Валентина Савенко №1

Одинокий маяк

Одинокий маяк
Работа №471

Как я узнала об этом загадочном маяке, светящем в ночи в далеком Мраморном море? Маяке, освещающем путь не только кораблям, но и людям, желающим пройти по дороге между прошлым и будущем? Да просто кто-то шепнул мне о нем на ухо.

О нем не говорят вслух: то ли боятся сглазить, то ли стыдятся того, что верят в него. А я поверила сразу. Может потому, что так давно пишу тебе письма, что пора бы их отправить.

Я знаю, что если брошу письма в обычный почтовый ящик, они не дойдут до тебя. Они вернутся с пометкой «Адресат выбыл». Да, ты выбыл из моей жизни так же, как и из жизни вообще. Тебе не напишешь и не позвонишь. Телефон не устает повторять: «Абонент недоступен». Не-до-ступен. Мои ступни не дойдут до твоих. А этот маяк… Он дал мне надежду так же, как и многим другим людям.

Когда именно маяк стал почтовым ящиком? Пожалуй, в том самый день, когда стал хранителем чужих мыслей и чувств.

Тот день полвека назад. Каким он был?

В маленьком прибрежном поселке еще живут люди, которые помнят его. Три десятка рыбацких домишек все еще там, разбросанные на каменистом высоком берегу в трех километрах от башни маяка, возвышающейся над морскими волнами. Три десятка семей, живущих в них, все так же добывают себе пропитание рыбной ловлей. Опытные рыбаки с продубленной морской солью кожей в тот день, полвека назад, когда все и случилось, были еще мальчишками- подростками.

В тот день к маяку, приехали из соседнего города несколько десятков школьников вместе со своими учителями. Они стояли на берегу, о чем - то возбужденно говоря, и смотрели на маяк. Потом появились водолазы в больших скафандрах. Они вытащили из машины и погрузили в лодку большую овальную емкость, а затем поплыли к маяку. Мальчишек поселка распирало любопытство, они хотели знать, что находится в железном контейнере. Они не верили взрослым, которые говорили, что в контейнере лежат письма в будущее. Кто в здравом уме будет замуровывать и прятать письма на дне моря? А водолазы сделали именно это - похоронили контейнер на морском дне, намертво закрепив его у подножия маяка. Ах, сколько раз потом мальчишки ныряли с площадки маяка, пытаясь дотянуться до таинственного контейнера. Они гордились тем, что рядом с их поселком хранится самый настоящий клад, и уж будьте уверены, они когда-нибудь доберутся до него! Они ныряли и ныряли, но клад опустили слишком глубоко. Правда, однажды, один из них сумел все же подобраться совсем близко, но пробыл там, на глубине, лишь пару секунд - легкие разрывались от нехватки воздуха. И все же он увидел надпись, нацарапанную на контейнере: «Вам, потомки!» Кто они, эти потомки, которым просто так, за здорово живешь, достанется это богатство?

Годы летели, неслись вскачь. Мальчишки не заметили, как превратились в стариков и сами стали этими потомками. Теперь они считали годы, ожидая назначенных: капсулу должны были поднять со дна моря и вскрыть ровно через полвека после ее погружения. Теперь они верили, что в ней действительно лежат письма в будущее. Умудренные жизненным опытом, они понимали, что письма сами являются кладом, кладом, более ценным, чем сокровища.

Пять десятилетий море убаюкивало белые конверты, плавно качая их в штиль и будоража во времена штормов. Что-то произошло за эти долгие годы. Стабильность времени, застывшего в капсуле, нарушилась. Оно стало двигаться зигзагами одновременно в двух разных направлениях. Одни минуты и часы, подгоняемые нетерпеливыми письмами, которые только и мечтали, чтобы их вскрыли, продолжали двигаться в будущее. Другие минуты, прислушиваясь к тем письмам, которые смаковали ушедшие мгновения, устремились назад, в прошлое. Прошлое и будущее сошлись в поединке, существуя одновременно в одни и те же мгновения. Временные вихри закружили вокруг маяка. В результате, не осталось места для настоящего. Письма шептались или о том, что уже произошло пять десятков лет назад или о том, что будет через полвека. Какую строчку письма не возьми, она - или прошлое, или будущее. И, благодаря этому круговороту времени, стало возможным невероятное. Маяк превратился в почтовый ящик не только для потомков, но и для тех, кто остался навсегда в прошлом.

Люди верят в то, во что хотят верить. Они охотно поверили тому чудаку, который первым принес на маяк письмо к умершей жене. Он прошел во время отлива по каменистой косе, ведущей от берега к маяку, открыл тяжелую железную дверь у подножия башни и поднялся по внутренней винтовой лестнице. Листочек, исписанный ровными строчками, он прикрепил скотчем к стене на вершине лестницы. Сначала все посмеивались над ним и больше других - его лучший друг. Но чудак держался молодцом: он не обижался, а просто верил, что его умершая жена придет однажды и заберет письмо. И ведь в логике ему нельзя было отказать. Если за письмами, написанными полвека назад, придут адресаты из будущего, то почему не может за письмом, написанном сегодня, прийти адресат из прошлого?

Через месяц, он снова прошел по косе на маяк и … не нашел своего письма. Он не поверил другу, который сказал, что письмо унес ветер. Он знал: его унесла жена. И он не смеялся над другом, когда тот однажды тоже понес на маяк письмо к своей умершей матери.

Вскоре, все стены внутри маяка, снизу доверху, были заклеены письмами и фотографиями. Когда море расступалось, открывая косу из гальки, по ней тянулась вереница людей. Открыв железную дверь, они медленно поднимались по каменной спиральной лестнице, выискивая на стенах свободные места. Достав из-за пазухи пузырьки с клеем, они покрывали стены белыми листочками и фотографиями. Как будто беспокоились о том, чтобы пришедшие за письмами узнали свой земной облик. Немного постояв на лестнице, словно надеясь случайно столкнуться с адресатом, они возвращались на берег, то и дело, оглядываясь назад. А потом, спустя некоторое время, на стенах маяка вновь появлялись свободные места. То ли за письмами приходили адресаты, то ли их уносил ветер. Думайте, как хотите.

Я не сразу пришла на маяк, а только тогда, когда однажды надежда покинула меня. Сначала я искала тебя везде, где мы с тобой раньше бывали. Мой путь не менялся - все так же мои ступни шли след в след за нашими следами, оставленными в прошлом. По пыльным дорогам, по берегам морей и озер, по пляжам, по сосновым рощам.

Вот я иду по маленькому мостику через бурный горный ручей. Солнце слепит глаза и гладит горячей ладонью мою макушку. И вновь, как в прошлом, у меня кружится голова, и я сажусь на деревянные доски, свесив ноги вниз. Мои коротко стриженые волосы топорщатся сосульками - это ты льешь мне на голову воду, спасая от солнечного удара. Ты? Я оборачиваюсь - тебя нет рядом.

Рассвет в горах начинается рано, может быть потому, что они ближе к солнцу? Мы любуемся его первыми лучами с высоты птичьего полета. Ложась золотыми нитями на водную гладь, они раскрашивают мраморные прожилки моря яркими цветами. Мы молчим, зачем слова, когда в мире такая гармония? Я и сегодня стою молча на берегу тихого Мраморного моря, очарованная его красотой.

Помнишь тот магазинчик в Пиреях? Мне все лишь нужна была шляпа от солнца. Ты превратил ее покупку в целое представление. Оставив меня в машине, зашел в магазин. Ты брал с витрины одну за другой шляпы и выносил их на крыльцо, показывая их мне.

-Эта?- спрашивал твой взгляд.

-Нет!- качала я головой.

-Эта?

-Нет!

Так продолжалось до тех пор, пока шляпа не была выбрана.

Ты всегда был романтиком и немного театральным режиссером, придумывая красивые сцены в самой жизни.

Я побывала везде, но так и не нашла тебя. И настал тот день, когда я сдалась. Написав тебе письма, я перевязала их розовой ленточкой и пошла к маяку.

Я медленно поднималась по ступенькам лестницы, ища свободное место на стене. Писем было много, наверное, за ними давно никто не приходил. Строчки, строчки, множество строчек о невыносимой тоске, о горькой печали, о ледяной бессоннице в ночи, о неугасающей любви. И лица на фотографиях - веселые и грустные, старые и молодые.

Свою фотографию я увидела, когда была уже на верхних ступеньках. Под ней были прикреплены несколько исписанных листочков. Полоска скотча держала еще одну вещь - тонкую серебряную цепочку с кулоном из бирюзы. Я не сразу все поняла, сначала протянула руку, сорвала верхний листочек и прочитала несколько строчек:

« Я сделал этот снимок в аэропорту, когда мы прощались. Через несколько минут ты поднялась по трапу самолета, а еще через полчаса он разбился, разлучив нас навсегда. Время не лечит раны, по крайней мере, мои. Они слишком глубоки. Я пишу тебе и верю, что ты придешь за моими письмами. А еще я твердо знаю, что ты ответишь мне. Назначенные полвека скоро закончатся, и маяк передаст письма из прошлого в будущее. Но разве ты сейчас не в моем прошлом? Напиши мне. Маяк сделает для нас исключение и сохранит твои письма вместе с другими на дне моря. Вот увидишь. Я приду за твоими письмами через много лет. И я найду их здесь».

Не знаю, сколько времени я стояла каменным столбом и смотрела на свою фотографию на стене. Когда-то в детстве я очень боялась фотографироваться. Я отворачивалась от объектива фотоаппарата, думая, что если ему удастся меня сфотографировать, то я останусь только на фото, навсегда исчезнув из реальности. Этот момент настал - сейчас я существую только на этой фотографии. Я бессильно опускаюсь на лестницу и листочки, перевязанные лентой, выскальзывают из моих рук, рассыпаясь по ступенькам. Я ловлю их, собираю в стопку, один к одному, и обматываю цепочкой с бирюзовым кулоном. Ты всегда дарил мне украшения с бирюзой и продолжаешь дарить их мне, даже мертвой.

Если бы я была жива, то сейчас на письма капали бы слезы. Но я мертва с того самого дня, когда мы расстались с тобой в аэропорту.

Я сижу на бетонной площадке у основания маяка. От берега меня отделяют несколько километров. Волны с глухим рокотом бьют о каменные плиты, рассыпаясь каскадом брызг. Зеленые водоросли прилипли к бетону, делая маяк похожим на заросшее мхом дерево. Днем я вижу людей с белыми конвертами, идущих к маяку по каменистой косе. Ночью я вижу безмолвные тени, скользящие по лестнице маяка и исчезающие вместе с письмами на рассвете.

Мне не одиноко - со мной разговаривают письма, запертые в контейнере. Они устали ждать тех, кто их прочитает, и рассказывают мне о своих тайнах. Я слушаю их на рассвете, слушаю на закате. Иногда я прошу их помолчать и перечитываю твои письма. И хотя я знаю их наизусть, мне приятно касаться листочков, которые ты держал в своих руках.

Я не знаю, сколько дней и лет я здесь нахожусь. Я не чувствую время.

Просто однажды заметила, что глаз прожектора маяка погас и теперь подслеповато смотрит на зеленые оливковые рощи на холмах, на белые корабли на горизонте, на стаи пролетающих птиц. Круглая башня маяка покрыта трещинами и выбоинами : дождь и ветер оставили на ней глубокие шрамы. Железные поручни внутренней лестницы заржавели. Полоска косы, появляющаяся во время отлива, перестала быть дорогой надежды.

Последний раз люди приходили к маяку, когда поднимали со дна моря контейнер с письмами в будущее. В тот день, когда это будущее наступило.

Сотни людей, вновь приехавших в рыбацкий поселок, смотрели, как из холодной глубины поднимали контейнер, как его открывали, как явились на свет из полувекового плена множество писем. В тот день для многих сообщения из прошлого принесли жизненно важные слова. Люди плакали и смеялись, открывая конверты прямо здесь, на берегу. И на все это смотрели старые рыбаки, те, что полвека назад ныряли на дно моря, надеясь дотянуться до клада. Их глаза слезились, то ли от слез, то ли от ветра.

Стопку исписанных листочков, перехваченных серебряной цепочкой с кулоном, забрал высокий седой старик. В его все еще ярко-синих глазах тоже стояли слезы. Эта стопка писем стала загадкой для всех: никто не мог понять, как в контейнер, замурованный еще полвека назад, попали письма, которые писались в течение всех этих пятидесяти лет? Но ты понял все сразу, ведь ты всегда верил, что я напишу тебе ответ.

Все ушли. Остались только мы со старым одиноким маяком. Не видно белых кораблей на горизонте, теперь их путь определяет другой, новый маяк. Лишь маленькие лодки рыбаков поселка проплывают мимо, порой одна из них замрет у маяка на пару минут, давая возможность ее хозяину вспомнить детство.

Я вновь и вновь перечитываю твои письма. Кто я? Я - листок жасмина, упавший на землю. Я – утренняя роса, растаявшая под рассветными лучами. Я – густой туман, рассеянный восходом. Я – стремительный ветер, затихший вдали. Я - высокая туча, рассыпавшаяся на тысячи капель. Я – пустота. Я- никто. Но, несмотря на это, я существую. Я живу в твоих письмах.

Бури сменяются штилями, алые рассветы - багровыми закатами. Я перебираю пожелтевшие листочки. Мне некуда спешить. Впереди – вечность.

Плещутся волны, вновь и вновь ласково шепча слова любви, замершей в пространстве между прошлым и будущем, любви, не подвластной ни смерти, ни времени, любви, спасающей мир:

Ш-ш-ш-ш….

- Милая, хочу написать тебе о самом прекрасном, что есть на свете - о любви. Красота спасет мир, да, это так. Но главное спасение мира – в любви.

-Ш-ш-ш-ш…

-Тебя я второй весной называл. Ты не случайно явилась мне. Ты жребием, брошенным выпала мне.

-Ш-ш-ш-ш…

-Встретив тебя, я мечтал лишь о том, чтобы ты выбрала меня. «Я, - говорит цветок жасмин,- Мое место где? На землю ли буду падать?»

-Ш-ш-ш-ш…

-Как песни ветра, радость внутри у меня, и я тебя, как утренний рассвет, увидел.

-Ш-ш-ш-ш…

+5
719
Ve
22:00
Обычно разбиваю свои комментарии на две части: «Про текст» и «Про идею и сюжет», но в данном случае отступлюсь от этой традиции.
Дело в том, что мне понравился рассказ, люблю такие истории про небольшие чудеса.
К сожалению, мне нечего сказать про слог, кроме того, что мне он по душе. Читать легко и приятно. Возможно, найдутся те, кто сможет подсказать, что еще можно улучшить, но это буду не я.
Спасибо за рассказ)
Желаю успеха и плодотворной работы!
00:55
Рассказ-зарисовка. Навряд ли он пройдет дальше, но автор умеет писать и может создавать красивые образы. Удачи.
00:57
+1
Название прочла Одинокий маньяк.)))) спать пора))))
01:01
Кстати, хорошее было бы название для рассказа dance crazy
01:02
Угу, всецело раскрывающее содержание))
13:16
Жанр рассказа сложно определить. Есть здесь и мистика, есть и элементы научной фантастики. Как я понял, маяк является неким проводником не только между прошлым и будущим, но и между миром умерших и живых. Идея интересная, но чего-то не хватает. Например, интересно, кто изобрел такой маяк, и почему писем нужно ждать полвека? Или, почему нельзя самому остаться на маяке и посетить прошлое, будущее, или встретиться, ( как в данном случае), с умершим человеком? Кто те водолазы, которые опускали письма на дно залива?
Рассказ неплохо написан. Атмосфера присутствует.Скорее всего сюжет рассказа навеян компьютерной игрой DEAR ESTHER. Очень похожая атмосфера. Язык автора грамотный и достаточно богатый, но есть небольшие ляпы, на которые нужно обратить внимание.
Теперь немного по тексту:
Волны с глухим рокотом бьют о каменные плиты
Рокот — это громкий звук, и глухим он быть не может, но может быть отдаленным. Например, «отдаленный рокот волн.»
Потом появились водолазы в больших скафандрах.
Скафандры — у космонавтов, у водолазов — гидрокостюмы.
23:24
Я с Вами не соглашусь.
Это сейчас у водолазов гидрокостюмы, а раньше они очень даже в скафандрах шарились. И Кто те водолазы, которые опускали письма на дно залива по-моему не имеет особого значения в контексте данного произведения.
ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B7%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%84%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80
И насчет рокота.
Толковый словарь Ушакова определяет РОКОТ как Мелодичный и однообразный воркующий звук; сходный с этим звуком гул или шум. (А.К.Толстой. Слабый рокот моря)
Так что он вполне может быть глухим.
И я НЕ автор этого рассказа. Скажу только, что рассказ написан отлично, я прочитала с удовольствием. И многим тут до него топать и топать в лаптях по паркету.
13:09
Тема маяка не раскрыта, без пояснения как он появился, и кто эти водолазы, рассказ — романтическая сказка. Это можно сделать двумя предложениями. Сделать намек, или отсылку к чему-нибудь существующему в реальном мире.
Комментарий удален
21:35
Как я узнала об этом загадочном маяке
о нем на ухо.

О нем не говорят

О нем не говорят вслух: то ли боятся сглазить, то ли стыдятся того, что верят в него. о нем / в него
бедный язык, корявые предложения
скучно, банально
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин

Загрузка...
Илья Лопатин №1