Валентина Савенко №1

Хроники нейро-хакеров

Хроники нейро-хакеров
Работа № 505

Девушка, лет двадцати, Инна, находилась в кабинете активации квантовых МОзговых НАно-КОМпьютеров, носившие сокращенное название МОНАКОМы. Она сидела на кресле, похожем на кресло стоматологического кабинета. Справа от кресла стоял небольшой медицинский столик и стул, а слева тумбочка. Павел, молодой человек, в белом медицинском халате, стоя около медицинского столика, склонился над Инной. На его левой руке была надета полуметаллическая перчатка, окруженная голографической оболочкой синего цвета, повторяющая контуры перчатки. Этой рукой, он Инне слегка оттянул нижнее веко правого глаза, а правой рукой прислонил к нижнему веку небольшую металлическую чашку.

– Все! Осталось совсем чуть-чуть! Потерпи! – успокаивал Павел Инну. – Монаком уже на выходе.

После этих слов из-под конъюнктивы глаза, из-под нижней его части, выползло, словно змея, микро устройство. Вывалившись из внутренней части нижнего века, устройство упало в металлическую чашку. Устройство состояло из четырех скрепленных между собой металлических шариков, поэтому оно и напоминало змею. Диаметр каждого шарика составлял два-три миллиметра. Павел чашку с устройством положил на столик, рядом с открытой металлической коробочкой и пинцетом.

– Вот и все! Извлечение поврежденного монакома прошло успешно! – помолчав пару секунд, Павел спросил. – Все в порядке?

– Да! Все хорошо! – моргая правым глазом от полученного раздражения, ответила Инна. – Только дискомфорт в глазе какой-то.

– В течение дня все пройдет. Это нормально, – заверил Павел. – Поэтому, чтобы лишний раз не травмировать правый глаз, будем вводить новый монаком через левый глаз. Я же не зря закапал анестезию и в левый глаз.

– Ну, и хорошо! Левый глаз уже онемел, заморозка подействовала.

– Тогда приступим! – улыбнувшись, сказал Павел.

Павел повернулся к столику и посмотрел на металлическую коробочку. На дне коробки, в вязкой субстанции, похожей на гель, лежали четыре металлических шарика. Размеры шариков были такие же, как и у извлеченного монакома. Павел навел левую руку, вооруженную технологичной перчаткой, на коробочку с шариками, и начал ею над коробкой осуществлять круговые движения, словно экстрасенс. Шарики в коробке стали двигаться в вязкой жидкости. Секунды спустя шарики скрепились между собой, превратившись в механическую змейку. Павел взял правой рукой со стола пинцет. Пинцетом он достал из коробочки металлическую микро змейку. Потом Павел обошел Инну и, оказавшись у тумбочки, склонился над Инной. Она запрокинула голову назад и слегка оттянула рукой нижнее веко левого глаза. Павел пинцетом осторожно опустил микро змейку под конъюнктиву глаза. Змейка начала шевелиться. Павел положил на тумбочку пинцет, при этом, не упуская из виду микро змейку. Потом он сжал левую руку в кулак и сразу разжал. Голографические контуры перчатки синхронно повторили движения руки и резко сверкнули ярко синим светом. После этого микро змейка, заползла под глаз, словно ее что-то засосало внутрь.

– Ты что-нибудь чувствуешь? – резко спросил Павел, продолжая смотреть на левый глаз Инны.

– Нет.

– Ну и хорошо! Значит все идет как надо и глаз у тебя хорошо заморозился. Сейчас монаком проник под твой глаз. И с моей помощью он будет двигаться в нужное место мозга, – объяснял Павел дальнейшие действия.

Павел сделал пару шагов назад. Он посмотрел на свою левую руку, вооруженную технологичной перчаткой. Пошевелив пальцами левой руки, он коснулся указательным пальцем большого пальца. Моментально перед ним в воздухе возникло голографическое 3Dизображение мозга. Это был мозг Инны. В проекции мозга, в передней части лобной доли левого полушария, уже мигали красным светом четыре скрепленных в змейку шарика. Это и был монаком, введенный под конъюнктиву глаза. Павел, глядя на проекцию мозга, начал крутить указательным пальцем левой руки по часовой стрелке. После чего микро змейка поползла в глубь мозга. Производя различные манипуляции пальцами левой руки, Павел управлял монакомом, направляя микроустройство в нужное место. Инна все это время наблюдала за работой Павла. Наконец, на голографическом 3D изображении мозга микро змейка остановилась. Павел продолжал осуществлять манипуляции левой рукой. Микро змейка распалась на отдельные шарики. Собравшись в кучу, они трансформировались в куб. Павел завершил манипуляции левой рукой, снова коснувшись указательным пальцем большого пальца. После чего голографическое 3D изображение мозга Инны исчезло. Павел снял перчатку, подошел к тумбочке и положил ее внутрь. Он обошел Инну, подошел к столу, и, придвинув стул поближе к Инне, сел напротив нее.

– Как ты себя чувствуешь? Все нормально? – снова поинтересовался Павел самочувствием Инны.

– Все в порядке! – заверила она.

– Ну, и хорошо! Тогда подождем пару минут. За это время монаком подключится к твоему мозгу.

– Хорошо, подождем, – сказала Инна, смотря в глаза Павлу.

– Твой старый монаком сгорел почти полностью от перегрузок, – серьезным голосом заговорил Павел. – Слава Богу, что твой мозг не пострадал! Ты снова занималась взломом нейро-телепатического сервера какого-нибудь банка?!

– Ну, ты же знаешь, Паш, я программистка, – в ее голосе звучало легкомыслие, словно она не осознавала серьезность разговора. – Лучший тест для нейровируса – это как раз взлом таких серверов. И иногда тестирование программного кода приводит к перегрузкам. А перегрузки говорят о том, что код не совершенен, а значит, становится ясно, что нужно поменять в коде.

– Ты взрослый человек, и понимаешь всю опасность своих действий, поэтому я не буду тебя убеждать отказаться от твоих экспериментов. Просто будь осторожней.

– Паш, я ценю твою заботу! Спасибо тебе за это! Все будет хорошо! Не волнуйся!

– Ладно.

Оба замолчали. Павел повернулся направо и, уставившись на тумбочку, задумался. Он смотрел сквозь пространство, на мгновение потеряв связь с реальностью. Неожиданно Павел улыбнулся и сказал вслух сам себе:

– Надо же!.. Подумать только!.. – он снова замолчал, забыв о существовании Инны.

– Что ты сказал?! – настороженно спросила Инна.

Павел резко вздрогнул от неожиданного для него прозвучавшего голоса. Вернувшись в реальную действительность, он повернулся к Инне и ответил:

– Да просто, мысли вслух…

– И о чем же ты думал?

– Да я задумался о том, до какого уровня развились информационные технологии. Ведь еще каких-то лет десять назад вместо нейронета был обычный интернет, звонки осуществлялись по квантовым смартфонам, а теперь по нейрофону, квантовые компьютеры были персональными. А теперь все это объединено в квантовый мозговой нано-компьютер, который при объеме несколько кубических миллиметров устанавливается в человеческий мозг и управляется им. Вот я и подумал, какого уровня достигнут информационные технологии лет через двадцать или пятьдесят.

– Понятно… – теперь Инна задумалась над сказанными словами. – Да уж! Ты прав! Уровень информационных технологий повысился сильно. Сигналы нейрофона и нейронета работают по принципу сотовой связи, которая была раньше. Но прогресс заключается в том, что эти сигналы монаком преобразует в телепатические и другие сигналы. Это же новый уровень развития человечества. Я все это всегда воспринимала как само собой разумеющееся. А ведь это чудеса современного мира!

– Не забывай также про эволюцию денег, – напомнил Павел.

– Да! Ты прав! Ведь когда-то люди пользовались бумажными деньгами. Да и электронные деньги теперь совсем изменились.

– Это точно! Подумать только! – восхищался Павел современными достижениями. – Ведь теперь электронные деньги – это цифры и телепатические сигналы, интегрированные в единое целое, в особые мысли формы, которыми наш мозг и управляет с помощью монакома.

– Да уж! Не представляю, как раньше люди пользовались электронными деньгами, не говоря уже о бумажных. Неудобно, наверное, было ими пользоваться.

– Может быть…

– Все! Монаком подключился к моему мозгу, – резко сказала Инна. – Сигнал пошел.

– Отлично! Тогда давай протестируем работу монакома. Я сейчас осуществлю телепатический звонок на твой нейрофон.

– Хорошо.

Оба замолчали, смотря друг на друга. В сознании Инны возникла мысль в виде изображения Павла. Он мысленно просил ее выйти с ним на связь. Стал происходить обмен мыслями: Павел с Инной мысленно поговорили о погоде, после чего от Павла поступили дальнейшие инструкции в форме мыслей. Мысли исчезли. В голове Инны зазвучал голос.

– Ну, как, твой внутренний голос передает сейчас эти слова? – это был голос Павла.

– Да. Я тебя слышу, – отвечал внутренний голос Инны. – Связь внутреннего голоса отличная, в общем нейрофон работает! Теперь можно осуществить тестовый сеанс внутренней виртуальной видео связи, заодно в нейропространстве проверю интерфейс рабочего кабинета.

– Хорошо. Я сейчас выйду с тобой на связь, – прозвучал внутренний голос Павла в сознании Инны.

Павел закрыл глаза. Инна облокотилась на кресло и тоже закрыла глаза. Ее сознание переключилось в иную реальность, будто она видела сон, только очень ясный и четкий. В сознании Инны происходило следующее. В пустоте возникло темное пространство. Она находилась в этом пространстве, стоя на твердой поверхности, которой не было видно. Перед Инной в темном пространстве возник ряд изображений, похожих на голограмму. В их числе был небольшой прозрачный экран, а справа от экрана располагалась группа рабочих ярлыков. Среди этих ярлыков были значки и социальных сетей, и поисковых систем, и значки связи в виде телефонной трубки и видеокамеры, и изображение кошелька, обозначающее электронные деньги, и другие важные значки. Свечение ярлыков и экрана слегка освещало темное пространство, превращая пустоту в приятный полумрак, в котором было комфортно. Как только Инна осмотрела все рабочее пространство, раздался механический женский голос:

– Инна, приветствую тебя!

– Приветствую тебя, компьютер!

– Все файлы после сбоя монакома сохранились в памяти твоего мозга. Файлы уже скопированы в новый монаком. Интерфейс рабочего кабинета воссоздан по предыдущему дизайну. Что-то может стоит изменить в дизайне?

– Нет, я пока ничего менять не буду, – ответила Инна, продолжая смотреть на ярлыки рабочего пространства.

– Какое имя ты мне присвоишь в новой версии монакома?

– Твое имя останется прежним, Люси, если ты конечно не против.

– Я только за!

– Вот и хорошо. Тогда соедини меня по виртуальной видео связи с Павлом, – дав указание компьютеру, Инна коснулась правой рукой значка видеокамеры.

Через несколько секунд экран исчез и перед Инной возникло изображение Павла. Увидев Инну, он сказал:

– Поздравляю тебя с новым монакомом! Судя по связи, внутренняя виртуальная видео связь тоже отлично работает, а значит, нейронет отлично ловит сигнал.

– Да, Паш, все работает отлично! – улыбалась Инна. – Большое тебе за это спасибо!

– Да, не за что! Ты давай, заканчивай тестирование! В общем, я тебя жду в реальном мире.

– Хорошо! Сейчас я проверю баланс кошелька и отключусь от нейропространства.

После этих слов изображение Павла исчезло, и снова появился экран. Инна коснулась ярлыка в виде кошелька. На экране высветился текущий баланс. Глядя на цифры своего счета, Инна спросила у компьютера:

– Люси, какие на данный момент есть срочные платежи?

– Нужно оплатить за нейронет шестьсот денежных единиц, иначе через два дня доступ заблокируют.

– Хорошо, Люси! Оплати.

Моментально над ярлыком в виде кошелька возникло изображение двух денежных купюр. Купюры поднялись над кошельком и исчезли. Раздался голос Люси:

– Оплата прошла успешно. Будут еще какие-нибудь указания?

– Нет, Люси. Пока на этом все!

– Хорошо, Инна!

После слов компьютера экран и все ярлыки исчезли, обрушилась кромешная тьма. Инна открыла глаза и оказалась в реальной действительности. Перед ней сидел на своем месте Павел, ожидая ее возврат в реальность.

– Ну, что, тестирование завершилось успешно?

– Да, все просто супер! Еще раз спасибо!

– Обращайся, если что!

– Хорошо, – Инна встала с кресла. – Ладно, я побежала, а то опоздаю в институт на лекцию.

На кафедре экономики шла лекция. Стоявший за трибуной профессор экономических наук объяснял студентам очередную тему.

– Итак, господа программисты, – обратился профессор к студентам. – Теперь вы все знаете о деньгах. Я хочу услышать ваше мнение о роли денег в современном мире. Но прежде я выскажу свое. Представленное многообразие современного мира, – начал мысль он, – возникло благодаря деньгам. Поясню свою позицию. Развитие мира ускоряется. С начала двадцатого века мир изменился до неузнаваемости. Благодаря электричеству человечество имеет свет, тепло, появились такие конечные продукты, как бытовая техника, телевидение, транспорт и многое другое. Люди могут пользоваться любым видом транспорта. Увеличилось продолжительность жизни людей. Появилось много других благ. И почему все это возникло за короткое время? Все эти изменения реализовывали различные субъекты экономики. Такая реализация стала возможна благодаря тому, что данные субъекты выпускают продукцию, совершенствуют ее, и оказывают услуги для получения прибыли. Вот и получается, что движущей силой эволюции мирового сообщества являются деньги, – сделав паузу, профессор сказал. – Теперь я бы хотел услышать ваше мнение о роли денег в нашем мире.

Несколько студентов подняли руки.

Профессор выбрал глазами из желающих одну студентку:

– Пожалуйста, Инна, изложи нам свое мнение.

– Алексей Егорович, – встала Инна. – Деньгам больше присуща отрицательная роль, чем положительная. Все современные тревоги мирового сообщества вызваны, так или иначе, деньгами. Большинство войн под каким-либо предлогом происходят в результате желания поправить экономическое положение той или иной страны, то есть конечная цель связана с обогащением. Например, мировые войны. К тому же я изучила тенденцию мировых финансовых кризисов за последние сто лет. Многие изученные мной факты и некоторые мои источники говорят о том, что за этими кризисами стоят самые богатые люди мира. Они создают искусственно эти кризисы для личного обогащения и управления миром. Также различные правительства, банки, биржи охвачены желанием повышения материального достатка. В итоге и их действия приводят к кризисам. И неизвестно к чему еще приведут деньги мир. Поэтому во всем виноваты деньги, вернее, их наличие. И мое мнение, деньги – это зло. Миру нужна альтернатива деньгам.

Инна присела, а профессор прокомментировал ее мнение:

– Инна, ты права по-своему…

Алексей Егорович продолжал излагать свою позицию, но Инна, погрузившись в свои мысли, не слушала его. Не смотря на то, что она являлась студенткой второго курса, Инна была программисткой высочайшего класса. И сейчас ее голова была занята мыслями о продолжении работы над программным кодом, над нейровирусом, который должен изменить мировую финансовую систему.

Инна лежала в своей комнате с закрытыми глазами. Но она не спала, она уже целый час была погружена в нейропространство, осуществляя работу в своем рабочем кабинете. На экране рабочего стола мелькал программный код. В последней строке программы мигающий курсор с интервалом в доли секунды выдавал символы кода один за другим. Инна стояла в полумраке пустого пространства и смотрела на экран. Эта она своими мыслями управляла процессом написания программного кода. Никакой клавиатуры, даже в нейропространстве, для ввода данных не требовалось, все происходило на уровне мыслей, благодаря квантовому мозговому нано-компьютеру. Неожиданно справа от Инны возникла светящаяся белым светом трещина. Трещина расширилась, и из нее вылез молодой человек. Это был Павел. От происходящего Инна испугалась.

– Черт! Ты меня напугал! – накричала она на Павла.

– Извини, Инна!

– Я установила мощную защиту своего рабочего кабинета! Как ты смог взломать защиту?

– Сейчас это не важно. Я давно наблюдаю за твоей деятельностью. Поэтому мне нужно было продемонстрировать свои возможности, чтобы ты восприняла мое предложение всерьез. Для этого и пришлось взломать твой рабочий кабинет.

– Что за предложение? – заинтересовалась Инна.

– Ты мне как-то рассказывала о своем интересе к теме мировых финансовых кризисов, к причинам их возникновения, рассказывала, что эти кризисы искусственно создают богатейшие люди планеты. Так вот, сейчас я с группой единомышленников выяснили, что самые богатые люди мира снова планируют организовать мировой финансовый кризис для личного обогащения. Их не волнует, что множество людей обеднеет и окажется на улице.

– Откуда тебе это известно?

– Мы взломали ряд секретных серверов финансовых структур, имеющих отношение к богатейшим людям планеты. Так мы все и узнали. Также ты не скрывала от меня тот факт, что создаешь нейровирус, способный взломать банковские серверы. Но пока твои попытки не совсем удачны, иначе ты бы не обратилась ко мне за заменой монакома. И я хочу, чтобы ты присоединилась к нашей группе. С нами у тебя все получится, так как мы обладаем не только нужными знаниями, но и необходимыми ресурсами. Мы хотим взломать все банковские серверы мира и стереть электронные счета, то есть и деньги, всех богатейших людей мира. Как эти меры остановят финансовый кризис, тебе объяснят мои единомышленники, если ты конечно к нам присоединишься. В общем, ты и твои знания нам нужны.

– Присоединиться!.. Говоришь!.. – задумалась Инна. – Это интересно с профессиональной точки зрения! Хорошо, я согласна!

– Отлично! – обрадовался Павел. – Тогда завтра я познакомлю тебя с Егором, лидером нашей группы. Он введет тебя в курс дела и познакомит с остальными членами группы.

– Хорошо. Тогда до завтра!

– До завтра!

Изображение Павла исчезло, пространственная трещина затянулась. Инна продолжила свою работу.

Три месяца спустя. В одном из зданий Нью-Йорка, в небольшом помещении, шли переговоры международных спецслужб с хакерами. Спецагент, Артем Сафронов, и главарь преступников, взяли друг друга на прицел. Трое молодых людей и трое спецагентов из других стран также стояли с направленным друг на друга оружием. Павел, Инна и еще один молодой человек сидели в креслах с закрытыми глазами. Они были погружены в нейропространство. Каждый в своем рабочем кабинете выполнял свою работу по объединению нейровируса в единое целое.

– Егор, вам некуда деваться, – обратился Артем к главарю хакеров. – Дом окружен, вам лучше сдаться.

Егор рассмеялся:

– Ты думаешь, мы планируем сбежать?.. Мы сейчас запустим нейровирус в нейронет. А там берите нас на здоровье!

– Зачем тебе это нужно? – спросил Артем.

– Ничего ты не понимаешь! – заорал Егор. – Наш нейровирус способен взломать все банковские серверы мира и стереть данные любых цифровых банковских счетов и иных электронных денег. Программа настолько мощная, что легко взломает любую защиту банковских нейросетей. После этого все деньги богатейших людей планеты исчезнут. Они останутся ни с чем.

– Ваши действия все равно ничего не решат, – возразил Артем. – Уничтожение всех цифровых денег ничего не поменяет. Мир заново восстановит нейро-цифровую банковскую систему.

– Если даже система восстановится, уйдет время на то, чтобы определить какие суммы денег относились к конкретным счетам!– продолжал орать Егор.

– Да вы просто горстка фанатиков! От ваших действий пострадают обычные люди! – не сдержался Артем. – Вы…

– Ты не прав, – перебил его Егор, говоря уже спокойным тоном. – Наши действия остановят очередной мировой финансовый кризис, а значит, наоборот сохранятся сбережения обычных людей. Вирус сотрет только деньги миллиардеров, затеявших этот кризис для личного обогащения. В результате они не обогатятся, а обеднеют. Без своих денег они не смогут манипулировать финансовыми рынками и никакого кризиса не произойдет. Но если даже богачи смогут восстановить свои цифровые счета, на это уйдет время, то есть они упустят время необходимое для создания мирового финансового кризиса. А о наших действиях и планах миллиардеров узнает весь мир. И все эти события вынудят все правительства мира пересмотреть отношение к современной мировой финансовой системе, а особенно к роли богатейших людей в такой системе. Поэтому мы не фанатики, мы спасаем обычных людей от разорения.

Инна, Павел и молодой человек открыли глаза. Они нисколько не удивились увиденному. По телепатической связи сообщники предупредили их о происходящем.

– Все готово. Синхронизация нейровируса началась, – сказала Инна Егору, глядя на спецагента Сафронова.

– Вирус уже находится в режиме ожидания, – продолжил отчет Павел. – Ты сможешь через пять минут телепатическим сигналом активировать вирус.

– То есть мне не обязательно входить в нейропространство? – демонстративно спросил Егор.

– Нет, не обязательно, – ответил Павел.

– Я специально отключил телепатическую связь с Инной и Павлом, – уже говорил Егор спецагенту. – Чтобы вы слышали их слова и понимали серьезность наших намерений. Если вы решите ликвидировать нас, то знайте, после того как исчезнет пульс хотя бы у одного из нас, вирус активируется автоматически, только в этом случае он начнет уничтожать деньги и обычных людей. Вирус на это запрограммирован. Это наша страховка.

– Хорошо, мы тебя поняли, – Артем, посмотрев на Инну, заговорил с ней. – Инна, ты совершаешь большую ошибку! Не делай этого. Ваш лидер вас использует. Вы считаете, что спасаете мир от финансового кризиса. Но это не так. Вы всего лишь марионетки Егора. Его наняли те самые миллиардеры, которые и затеяли кризис. Они хотят превратить планету в совершенно другой мир, который вам совсем не понравится!

– Хватит нести этот бред! – начал снова кричать на Артема Сафронова Егор, продолжая держать его на прицеле. – Ты думаешь, кто-то тебе поверит?!..

– Подожди-ка! Не ори! – поставив на место своего главаря, Инна обратилась к спецагенту. – Что вы имеете в виду?!

– Богатейшие люди планеты действительно планировали создать мировой финансовый кризис для личного обогащения. Но когда они узнали о ваших намерениях, они поняли, что вас можно использовать в более коварных планах. Личное обогащение отодвинулось на задний план. На первое место встала давняя мечта многих поколений миллиардеров: сократить население планеты, чтобы ресурсы планеты были только в их руках; и взять все население под тотальный контроль и управлять людьми как послушными рабами, превратить их в так называемый обслуживающий персонал, а самим наслаждаться жизнью и выполнять роль Богов на Земле. То есть при реализации этих планов, население станет всего лишь средством, которое позволит небольшому числу миллиардеров наслаждаться жизнью на планете.

– Не понимаю, причем тут мы и финансовый кризис?

– Я же говорю, что это бред! Не слушай его! – перебил ее Егор.

– Нет! Я дослушаю, – не согласилась Инна и снова обратилась к Сафронову. – Продолжайте!

– Ваша работа имеет прямое отношение к сказанному. Вам не показалось странным, что принцип работы нейровируса заключается в том, что он через нейронет проникает сначала в монакомы всех людей и взламывает их нейро-цифровые кошельки, а уже с этих кошельков, попадает в банковские нейропространства и взламывает все банковские серверы? Ведь можно было запустить вирус только в нейронет, и там он сам нашел бы путь к банковским серверам.

– Нет, не показалось странным… – сама себе сказала задумчиво Инна, пытаясь понять, в чем подвох. – Эти меры необходимы, – неуверенно говорила она, – так как со всех взломанных кошельков вирус одновременно осуществит множественные атаки на все банковские серверы мира, что вызовет сбой нейро-процессоров этих серверов. Благодаря этому вирус легко взломает банковские серверы и выполнит свою задачу.

– Вас просто в этом убедили. Ваш нейровирус способен напрямую через нейронет выполнить свою задачу. А цель описанных тобой мер совсем другая. Миллиардерам нужно чтобы взлом банковских серверов осуществился через взломанные кошельки простого населения, которые управляются монакомами. Так они убедят весь мир, в том, что современные монакомы не надежные, что их легко взломать, а значит под угрозой не только деньги людей, но и их жизни. И предложат всему миру бесплатно заменить монакомы на монакомы нового поколения, на, якобы, более надежные. А на самом деле новые монакомы будут управлять людьми и контролировать их. Эти монакомы через нервную систему подключатся к репродуктивным органам человека и сделают многих людей бесплодными. Так будет сокращена рождаемость. Также эти монакомы будут контролировать все мысли людей, то есть будут передавать все мысли и намерения в специальные центры контроля. Если мысли человека не понравятся контролирующим органам, то его либо посадят в специальную тюрьму либо просто умертвят, послав сигнал на уничтожение мозга в монаком носителя. Поэтому любые волнения и восстания будут легко подавляться. Людей будут просто убивать, посылая на их монакомы смертельные сигналы. Попытки извлечь такие монакомы будут приводить к смерти. У людей уже не будет свободы воли. Люди будут выполнять ту работу, или те действия, которые устроят контролирующий орган. А такой орган будет подчиняться не правительствам, а этим миллиардерам. Правительства всех стран вообще утратят свое значение, так как все работники правительств тоже заменят свои монакомы. Благодаря чему миллиардеры будут управлять и ими, а потом полностью возьмут власть в свои руки. И вот еще что. Только что я получил телепатическую информацию. Дело в том, что ваш вирус все равно сотрет и денежные средства обычных людей. Эти действия необходимы. Миллиардеры нашли способ сохранить свои деньги. Они пообещают населению, что при установке новых монакомов деньги на их нейро-кошельках восстановятся. Тем самым они дадут дополнительный стимул людям и правительствам всех стран заменить монакомы. А те, кто не согласится заменить монакомы, просто не смогут пользоваться своими деньгами, медицинскими услугами и другими социальными гарантиями, так как старые монакомы не будут поддерживать новые функции. Таким образом, у людей не будет выбора, и в результате все население заменит монакомы. Еще вирус сотрет нейро-цифровые счета всех правительств мира, то есть парализует их работу. После чего группа миллиардеров на время пока восстанавливаются все цифровые деньги этих правительств, предложит им свою финансовую помощь. Это ускорит захват власти в мире. После того как все население планеты или большая ее часть, а также все члены правительств мира, заменят монакомы, миллиардеры приступят к реализации того, о чем я сейчас рассказал. А Егор за работу получит большой гонорар и ему установят монаком, который не будет осуществлять над ним контроль.

– Я вам не верю! – сказала Инна. – Я останусь при своем мнении, – но в ее глазах проскользнуло сомнение.

Инна замолчала, пристально глядя на Артема Сафронова. Через несколько секунд хакер, работавший вместе с Инной и Павлом в нейропространстве, выкрикнул:

– Нас в нейропространстве кто-то блокирует! – с сомнением посмотрев на Инну, он неуверенно произнес. – Это же Инна…

– Что?! – разозлился Егор, направив на нее пистолет. – Ах ты дрянь!

– Я не желаю быть ответственной за все это! Агент прав, этого нельзя делать!

– Прекрати сейчас же! – кричал Егор.

Но Инна не слушала Егора. Он выстрелил в нее. Она свалилась на пол. На груди выступило пятно крови. Павел бросился к Инне. Остальные хакеры в шоковом состоянии наблюдали за происходящим, продолжая целиться в агентов. Агенты в силу обстоятельств не могли никак отреагировать.

– Остановись, Егор! – просил его Артем. – Пока еще кто-нибудь не пострадал.

– Не мешайте мне, и новых жертв не будет, – снова взяв Артема на прицел, сказал Егор.

– Раз деньги обычных людей все равно будут уничтожены, то нам нет смысла оставлять тебя в живых! Лучше остановись! – неожиданно российский агент сменил тему разговора, обратившись к остальным хакерам. – Сейчас мне пришла очередная телепатическая информация с доказательствами того, что ваш главарь вас использовал! Только что взломали его телепатическую переписку с миллиардерами, о которых я говорил.

– Они блефуют! – нервно оправдывался Егор. – Не верьте им!

– Это не блеф, – сказал Артем. – Я могу сейчас по нейрофону скинуть всю информацию, и вы сами во всем убедитесь.

– Скиньте информацию мне, – предложил Павел, придерживая истекающую кровью Инну. – Я проверю эту информацию на вирус. После я скину ее остальным. А то мало ли что вы можете отправить нам по нейрофону.

– Хорошо, – согласился Артем, начав осуществлять телепатическую передачу данных по нейрофону.

– Я получил информацию, – сказал Павел через секунд десять. – Черт! Федералы правы! Нас использовали! Скидываю всем информацию.

Спустя несколько секунд остальные хакеры уже тоже во всем убедились. Преступники перенаправили оружие на своего главаря.

– Ах ты мразь! – разозлился один из вооруженных хакеров.

Раздался истеричный смех Егора.

Поздно! – заорал он. – Вирус синхронизировался! Я только что активировал вирус, он уже в нейросети!

Хакер не сдержался и выстрелил в Егора. Тот упал замертво. Все преступники опустили оружие. Агенты бросились к ним. А Артем кинулся к Инне с Павлом. Инна с трудом дышала. Осмотрев ее, Артем сказал:

– Все в порядке, она будет жить. Быстро медиков сюда!

– Слава богу! – обрадовался Павел.

– Вирус еще можно остановить, но если не поторопиться, он станет автономным и свободно будет гулять по нейронету. Тогда… Тогда… Его уже не остановить, – еле-еле промолвила Инна, глядя Артему в глаза. – Я не доверяла Егору, поэтому создала антивирус, программу, которая уничтожит вирус, – из последних сил говорила Инна. – Я только что запустила эту программу в нейронет. Антивирус за секунды отыщет вирусную программу в нейросети и уничтожит ее. Павел проконтролируй процесс, убедись, что вирус уничтожен.

– Хорошо, Инна! Хорошо! – говорил Павел. – Ты только держись! – он сел в кресло и, закрыв глаза, погрузился в нейропространство. Через секунд двадцать он открыл глаза. – Все! Программа уничтожена!

Все остальные вздохнули с облегчением.

– Вы остановили катастрофу! – успокаивал Артем Инну. – Ты молодчина! Держись, держись!

0
575
10:34
+1
Читать было нелегко.
Справа от кресла стоял небольшой медицинский столик и стул, а слева тумбочка. Павел, молодой человек, в белом медицинском халате, стоя около медицинского столика, склонился над Инной.
Перебор с «медицинским»
Диалоги неестественные, герои пластмассовые, идея отъема денег у богатых стара как мир.
Такие крутые нейро-хакеро-Робин Гуды и банальные пистоли в конце… А как насчет запулить нейровирус, останавливающий сердце, прямо в мозг программистке? Ну или что-то в этом духе.

14:58
+1
А мне сюжет, наоборот, был интересен. В рассказе не совсем об отъеме денег у богатых. Хакеры хотели предотвратить финансовый кризис, который, как считали хакеры, затеяли богатейшие люди для личного обогащения и обеднения обычного населения. Поэтому косвенно и всплыла тема отъема денег у богатых. Но суть рассказа совсем в другом. Оказалось же что богатейшие люди этих же хакеров использовали в своих, более коварных целях, а финансовый кризис был лишь инструментом, для манипуляции хакерами. В итоге сюжет оказался не предсказуемым. Истинные цели богатых людей оказались более опасными для всего населения планеты. Таким неожиданным поворотом событий мне и понравился рассказ. И я не заметил, что диалоги не естественные и герои какие-то не настоящие, все наоборот воспринималось нормально.
15:52
+2
Прочитал несколько раз и было очень тяжело:( автор правьте текст, вычитывайте его вслух. Подача информации в рассказе как будто читаю какой-то доклад. Сюжет слабенький можно было получше завернуть.
15:25
+3
Я прочитал и мне пришла интересная мысль. А как бы, черт возьми, написал бы рассказ инспектор ДПС или програмист с большим стажем работы?
Наверное что-то в этом духе:

Дорогой друг, моей правой рукой, я печатаю этот текст. Пальц моей правой руки, при этом, нажимают на клавиши правой стороны клаиатуры моего ноута, при этом, пальцы левой руки, нажимают на клавиши левой стороны моего ноутбука. И они, все вместе, пишут:
Дорогой, Жан Жак… laugh

Ну, хорошо. если честно, текст напоминает протокол инспектора ДПС или, скорее, програмный код, если бы его перевели на более менее читабельный язык, но с такой же тщательностью и в правильной, скурпулезной последовательности.
Идея рассказа гениальна! я не про свержение банковской системы я имею в виду будущее компьютерных технологий. Но исполнение ужасно. нет, нет, и нет. Это не хроники, это протокол Ну кому интересно читать протоколы?
Что бы я сдесь поправил. Стиль. Никаких — «чего вижу то и пою», текст острый, квадратный — можно сказать, при этом он написан очень тщательно и дотошно.

Лекарство:
1. вырезать все описания описаний. Никаких: Устройство состояло из четырех скрепленных между собой металлических шариков, поэтому оно и напоминало змею. Диаметр каждого шарика составлял два-три миллиметра. Павел чашку с устройством положил на столик Она сидела на кресле, похожем на кресло стоматологического кабинета. Справа от кресла стоял небольшой медицинский столик и стул, а слева тумбочка. Павел, молодой человек, в белом медицинском халате, стоя около медицинского столика, склонился над Инной. На его левой руке была надета полуметаллическая перчатка — таких подобных, фиг знает зачем описаний быть не должно! Это не учебник програмиста, а художественное произведение.
2. Любой мировой заговор, основанный на «скандальных» роликах ютюба — обретен на неудачу. Почему? Да потому, что нынче уже в школах преподают финансы, рассказывают, коротко, о финансовых инструментах государства и вся теория заговора выглядит настолько дикой, что ставит героиню рассказа в ооочень невыгодном свете, ведь на втором курсе универа, не знать простейших азов, каким образом строится экономика и что такое деньги… — ну выставит героиню не в выгодном свете, ну просто так и хочется сказать мятное слово. А настраивать читателя против главного героя рассказа — нельзя, иначе это слив.
3. Тренироватся. Писать, писать, разные сюжеты, диалоги, не лезть на эверест, а описывать беседы и обстановку и тренировать и прокачивать свой скил.
Опля! Готово!
На выходе изумительная история)
Сорян, я не мог промолчать. Успехов!
23:52
+2
Буйство нанотехнологий может привест к непредсказуемым последствиям.
Согласен с комментариями о тяжеловесности стиля.
Мне кажется, если бы монакомы в организме вышли из-под контроля и стали там размножаться, развитие данной идеи приятно бы оживило рассказ.
04:43
+1
Мне кажется, в силу определённых причин стоит похвалить автора за то, что принял участие в литературном конкурсе. Ничего никогда не бывает сразу, и попытка написать текст – это уже смелый шаг.
Интересно было бы перечитать этот рассказ спустя лет так десять, при условии, что автор продолжит писать.
20:02
коряво, громоздко, недопечено
банально, вторично, скучно
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Мартин Эйле №1