Ирис Ленская №1

Ау!

Ау!
Работа № 512

Всё еще посмеиваясь над шутками, которыми люди из нового для меня коллектива щедро делились около костра, я побрела глубже в лес, снабженная корзинкой и ножом. Люди науки вообще странный народ, и шутки у них необычные. Но и они любят отдыхать на природе.

Грибники, бывавшие в этом лесу, говорили, что урожай на грибы в этом году отменный, вот мы и выбрались на «тихую охоту».

Это занятие увлекает настолько, что ты не замечаешь, как из вида уходит один грибник за другим. Я и не заметила, как осталась одна. Мысль, что рядом никого, прострелила мой мозг первобытным страхом.

— Ну ничего, сейчас пойду вон в ту сторону, я недавно там кого-то видела, — попыталась успокоить я себя вслух и прибавила шаг, сразу забыв про грибы.

Никого не оказалось вблизи. Я остановилась, прислушалась, может, где хрустнет ветка, послышится чей-то голос. Тишина. Лишь листва шуршит в вышине. Я подняла голову: ветви качались, задевая друг друга, ветер словно блудился в кроне и взывал «ауу». Я сглотнула, промочив пересохшее от страха горло, и осторожно, словно просительно, крикнула ввысь:

— Ау-у-у! — получилось так жалобно, что еще больше меня напугало. Я почувствовала, как подступает паника. — Ау-у-у!!! — закричала во всё горло. — Кто-нибудь!

Ответом была тишина. И я побежала, раздирая ветки, которые словно специально преграждали мне путь. Справа простонала высокая сосна. Скррр. Я вздрогнула, отскочив от нее, и взяла левее.

Устала бежать. Снова огляделась. Никого. Ни какой-либо тропинки, ни сбитых мухоморов — никаких следов пребывания людей. А мягкий мох под ногами сразу восстанавливается, как только нога выныривает из него.

Вспомнила про телефон. Сотовой связи нет, но интернет немного ловит. Не с первого раза, но набрала начальника группы через интернет-приложение, он точно скоординирует меня.

— Алло! Дмитрий Николаевич, я заблудилась…

— Ан… но… е… — проблеяло в трубке, и связь окончательно оборвалась.

Снова пытаясь набрать номер, я шла дальше. Подняла глаза: вдалеке мне почудились сломанные ветки и что-то цветное. Я сунула телефон в карман и бросилась в том направлении сломя голову. Ветка ели с размаху хлестнула мне по лицу — потеряв обзор на мгновение, я споткнулась обо что-то и полетела в довольно глубокую яму, которых было в этом лесу великое множество, так как раньше здесь располагался полигон, и траншей было нарыто одна на одной.

Я ударилась головой о выступавший корень, руки увязли в мягкое и влажное.

— Ох, чёрт! — я схватилась рукой за ушибленную голову, зажмурившись от боли, и вдруг поняла, что рука вся влажная и липкая. Распахнула глаза — мои пальцы были все в крови. Но это была не моя кровь. Мох, в котором утонули мои руки, был пропитан ею. Я отпрянула, с ужасом глядя на свои кровавые ладони, и вновь ударилась обо что-то затылком. Повернула голову — на меня в упор смотрели глаза, голубые глаза нашего начальника группы. Но они были словно стеклянные, в расширенных зрачках застыл интерес. Сверху череп был снесен, словно взорван, и оттуда вываливалось бело-красное месиво, которое и пропитывало мох.

Мой визг пронзил лес. Я поползла спиной вперед подальше от этого кошмара. Уперлась в земляную стену, перевернулась и, вонзая пальцы в дерн, выкарабкалась из ямы. И побежала, не в силах сдержать крики ужаса. Вдруг осознав, что такое с человеком не могло произойти случайно, я инстинктивно закрыла рот ладонью, боясь произнести еще хоть один звук. Я же только что звонила этому человеку! Значит, его убили прямо перед моим приходом.

Припала спиной к стволу огромной ели и огляделась. По-прежнему никого. Лишь ветер завывает, пытаясь выбраться из плена ветвей.

— Надо взять себя в руки! Надо взять себя в руки! — зашептала, как мантру. Порылась в карманах в поисках телефона. Хорошо, интернет вновь ловит. Набрала Юльку, девушку, с кем только и успела сдружиться в новом для меня коллективе. Но абонент молчит. Еще пара известных мне номеров — то же самое. Лишь измазав телефон в крови и грязи, я трясущимися руками убрала его обратно в карман. Нож! Корзинку потеряла, так хоть нож в кармане остался.

Выставив руку с ножом вперед, словно обороняясь, я пошла вперед, озираясь по сторонам. Я должна найти выход из этого страшного леса! Вот ж меня занесло: не знаю ни коллектива, ни леса. Да еще и здесь кто-то убил человека!

Я шла, выбирая дорогу по наитию. Лес, кругом один лес. Где-то вдалеке заколотил дрозд, так что я вздрогнула всем телом от неожиданности, резко повернувшись всем корпусом в ту сторону, выставив нож вперед. Никого.

Неожиданно для себя я прямо выпала на тропинку, появившуюся словно ниоткуда. Огляделась, не веря своим глазам: это, действительно, была хорошо утоптанная тропа. Немного посомневавшись, я выбрала направление, где должен располагаться наш лагерь.

Еще раз набрала номер Юли.

— Алло! Ты где? — запричитало в динамике. Я задохнулась от счастья, что слышу знакомый голос, на глаза навернулись слезы. — Я уже пошла искать тебя…

— Юля, Юленька, я заблудилась! Но я нашла какую-то тропу… Я уже вижу широкую дорогу! В какую сторону идти? — говорила и говорила, пока не поняла, что меня уже не слышат: соединение прервалось.

Сунула телефон в карман и побежала. Тропинка выплюнула меня на широкую наезженную дорогу. Осмотрелась. Я не знала, куда идти. Что-то задело мою голову — я отпрыгнула, замахнувшись ножом. Сердце ушло в пятки. Но это была лишь птица, пролетевшая так близко надо мной, что задела крылом. Удивительно, куда это она так несется?! Я пошла туда, куда устремилась птица, и вскоре увидела еще много птиц, слетевшихся в одно место. Их было так много, что дорога метра два диаметром была полностью черна от них.

Я сбавила шаг, ожидая опасности со всех сторон, еще раз огляделась — одни деревья шепчутся вокруг. Птицы не улетали, даже когда я подошла почти в плотную к привлекшему их месту. Они что-то упорно клевали, не видя возможной опасности. И тут я увидела кое-что из-под массы перьев и лапок — это был сапог, черный кожаный женский сапог. Я испуганно вскрикнула и остановилась. Птицы резко встрепенулись всей своей массой, разбрызгивая на меня густые капли. Я присела, закрыв голову руками, мой крик эхом прокатился по лесу. Но пернатые меня не тронули. Я убрала кровавые руки от лица: около меня, прислоненная к дереву, сидела девушка, склонив голову. Часть черепа вместе с половиной лица были словно выдраны, кровавые брызги и отпечатки птичьих лапок повсюду, и несколько самых бесстрашных птиц неугомонно выклевывали оставшийся незакрытым глаз жертвы.

— Ю-ля… — прошептала я в шоке. Горло сжало от страха и ужаса. — Юляяя!!! — слезы хлынули, но в мозгу звенело: «Опасно! Беги!». И я побежала в противоположное направление, не оглядываясь, утирая бегущие без остановки слезы кровавыми руками.

Не могу больше: из-за слез не вижу дороги! Припала спиной к стволу большого дерева, зажала рот ладонями, чтобы не закричать от ужаса!

— По-мо-ги-те, — шепчут губы. — Помогите….

Телефон!

Пальцы не слушаются, буквы расплываются. Всё-таки вижу в телефонном списке еще одного коллегу, набираю.

— Пожалуйста, пожалуйста, только позвони, — умоляю телефон. — А! Ура! Гудок! — смеюсь и плачу, ненормальная.

— Алло…

— Ээ, Сергей… Михаил Сергеевич, это Анна. Я потерялась!

— Ты где? Мы тебя искали и уже почти все вернулись!

— Я не знаю, где я! — нервы сдали — я зарыдала.

Включили громкую связь, и все наперебой начали меня успокаивать.

— Мы покричим, послушай, может, услышишь нас?!

Я затихла, прислушалась. Услышала гул, общий гул голосов, но нельзя было определить, откуда он доносился. Как фон, он, казалось, был везде!

— Я не слышу!

И меня уже никто не слышал — интернет пропал. Я побежала дальше по широкой тропе, надеясь, что вскоре за деревьями появится дорога. И вот я уже слышу шум голосов. То ли это ветер шумит, переговариваясь в ветвях деревьев. Встала, прислушалась, настороженно осмотрелась и вновь побежала.

Поляна, где остановился наш автобус, появилась ниоткуда. Лес словно вытолкнул меня из себя, наигравшись. Я остановилась, упала на колени, не веря своему счастью, и закричала, выплескивая весь испытанный ужас. Руки в крови, колени содраны, лицо саднит от мелких порезов и слез. Что это было? Со мной ли?

Я слышала, как ко мне подходят люди, но почему-то тихо, без каких-либо возгласов. Я подняла голову: ко мне шла женщина. Тихим вялым шагом. За ней еще пара силуэтов. Я моргнула, пытаясь прогнать пелену слёз, — что-то здесь не так. У женщины что-то не то с головой: мне кажется, или она какой-то странной формы, словно обрубленная. Поток слёз вмиг прекратился. Я, наконец, прозрела. Прямо передо мной эта женщина шлепнулась на колени, обрызгав меня чем-то сверху. Я закрылась руками и увидела на земле то, что так неаккуратно растеряла пришедшая: это ее мозг, серо-красными кусками желе разбрызганный вокруг.

Дыханье сперло от новой волны ужаса. Я подняла взгляд на стоящую передо мной.

— Хорошо, что ты пришла, Анна, мы тебя заждались, — улыбаясь, мягко произнесла бухгалтерша, умиленно наклонив голову, отчего потеряла из срезанной чаши своей головы еще часть кровавой массы.

Наконец, я справилась с дыханием и дико завизжала. К нам подходили еще двое мужчин из нашего коллектива, такие же, как и бухгалтерша.

Я вскочила, бросившись назад, и тут же влетела в холодных объятиях начальника группы. Его остекленевшие глаза не моргали, а улыбка холодила кровь. Он схватил меня за запястья цепкой хваткой.

— Ау-у! Ну что, попалась?! Засланный казачок, значит, Анна?! — его мертвецкая ухмылка жутко исказила посиневшее лицо. —Аннабель?..

— О чем Вы? Я не понимаю! Кто Вы? — причитала я, не в силах вырваться из мертвой хватки. — Отпустите.

— Это кто ТЫ? Это же ты убила нас!

— Что?!

— Но мы справимся с этим вирусом, разрушающим наш мозг… — продолжал говорить мужчина. Меня словно не слышали, а я совсем потеряла связь с реальностью. Они все вдруг начали что-то бормотать.

— Кто вы? Чего вы хотите от меня?!

Все разом затихли. Мутный взгляд зомби вновь устремился мне в глаза.

— Мы просто убьем тебя. И всё…

— Что?! — испуганно выдохнула, и тут меня пронзила резкая боль в области сердца.

Я удивленно опустила взгляд — в моей груди по самую рукоятку торчал нож, тот самый, которым я срезала грибы. И воткнувший его мужчина умиротворенно улыбался мне.

— Умри — и мы будем жить…

*

Я глубоко вдохнула, придя в себя. Над моей головой негромко переговаривались двое мужчин. Я с трудом разлепила веки: помещение, похожее на палату, но еще более лаконичное в убранстве. Высокий потолок, стеклянные стены с закрытыми жалюзи. Какой-то аппарат попискивает слева от меня, и провода тянутся к моей груди и голове.

—…она всё сделала, как надо, — говорили вполголоса надо мной. — Дадим ей прийти в себя и пошлем на новое задание.

— Но Аннабель не знает, кто она…

— Ну и кто я? — моё самочувствие улучшалось на глазах. Я словно только проснулась и приходила в себя ото сна. А не от смерти. Но этот вопрос буравил мой мозг еще и до этого.

Мужчины замолчали, обошли меня с обеих сторон. Один высокий, худой, представительный такой, в очках. Другой коренастый и широкоплечий, в черной оправе ресниц поблескивают умные, очень светлые глаза.

— Ау, Анна! Рад снова видеть, — Коренастый выглядел дружелюбно.

— Снова? — я нахмурилась. — Я Вас не помню. И где я? В больнице? Что со мной случилось?

— Не тараторь, девочка моя, мы всё объясним, — вставил Высокий и снисходительно улыбнулся.

— Меня убили? — почти утвердила.

— Нет, не убили, Анна. Тебя вообще непросто убить, — по-доброму улыбнулся другой.

— Почему? И кто были эти люди? — моя паника возрастала — я ничего не понимала. — Кто убил их?

— Понимаешь ли, Аня, эти люди были лучшими умами одной очень крупной компании, занимающейся… — Высокий замолчал, подбирая слова, — плохими делами. Благодаря тебе они теперь не создадут одну вещь, которая бы могла уничтожить планету.

Что за бред говорит этот человек? Мне что, всё это снится? Я выцепила взглядом мой телефон, лежащий в изголовьи. Не пора ли позвонить в полицию или в дурку?..

— А вот телефон пока тебе ни к чему, — усмехнулся Высокий, — если не хочешь кого-нибудь убить…

Я перевела недоуменный взгляд на Коренастого. Тот был серьезен. Потер переносицу, отвел взгляд, снова посмотрел на меня.

— Анна, ты… как бы тебе сказать… ты вирус, — наконец, выдал. — А телефон — твой передатчик по каналу Всемирной паутины.

Я нахмурилась. Нервно хохотнула.

— Я что, в дурдоме? А вы, случайно, не Наполеон и Гитлер? — я уже искала возможность сбежать, но закрытые жалюзи не давали увидеть даже, где в этой комнате двери.

— Ты, Анна, вирус Аннабель! Александр Семенович тебя создал, — продолжил Высокий, кивнув на другого мужчину.

— Создал? — я уже в ужасе смотрела на этих странных мужчин. Села, отчего простыня сползла с моей груди, но я не обратила на это внимания. — У меня есть родители! Вы что за сумасшедшие?! — закричала на них.

— Это заложено в программе, Анна… Твои родители учёные, росла одна в семье, ты в детстве ездила к бабушке в деревню. Вы собирали с ней землянику, и она пекла земляничный пирог, который ты любила есть, запивая теплым молоком… — Александр Семенович говорил и говорил, не давая мне опомниться. — На десять лет тебе подарили велосипед, розовый, с надписью…

— «Anna», там написано было «Anna»! — прервала я. — Откуда вы это всё знаете?!

Они молчали, пока я переводила взгляд с одного на другого и обратно.

— Так, ясно, — я села в кровати, и сразу оба мужчины подскочили ближе. — Отпустите меня! Вы меня не за ту принимаете!

— Анна, ты можешь ответить, кто были эти люди, пытавшиеся тебя убить? Ответь себе. И почему со взорванными мозгами они могли ходить? — говорил мужчина, гипнотизируя меня своими светлыми, прозрачно-голубыми глазами. Я молчала, лишь мотала головой. Откуда они всё это знают? — Они мертвы. Это зомби, с зараженными интернетным вирусом мозгами. Они больше не способны думать, лишь существовать, пока последняя капля мозга не спеклась в их черепушке…

— И они все были плохими? — почему-то мне это было важно знать. И Юля, и бухгалтерша?..

Мужчина опустил взгляд.

— Нет, дорогая, к сожалению, не все. Это был эксперимент, первый эксперимент с тобой. Мы не думали, что ты настолько испугаешься и позвонишь всем без исключения… Мы доработаем программу и отправим тебя на новое задание. Уже более подготовленную. Я постараюсь, чтоб тебе больше не причинили вреда. И мы решили, что тебе всё же лучше знать, кто ты на самом деле…

— Доработаем? Задание? — я удивлялась, что я всё еще слушаю этого мужчину, а не бьюсь головой в стеклянные стены этого странного кабинета. Я — вирус?! Можно ли это вообще осознать и принять? — Это я их убила?

— Анна, — он вздохнул, дружески положив обе руки мне на колени. — Знаешь, почему ты жива, если тебе в сердце всадили нож?

Мужчина протянул руку и коснулся проводов, тянущихся к моей груди. Я следила за его рукой, вдруг обнаружив, что сижу перед ним, закрытая простыней лишь ниже пояса. Но меня привлекла не моя голая грудь, а то, что в ней была рана, по краям обклеенная пластырем. И из нее торчали провода, соединенные с теми, что тянулись ко мне от попискивающего аппарата.

— Что это?! — я дернула провода и почувствовала резкую боль. Они уходили вглубь меня. — Кто я?

— Ты гибрид, Анна, чудесный симбиоз человека и машины. Ты вирус! Моё лучшее творение… И не родился ещё тот Антивирус, который смог бы тебя убить!

-1
495
Почти чистый текст. Умелое использование приёма максимума действий на минимуме информации, отсюда бодрая интрига. Нравятся вещи, которые поначалу кажутся ляпами автора, а на поверку оказываются результатами воздействия героини на других персонажей.
Беда в том, что всё происходит слишком быстро, и из-за этого действие получается недостаточно подробным. А это, в свою очередь, удешевляет конфликт, с которым сталкивается героиня. Хотелось бы более подробных описаний каждой ситуации; тогда они станут убедительнее.
По сути, этот рассказ – художественно выполненный план первой главы романа, главы, которая должна быть раза в три больше по объёму.
03:26
Рассказ вызывает довольно сложное чувство после прочтения. С одной стороны, есть завязка, кульминация и развязка, то есть практически классический рассказ. Есть интрига, которая раскрывается в конце рассказа. Сюжет вполне современен. Мобильные телефоны. Компьютерные вирусы, мотивы «ужастиков» — снесенные черепа, артистично вываливающиеся мозги. Интернет, который почему-то работает в отсутствие сотовой связи. Может, сразу на спутник INMORSAT выходит? Ладно, не будем придираться.
С другой стороны, нехватает какого-то юмора, что ли. Унылая программа, считающая себя человеком. Показали ей в яме начальника – она ужаснулась. Куда-то побежала. Но нехватает игры на воображении читателя. Интрига слишком прямолинейна. Загадка сразу себя определяет. И в этом недостаток сюжета, хотя отрадно, что сюжет все же есть.
11:52
которыми люди из нового для меня коллектива щедро делились около костра, я побрела глубже в лес, снабженная корзинкой и ножом.
канцеляризмы
бывавшие в этом лесу, говорили, что урожай на грибы в этом году в этом / в этом
слишком много «я»
И я побежала, раздирая ветки раздирая? очень неудачное тут слово
Ни какой-либо тропинки
Ни какой-либо тропинки, ни сбитых мухоморов — никаких следов пребывания людей. тропинки и сбитые мухоморы не являются следами пребывания людей. а могут быть следами животных. от людей. как правило, остается мусор: бутылки, банки, пластик, презервативы и кучи кала
Вспомнила про телефон. Сотовой связи нет, но интернет немного ловит. маловероятно
Я сунула телефон в карман и бросилась в том направленииТУДА сломя голову
полетела в довольно глубокую яму, которых было в этом лесу великое множество, так как раньше здесь располагался полигон, и траншей было нарыто одна на одной. только что жаловалась, что следов людей нет
сдружиться в новом для меня коллективе тавтология
В какую сторону идти? — говорила и говорила более глупого вопроса трудно придумать
К нам подходили еще двое мужчин из нашего коллектива
перенасыщенный канцеляризмами и пафосными метафорами корявый текст
логики сюжета никакой
вторично, банально, скучно
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Светлана Ледовская №1