали по всему королевству Алаурия, где их, в специальных отрядах, обучали военному искусству, обращению с любым видом оружия. Король Алаурии понимал, что когда-нибудь эти мечники пригодятся. Такой момент наступил. Смотрите и внимайте, люди!

..........Запах Смерти вокруг и запах крови, который перемешан с запахом испражнений.

Чьё-то тело придавило меня к земле, вздохнуть полной грудью никак не получается. В правой руке меч, его рукоять я узнаю из тысячи рукоятей его собратьев. Это мой меч, это мой брат, друг, это мой шанс выжить. Я знаю его даже лучше, чем свои пять пальцев, я знаю каждую отметину на моём мече.

Камень красного цвета, вставленный в навершие меча, изредка загорается красным светом. Пока хозяин живой, живой и меч. Только так! Потерял меч, сломал его по скудоумию – умри! Только так, и никак по-другому. Такой закон у мечников в Красных вымпелах.

Вороны, сволота, уже устроили пиршество, падальщики. Скоро стервятники подтянутся, какой же праздник Смерти без них? Сил на то, чтобы приподнять тушу огромного, двухметрового тулькумена, нет. Я закрываю глаза, стараюсь через не могу, через боль в лёгких, сделать вдох, пошевелить руками, кончиками пальцев на ногах.

Нужно разогнать кровь по телу и тогда вернутся силы. Тело занемело до такой степени, что движение крови мне кажется уколами тысячи иголок. Сколько же я пролежал без сознания? Час, день? Кто победил в сражении? Не дай Всевышний, если кочевники!

Интересно, генерал Альторо жив? Он сражался где-то впереди меня, но он упал. Может выжил? Вряд ли, сильтуры от таких людей сразу избавляются. Им герои не нужны. Такие люди, как генерал – великолепные воины, вдохновляют одним своим видом на подвиги.

Я сдвигаю мёртвое тело сильтура в сторону, делаю вдох полной грудью, переворачиваюсь со спины на живот, опираюсь на руки, на колено. Меч в землю, я двумя руками держусь за своего друга и, наконец-то, осматриваюсь по сторонам.

Мёртвое поле с красной, от крови, землёй. Кони, люди, тулькумены, отрубленные руки, ноги, головы, разваленные пополам тела,внутренности, источающие зловоние. Запах войны! Только богатые дворяне считают за счастье попасть на войну и потом, в окружении прекрасных дам, рассказывать, какие они были герои. Штабные крысы, сволочи! Вас бы сейчас сюда, чтобы не смогли сделать ни одного шага, чтобы не споткнуться о мёртвое тело и не поскользнуться на дерьме. Человеческом, на дерьме кочевника, или лошадей. Дерьмо и кровь. Романтика! Засыпать поле битвы розами, будет совсем замечательно……

Но это война, это нормально. Для солдат, во всяком случае. Нас так воспитали, такими мы и умрём. Это нормально. Смерть на поле боя, это тоже нормально, но ненормально только одно — предательство. Короли одиннадцати королевств предали свой народ.

Тулькумены, десять всадников на своих низкорослых конях. Хорошие кони, кстати. Для передвижения по степям, самое то. Откуда они здесь? Сражение идёт где-то далеко, возле реки. А, понял! Тело своего хана ищут. Ну-ну!

Десять всадников остановились в тридцати шагах от меня, шестеро спешились. Правильно, только ножками. Покромсали, порубили мы с моим напарником, с Эльбургом, даже и не знаю сколько этих мерзавцев. Две, три сотни? Да разве сейчас можно посчитать трупы?

Эльбург со своим двуручным мечом прошёлся по кочевникам, как огромной косой. Я видел, как степняки в страхе разбегались от нас.

Шестеро степняков против мечника из Красного вымпела? Вы что, издеваетесь надо мною? Зовите ещё своих братьев, зовите сотню! Я сегодня злой на вас, степняки, я хочу напиться вдоволь вашей крови. Мне нужна кровь, ведь я Ингвард Волк! Как вам не повезло, сволочи! Я выпотрошу вас, я буду рвать ваши глотки зубами, пить, захлёбываясь, вашу кровь. Я поднял вверх голову, погрозил небесам кулаком, завыл, как это делает волк.

Почему вы остановились, тулькумены? Поняли, кто перед вами стоит на коленях, опершись на меч? Ну, вперёд! Вы смелые, когда десяток на одного. Чего стоите, чего ждёте? Слабаки, трусы. Нет сил встать, ноги дрожат. Но это нужно сделать, иначе никак, иначе почувствуют, что слаб. И тогда набросятся, как стервятники.

Встал, смотрю на шестерых воинов. Они переглянулись. Нет, дорогие, отступить вы уже не посмеете. Вы же такие великие воины! Смешно, я смеюсь. На лицах степняков ужас, но они приближаются, доставая из-за спин мечи. Длинные, изогнутые, с зазубринами на конце.

Мой меч, завибрировал, красный камень теперь горел постоянно. Сейчас, мой друг, потерпи немного. Двое самых смелых приближаются ко мне. Правильно, остальные пусть ждут своей очереди, пусть готовятся ко встрече со Смертью. Удар мечом, мой шаг в сторону, присел, открытая брюшина воина – моя цель. Один не жилец. Второй застыл ошеломлённый. Зря. Я же волк, я беспощаден! Вы знали, куда и зачем идёте. Теперь умрите, твари!

Голова долой, фонтан крови, солёной на привкус. Хорошая кровь, как старое вино, она ударяет в голову. Следующая пара, ваш выход. Я наклоняюсь, поднимаю с земли чей-то меч. Ну что, для начала – "кольцо", потом "восьмёрка". Вокруг меня стальное облако, оно больно жалит и кусает. Два удара в область подмышек, четверо минус. Теперь вы, двое. Нет, не хотите? Эй, стоять, трусы! Один из убегающих споткнулся, остановился, балансируя. Нож из голенища, бросок без сильного замаха. Хороший бросок. Пятеро вне игры. Пятеро ушли, как жалко. Но и им скоро тоже придёт конец. Сил нет, я опускаюсь на колени, меч в землю. Устал. Кто-то тормошит меня за плечо. Что, есть ещё желающие узнать, кто такой Ингвард Волк?..........

А, это вы, генерал Альторо? Сколько наших погибло? Почти все…это плохо, генерал! Люди, люди, как вы всё это могли допустить? Вокруг – смерть, запах крови. Мои друзья мертвы, мои двое сыновей погибли здесь. Люди, почему вы не учитесь на ошибках? Что вам раньше помешало объединиться и уничтожить всю эту погань. В сердце лёд, что-то глаза щиплет. Слёзы…я никогда в жизни не плакал.

Над площадью Трёх роз было тихо. Все люди стояли, опустив голову вниз. И когда архимаг Азартар произнёс первое слово из заключительной речи, все вздрогнули.

— Я хочу, чтобы вы все запомнили слова Ингварда Волка. Выучите их наизусть, чтобы у вас не было сомнений, что объединение двенадцати королевств в единую Империю, было ошибкой. Помните о погибших воинах, магах, не повторяйте ошибок ваших предков.

Вверх, в ночное небо, взлетели сотни огненных шаров, чтобы там, далеко вверху, взорваться и разлететься в стороны на множество мельчайших огненных брызг и искр цвета крови.


<< Конец рассказа. >>



-5
668
23:02
Не скажу насчет завершенности и логической выверенности сюжета, но само качество текста мне понравилось. Неплохая боёвка от первого лица. Автор, зря сняли с конкурса. Удачи в пути! glass
07:07
Спасибо, но так сложилось с моим отъездом из России.
13:15
Ну что, я, как читатель, могу сказать… Однозначно, у автора есть писательский талант. Хороший словарный запас, отличная фантазия, но пока автор по неопытности не может увлечь читателя. Рассказ для меня читался, как одна большая лекция о чьей-то войне. Если честно, с трудом. Не сумел автор захватить воображение читателя с самого начала. Я не поняла, кто был главным героем рассказа? О ком рассказ? Не нужно много описаний, пояснений, объяснений — все должно быть понятно из действий героев, их эмоций, их поступков. Лекция занимательная получилась с наглядными пособиями в виде иллюзии, но не рассказ.

Я бы хотела предложить автору один перевод. Может быть он Вам поможет. Но главное пишите! У вас все должно обязательно получиться.
п.с. ниже идет речь о книге, но все это подходит и для рассказа, только если у книга должна удивить читателя с первых 5 — 10 страниц, то для рассказа это действует на первые 5 — 10 предложений и т.п.

Как зацепить читателя: 6 проверенных советов (перевод статьи)
«Давайте будем реалистами. Никто не захочет штудировать целых 45 первых страниц книги, чтобы только понять, о чем она.
На самом деле, дайте-ка я перефразирую, никто не будет штудировать целых 45 первых страниц книги в надежде на то, что автор когда-нибудь все-таки перейдёт к сути.

Правда в том, что у писателя всего 5-10 страниц на то, чтобы завладеть вниманием читателя. От этих страниц зависит успех или провал книги; они расскажут читателям, стоит ли продолжать читать дальше.

Зацепите читателей с самого начала.

Не завладеть вниманием читателя в начале истории, всё равно, что сразу выбросить книгу в макулатуру.

Грубовато, я знаю.

Но если подумать, вашей книге придется соперничать с огромным количеством других книг на рынке. Если она не будет привлекать к себе внимание и выделяться, ее место моментально займут другие.

А теперь хорошие новости. Научиться «ловле» читателя «на крючок» легче, чем ракетостроению. Да, вам, разумеется, понадобятся и творческие способности, и воображение, но, если вы их грамотно совместите, считайте, что победа у вас в кармане.

Вот 6 простых надежных советов, как зацепить читателя:

1. Удивите нас!
Удивление – это гарантия того, что вас заметят. Удивление – это вызов ожиданиям читателя. В людях природой запрограммировано стремление выяснить, что происходит вокруг, более того, нам необходимо знать, что происходит (это одна из основ выживания).

Если вы удивите нас в самом начале своей истории, вы завладеете и нашими умами, и нашим вниманием. Затем, поскольку мы уже не сможем удержаться, мы начнем задавать вопросы. О чем эта история? Как герои справятся с ситуацией?

Один из великолепнейших примеров того, как нужно удивлять, показал Дэн Браун во вступительном абзаце «Точки обмана»:

Смерть в этом заброшенном месте может нагрянуть в бессчетном количестве обличий. Геолог Чарльз Брофи годами безропотно сносил свирепое великолепие этой местности, но ничто так и не смогло подготовить его к той чудовищно жестокой участи, что вот-вот должна была на него обрушиться.

Захватило ваше внимание, правда?

2. Никогда не начинайте с диалога
Не поймите меня неправильно, диалоги играют важную роль в установлении чувств и взаимоотношений между героями. Они – необходимая часть любого романа.

Но диалогу на месте первых нескольких строк произведения скажите свое решительное НЕТ.

Многие писатели, с которыми я работала, использовали диалоги в начале своих произведений, потому что им казалось, что так они погружали читателей прямо в действие. К сожалению, это не так.

Диалог в первых строчках романа сбивает с толку. Во-первых, читатель не поймет, кто разговаривает и, что еще важнее, почему его/ее должен взволновать этот разговор? У читателей еще нет отношения к героям, они их даже не знают, а потому моментально потеряют интерес.

3. Мы хотим что-нибудь чувствовать
Эмоции – это движущая сила любого нашего выбора и поступка. Так что, когда дело касается книг, мы хотим что-нибудь чувствовать.

От того, как герои развиваются на протяжении всей книги, зависит что мы почувствуем и почувствуем ли. Я говорю «на протяжение всей», потому что развитие героя очень важно, однако, если герой в самом начале хорошо проработан, это ваш крючок.

Стивен Кинг мастер эмоционального взаимодействия с читателями, и его книга «11.22.63» не исключение:

Я никогда не был так называемым плаксой. Моя бывшая жена сказала, что «отсутствие у меня эмоционального уклона» – главная причина, по которой она ушла от меня (как будто парень, с которым она познакомилась на собраниях анонимных алкоголиков, ни при чём).

Герой должен вызывать у читателей эмоции. Этого можно добиться через его реакцию на другого персонажа, какую-нибудь ситуацию, или через его чувства. Читатели могут соглашаться или не соглашаться с точкой зрения героя, но, по крайней мере, в эмоциональное взаимодействие с книгой они вступят.

4. Пишите понятно
Читатели не хотят возиться со словарем после каждой прочитанной страницы. Не погружайте читателей в ненужные описания и не примеряйте на себя роль стилистического гения. Откровенно говоря, простым читателям плевать на вашу гениальность. Они хотят развлечений, они жаждут захватывающих увлекательных историй.

Конечно, вам хочется заставить читателей думать, но точно не хочется смущать их или расстраивать. Если они сразу не поняли, к чему вы клоните, можете быть уверены, что и вникать не станут.

5. Не заваливайте нас деталями
Авторам на самом деле нужно быть с этим очень осторожными. Вы же не хотите слишком быстро перегрузить своих читателей огромным количеством информации? Держите весь этот кладезь при себе до поры до времени. Если вы сходу вывалите на читателей слишком много всего, они, конечно, попытаются разобрать эти завалы в поисках смысла, но неизбежно «потонут» в них. Кроме того, они могут запутаться и неверно истолковать сказанное, а это тоже добром не кончится.

Опытные авторы развивают свои истории медленно и постепенно, делая кульминации особенными.

6. Все должно быть логично
Мы живем в мире построенном на причинно-следственных связях. На каждое действие будет ответная реакция – мы все это знаем и живем по этим законам. Если кто-то совершает преступление, он попадает в тюрьму. Причина и следствие определяют для нас логику и смысл; то, как мы воспринимаем и осознаем всё вокруг.

То же касается и книг. Каждая история должна выстраиваться в четкую линию из причины и следствия, иначе мы попросту не будем знать, что и думать. Подобное огорчает и разочаровывает; вы и опомниться не успеете, как ваша книга превратится в опору для шаткого столика, вместо того, чтобы её читали.

Но если ваш читатель видит последствия каждого действия, это добавляет ему предвкушения и распаляет интерес к тому, что будет дальше.»

Автор: Bronwyn Hemus

Оригинал статьи: www.standoutbooks.com/hook-your-readers-six-tips/

Перевод Юлии Тома.
Гость
13:40
Забавно, что п.2 классики регулярно нарушали. " — Адью, мон принц!", "— Мы поднимаемся? — Нет, напротив, опускаемся!" и т.д.
13:41
например? я что-то не помню, чтобы прям с диалога начиналось у классиков… хотя я последнее время мало читаю( только местных писателей. laugh
Гость
13:49
Я же только что написал. «Война и мир» и «Таинственный остров».
14:37
действительно)) открыла сейчас «Войну и мир». Хотя в начале нет «чистых» диалогов. После первой фразы не идет ответная, а идет описательная часть целых два абзаца, а потом уже ответ.
«Таинственный остров» — не нашла ознакомительной части, только продажа, а так не помню. Ну поверю вам на слово))
наверное, с чем справляются классики начинающему писателю м.б. сложно будет справиться?
Гость
19:23
Я думаю, что классики нарушением второго пункта добивались выполнения первого. А для этого надо понимать, что ты делаешь.
07:08
Спасибо за совет. Рассказ – большой эпилог к моей трилогии Земля цвета крови. В нём я подвёл итог книге.
16:13
Нормальный такой текст. Автор скорее всего надиктовывал его, а потом переписывал в ворд, поэтому его надо читать вслух, как «Илиаду». Это же эпос! Услышал бы такое по радио, подумал бы, что «Младшая Эдда» или ч-н в этом духе. На конкурсе есть совсем безобразные тексты, этот ещё ничего.
07:10
Спасибо, я не умею надиктовывать. Всё по-старинке – клава на ноуте. Младшую Эдду обязательно прочитаю.
21:27
а чего снята?
Загрузка...
Мартин Эйле №1